Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+110 
 -2
Группировка: Чистое Небо
Ранг: Опытный
Должность: Смотритель
Зарегистрирован: 03/12/2017
Оффлайн

-удалено-

Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


Наш канал в телеграмме - Подписывайся!!! - t.me/stalkeruz_com

Наш чат в телеграмме - Велкам!!! - t.me/joinchat/AhAXYUa0wa1dXbp760kauA
banner_donat.png
+124 
 -23
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Опытный
Зарегистрирован: 12/29/2013
Оффлайн

Ходок, принят.

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Возьмусь за задание повышенной важности 4

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: Solomon Kane,

+124 
 -23
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Опытный
Зарегистрирован: 12/29/2013
Оффлайн

Зум, принято.

Плюс поставили: Квартет,

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Командиру воинской части на Агропроме генералу-майору Solomonу Kane

РАПОРТ

Я, полковник Зум, выполнил задание повышенной важности под номером четыре. Потери среди личного состава имеются. Подробный отчёт предоставлен ниже под грифом секретности.

Командиру воинской части на

Spoiler: Highlight to view

- Тревога! - крикнул часовой.
Стая кабанов надвигалась в сторону военного блокпоста. Солдат, который стоял на вышке, принял боевое положение и приготовился стрелять. Раздались выстрелы из АКС 74У. Чтобы уложить здоровую тушу, необходимо было выпустить в неё немало патрон. Но выбирать одиночные цели не было времени. Боец всё ещё был растерян, ведь он не ожидал появления стольких мутировавших тварей. Солдат стрелял по всем зверям, особо не целясь. Минимальный ущерб кабанам ничего не дал, они лишь ещё больше разозлились и прибавили скорость. Ещё мгновение и дикие уже были почти на военной базе. Когда военный израсходовал весь магазин, появился армейский спецназ. Ребята сработали быстро и уже отстреливали зверей. На этот раз выстрелы звучали из Обоканов АС-96/2. Многие автоматы были модернизированы, поэтому наносили больше урона, чем обычно. Спецназовцы оснащены неплохими бронекостюмами, которые могли защитить от атаки кабана, но это не означало то, что тварь не могла сбить их с ног и повалить на землю. У кабанов тоже имеется своя тактика. Казалось бы, что это дикие и тупые твари, которыми управляют инстинкты, однако прямо сейчас они разбегаются в разные стороны и атакуют. Разбились по одному, не кучкуются, стараются маневрировать, но получается у них это немного хуже, чем у слепых собак. В здоровую тушу легче попасть, чем в небольшого зверька, который быстро бегает. А вот кто из них опаснее надо ещё поспорить, но сейчас никому до этого не было дела. Тварь повалила на землю одного военного и сею минуту к кабану подбежали его сородичи и начали грызть бойца, ворочать его по земле, топтать копытами. Профессионалы бегали от кабанов по всей базе, стараясь сохранить свою жизнь и, добежав до более менее безопасного места, снова отстреливались. Кругом началась неразбериха. Пуля попала в бронижелет одному сержанту от своего, который стрельнул в товарища по невнимательности. Защита выдержала, но временно парализовала его из-за невыносимой боли, чем кабаны и воспользовались и напали на спецназовца.
- Стреляйте точнее! - крикнул кто-то.
На крыше здания нашей базы появились автоматчики. Они единственные, кто стрелял точно в цель и старался не промахиваться. Если бы не они, то все военные, которые вели бой внизу, были бы мертвы. Стрельба закончилась. Несколько убитых, ещё больше раненных. Подключились военные медики. Командир базы глянул на последствия бойни...
... - Ты, наверное, уже догадываешься, зачем я тебя вызвал в кабинет. Полковник Кавальский смотрел командиру спецназа в глаза.
- Товарищ полковник, мы сделали всё, что было в наших силах...
- Майор Громов, вы сделали даже больше, - перебил полковник Громова. - Я тебе хотел сообщить, что с этим надо что-то делать.
- Что? У вас есть идеи?
- Имеются. На нашу базу участились нападения, поэтому надо бы её укрепить. На южном блокпосте, что на кордоне, есть кое-что, что могло бы нам помочь в защите нашей базы. Бери отряд, майор и сходите на блокпост, заберите одну вещь, которая укрепит нашу базу и принесите её нам. Если задачу выполните, то наша база будет в безопасности.
- Можете не сомневаться, товарищ полковник. Спецназ всегда выполнял все задачи.
- Хорошо. Я на тебя надеюсь. На кордоне вас встретит майор Халецкий, он передаст вам оборудование. Заберёте его и возвращайтесь на базу, но будьте осторожны. Ах да, ещё кое что. Груз, который тебе предстоит сюда доставить, по размеру небольшой, однако на кордон поедут грузовики и ты их будешь сопровождать на БТР. Не спрашивай почему так. Я хочу кое что проверить, а ты просто не задавай лишних вопросов.
Майор Громов с отрядом спецназа ехали на БТР и возглавляли колону. Позади этой мощной защиты ехало несколько грузовиков, набитые обычными солдатами. Мясо. Какой от них толк? Майор Громов усмехнулся. Надо же... Если этот ценный груз маленький, то зачем тогда нам нужно столько грузовиков? Не, я конечно понимаю, что у Кавальского своё на уме, но неужели он настолько нам не доверяет, что не может ничего рассказать? А если ему по мозгам выжигатель долбанул, тогда уже другое дело... Но если нет?
Военным удалось остановить контроль над свалкой, хотя это громко сказано. Здесь имеются несколько блокпостов, которые расположены на депо и на бывшей барахолки. Во всяком случае здесь стало безопаснее. Мимо своих товарищей мы проехали спокойно, повернули в сторону кордона, а вот дальше уже стало хуже. Проезжая мимо кладбища техники, мы заметили перестрелку справа от нас. Одиночки воевали с бандитами за лагерь уже который раз. Эх, ничего не меняется. Ладно, чёрт с ними, не наше это дело. Патруль вызовем, пускай разберётся. А вот дальше было немного хуже. Стая снорков. Откуда они здесь? Обычно водятся в местах поглубже, но на свалке их никто не замечал. Разве что только пару раз появлялись и, если верить слухам, были убиты неким наёмником Шрамом. Мы не сбавили скорость и продолжили ехать вперёд. БТР открыл огонь из пулемёта. Мутанты начали атаковать технику. Прыгали они высоко и вели себя ловко, но это выглядело наивно с их стороны, ведь мы были на колёсах. Твари, которым удалось взобраться на крышу, слетели и попадали на землю. Остальных мы сбили. Стаю нам не удалось уничтожить, но потрепали мы её знатно. Ещё немного и мы были на кордоне. Мчась на большой скорости, мне было показалось... или не показалось? Силуэт человека. Синий комбинезон вдалеке. Он наблюдал за нами с бинокля. Но, даже если он там на самом деле был и это не глюки, то его костюм отлично сочетался со снегом и вскоре он исчез. Это было возле свинофермы, но она заброшена уже давно. Через блокпост под железнодорожной насыпи нас пропустили и через пять минут мы уже подъезжали к южному блокпосту. Техника прибыла, спецназовцы выгрузились. Остальные остались в грузовиках. Майор Громов прошел вперёд на встречу к майору Халецкому, который к тому времени уже выходил из штаба - его предупредили заранее о том, что мы приедем.
- Здравия желаю, - поприветствовал Халецкий.
- Приветствую. Мы за грузом.
- Знаю, - ответил майор, протягивая металлический маленький контейнер командиру спецназа. - Вот, держите и уезжайте. Счастливо.
Нам сообщили, что этот объект будет небольших размеров, но чтобы настолько... Подумать никто о таком не мог.
- И всё? - возмутился майор Громов. - Мы за этим ехали на этой техники?
- Послушай, мне всё равно. У меня приказ отдать вам кейс. Внутри лежит один артефакт, который ты должен доставить полковнику Ковальскому. Если тебе что-то не нравится, то это твои проблемы.
Грубый тон. Как и был гадом, так и остался им. И как его ещё не выгнали из наших рядов? Майор решил не высказывать мысли вслух и просто направился со своей командой в БТР, прихватив за собой "груз".
- Кейс у нас, мы выезжаем, - отчитался старший по рации.
- Принял тебя, Громов, - ответил Ковальский. - Но будьте сейчас начеку.
Кейс майор положил в БТР. Своим ребятам он полностью доверял.
Раздался рёв машин. Техника развернулась и тронулась обратно в сторону агропрома. На обратном пути дорога по времени казалась ещё быстрее.
Но стоило только подумать о том, что скоро мы будем у нашей базы и майор забудет об этом странном задании, как вдруг напали неизвестные. Это было у свинофермы, на том же месте, где Громову показался какой-то тип в синем комбинезоне. Оказалось, что он был на самом деле. Только теперь их было много. Целый вооруженный отряд. Наёмники всегда носили синие цвета. Только на этот раз камуфляжи у них были меховые, утеплённые, чтобы не замёрзнуть от холода. Под ними, скорее всего, были лёгкие бронижелеты. Не факт, но выглядели они очень уплотнённо. Заряд из РПГ взорвался совсем рядом с нами. Командир быстро осмотрел своих ребят и убедился, что все целы. Но РПГ временно вывела из строя весь механизм. Удар был мощным. Машина отказывалась слушаться и ехать дальше.
- Приготовиться к обороне! Вперёд, вперёд!
Из-за БТР застряли и грузовики. Их шины к тому времени уже были простреляны. Противники были профессиональными стрелками. Наёмники с военными особо не враждовали, или просто не сталкивались, но сейчас был другой случай. Они напали на нас не просто так. Кто-то заказал целую колонну Военных Сталкеров. И у этого кого-то имеются немалая сумма для такого заказа. Бойцы начали отстреливаться. Наёмники стреляли из разного оружия. Если спецназ всегда был готов к подобному, то простые солдаты сейчас падали один за другим. Нас застали врасплох.
- Командир, их слишком много, - крикнул кто-то из бойцов.
Один из спецназовцев попытался воспользоваться пулемётом, установленным на БТР, однако он был поломан.
Майор Громов вышел из БТР, перехватил АК и, приняв позицию поудобнее, открыл огонь по киллерам. Минус один. Командир спецназа стрелял очередями. Пока он отстреливался, в голову пришла одна мысль. Сейчас не лучшее время для размышлений, но всё же. Почему они не используют взрывчатое оружие? Заряд с РПГ был произведён не в нашу сторону. Они боялись взорвать наш БТР. Если бы хотели, то сделали бы это. Также не взорвали и грузовики. Они просто нас остановили. Майор это уже понял. За всё время не было взорвано ни одной гранаты рядом с нами. Значит им нужна наша техника. Но хрен им. Громов достал гранату, выдернул чеку и со всего размаха кинул туда, где засело несколько противников. Раздался взрыв. В ответ в плечо прилетела пуля. Скорее всего пистолетная, но её было достаточно, чтобы вывести из боя спецназовца. Бойцов расстреливали и наёмники подходили всё ближе и ближе к техники. Теперь они уже шли в открытую. Громов упал на землю. Что было дальше - неизвестно. Но последнее, что он увидел - хлопья снежинок, падающих на него сверху. Красиво...
... - Майор, ты в порядке? - знакомый голос привёл его в сознание.
Громов открыл глаза. Это было знакомое место. Здесь, на Агропроме, у нас была медицинская часть. Сюда доставляли раненных, где их подымали на ноги лучшие военные врачи.
- Жить буду. Что произошло, товарищ полковник?!
- На вашу колону напали наёмники. Их целью был артефакт, который создаёт защитное поле. Когда один из ваших послал сигнал о помощи, мы сразу поспешили к вам. К сожалению, когда мы пришли, почти никого из вас не осталось в живых. Повезло только раненным, которых наёмники не стали добивать. Тех, кто продолжал вести бой, они расстреляли. Врачи вытащили из тебя пулю. Ты точно в норме? - спросил Кавальский.
- Да. Где сейчас наёмники?
- Не думаю, что тебе стоит идти сейчас в бой. Да, мы знаем, где сейчас вражеский отряд. Но в тебя стреляли из пистолета FORT-12, причём модернизированного. Калибр не из слабых. Ты мог умереть. Если и сейчас ты не чувствуешь боли, то это кратковременный эффект и только потому, что медики тебе вкололи неслабое обезболивающее.
- Послушайте, товарищ полковник, мои ребята погибли. Я хочу отомстить этим уродам. Мне плевать на артефакт.
- Как пожелаешь. Я не вправе тебя останавливать, учитывая то, что не рассказал тебе всей правды. Понимаешь, я догадывался о нападении. Именно поэтому я приказал доставить один артефакт целой колонне, чтобы наёмники его не нашли, или хотя бы это им усложнило бы поиски и они не стали на вас нападать. Я не хотел тебе это рассказывать. Прости, ситуация была очень сложная. Среди нас крыса, которая сливает информацию. Кто конкретно я пока не знаю. Я надеялся, что всё пройдёт куда лучше, но...
Со слов полковника было понятно, что он чувствует свою вину. Нет, он не виноват, что было совершено нападение. Если и виноват, то только потому, что не ввёл в курс дела Громова. Но он командир, поэтому отвечает за своих подчинённых. Впрочем, майор тоже отвечал за свой отряд, поэтому сейчас готов рваться в бой.
- Пока я буду заниматься поисками предателя, ты бери новый отряд спецназа. База наёмников расположена на свиноферме, что на кордоне. Надеюсь, что они не успели ещё отдать артефакт заказчику. Хорошо хоть, что наёмники не знают как его активировать. Артефакт представляет из себя защитное поле, которое создаётся вокруг базы. Через него будет сложно проникнуть. Если считаешь, что готов, то выдвинуться необходимо уже сейчас. Отряд тебя ждёт и готов к отправке.
... На этот раз застали врасплох наёмников мы. На технике передвигаться не стали по нескольким причинам: во-первых, не хотелось навести шума, а ещё с пулемёта обстреливать свиноферму не очень хочется - слишком большая вероятность была повредить артефакт. Мы даже точно не знаем, где он находится, перестраховались. Майор Громов отдал приказ к готовности атаковать. Боль в плече дала о себе знать. Он отложил АК на снег, да и чёрт с ним. Отдача будет сильная, с ним я буду бесполезным. Достал быстро из кобуры табельный пистолет, прицелился, пальнул в первого наёмника, который охранял базу, давая всем сигнал о наступлении. Громов согнулся от боли в плече.
- Ничего, я выдержу, - сказал он сам себе. - Это за моих ребят, суки.
Военные Сталкеры начали наступать. Раздались выстрелы с обеих сторон. Преимущество, конечно же, было на стороне Военных Сталкеров. Кто первым нанёс атаку, тот и нанёс больше ущерба. Зная слабые места наёмников, военные старались целится по ногам - в том месте у них не было никакой защиты. Торс был защищён каким-то бронижелетом. Проверять на прочность его не особо хотелось, хотя у нас был мощный калибр. Стреляли мы туда, куда попадём, но больше старались целиться в ноги, а потом, когда противник упадёт, мы его добивали. Дальше всё было на автомате. Мыслей в голове минимум, адреналин зашкаливает. Майор ринулся в бой, стреляя с пистолета, тем самым прикрывая профессионалов. Если бы у майора брали интервью репортёры после боя и просили рассказать о том, как он прошел, то майор и не знал бы, что ответить. Бой как бой. Сердце билось с огромной скоростью. Странно, что в голове сейчас нашлось место таким мыслям. Ко всему этому давила жуткая боль. Когда стрельба уже постепенно прекращалась, Громов почувствовал, что слабеет. Но наёмники были разбиты. Поиски прошли успешно и, найдя артефакт, ребята целыми вернулись на базу.
... - Ты хорошо поработал, майор. Артефакт, который вы вернули, будет активирован в ближайшее время и наша база будет в безопасности. Что касается крысы, то его уже допрашивают. Им оказался капитан Хмельницкий, но вы вряд ли с ним встречались. Выяснилось, что некий влиятельный клиент попросил достать у наёмников такой артефакт за крупное вознаграждение, ну а те за денюжку при некоторых обстоятельствах подкупили капитана, чтобы он слил им важную информацию, а именно когда, где и при каких обстоятельствах мы будем перевозить артефакт, сколько нас будет и так далее. Надеюсь, что ты теперь понимаешь почему именно я тебе не раскрыл всей правды. Я не мог полностью довериться каждому. Я подозревал, что кто-то мог слить информацию, потому как и раньше мы попадали в похожие ситуации и на этот раз я решил перестраховаться, но теперь я смог вычислить предателя. Я ввёл в курс дела только некоторых военных, так что искать предателя было легче. Сейчас я вижу, что ты свой. Задание выполнено. Благодарю за службу, - сказал полковник Кавальский.

Полковник Зум, зам.ком.отделении Гамма.

4.03.2018

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: Спайк,

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Беру задание повышенной важности 《Вертолёт на ЧАЭС》.

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: Спайк,

Зам.Админ
V.I.P
Спайк аватар
+957 
 -51
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 09/14/2010
Оффлайн

Квартет, принято!

Хостинг картинок yapx.ru

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Spoiler: Highlight to view

На крыше проезжающего по дороге военного хаммера застрекотал пулемёт. Пронёсся оглушительный грохот, взмахнули крыльями присевшие на деревья птицы, содрогнулась густая трава. С рёвом свинец срубал стебли и вспахивал землю. В нескольких метрах от хаммера завопило существо. Из-за высоких зарослей, окружавших с обеих сторон асфальтированную дорогу, показалось перебитое пулями создание в противогазе. Оно по-черепашьи ползло на четвереньках со струящейся красной жидкостью из ран на туловище, отчаянно пыталось добраться до машины. Рядовой Базов продолжал стрелять и вскоре оставил существо лежать на земле позади медленно катящейся машины. Выстрелы прекратились.
- Молодец, Дима, уложил “снорка”. Внимательный. Учитесь, бойцы, - похвалил сержант Олег Нестеров пулемётчика.
- Спасибо, товарищ сержант. Ерунда. В кустах заметил поджидающего нас урода. Прыгнуть хотел на хаммер, - сообщил высунувшийся из люка спецназовец за мощным оружием.
- Здесь всякая дрянь на каждом углу бросается пол колёса, - нервно процедил командир отделения, закуривая очередную сигарету.
Жадно затянулся дымом, предложил товарищам. Водитель, рядом с которым сидел сержант, согласился разделить отраву для лёгких. В плане курева Олег не был жадным, хоть и понимал, что вещь для Зоны драгоценная, встречается редко. Однако для людей, прикрывающих в бою твою спину, не жалко ничего.

Маршрут патрулирования у бойцов проходил по пустым дорогам рядом с бывшим научно-исследовательским институтом, контролируемый военными. В задачу отделения Нестерова, недавно принявшего на вооружение боевой американский внедорожник от союзников, входила охрана ближайших к базе территорий и разведка местности. В его подчинении были трое. Молодые, как и он сам, но здоровые и надёжные товарищи. Внедорожник с установленным внутри сканером аномальной активности медленно колесил по “НИИ Агропрому”, спецназовцы в полной экипировке и с натовскими автоматами в руках озирались по сторонам, временами постреливал пулемётчик, распугивая мелких зверюшек. В основном это были перегородившие путь собаки или кабаны. Иногда попадались твари крупнее, которых приходилось уничтожать. Мародёров здесь уже нет – всё ценное давно собрали. За мелкими артефактами соваться к военным ни у кого желания не возникало и в целом у ребят время проходило спокойно.

- Дощ буде скоро, - оповестил старший солдат Захар Звягинцев, разглядывая через открытое окно расстилающиеся по небу жирные чёрные пятна. - На хвилинку вигляне сонце раз на тиждень, а потім знову морок.

- Боишься промокнуть? Может люк закрыть ради тебя? – с усмешкой поинтересовался младший сержант Игорь Павлов, невысокого роста парень, жизнерадостный, полный сил. – Эй, Базов, прекращай сидеть за пулемётом и прыгай вниз.
Олег Нестеров считал, что Зона может сломить этого паренька, прибывшего сюда из войсковой части под Киевом. Не любит она таких весельчаков и делает из них угрюмых, чёрствых людей. Ему было даже жаль Игоря, который ещё толком не понял, куда попал.
Захар, привыкший разговаривать на украинском языке, тихо оскалился, сверкнул злобным взглядом.
- Да не принимай всерьёз выходки Игоря, Захар, - вмешался пулемётчик, продолжая наверху наблюдать за обстановкой. – Ты что, не знаешь его? Лишь бы ляпнуть что-нибудь.

Машина спустя час подъехала к базе. С тех пор, как НАТО начало оказывать военную помощь украинской армии, обстановка на подконтрольных силовикам позициях в Зоне круто изменилась. Теперь это были непреодолимые барьеры в виде высоченных крепких заборов, колючих проволок наверху и системой автоматического огня. Турели грозно смотрели на появившийся у ворот хаммер и были запрограммированы на уничтожение любой угрозы. Разумеется, специалисты просматривали изображение с видеокамер и могли в любую секунду подкорректировать систему, взять оружие под свой контроль. Когда сержант приложил пропускную карточку к мини-компьютеру, встроенному в забор, тяжёлые ворота разъехались по сторонам. Внедорожник въехал на территорию, вовремя укрылся от начавшегося дождя под крышей ангара. Бойцы выбрались, переглянулись с сослуживцами. В ангаре кипела жизнь. Техника пребывала из Зоны и покидала военную базу, гремели инструменты, ремонтировались повреждённые машины. Ещё несколько лет назад представить было нельзя спокойно разъезжающую технику по Зоне. Танки не могли продержаться на ходу долго, что говорить про внедорожники? Но благодаря хорошему финансированию военный автопарк приобрёл лучшую систему обнаружения аномалий и снабдил ею все имеющиеся машины, БТРы.

За ангаром командира отделения встретил связист, сержант Пастухов.
- Вас вызывает майор Карбалевич к себе в кабинет.
Олег Нестеров застыл от удивления. Что майор мог хотеть от простого командира отделения? Но быстро вошел в один из бывших корпусов исследовательского института, оборудованный под штаб, поднялся пешком на третий этаж, постучался в дверь.
- Войдите, - послышался суровый голос.
Сержант Нестеров дёрнул на себя ручку, прошел в просторную комнату и заметил, помимо Карбалевича, своего ротного. Они вдвоём стояли у широкой карты, занимающей приличный кусок стены, разглядывали вошедшего сержанта.
- Значит, это и есть лучший твой человек? – спросил майор у командира роты, как показалось Олегу, с усмешкой.
- Так точно, - коротко ответил старший лейтенант Романенко.
- Хорошо. Подходи, сержант, не бойся. Я не кусаюсь.
Неуверенно, ещё не зная, чего от него хотят, командир отделения подошел к офицерам.
- Не надоело прохлаждаться под базой, сержант? Как вчерашние призывники, которые не суют нос дальше подконтрольных позиций. Вы всё-таки спецназ.
- Товарищ майор, мы ведь выполняли приказ по патрулированию местности вокруг базы. Мои бойцы сами не в восторге…
- Ладно, сержант, расслабься, - перебил его Карбалевич. – Отдохнули, покатались. Время получить новое задание, мы очень на тебя рассчитываем. – Офицер повернулся к карте, блеснул пристальным взглядом по чертежам, нахмурился. – У группировки “Монолит” появился КА-52. Это известие потрясло командование контингента вооружённых сил на территории ЧЗО, всё время считавшая, что авиация есть у одних военных.
Нестеров внимательно слушал майора. Он сделал паузу, давая возможность сержанту самостоятельно подвести итог.
- Моему отделению необходимо будет уничтожить вражеский вертолёт?
- Именно, - радостно выдавил майор и ткнул пальцем в центр Зоны. – Внедрённому агенту, доложившему о вертолёте, неизвестно откуда фанатики его достали. Вертолёт ежедневно патрулирует воздушное пространство над ЧАЭС и Припятью. Судя по всему, у него установлен детектор аномалий. Сейчас для нас важно разнести к чёрту эту птичку, иначе “Монолит” может доставить нам большие неприятности. Дадим тебе "стингер", доберёшься на хаммере до Припяти и собьёшь машину.

Олег пытался осмыслить информацию. Из уст командира звучало всё так просто, будто Нестерову предстояла обычная прогулка. Его посылают почти в самый центр, который так сильно манит сталкеров, но до которого немногим удаётся добраться. Он не горел лезть в пекло, пусть с профессиональными бойцами. Команде удалось совершить множество успешных операций, сержант неоднократно получал от командования поощрения. Однако работало отделение по окраинам Зоны и вглубь не совалось.
- Что застыл, сержант? – произнёс майор с усмешкой, хлопнул Олега по плечу. – Всё будет нормально. Не придётся тебе прорываться сквозь страшных мутантов, опасных аномалий и отряды противника. Есть другой способ добраться до центра, практически безопасный. - Карбалевич посмотрел на командира роты, кивнул ему головой.
- Ворона, - продолжил старший лейтенант Романенко, достал из кармана скомканную фотографию, расправил её и прикрепил на стену канцелярской кнопкой. На фото был изображён человек в коричневом плаще, бледное лицо старого человека, заросшее бородой, выглядывало из-под капюшона, - лучший из всех проводников. Он способен пробраться тайными путями куда угодно и в былые времена часто оказывал неофициально услуги военным и научным экспедициям. Сейчас отошел от дел и коротает дни в сохранившейся хижине посреди густого рыжего леса. – Ротный обозначил пальцем координаты на настенной карте. – Придётся тебе попросить помощи у него. Думаю, благодаря проводнику ты с бойцами незамеченным доберёшься до Припяти, найдёшь выгодную позицию и выполнишь задание.

Олег стоял как вкопанный. Так резко обрушилась новая, ещё опаснее предыдущей, миссия. Проводника он не знал. Хотелось узнать больше подробностей, тщательно обсудить задание, но сержант чувствовал, что командиры ожидали от него не вопросов.
- А Военные Сталкеры? Ведь это настоящие профессионалы, знающие Зону, как свои пять пальцев, - с надеждой спросил Нестеров, стараясь при этом не выглядеть в глазах руководства трусом.
Сержант готов возглавить задание, однако не сильно горел желанием.
Майор покачал головой, мрачно посмотрел на подчинённого.
- Их вертолёты были сбиты снайперами фанатиков, до Припяти так и не долетели, - вздохнув, сказал Карбалевич и, глядя на растерянное лицо Нестерова, добавил: - У вас впятером все шансы сделать дело блестяще. Практически не создавая шума, поедете окрестными путями с проводником.
- Вы уверены, что он согласится нам помогать?
- Куда ему деться? Предложи что-нибудь, - вмешался командир роты. – Главное – не вмешивайся по дороге ни во что, ни в какие передряги. Твоя задача как можно быстрее лишить врага опасного оружия. От тебя зависит, возможно, дальнейшая расстановка наших сил и противника в Зоне.

Получив задание, сержант Нестеров оповестил своих бойцов. Те отнеслись с пониманием, хоть и без особого рвения. Подготовка к операции проходила на базе. После неё бойцам полагался крепкий, восьмичасовой сон. Впрочем, в Зоне порой уснуть бывает сложно, даже если возвращаешься в казарму без задних ног. Военных и сталкеров часто мучают кошмары, выкидывают из сна посреди ночи в холодном поту. На утро следующего дня бойцы собрались, получили снаряжение, "стингер", погрузились в хаммер и выехали в путь.

А путь предстоял длительным. Командир отделения волновался за своих бойцов – особенно тревожил его Павлов. Не подготовлен он был к таким условиям. Боец хороший, стреляет метко, не бросает в бою товарищей, но этого недостаточно. Сержанту казалось, что старший солдат не может адаптироваться к окружающим условиям и не принимает мир таким, каков он есть. Проезжая на хаммере по залитой лужами дороге, глядя в серый пейзаж за окном ещё не проснувшийся Зоны, Игорь над кем-то подшучивал. С заднего сиденья донеслись возмущения, но командир не прислушивался к разговорам. Он рассматривал на переднем сиденье обстановку, пытался в высоких зарослях кого-то разглядеть и вслушивался в напряжённую тишину, которую перебивал мотор хаммера и разговоры сослуживцев.

Смущало сержанта отсутствие чёткого плана у руководства: “К ЧАЭС не пробраться. Реально с проводником доехать до Припяти, а там где-нибудь найти позицию и ожидать вертолёт”. Фактически, горстку бойцов кидали к чёрту на рога. Если потребуется поддержка, то к ним никого не пошлют. Впрочем, руководству не привыкать посылать подчинённых на верную смерть. Остаётся лишь надеяться на удачу.

Дорога первое время была спокойной. Хаммер сохранял невысокую скорость и постепенно сокращал дистанцию до цели, перед глазами военных мелькали заросшие травой поля, иногда появлялось марево над асфальтом, как в жаркий летний день, к которому водитель боялся приблизиться и объезжал широкой дугой. Внедорожник камуфлированной окраски проехал рядом с туннелем, через который протягивались железнодорожные рельсы, и через открытые ворота въехал на свалку. С этого момента спецназовцы окончательно ощутили, что отдалились от базы. Впереди шла интенсивная стрельба. Судя по нарастающему грохоту автоматных выстрелов, она проходила в заброшенном ангаре. Водитель сбавил скорость, притормозил рядом с застывшим на путях поездом. За составом возвышались ворота ангара.
- Давай газу, Юра. Не наше дело. Пусть хоть перебьют друг друга, - распорядился командир отделения и водитель повёл машину в объезд ангара.
Когда внедорожник объехал ворота, по его обшивке со свистом ударила пуля, отрикошетила. Пулемётчик машинально повернул оружие в сторону отдаляющегося ангара, на крыше заметил силуэт с винтовкой в руках, угостил его порцией свинца. Пулемёт заговорил, пули прошлись в метре от стрелка по крыше и спугнули его. Атаковавший хаммер скрылся внутри здания и больше не высовывался. Водитель прибавил скорость, спеша отдалиться от места перестрелки.

Подъехав к заставе, Юра приостановил машину. Там дальше, за металлическими блоками, грудой мешков с песком и защитными сооружениями из мусора начинался блокпост “Долга”. Военные были с ними в хороших отношениях, поэтому проблем возникнуть не должно, но проверку перед въездом на территорию обязан был пройти каждый. К внедорожнику не спеша подошел мужчина в красном комбинезоне, сложив руки на автомат Калашникова, свисающий на ремне. Сержант Нестеров подметил расслабленную стойку, крепкие плечи, уверенное и грозное лицо “должника”. Позади него осталось четверо парней, которые решили прикрывать на расстоянии проверяющего в случае опасности. Союзники знали, что хаммеры бывают лишь у военных, поэтому вели себя спокойно.
- Доброго ранку. Старший лейтенант угруповання "Борг" Ковалевський. Будьте ласкаві, пред'явіть службові посвідчення, - вяло пробормотал офицер в красном, остановившись рядом с водителем и осматривая присутствующих.
Спецназовцы показали удостоверения, которых “долговец” вернул обратно после короткого осмотра. Старший солдат Захар Звягинцев с уважением глянул на проверяющего, хотел с ним заговорить, поддержать беседу на украинском языке, но понимал, что времени на это нет. Захар с детства был приучен говорить на родном языке, как он объяснял сослуживцам. Командир отделения в шутку присвоил ему позывной “Хохол”. Впрочем, все в отделении были украинцами и уважали родной язык. Закрепилась между военными привычка разговаривать по-русски, но Хохол не подстраивался под товарищей и не обижался на шутки касательно позывного, а те в свою очередь терпеливо отзывались на “Москаля”. Москаль-один был позывным командира. Водитель обозначался как Москаль-два и дальше, соответственно, по порядку.

ПЗРК “Стингер”, который спецназовцы закрепили в машине, “долговец”, к счастью, не заметил. Он даже не стал уточнять цель визита и спокойно показал жестом проехать к воротам. И тут послышался устрашающий вой, перебивший тихое рычание мотора… Сержант Олег Нестеров не слышал этот пронзительный ни с чем несравнимый вой, такой громкий и пугающий. Бойцы въехали на блокпост и огляделись. Напряглись “должане”, приготовили автоматы к бою. Из вагончика на краю заставы вышел капитан – командир отряда, судя по всему. Лицо его побледнело, он дошел до середины блокпоста, застыл. Взгляд пропустил мимо внедорожника и направил на пустое поле, туда, где начиналась Тёмная Долина.
- Проклятие. Уезжайте, вояки. Либо бейтесь с нами, либо уезжайте поскорее, - с дрожью в голосе сказал капитан. – Солдаты, занять оборону!
Спецназовцы не понимали, что случилось, кто была эта тварь. В глубине души догадывались о надвигающейся волне мутантов. Только осознавать это было тяжело. Признаться самим себе в беспомощности. Командир отделения перед выездом из базы "Агропрома" чётко донёс до своих бойцов: ни на что не отвлекаться, важно лишь выполнить своё задание, потому что командованию больше некого посылать. Если не лишить сейчас врага вертолёта, то, перейдя в наступление, он может захватить наши позиции.

Ворота перед внедорожником распахнулись. Водитель поймал на себе лицо молчаливого командира отделения и прекрасно всё понял, плавно вдавил педаль газа. А в той стороне, откуда донёсся крик чудовища, показался бледный, едва отличимый на фоне серого пейзажа человеческий силуэт. Призрак в прямом смысле слова. Он быстро надвигался на заставу, за ним появился ещё один, ещё и ещё. Вскоре началась стрельба. Олег вспомнил кровососов. О них рассказывали в “учебки”, но своими глазами видел их первый раз.
- Если вы сейчас не проедете, то я буду вынужден закрыть ворота, - нервно процедил уставший наблюдать за хаммером охранявший ворота в Бар с обрезом в руке “долговец”.
Водитель прибавил скорость и хаммер выехал из заставы.
- Мы что, не поможем союзникам? – пулемётчик ошеломленно смотрел на своих товарищей, ожидая поддержки.
- Нет, - ровным голосом сообщил за всех командир. – У нас нет на это времени. Они выполняют свою работу, мы – свою.
- Отлично, - буркнул Дима.
Даже Павлов, старающийся всегда сохранять улыбку, печальным взглядом сопровождал остающихся держать строй бойцов.

Бар военные преодолели быстро. Нигде не останавливались, под пристальным наблюдением солдат в красных комбинезонах проехали мимо всех блокпостов и благополучно вышли на Военные Склады. Здесь спецназовцы столкнулись с зомбированными, вступили в бой. Мертвяки плохо стреляли, разбрасывали по сторонам пули и никого не могли подстрелить. Быстро расправившись с противником – в основном благодаря пулемётчику, внедорожник покатился дальше, за двадцать минут добрался до Рыжего Леса.

Хаммер притормозил на дороге, параллельно которой тянулся забор, огородивший густой лес. Впереди, судя по картам из штаба, должен был быть въезд в лес. Слева был мост, через реку ведущий в город Лиманск. Отсюда его не видно. Водитель заглушил двигатель. Военные выгрузились, размялись. На часах было восемь утра. Солнце так и не выглянуло из-за туч, небо брызнуло капельками воды, сердито громыхнуло.
- Только грозы не хватало, - сказал сержант, потирая сонные глаза рукой.
Он сегодня не выспался, как и его бойцы. Они молчали, дышали радиоактивным воздухом, прислушивались к тишине, скрывая чувства. Чувство терзающей тревоги за тех, кто остался их прикрывать возле Бара. Да, бросать союзников было не лучшей идеей. Все это прекрасно понимали. Командиру отделения было тяжело принимать это решение, но приказ – есть приказ. Вдруг у “Монолита” скоро появится второй, а затем и третий вертолёт? Олега ещё беспокоила сама операция. Отступать было поздно, возражать – тоже, да и не собирался он этого делать. В голове не выстраивалась чёткая картина. Сержант не знал, где и с какой позиции будет удобно стрелять, как они доберутся до Припяти. Мысли крутились в голове, беспокойство за товарищей усиливалось. Потом Нестеров взял себя в руки и пообещал ни над чем пока не думать. Сперва следует отыскать проводника, а дальше будет видно.

Спецназовцы позавтракали и отправились в дальнейший путь. Хаммер преодолел ещё часть пути и через дырку в заборе оказался в лесу. Скоро бледный просвет окончательно померк среди густых повреждённых стволов. В зловещей темноте отражались электрически заряды, огненные пламя, сжигающие деревья. Пахло гарью. Детектор, встроенный во внедорожник, истерично бил тревогу, передавал показания на экран монитора рядом с водителем и, казалось, сейчас взорвётся от перенапряжения. Столько много аномалий спецназовцы видели первый раз за всю свою службу. Юра вёл авто с очень маленькой скоростью, боясь влететь в ловушку. Одно неверное движение – техника превратится в бесполезную груду железа. Разумнее было пойти пешком, кидая болты, но хаммер бросать не хотелось. Водителю удалось нащупать дорогу и спустя некоторое время, ориентируясь по карте, выехать к маленькому покрывшемуся мхом строению, похожему на сарайчик. Внедорожник остановился, спецназовцы с оружием в руках вышли, осмотрели поближе хижину. Гнилые брёвна едва поддерживали стены, деревянная крышка покосилась на бок и готова была рухнуть. Окон не было. Держа оружие наготове, сержант подошел к двери, жестом приказал команде рассредоточиться и быть готовым ко всему. Ручка легко поддалась руке. Дверь со скрипом отодвинулась, сержант аккуратно заглянул внутрь. Помещение было маленьким. Из мебели Олег заметил лишь маленький столик, за которым укрылся старый человек с ружьём в руке, пару стульев и раскладушку.
- Кто вы? – проговорил дед дрожащим голосом, целясь в проход.
- Спецназ вооружённых сил Украины. Сержант Олег Нестеренко, командир отделения, - представился главный. – Войдём? Со мной четверо.
После этого старик стал вести себя увереннее, опустил вниз дуло ружья, позвал рукой гостей. Военные вошли, познакомились ближе.
- Я уже не думал, что в гости к старику кто-нибудь придёт. – На лице человека засверкала улыбка, оголила гнилые зубы. – Особенно рад защитникам периметра. У меня с вами даже был неофициальный контракт.
Нестеров хотел возразить, мол, спецназ не охраняет блокпосты, выполняет опасные задания, но решил сдержаться.
- Вороной меня кличут. Присаживайтесь, хлопцы. Кому место не хватит, располагайтесь на диване. Помещение не отапливается. Зато защита от дождя есть. Только возле двери крыша протекает, поэтому там не стойте. Хотите перекусить? Запасы у меня кое-какие есть.
- Нет, спасибо. Не стоит, мы только что завтракали, - ответил сержант. – Мы к вам по делу. Нам срочно нужна ваша помощь.
Старик с опаской рассмотрел сержанта, вздохнул, почесал бороду.
- Эх, не хочется мне возвращаться за старое дело. Я ведь уже старый слишком и слабый. Зачем вам обуза? – Ворона с надеждой смотрел в глаза командиру отделения.
- Помогите нам, очень прошу вас. То задание, которое нам поручило командование, очень важное. От его выполнения многое зависит.
Выложив старику всё до мелочей, проводник замолчал. Сержант надеялся на помощь. В одиночку им не добраться до Припяти.
- Только под дулом автомата, - жалобно проговорил дед. – Извините, ребята, не могу вернуться в этот кошмар. Дайте спокойно дожить свои годы в относительном спокойствии.
Этого ответа командир спецназа сильно боялся. Как же им быть? На уговоры человек не поддаётся, а угрозами заставить язык не поворачивался. На ум приходило лишь оставить старого человека в покое и добираться самим.
- Поймите меня правильно. Я бы рад помочь, да навыки потерял. Могу предложить забрать сохранившиеся карты секретной дороги до Припяти. - Ворона с трудом прошелся по дому, отодвинул в углу крышку пыльного ящика. - Для всех она считается наглухо забитой непроходимыми аномалиями и смертельной радиацией. Поэтому отпугивает то место даже самого матёрого сталкера. Однажды мне удалось разведать короткий путь, которого все боялись, проложить узкую безопасную тропинку и нарисовать карту. Сама Зона вела меня и спасала от смерти. Чутьё подсказывало, что никому не следует рассказывать о новом проходе. Карту никому не показывал, водил через этот путь лишь тех, кому доверял. Вижу, идёте к Припяти не за богатством. Берите карту. Пусть удача сопровождает вас всю дорогу.
- Спасибо, - поблагодарил Олег и взял скомканный лист бумаги, разложил его, просмотрел обозначенные населённые пункты, возможные проходы к городу и выделяющейся дорожке, обозначенной синим маркером, которая на сталкерских ПДА не была видна.
- Это меньшее, что могу для вас сделать. Странность той местности заключается в том, что после Выброса расположение аномалий не меняется. Чудеса этого мира.
Сержанту Нестерову стало жаль человека, в одиночку коротающего дни посреди леса. Он хотел предложить проводнику помощь, поделиться едой, оружием, патронами.
- Не стоит. Вам нужнее. Ко мне гости не заходят. Существа обходят жилище стороной. Крыша над головой есть, пока держится. Зона оберегает. И никуда я отсюда уже не уйду. Родился и рос в Лиманске. В нём мне слишком опасно было бы находиться, каждый день не умолкают стрекотания автоматов, приглушенные звуки доносятся до порога. А местечко в центре Рыжего Леса стало неким островком стабильности.
Военнослужащие заглянули в глаза старику, сонливые и уставшие, но живые и добрые, пожелали ему удачи, попрощались и вышли на улицу.

С новой силой полились капли воды, обрушался с неба грохот. Спецназовцы поспешили в машину, уселись по местам. Пулемётчик натянул на голову капюшон и, противясь погоде, заставил себя наполовину высунуться на крышу, примкнув к оружию. Военнослужащим, сидевшим рядом со стрелком на заднем сиденье, было не сладко под открытым люком. Капли стекались по ногам пулемётчика, разбивались о сиденья и брызгали на остальных. Водителю и сержанту повезло больше.

Армейский внедорожник зарычал, разрыхлил влажную землю под колёсами и тронулся с места. Выехав на опушку и ориентируясь по карте, водитель вырулил на забитое ловушками поле, проходящее рядом со Складами и Радаром. Хаммер катился медленно, объезжая аномалии. Через сорок минут, когда впереди вырисовывались очертания многоэтажных домов и колеса обозрения между ними, автомобиль остановился. Так близко к городу бойцы ещё не подъезжали. Забрасывали сюда Военных Сталкеров, да и то на вертолётах.

Командир сглотнул слюну, молча достал бинокль, осмотрел, насколько это было возможно, город. Пустые дома, тихие улицы. Во всяком случае таковыми они казались. Фанатиков пока не видно. Пулемётчик напряженно водил стволом по сторонам, лицо Павлова помрачнело, приобрело тревожный оттенок, а Хохол просто прислушивался к своим ощущениям, задумался.
- Что там, товарищ сержант? – поинтересовался водитель.
- Ничего не вижу, - ответил командир, убрал бинокль и обратился ко всем: - Слушайте, бойцы. Сейчас въезжаем в город. Что в нём – всем известно. Позиции контролируются “монолитовцами”. Численность противника мы не знаем. Тихо въезжаем, выбираем место для засады. Подойдёт крыша многоэтажного здания, откуда нам откроется просторный вид на небо. Ждём вертолёт, сбиваем его, возвращаемся в хаммер и уезжаем отсюда. Сделаем это, ребята!

Машина неуверенно въехала в город, в котором природа прочно заняла своё место. Растительность, заполнявшая все улицы, тянулась к небу. Под армейский внедорожник ложились ветки, цепляли обшивку. Слишком много шума привлекает техника, мрачно подумал командир. Позиций для укрытий тьма. Нападения следует ожидать откуда угодно.

Хаммер остановился у одного из зданий. Ребята вышли, осмотрелись. Неожиданно просвистели пули совсем рядом и всё пошло не по плану.
- Ложись! - машинально рявкнул Олег, залёг в траву у хаммера с автоматом в руке.
Враг укрылся у соседнего подъезда, стрелял в положении лёжа из-за травы. Должно быть, они услышали звук двигателя и сразу спрятались. Сержант заметил автоматчика в сером камуфляже, открыл по нему огонь. Автомат задёргался, попытался вырваться из рук. Пули прошлись рядом с противником, последовал ответный огонь, брызнула фонтанчиком земля с обеих сторон. Товарищи Олега уже залегли и поддерживали его короткими очередями. Сержанту удалось нейтрализовать противника, заметить и ранить второго. Перестрелка разгоралась. Свистели выстрелы, рвались гранаты. Теперь все фанатики знают о позиции военных. Но вскоре Нестеров понял, что это только им на пользу. Послышался грохот. Далеко в небе появилось чёрное пятно, с каждой секундой приобретающее отчётливую форму винтокрылой машины.
- Вертолёт! Павлов, за "стингером". Ребята, прикрываем его.
Игорь, который был ближе всех к машине, открыл заднюю дверцу и, не вставая в полный рост, взял "стингер". Пилоты не должны открыть огонь по военным. Во всяком случае спецназ на это надеялся, ведь бой с фанатиками шел на ближней дистанции и шансы задеть своих высоки. Но от “монолитовцев” можно ожидать чего угодно. Вряд ли жизнь нескольких человек в этой группировке ценится. Павлов не подвёл.

Когда вертолёт подлетел ближе, младший сержант нацелился и выстрелил. Летающая машина разорвалась в воздухе, огненные обломки посыпались на землю. Бойцы прикрыли головы руками.
- Всё, уходим!
Олег, расстреляв в магазине оставшиеся патроны в слепую, поспешил в хаммер. Скоро здесь будет ещё жарче. Следующим занял своё место пулемётчик, полил огнём противника, прижал его к земле. Воспользовавшись этим, остальные влезли во внедорожник. Под прикрытием пулемёта машина развернулась и со всей мощью полетела из города, оставив “монолитовецв” позади. Задание было выполненным. Осталось добраться на базу и доложить об успешной операции.
Командир отделения обвёл взглядом своих товарищей – уставшие, замученные лица.
- Нормальное приключение. Лучше, чем патрулировать вокруг базы, - поделился впечатлениями Павлов.

Через час внедорожник по секретным путям вернулся в Рыжий Лес и вскоре достиг Складов. Правда, секретной та дорога долго оставаться не будет. Фанатики обязательно задумаются, каким образом небольшой отряд военных, миновав блокпосты возле города, проник незамеченным, устроил переполох в тылу и легко скрылся. Найдут тропинку между аномалиями и будут тщательнее контролировать подходы к Припяти. Но оно того стоило. Вертолёта у “Монолита” больше нет.
- Коли-небудь ми візьмемо штурмом центр Зони і знищимо “Моноліт”, - с надеждой сказал Захар Звягинцев.
- Если только “Монолит” не контролируется СБУ, - то ли с усмешкой, то ли на полном серьёзе проговорил Игорь.
- Почему? – донёсся сверху голос пулемётчика. – Тогда к чему все эти операции и стычки фанатиков с военными, если СБУ их контролирует?
- Понимаешь, Дима, не всё так просто. Правительство, возможно, хочет создать видимость для всех, что центр Зоны недоступен простым смертным. Даже войска не могут пробраться и несут огромные потери. А сами, огородившись вооружённой охраной, проводят там секретные опыты в лабораториях, изучают в тайне от мира Зону. Это догадки, - ответил Игорь.
- Бред, - вмешался и махнул рукой Юра.

Внедорожник прикатил на базу. Бойцы вышли, отправились отдыхать, а Нестеров вошел в штаб, поднялся по лестнице в кабинет майора, доложил о задании.
- Молодец, сержант, хорошо ты и твои парни поработали. Иди, отдыхай. Завтра для тебя будет новое задание.
- Новое? – растерянно переспросил Олег и вздохнул.
- Что-то не нравится, сержант?
- Никак нет. Рад служить Родине. Разрешите идти?
- Иди.

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: Спайк,

+2046 
 -490
Группировка: Одиночка
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 06/18/2016
Оффлайн

Квартет,

Spoiler: Highlight to view

В украинском языке названию группировке ДОЛГ, с идеологической точки зрения, больше соответствует "Обов'язок". Такой вариант поддерживает и украинская STALKER WIKI. Но чисто технически перевод корректный. Ну, и сегодня ВРУ приняла законопроект по которому ВСУ переходят на НАТОвские звания.

Абсолютное зло!

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Дигерок, понятно, спасибо. Я переводил с помощью яндекс переводичка Laughing

"Добавлено через: 11 секунд"
Я, генерал-майор Квартет, принимаюсь за задание пленные.

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: kalash, Спайк,

Зам.Админ
V.I.P
Спайк аватар
+957 
 -51
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 09/14/2010
Оффлайн

Квартет, #4 1) Грамотность. бронижелет - бронежилет, бронижелеты - бронежилеты, денюжку - денежку. Оценка - 3-/5

2) Объём. В норме. Отсутствуют скриншоты. Оценка - 4/5

3) Срок выполнения. Вовремя. Оценка - 5/5.

Общий вывод: Задание выполнено на УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО. В награду -

Spoiler: Highlight to view

5000000 рублей.

#2 1) Грамотность. Ошибок нет. Оценка - 5/5

2) Объём. Отличный. Отсутствуют скриншоты. Оценка - 5-/5

3) Срок выполнения. Вовремя. Оценка - 5/5.

Общий вывод: Задание выполнено на БЕЗУПРЕЧНО. В награду -

Spoiler: Highlight to view

100000000 рублей.

Выполняй!

Хостинг картинок yapx.ru

Плюс поставили: Квартет, kalash,

+787 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Задание выполнено

Краткая информация о задании: Грузовик перевозил двух пленных сталкеров из группировки «Свобода». По пути на них напали и освободили сталкеров. Весь экипаж был уничтожен, кроме радиста, он и сообщил нам об этом. Задача - найти нападавших и пленников, попытаться взять их в плен или уничтожить, собрав ПДА. Где они находятся - неизвестно, но мы знаем, что они двигаются в сторону Тёмной долины.

Подробный отчёт

Spoiler: Highlight to view

Глава первая – дыхание чужого мира

Вечерний Киев встретил Максима тёплыми лучами угасающего солнца. Город только просыпался, улицы заполняли беззаботно прогуливающиеся влюблённые парочки, шумные компании молодых людей. Туристы любовались закатом, фотографировали старинные здания. Женщины сидели на лавочках, подставляя спокойные лица слабому ветерку. Вокруг брызгающих фонтанчиков по каменной плитке бегали и хохотали дети.

Максим Комаров, лейтенант добровольческого батальона патрульной службы полиции особого назначения “Киевщина”, отдалялся от вокзала, слышал стучащую железную дорогу позади, женский голос по громкоговорителю. Снаряды не рассекали небо, дома стояли нетронутыми войной, рычащие танки заменяли катящиеся по ровной дороге легковые автомобили. Как здесь было спокойно и красиво. Но какой ценой это сохранилось? Многие погибли, защищая страну.

Девушки в вызывающих нарядах улыбнулись идущему навстречу высокому мужчине в военной одежде с тяжёлой дорожной сумкой в руках. Хмурые черты лица рассеялись, уголки губ потянулись, но шрам на левой щеке не мог снять угрюмую гримасу. Офицер разминулся с красавицами, обернулся, посмотрел на длинные ножки.
Под последними лучами солнца Максим спустился в метро. Он подошел к платформе, посмотрел на часы. Девятый час. Надя уже пришла с работы, сейчас приготовила ужин, дожидается мужа. Хотелось скорее прийти домой, крепко обнять любимую и быть только с ней, больше ни о чём не думая.

Из тёмного туннеля донёсся гул. Он становился громче, задрожали рельсы, обдало людей на краю платформы тёплым ветерком. В воздухе витал запах палёной резины. Комаров с приближающимся поездом почувствовал необъяснимый страх. Громкие звуки пугали его, заставляли искать спасения. Комаров держался стойко, пытался не показывать внутреннюю борьбу. Спокойно. Глубокий вдох, выдох.
Завыли рельсы. Перед платформой стали вагончики, двери разъехались в стороны, женский голос объявил об остановке. Засуетились люди. Лейтенант ещё немного постоял, поварился в собственной каше в голове, пришел в себя и шагнул в поезд. Двери закрылись, дёрнулся под ногами пол. Макс ухватился за перила, поставил сумку рядом с забитой скамьёй пассажирами. Поезд летел со скоростью света, в окне стояла картинка мрачных стен метро.

Комаров зашел в квартиру, закрыл за собой дверь, поставил сумку с вещами в коридоре. Маленькая квартирка, но такая уютная, дарила спокойствие. Из кухни вынырнула женщина. Она посмотрела на мужчину, моргнула счастливыми глазами. Максим крепко обнял.
- Как я боялась, что с тобой там могло что-нибудь случиться, - слёзно промолвила Надя.
- Глупости, Надя, меня ничего не берёт, - хохотнул лейтенант.
Головокружительные духи ударили в нос. Он посмотрел на её оголённые плечи, длинную шею, платье до колен в горошек. Шквал эмоций разорвал участника боевых действий. Невозможно было устоять перед греющим теплом душу. Перед ними распахнулись ворота в закрытый мир, наполненный страстью. И никакая сила уже не могла разлучить эту парочку.

Они сидели на кухне, стучали ложками по тарелкам.
- Как там? – с любопытством поинтересовалась Надя, не отводя глаз с мужа.
- В целом нормально. Иногда наши позиции обстреливали ополченцы, но это уже не те бои, что были раньше, - сухо отозвался Максим, с аппетитом поедая борщ.
А что ему говорить? Делиться эмоциями, пугать? Нет, не нужно сюда приносить кошмары. Пусть любимая никогда в жизни не почувствует и капельку страданий. Пускай всё будет хорошо, проклятая война закончится. Сейчас главное отойти от всего, привыкнуть к нормальной жизни. Рядом голубоглазое чудо с рыжими распущенными до плеч волосами. Вкусный борщ, оторваться невозможно. Картошка порезана толстыми ломтиками. Капуста и бураки квашенные, слегка кисловатые. Немного перца, возле тарелки корка хлеба. Что ещё нужно для счастья? Дети? Да, возможно. Надя хотела девочку. Максим уходил от этих разговоров, но сейчас, вернувшись с войны и ощутив вкус жизни, он был готов стать отцом.

Не спалось. Лейтенант лежал на диване, рассматривал мрак. В голову лезли паршивые мысли, а Надя даже не шевелилась. Зародилось гадское чувство, будто сейчас должно произойти несчастье. Пробежала неуловимая тревога, мужчина пытался зацепиться за неё – понять, что не так, - но не смог. Он поднялся с кровати, в прихожей нащупал пачку сигарет в куртке и вышел на балкон. Курево и холодный ветер не освежили голову. С шестого этажа просматривался ночной город в огнях. Вот-вот должно произойти страшное событие. С чего лейтенант это взял? Предчувствие. Под окнами бродили весёлые парни с девушками, один нёс большой пакет, слышался стук стекла. Необъяснимое чувство страха. Максим представлял, как снаряды сейчас пробьют крыши зданий, закричат люди. Ничего, пройдёт. Через пару недель из головы выветрится всё дерьмо.

Вдруг открылись врата ада, дьявол выпустил на мир всю ненависть. Сверху неестественно загудело, резануло слух. Из зубов выпала сигарета, Комаров застыл на месте. Тёмное небо налилось кровью. Задрожал пол, завыли припаркованные у дома машины. Вскрикнули страдающие бессонницей люди на улице, позади что-то громыхнуло. Мебель в квартире вдруг ожила, выпали тарелки из тумбочки. Макс, смутно соображая, что происходит, побежал в спальню. Пол пытался скинуть лейтенанта, перед ним рухнул здоровый шкаф. “Землетрясение” длилось секунды, затем всё стихло. Гул, будто его и не было, растворился. Комаров подбежал к Наде. Женщина вскочила с кровати, потрясённо смотрела по сторонам. Цела. Слава Богу.

Они быстро натянули на себя одежду, схватили телефоны, документы и пулей вылетели из квартиры. Вдруг это повторится и дом обрушится? По-хорошему следовало не тратить время на документы и телефоны – эти секунды могли стоить жизни. На лестничной площадке царила суета. Соседи обменивались вопросами, спускались на первый этаж. Кого-то с трудом вытянули из квартиры. Кровавый след тянулся за старушкой с безжизненным лицом, её поддерживали за руки парень и девушка, кого-то умоляли, плакали. Кричал этажом выше ребёнок, визжала женщина.
- Меня придавило, помогите! – едва прорывался голос сквозь гул из-за двери.
Максим, не обращая внимания на хаос, протолкнулся на первый этаж, выбрался с женой на улицу. Возле многоэтажного дома суетилась толпа, завывала сирена.
- Побудь здесь, прошу, - сказал Комаров, глядя на любимую.
- Ты куда? Нет, не уходи, мне страшно, - жалобно промолвила Надежда.
Лейтенант должен был вернуться в дом, помочь выбраться тем, кто сам не мог этого сделать. Красное небо и гул… это сильно напоминало кое о чём. Впрочем, об этом некогда было думать.
- Я скоро, - бросил он и вернулся в здание.
Оставшаяся одна женщина тревожно смотрела ему в спину.

Офицер помогал выводить раненых из здания, носился туда-сюда как угорелый.
- Благодарю, дальше мы сами, оставаться здесь опасно, - убедительно настаивал здоровый мужик в форме с нашивкой “МНС”.
- На шестом этаже из какой-то квартиры я слышал крики, - взволнованно сообщил Макс, вытер пот со лба.
- Мы обойдём каждую квартиру.
- Знаете, что это могло быть?
Пожарный махнул рукой на лейтенанта и побежал выполнять свой долг.
Надежда крепко обняла мужа.
- Я снова тебя чуть не потеряла. Прошу, больше не оставляй меня одну.
- Не оставлю. Обещаю.

Жители долго простояли на улице, пока спасатели обследовали здание. Увозили пострадавших на каретах “скорой помощи”, по дорогам зачастили машины патрульной полиции. В интернете Комаров нашел много статей из разных уголков Украины, сообщающих о “землетрясении”. Люди в панике звонили близким. Позвонила Надя родителям, обменялась переживаниями. Последствия катастрофы пока устанавливаются. Дело было хуже некуда. “Что это? Новое оружие России?” – прилетело в ухо. Лейтенант усмехнулся. Лучше бы это было оружие врага… В кармане завибрировал мобильный телефон. На экране высветился знакомый номер. Звонил “ротный”, капитан Бродилов. С нехорошими предчувствиями Максим приставил аппарат к уху:
- Здравия желаю, товарищ капитан.
- Доброй ночи, Комаров, - отозвался сонный голос. – Не спишь?
- Шутите?
- Как сам? Почувствовал отпуск? – хохотнул капитан.
- Да, слетал уже в Египет, отдохнул в пятизвёздочном отеле, - процедил лейтенант.
- Не обижайся, лейтенант. Ты живой – это главное. Через два часа жду тебя в главном управлении. В двадцать шестой кабинет на втором этаже заскакивай.

Голос пропал, послышались гудки. Максим спрятал телефон в карман, без лишних слов долго смотрел на Надю. Женщина всё понимала. Кивнула головой. Закатывать истерику не имело смысла. Если стране угрожает опасность, то этого человека уже не остановишь.
- Прости, - виновато произнёс Комаров.
Подвёл жену. Обещал быть рядом с ней и никуда не уходить, не прошло и десяти минут, как не сдержал слово.
Спасатели сообщили, что дому ничего не угрожает. А вот соседнему многоэтажному зданию повезло меньше.

Надя вернулась с мужем в квартиру. Заваленные перевёрнутой мебелью комнаты, разбитое окно, через которое подкрадывался холодный ветер. Надя присела на кровать и уставилась в разбитый экран плазменного телевизора. В её взгляде не отражались эмоции – просто пустота. Как будто женщина не верила в происходящее. Ей сейчас нужна поддержка, а вместо этого Максим уходит.
- Выпей успокоительного и ложись спать. Я приду, как только справлюсь. Уберу сам здесь всё. Ни о чём не думай, всё позади, - с этими словами офицер поцеловал любимую в щёчку.

Город приходил в себя, рассеивался мрак, хмурое небо пускало капли воды. Серые улицы заполнили угрюмые солдаты с автоматами, мечтающие поскорее вернуться домой. Машина такси доехала до главного управления МВД по Киевской области. Комаров рассчитался с водителем, выбрался на свежий воздух.

В кабинете за длинным столом сидел капитан Бродилов, сосредоточенно перебирал бумаги. Услышал хлопок двери, поднял голову на вошедшего Комарова. Слева на плече капитана была нашивка МВД Украины, справа – добровольческого батальона “Киевщина”. За столом расположились с важными лицами ещё несколько офицеров. Восседал за ним будто гуру подполковник Алексей Троян, заместитель начальника УВД.
- Лейтенант Комаров по вашему приказанию прибыл!
Троян просканировал очками лейтенанта, хмыкнул.
- Это и есть твой сталкер? – задумчиво произнёс подполковник, переведя взгляд на командира роты.
- Так точно, товарищ подполковник. И один из лучших бойцов.
- Хм. Посмотрим, посмотрим. Присаживайся, Комаров.

К чему эти разговоры? Максиму не понравились обсуждения на его счёт, но он не растерялся, уселся поудобнее.
- Времени у нас мало, лейтенант. Коротко обрисую тебе картину, - буркнул заместитель, будто делал одолжение, облокотился о спинку кресла, сложил руки на большом животе. – Случилась какая-то хреновина. Мы сперва думали, что Россия использовала против нас какое-то секретное мощное оружие… Оказалось всё проще. И одновременно сложнее. Аномальная Зона выплюнула накопившуюся энергию, встряхнула все города. Причину столь масштабного Выброса никто пока не знает. Учёные ломают головы. В Зону переброшены войска. Самое удивительное, что в Зоне особо ничего не поменялось. Там Выброс этот заметен едва был. Чертовщина.
Страна чудес, пронеслось в голове у лейтенанта.
- Что вы имеете в виду? – Комаров догадывался, зачем его вызвали, но хотел скорее услышать подтверждение.
Паршиво выходило. Только вернулся с командировки, а сейчас снова в путь. Отпуск накрылся.
- Нам приходится сейчас на два фронта воевать. С одной стороны сепаратисты, с другой – Зона. На счету каждый боец. От МВД для помощи регулярным войскам приказано выделить людей. Мы рассматривали дела добровольцев из батальона, ты первым бросился в глаза. Бывший сталкер, знаком уже с той территорией. Отлично подходишь для этой командировки, - сказал подполковник. – Не волнуйся, в самое пекло никто не кинет тебя. Перед нашими сотрудниками стоит задача усилить охраняемые блокпосты. Всё. Остальным занимаются подготовленные военные. Выбора у тебя нет, извини. Подготовь ротному список бойцов из твоего взвода. Нужны самые опытные люди. Их быстренько обучат. Через два дня поедете в Зону, получите конкретные указания. Всё будет нормально, не парься.

Максима никто не спросил, хочет ли он возвращаться туда. Отрывают от любимой женщины и забрасывают к чёрту. Но он сам знал куда шел. Бродилов повернулся к лейтенанту, вздохнул, мол, прости, Комаров, я не виноват. Командир роты получил фамилии нескольких бойцов, которые, по мнению лейтенанта, подойдут для командировки в ЧЗО. Они не раз прикрывали спину своему взводному в боях на востоке Украины. В знак благодарности получат путёвку в Зону.

Родной дом приходил в порядок. Мебель на привычном месте, хлам выброшен, полы чистые. Портило вид разбитое окно, но его потом можно заменить. Надя встретила мужа с веником в руке.
Тёмные пятна под глазами, отстранённый взгляд. И эта женщина в одиночку навела порядок!
- Зачем ты всё убрала? Посмотри на себя, на ногах едва держишься! – налетел Максим, потом успокоился, обнял женщину. – Я же сам бы мог поработать.
- Не спалось, - натянула улыбку она.
Надя дарила тепло. Мужчина должен быть сильным, заботиться о своей половинке. Выходило наоборот. Максим чувствовал себя как за каменной спиной. С такой женщиной не пропадёшь. Улыбается сквозь боль. Сильная, храбрая, готова идти хоть на край света.
- Я должен был сам убраться здесь, - проговорил лейтенант, крепче прижимая женщину к себе.
- Ты уедешь?
За понимание ещё больше ценил её Максим. Но каждый раз, отпуская мужа, она убивала себя. Внутри хрупкого создания велась своя война, о которой, как и её муж, не говорила ни слова.
- Прости, - только и смог произнести он.

Через два дня несколько автобусов, набитых сотрудниками МВД, выехали из Киева. Внутри автобусов царила дружная атмосфера. Гудели гитарные струны. Подвыпившие мужики в военном камуфляже кричали “Прорвёмся, опера!”. Судя по прокатывающемуся по салону смеху можно догадаться, почти никто не понимал, куда едет. Комаров угрюмо посмотрел в окно. Загородные страшненькие домики почти развалились, затянутое серое небо не предвещало ничего хорошего. Напуганные старики выглядывали из окошечек, рассматривали дорогу, проезжающие автобусы, слово им было интересно. Три грузовика с солдатами промчались в обратном направлении. В небе появился вертолёт, лопастями разрубил воздух. Рядом с Комаровом сидели лучшие бойцы из его взвода. Миша Петровский, здоровый двухметровый мужик. Денис Лебедев, который похвастаться спортивным телосложением и высоким ростом не мог, но стрелял отлично. Алексей Яковлев, один из первых добровольцев батальона. Каждый отличился в боях на Луганщине и был готов сражаться за родину дальше. С такой командой хоть куда.

Глава вторая – Прибытие

Автобусы пересекли первый контрольно-пропускной пункт. Высокий забор, вышки, бронированные машины пехоты. Пулемёты, танки, “грады”. Кого бомбить собрались? Комаров подумал, что правительство не готово сдерживать аномальную заразу от внешнего мира. Войска и техника – это, конечно, хорошо. Только Зоне плевать. Сметёт с лёгкостью все заборы и армию и посеет аномалии у дверей Верховной Рады. Больше всего Максим переживал за своих товарищей. Они не были там и считают, что через худшее уже прошли. Это могло их погубить.

- А там бабы будут? – зевнул Мишка, без интереса пялился в окно.
- Конечно, - ответил Максим. – Они тебе очень понравятся.
- Нормальные хоть?
- Да. Правда, бормочут что-то себе под нос.
- В смысле? – не понял Миша.
- Мозги атрофировались, трупами ходят. Читал о зомби? Но если закрыть глаза и включить воображение, то не такой уж плохой вариант для тебя.
- Да иди ты, - насупился Петровский, толкнул в бок командира взвода.
- Тебе лишь бы бабы. Тридцать годов, пора уже семьёй обзавестись, - осуждающе покачал головой Денис за спиной Миши.
- Мне так хорошо. Дурак ты. Двадцать лет, а уже женился. Не ценишь свободу.
- Главное, чтобы каждый был счастливым, - вставил Лёха.

Автобусы въехали на территорию военной базы и остановились. На Максима нахлынули воспоминания. В прошлой жизни он пробирался через колючую проволоку рядом с воротами этой базой, боясь попасться на глаза военным. Молодой, дурь в голове. Рвался на край света за желанием разбогатеть, позабыв о главном - жизни. Зона дала шанс, позволила вернуться в нормальный мир. Забавно. Если бы Максим получил судимость, то не связал свою жизнь с МВД и сейчас сидел дома с любимым человеком, выбрал гражданскую профессию и видел войну только в фильмах.

Небо здесь казалось тяжёлым, будто сейчас не выдержит и прогнётся под плотными тучами. Лил дождь, улицу окутал туман. Рвался строгий голос из громкоговорителя, требовал от невидимки бросить оружие и поднять руки. Резанул слух пулемёт из окна двухэтажного здания, завыла тревога. Сотрудники МВД всполошились - дошла, наконец, вся серьёзность ситуации. Прокатывался собачий лай, между зданиями с невозмутимыми лицами носились солдаты с автоматами. Но затем всё стихло. Часовые на вышках вновь заскучали, будто не было никакой стрельбы. Двери отворились. В автобус ввалился майор в военной одежде с нашивкой МВД, рявкнул:
- С вещами на выход, стройся! - и вернулся в серую пелену.

Первое, что почувствовал Комаров, ступив на землю, - холод. Серость. Сверху капало, немецкие овчарки на поводке патрулирующих территорию кинологов дрожали, тихо скулили. Максим опустил сумку на мокрую землю, натянул капюшон. Камуфляж сочетался с тусклыми красками мёртвой земли. Люди выстроились в шеренгу. Майор прошелся по списку, назвались присутствующие. Появился перед строем пожилой человек в форме, но ровная осанка, широкие плечи омолаживали его. Выдавала седина и уставшее морщинистое лицо, повидавшее жизнь. Над грудью слева выделялась именная табличка “Спайк”.
- Меня зовут генерал Шестопалов. Я командую этой базой и отвечаю за все проводящиеся операции, - выкрикнул генерал, сложил руки за спину и прошелся вдоль строя. - Буду честен - такое мясо мне не нужно. Серьёзные задания выполняет спецназ и “Военные Сталкеры”. Подразделения по охране объектов сторожат все наши позиции. Они не профессионалы, но навыки для выживания имеют. А что знаете вы?

Он сурово провёл взглядом по сотрудникам, задерживался лишь на Максиме и ещё нескольких ребят, кивал головой, будто заглядывал им в душу.
- Вы ничего не знаете и выглядите как придурки, - пришел в ярость Спайк, видимо, учуяв от кого-то запах алкоголя.
Майор, который встречал автобусы, молча хлопал глазами.
- Это не наша инициатива приехать сюда, - осмелился кто-то высказаться.
Остальные заголосили, поддерживая коллегу.
- Так, тихо всем, - подал голос майор.
Генерал подошел к молодому пареньку.
- Подобные решения принимаются далёкими от службы людьми, теми, кто даже автомат в руках не держал, - объяснил генерал. - Вот ты кем работаешь?
- Экспертом-криминалистом.
Глаза Спайка залились смехом.
- И нафиг ты мне здесь нужен? Теперь вы понимаете абсурдность всего этого? Поступим вот как. Будете тихо сидеть на базе и не мешать служить моим бойцам. Пару недель отдохнёте от рутины и вернётесь домой со свежими головами. Идёт? – и, не дожидаясь ответа, добавил: - Вот и славно.
- Нас два дня готовили, мы изучали аномалии, мутировавших животных, - подал голос кто-то в конце строя.
Командир натянул улыбку, повернул голову в сторону спрятавшихся в тумане ворот, услышал что-то ужасное, помрачнел.

- Вот бы на “срочке” так в моё время, - сказал сотрудник, лёжа на диване с книжкой в руках. - Ничего так служба, мне нравится.
Ребятам отвели отдельную казарму. В пыльное помещение, непонятно для чего предназначавшееся, наспех внесли кровати, постельное бельё.
Голый пол заплесневел, возле стен вырос мох. Пахло сыростью. Пробежала здоровая крыса, махнула длинным хвостом, злобно цокнула острыми зубами и исчезла вместе с печенюшкой в маленькой норе в углу.
- Вот это наглость, - с набитым ртом сказал сержант. - Выронил печенье - она тут как тут. Ничего не боится. И здоровая такая, как собака.
- Я слышал, они тут и сожрать человека могут. Мутировали, приспособились к здешним условиям. Одна не представляет опасность, а стаи могут и блокпост смести, - значительно выдал мужчина в очках, сидя на кровати.
- Откуда ты такое знаешь? Да бред.
- Нет. Это ещё самое меньше из всех опасностей. А если набежит стая тушканчиков...
- Тушканчики? - рассмеялся кто-то.
- Смешно? Посмотрим, что ты скажешь, когда одна такая тварь цапнет тебя за ногу.

Через щели свистел ветер. Радовали целые окна и много мест для сна. Комаров укутался одеялом, лежал на боку и смотрел в стену. Надя, наверное, сейчас очень грустит. Или пытается отвлечься, загрузить себя домашними делами. Это больше похоже на неё.
“Ничего. Я обязательно вернусь, будет у нас девочка, стану лучшим в мире отцом, - рассуждал он. - Потом брошу службу, найду обычную работу, и никто не разлучит нас”.
- Эх, если бы знал, что фигнёй страдать будем, то взял бы с собой журналы, - сказал Миша.
- Плейбой? - Алексей перестал рыскать в сумке, повернулся к сослуживцу.
- Да хоть его. Делать нечего. Скукотище.
За окном дождь полил с новой силой. Ливень стучал по зданию, с досок капало. Вода брызнула на книгу. Сотрудник нахмурился, сполз на край дивана, не отрываясь от страницы.

Несколько дней прикомандированные к военной базе сотрудники ничего не делали. Только кушали, травили байки и спали, как пшеницу продавши. Комаров за последние годы никогда так не спал. Выглядел бодрым, лицо посвежело. Солдаты сжалились над скучающими ментами, достали им несколько бутылок. “Мы не отдыхаем, товарищ майор, а защищаем мир от заразы Зоны” - как любили говорить сами сотрудники заглядывавшему время от времени в казарму майору. И сделать он ничего не мог. Занять подчинённых было нечем, потому что командир базы ничего не хотел им доверять.

Дисциплина в рядах блюстителей порядка подрывалась. Майор постоянно кого-то отчитывал, кричал, но уходил, махнув рукой. Спецназ под покровом ночи тайком пробирался в казарму, рассказывал ребятам интересные истории о Зоне, перекидывался в картишки. Молодые сотрудники слушали, навострив уши, быстро заражались романтикой, хотели приключений. Максим понимал, что это пустой трёп. Парней обижать не хотел и просто слушал, изображая восхищение. Однажды кто-то напился до такой степени, что заблевал пол. Бедняге пришлось вычищать его тряпками, а на следующий день бегать до отказа ног вокруг казармы. Комаров целыми днями лежал, строил планы на будущее. Иногда отжимался от пола и снова нырял в постель.

- Ты уже придумал, что расскажешь друзьям, когда вернёшься домой? - спросил Михаил Петровский, разделывая котлетку с подливкой и гречневую кашу.
- В смысле? - не понял Денис Лебедев.
Столовая была забита военными, звон посуды слился в единый звук. Сквозь него пробивался шум - машинка за дверью обрабатывала картофель. Максим с аппетитом налетел на рассольник, отодвинул пустую тарелку, принялся за второе.
- Наша служба и опасна и трудна, - весело произнёс Алексей, попивая компот.
- И на первый взгляд как будто не видна, - подпел паренёк с соседнего стола, представившийся криминалистом.
- Вот и я о чём, мужики. Не видна. Не будем же мы дома рассказывать как жрали в столовой, - сказал Миша.
- Это всё ерунда, - возразил лейтенант Комаров. - Главное, чтобы мы вернулись живыми и здоровыми.
- Вот за это мы и выпьем сегодня вечером, - сказал главный мастер-сержант, зачастивший в гости к сотрудникам. - Изъяли мои бойцы опасную продукцию у сталкеров. Надо опробовать.
Максим переглянулся с товарищами, глаза его загорелись.

Ночью из казармы доносилось традиционное “Прорвёмся, опера”. А военные офицеры делали вид, что ничего не слышат.
- Ты ничего не подумай плохого, лейтенант. Мы всегда наготове. Перед вашим приездом на базу прилетели большие люди, проверяли боевую готовность, но через пару часиков убыли. Замечаний нет, - заплетающимся языком выдавил главный мастер-сержант, чокнулся с Максимом, принял ещё по одной. - Эти ушлёпки, которые считаются главными, даже близко к Зоне подойти боятся. Ни одна проверка не задерживается больше нескольких часов. Они сидят у себя в штабе и командуют, козлы, а пацаны с автоматами жизни кладут.

На следующее утро Комарова разбудил пронзительный вой. Максим замычал, глянул на часы - без десяти пять. В такую рань он ещё не просыпался здесь. Остальные тоже заёрзали в кровати. Плохенько. Сейчас бы похмелиться. А запасов, как назло, никто не оставил. Голова гудит, сработавшая тревога добивает её. Что там случилось, почему за окнами всполошились военные? Заревел БТР рядом с казармой.
- Господи, - тихо простонал лейтенант, - за что мне эта командировка?
Он со стоном поднялся с кровати, натянул одежду.
- Что случилось у них? - посыпались вопросы.
- А я откуда знаю? - развёл руками Максим.
- Посмотри и скажи, чтобы выключили, а то поспать мешают.

Лейтенант выбрался из казармы, вдохнул свежий воздух. Тревога стихла. Он решил пройтись по базе, придти в себя и узнать, что случилось. Погода не изменилась. Лил тот же дождь. Напротив штаба построились военные. Перед ними расхаживал полковник, что-то объяснял. Разумно было бы не попадаться им на глаза. Максим вернулся в казарму, а через час его вызвал генерал Спайк.

- Ну что, сынок, тяжёлая служба? - с пониманием глянул генерал на Максима.
- Так точно, товарищ генерал, - согласился Комаров.
Нет смысла отрекаться. Вчерашний шум стоял на весь кордон, мутанты в страхе рыли себе норы. Но ведь шумел не только Комаров.
- Понимаю, - сказал Спайк, достал из-под стола две рюмки, бутылку, поставил на стол, налил до краёв.

Лейтенант не ожидал такой щедрости, был готов обнять генерала. Они чокнулись, выпили, закусили огурцами. Хорошо. Тяжесть мигом улетучилась.
- Паршивые дела, лейтенант. Чертовщина с Зоной творится. Расширилась она, поглотила один населённый пункт.
В груди похолодало. Максим окончательно протрезвел, покачал головой, не веря ушам.
- В смысле? Какой?
- Хуторок один, - Шестопалов налил ещё. - Десяток человек проживало. Одни старики. Не выбрался никто... Дома сожжены дотла, улицы заселили аномалии.

Ужас пожирал Комарова. Киев и его дом завтра тоже может оказаться в огне, а они тут сидят и жрут водку.
- Отодвинули внешний периметр, спецназ эвакуировал людей из ближайших деревень. В стране паника. Усилены все блокпосты, перебросили больше тяжёлой техники к ЧЗО. Враг воспользовался ситуацией, обстрелял несколько раз позиции наших ребят на востоке Украины. От меня министерство обороны требует объяснений. Они ведь сидят далеко, а сами сунуться сюда и посмотреть бояться. На меня свалилось много дерьма. Давят со всех сторон, лейтенант, грозятся порвать на кусочки. Понимаешь?

Водка резала горло, огурчики хрустели за щекой.
- Мне ведь прислали солдат. Посмотришь - плакать хочется. Детишки к маме хотят вернуться скорее, покушать чипсов, запить кока-колой. И правительство хочет, чтобы с этими ребятишками я сдерживал Зону, - пожаловался Шестопалов. - А толковых бойцов у меня мало. - Он требующим взглядом посмотрел на Максима, заставляя того закончить его мысль.
Всё было понятно. Просто так к себе в кабинет генерал бы не вызывал. Перед ним оказался настоящий боец, бывший сталкер. Грех таким не воспользоваться. Лейтенант кивнул, соглашаясь со словами командира базы.

- Сейчас царит неразбериха. Понабрали мясо, а потерь среди личного состава от этого только больше. У нас вторая база есть на “НИИ Агропроме”. Это рядом. Я изучил твоё досье, поэтому не сомневаюсь, что тебе знакомы эти места. Дак вот. Командиру той базы требуются люди. Его подразделение на передовой. Отчаянно захватывает кусочек земли за кусочком, пытается взять ситуацию под контроль. Вернее создать вид борьбы с Зоной, когда мы оба понимаем, что это бесполезно. Он попросил у меня пару надёжных ребят. Сколько у тебя людей?
- Со мной трое.
- Не густо. Но лучше я отправлю сталкера и нескольких ребят, чем роту тупоголовых “срочников”, которая загнётся в аномалии. Значит, вот тебе задача, лейтенант. Сегодня вечером приедет грузовик, отвезёт тебя и твоих бойцов на вторую базу. Получишь распоряжения от полковника Варзова, - говорил командир не терпящим отлагательств голосом.
Комаров кивнул. Халява закончилась.

Вечером на базу примчался ЗИЛ. Водитель нервно курил. С переднего сиденья рассматривал обстановку из окна боец с автоматом. Темнело, завывал холодный ветер. Дождь продолжал поливать землю. Отряд был собран. На складе выдали бронежилеты, аптечки, противорадиационные препараты. Автомат и магазины ребята привезли с Киева. Не обидели детекторами, болтами, батареями для фонариков, дополнительными сухими пайками.

- Грузитесь, - водитель показал рукой на кузов.
Проходя мимо двери, лейтенант заметил в кабине громадный экран с какими-то красными пометками. Детектор? Сомнительное дело – кататься между аномалиями на грузовике. Как бы он не превратился в груду железа. Впрочем, водитель явно доверял свою жизнь электронной технике. Разработки шагнули далеко вперёд. Раньше в Зоне можно было только идти пешком, постоянно оглядываясь, словно крадясь по минному полю. Лейтенант запрыгнул в накрытый брезентом кузов, помог подняться товарищам.

- Вот и всё, закончились славные деньки, - затосковал Миша Петровский. – Мужики сидят в казарме, пьют.
- Смотрите. Почти никакого контроля. Видно, что “срочники” запуганы, у них устав, всё такое. А контрактники? Спокойно приходили к нам, да ещё с бутылками. Офицеры всё знают, но закрывают глаза. И это в Зоне. В любую минуту могут нахлынуть твари, - сказал Алексей.
- Да, хорошо устроились, как на курорте. Ни в одной части такого нет, - сказал Денис.
- Потому что трезвым здесь бы никто не служил, - влез Максим. – И солдатам срочной службы иногда перепадает. Иначе никак. Это мы побыли здесь немного, отдохнули. Службы не увидели. А каково солдатам? Они смотрят на такое, что нам не снилось. Если не с ума сходят, то спиваются. Нормальными домой возвращаются единицы.
Бойцы замолкли. Все знали, чем командир взвода занимался в прошлом. Никто спорить не стал.

Ветер поднимал край брезента, открывал бойцам добровольческого батальона возможность рассмотреть пустую дорогу, по которой катился грузовик. Выжженная трава возле мостика, ржавый вагончик, видавший виды асфальт. Комаров ощущал леденящее дыхание в спину, но сзади, кроме товарищей, никого не было. Тело накопило энергию, требовало разрядиться. Страх витал в воздухе, сердце бешено стучало. Опасности рядом не было. Тогда почему Максим так волнуется? Резко в нём проснулись позабытые чувства. Инстинкт сталкера. Мозг подключился к окружающей среде, навострились уши, стали различать ранее недоступные звуки. Сквозь барабанящий дождь и рёв двигателя лейтенант мог ощущать Зону, чувствовать её запах, настроение. Она ждала его возвращения и теперь вцепится так крепко, что дороги назад уже не будет. Максим будто прочитал эти чужие мысли и ужаснулся.

Грузовик постоянно петлял, позади в сумерках угадывались искажённые участки над дорогой, точно марево в летний день. Кузов подпрыгивал, отбивал мягкие места бойцам. Громыхнуло и было видно, как яркая вспышка на мгновение разогнала темноту в небе.
- Глядите, чё взял, - Денис из-за пазухи достал бутылку “Казаков”.
Миша сглотнул слюну, Алексей чуть не подпрыгнул от радости. Командир взвода с презрением посмотрел на водку, за горло цеплялась тошнота.
- Без меня.
- Почему раньше не сказал? - воскликнул Михаил. - Скорее наливай! Стаканы взял хоть?
- Один только. Ничего, будем по очереди. Выпьем за погибших пацанов. За родину. Я как вспомню жаркие бои с 2014-го...
За это грех не выпить, подумал Комаров.

Товарищи замолчали. Денис налил себе в стакан, честно украденный со столовой, собирался выпить, но грузовик высоко подскочил. Бутылка со стаканом выскользнули из рук, покатились по кузову и стукнулись об землю.
- Нет! – заорал Мишка, будто сейчас готов выпрыгнуть вслед за бутылкой.
За бортом показалось тело. Колёса тянули за собой кровавый след. Человек дёрнулся, легко поднялся с земли и медленно зашагал за уезжающим грузовиком, выставив перед собой руки и отчаянно пытаясь достать ускользающую добычу. Черты лица скрывались во тьме, но Максим подметил длинные распущенные волосы, тоненькую и сгорбленную фигуру, неровную походку.
- Кто это? – встрепенулся Алекс Яковлев. – И как он выжил? Мы ведь его переехали!
- В автобусе Миша интересовался, есть ли здесь женщины. Одна из них только что выползла из-под колёс, - спокойно ответил Комаров.
- Бывшие лаборантки? – осведомился Денис.
- В основном. Попадаются здесь и настоящие женщины, но их очень мало и, как правило, заканчивают плохо…


Глава третья – в плену

На базу бойцы приехали, когда окончательно стемнело. Им выделили место в казарме, а на следующее утро отряд получил боевую задачу – заменить военных на блокпосте, который находился на свалке. Военные собирались захватывать позиции в Рыжем Лесу, Янтаре, Лиманске, “военсталы” продвигались в самое пекло, пытаясь выяснять причины масштабных Выбросов, а Комарову и его бойцам доверили стоять с автоматами на бессмысленном посту. Грузовик доставил их на кладбище заброшенной технике. “Это – важная ключевая точка, - объясняли в штабе. – Смотри, лейтенант, чтобы ни один мародёр не проскользнул мимо твоего взгляда. Каждый час тебе будет нужно выходить на связь и докладывать об обстановке”. Что здесь охранять? Ржавые машины, вертолёты. Ничего ценного. Удивительно, но раньше, когда Макс в сталкерах ходил, техники было больше. Кому понадобился металлолом?

- Удачи, ребята, - радостные военные запрыгивали в кузов, оставляя четверых бойцов одних.
Грузовик дёрнулся и покатил на базу. Бойцы обступили командира взвода, ожидая приказа. Светило солнышко. Редкие вороны размахивали крыльями, покачивалась высокая трава. Тихо как в загробном мире.
- Слушайте задачу. Кладбище слишком большое, контролировать его не просто. Сейчас каждый возьмёт на себя несколько секторов, которые будет патрулировать. Один отдыхает, трое несут службу. Через два часа смена.

Отряд спецназа под командованием капитана Тихановского провёл зачистку лагеря и взял нескольких противников живыми. Бледные и побитые парни в камуфляжных комбинезонах сидели смирно, подняв руки за голову и ожидая приговора. Со страхом смотрели на капитана, молили о пощаде. Тихановский выпустил пар, оставив синие отпечатки на лицах обоих. С трудом задавил в себе зверя, связался со штабом и вызвал грузовик для отправки “свободовцев” в комендатуру.

Сталкеров со связанными за спинами руками швырнули в угол кузова. Несколько солдат с автоматами окинули их злобными взглядами. Штаб-сержант Терентьев спрыгнул на землю, пожал руку капитану.
- Довезём в целости и сохранности, Олег. За тобой приедем потом, на всех мест не хватит.
- Ладно, мы пока здесь побудем. Только товар не “помните” особо.
- Всё сделаем как надо.

Грузовик ехал по дороге между горами с зарытым в землю радиоактивным хламом. Маленький клыкастый зверёк в ужасе выбежал из-за кустов, спеша скрыться от рычащего монстра на колёсах. Чёрная точка с крыльями оторвалась от верхушки облезлого дерева далеко впереди - обитатели Зоны ещё не привыкли к военной технике. Погода радовала глаза. Штаб-сержант сидел в кабине, подставлял лицо проникающим сквозь пыльное окно лучам солнца. Но осень подобно надвигающейся бури быстро выгоняла тепло. Последние августовские деньки были дождливыми. Пару часиков посветило бледное солнце, и вот уже на горизонте рождалась чёрная занавеса, копила силы и готовилась наброситься на мир.

Терентьев что-то почувствовал. Едва уловимая опасность витала совсем рядом. У холма слева, за автобусной остановкой, как ему показалось, кто-то лежал в траве. Водитель спокойно крутил руль, то поглядывая на экран детектора аномалий, то затягиваясь дымом. Военные недавно проводили на свалке зачистку, отлавливали “неучтённых лиц”. Поставили больше постов, усилили контроль. Мала вероятность того, что на грузовик нападут. Да и какую опасность представляет один или несколько сталкеров? Не до них сейчас. Важно лишь доставить задержанных. Штаб-сержант уже перестал обращать внимание на внутреннюю тревогу, попытался расслабиться, закрыл глаза. Перед мысленным взором возник небольшой посёлок, уютный домик, журчащий ручеёк.

Солдаты в кузове хотели выплеснуть злобу на бойцов вражеской группировки, но строгий сержант Кравченко не позволял и пальцем прикоснуться к ним. Многие потеряли своих товарищей в боях, искренне ненавидели сталкеров. Вдруг за кузовом послышались выстрелы. Звякнуло стекло, грузовик резко дал вправо, военные навалились на пол, ругнулись. ЗИЛ петлял, сбавил скорость и остановился. Четверо перепуганных бойцов крепко держались за оружие, вопросительно смотрели друг на друга.

- Что это было? Кто стрелял?
- Штаб-сержант, что случилось? - орал Кравченко.
Ответа не последовало.
- Литвиненко, Чернышев, проверить обстановку! – приказал Кравченко.
Двое солдат без энтузиазма спрыгнули на землю, повели стволами в разные стороны и скрылись из виду.
Сержант подошел к “свободовцам”. Сидят смирно, пытаются скрыть ухмылку.
- Вы что-то знаете? - заподозрил неладное сержант. - Кто на нас напал? Отвечайте, мать вашу!
- Не знаю, не бейте, пожалуйста, - вжал голову в плечи один из них.

Застрекотали снаружи автоматы, посыпалась ругань, крики. Двое оставшихся в кузове военных чертыхнулись.
- Сиди здесь, запроси поддержку по рации и не спускай с них глаз, - приказал Кравченко молодому бойцу, кивнул на заложников и осторожно выбрался из кузова.

Солдат остался один с пленниками, которые резко осмелели. Страх больше не показывался в их глазах. Расслабились, с ненавистью смотрели на молодого паренька, направившего на них ствол автомата. Он отвёл оружие, достал рацию, нажал кнопку и истерично завыл, приседая при каждом выстреле снаружи.
- “База”, ответь “Конвоиру”!
- “База” на связи, - проговорил мужчина.
- На свалке на нас напали! Вышлите подкрепление, срочно! Мы возле барахолке...

Разорвалась граната, интенсивность стрельбы уменьшилась, затем всё стихло.
- Тебе лучше нас отпустить, - процедил сквозь зубы мужик с заросшей бородой.
- Держись, “Конвоир”, помощь уже в пути, - послышалось из рации, но солдат уже не верил в спасение.
Он с опаской глянул на заложников. Послушно сидели в углу, но чувствовали себя уверенно, открыто смеялись.
- Где все? - завопил боец. - Где сержант и остальные?
На что сталкеры ещё больше залились хохотом. Парень не знал, что делать. У него вся жизнь впереди. Послышались шаги. К кузову подкрадывались несколько человек. Парень с автоматом растерянно хлопал глазами, следя то за улицей, то за пленниками. Собравшись с мыслями, он приказал им встать, подойти к краю кузова, а сам спрятался за их спинами.

На улице смело показалась фигура с оружием. Пожилой мужчина в точно таком же камуфляже с любопытством рассмотрел прикрывающегося заложниками бойца. К нему подбежали ещё четверо. Все обвешены снаряжением, вооружены американскими винтовками.
- Парень, отпусти наших ребят. Мы тебя не тронем, - попросил самый старший из них.
Оружие “свободовцы” держали наготове, но стрелять не спешили, боясь задеть своих. Солдат дрожащими руками удерживал “калаш”, однако был твёрдым в своих намерениях.
- Не подходите, а то замочу обоих.
- Ладно, - главарь отступил на шаг. – Убьёшь связанных людей? А как же комендатура? Разобраться, установить личность? Хочешь проблем, сынок? – повысил голос мужчина.

Силы неравны. Боец понимал это. Даже если убить заложников, останутся пятеро вооружённых стрелков, с которыми в одиночку не справится. Где же подкрепление? Ситуацию удавалось держать под контролем, пока живы пленные. Что будет дальше?
- Братан, давай поговорим спокойно, - заговорил другой. – Выходи, порешим всё, и пойдёшь, куда глаза глядят. Нам просто наши нужны. На тебя нам плевать. Но если пальцем их тронешь, то лучше сам застрелись – по крайне мере мучиться не будешь. Хорошенько подумай.
Паренёк в военной форме замешкался. Слова звучали убедительно, а умирать не хотелось. Проклятый военком! Заслал в самую задницу. Командованию плевать. Сидят в штабе и не могут выслать подкрепление. Умирай здесь теперь. А за что?
- Ладно, - согласился выживший военный, в знак примирения медленно положил автомат, отбросил его ногой на землю.

Анархисты тёрли руки после верёвки, вывели бедного солдата на землю, поставили его на колени.
- Ну что, сучёныш, как тебе на моём месте? – сплюнул бородатый, поднял автомат Калашникова рядом с окровавленным телом военного, начал тыкать им в лицо солдату.
Парень, которому на вид было лет двадцать, пустил слёзы и произнёс:
- Не убивайте, пожалуйста. Я… я жить хочу.
“Свободовцы” переглянулись между собой, задумались. Главарь отряда кивнул недавним пленникам, предоставив возможность самим решить судьбу врага. Бородатый хмыкнул, без церемоний пустил пулю. Парень завалился спиной на землю, замер и смотрел на скапливающиеся тучи. Изо лба струилась кровь. Остальные презрительно поглядели на товарища, но открыто осуждать не стали.
- Вы молодцы, надёжно КПК спрятали, - обратился главарь к двоим “свободовцам”. – Мы вас отслеживать начали по ним сразу, как нам поступил сигнал SOS.
- Эти олухи нормально обыскать не смогли, - загоготал анархист. – Благодаря этому мы живы.
- Ладно, парни, нечего здесь делать. Скоро сюда прибудут вояки. Пошлите на базу.
- Или поедем на грузовике? – предложил кто-то.
- Да не, лишний шум ни к чему.

Лейтенант немного подремал, проснулся, когда по камуфляжной палатке капал дождь. Подхватил автомат, закинул ремень на плечо и вышел на улицу. Накинул на голову капюшон, постоял минуту, прислушался, огляделся. Шуршал тошнотворный дождь, подобно крадущейся змеи шипела за забором “электра”. На крышу автобуса налезла какая-то зелёная пузыристая жидкость. Раньше её здесь не было. Любопытно. По опыту Максим знал, что в Зоне всё меняется почти каждый день, появляются новые аномалии. Некоторые из них не представляют вреда для здоровья и обладают целебными свойствами, на подобии “Оазиса”. Впрочем, сомнительная жидкость на полезную похожа не была. Комаров шагнул вперёд, чтобы разглядеть её ближе. Завыл прибор. Лейтенант опустил взгляд на счётчик Гейгера и отступил. “М-да, дышим здесь всякой дрянью и бессмысленно губим здоровье, - думал лейтенант. - Больше пользы от нас было бы в ООС”.

Повернув голову в сторону шлагбаума, Комаров замер. К кладбищу подкрадывался здоровый клыкастый зверь, планируя незаметно напасть. Коротенькие копыта едва удерживали огромную тушу, под которой ложилась трава. Кабан на секунду тоже остановился и замер, встретившись взглядом с человеком. Намерения зверя читались в его голодных глазах. Задние копыта разрыхлили землю, и кабан дёрнулся с места. Приготовить оружие к бою у Максима отняло секунды. Дежуривший рядом Денис очнулся и навёл оружие на тварь…

Первую порцию свинца зверь принял, когда промчался между шлагбаумом и будкой, служившей раньше постом сторожа. Зверь дёрнулся, завыл, но голод оказался сильнее инстинкта самосохранения. Кабан не устоял против двоих стрелков и, отчаянно рыкнув, грохнулся. По шерсти стекала красная жидкость. Рация вдруг затрещала.
- “База” вызывает “Киев”.
- “Киев” здесь, - среагировал командир взвода.
- На конвой, перевозящий пленников, напали неизвестные в районе барахолки. Ты ближе всех к этому месту. Выдвигайся туда и помоги нашим. Позже подойдёт ещё один отряд. Задачу принял? - сквозь помехи доносился голос.
Расстояние от базы приличное, связь уже работала не идеально. Но приказ был ясен.
- Понял тебя, “База”.
- Будь осторожен. Конец связи.

Отряд добровольческого батальона проходил по свалке. Шаги тихие, бойцы сосредоточены. Детекторы предупреждали об аномалиях, иногда прописывали широкую дугу болты, сталкивались с невидимыми препятствиями, рассыпались в воздухе. Бывший сталкер не доверял полностью приборам и больше полагался на чутьё, которое ещё ни разу не подводило. Вдруг наглый тушканчик из ниоткуда выбежал на дорогу и, клацая зубами, цапнул лапками берцы Яковлева. Алексей подпрыгнул, выпустил матерщину, а тушканчик резко дал дёру, скрылся в высоких зарослях рядом с дорогой. Боец направил автомат в то место, но командир возразил, мол, много шума будет. Главное, что ногу не прогрыз. Чёрт с этой мелочью.

Выступил за очередной мусорной горой знакомый грузовичок. Командир не спешил выходить на открытое пространство, пригнулся и жестом приказал остальным залечь в мокрую траву. Подозрительная тишина пугала. ЗИЛ стоял на ровном месте. Осмотр территории с бинокля показал разбитое лобовое стекло, мёртвого водителя, пассажира. На земле лежали военные. Больше никого не было. Лейтенант стиснул зубы, поднялся, махнул рукой.

Отряд тактично подошел к грузовику. В кузове пусто. В левом уголке глаза Макс уловил движение, машинально повернулся, выставил перед собой автомат. Миша тоже всполошился, дёрнул затвор. Свои. Пять человек в бронекостюмах “Берилл”, вооружены Абаканами и АК.
- Старший лейтенант Берлинский, командир группы разведки, - представился крепкий мужчина.
- Лейтенант Комаров, командир взвода добровольческого батальона “Киевщина”. Это мои бойцы.
- Есть выжившие?
- Все мертвы, похоже, - вздохнул офицер.

Военные провели тщательный осмотр места перестрелки, доложили командованию. Комарову и Берлинскому приказано объединиться, провести разведку, выйти на след врага и доложить. Штаб сообщил, что грузовик перевозил двоих “свободовцев”. Вероятно, “Свобода” об этом узнала, устроила засаду.
- Если это дело рук “Свободы” - а в этом я почти не сомневаюсь, - то они наверняка ушли в Тёмную Долину, - предположил командир разведки. - Где-то там должен быть их лагерь или база. Проверим.
Объединённый отряд выдвинулся на восток. Комаров посмотрел на товарищей, мысленно пообещал себе сделать всё возможное, чтобы они вернулись домой.

Тёмная Долина была одной из самых тихих мест в Зоне. Поля с высокой травой, заброшенные заводы, фермы. И больше ничего.

- По нашим данным где-то здесь находится база или крупный лагерь “Свободы”, - объяснил разведчик. – В прошлый раз мы проводили разведку, но вступили в бой с бандитами, отступили.
- Что будем делать, если найдём? – поинтересовался Максим.
- Доложим на нашу базу, вызовем поддержку. Это место в любом случае нужно будет брать штурмом, вопрос времени. Понаблюдаем, сообщим.
Лейтенант не особо верил, что военные не знали наверняка о существовании базы группировки. Наверняка руководство получало деньги от сталкеров и закрывало глаза на разные кланы. Но сейчас слишком много шума вокруг этой Зоны, скрыть не удастся ничего.

Отряд прошел большое расстояние, прочесал ферму, завод. Пусто.
Бойцы сделали привал, отдохнули, перекусили и снова отправились в путь. Когда в поле видимости появились очертания ангара, отряд остановился.
- Будь лидером группировки, я бы организовал там базу, - сказал старший лейтенант, примкнув к биноклю. Огромный двор, ограждённый забором, несколько зданий, вышки.
- Почему ты думаешь, что обстрелявшие грузовик скрываются здесь? - спросил Комаров.
Капюшон больше не спасал. Час назад дождь усилился, бойцы промокли, многие простудились. Под ногами скапливалась грязь.
- А куда им ещё деться? У нас сейчас постов стало больше, так просто мимо них не проскользнуть. Но подходы к Тёмной Долины пока не охраняются - сейчас у руководства другие приоритеты. Я почти уверен, что враг здесь. Предлагаю подобраться ближе, узнать наверняка, есть ли там кто, и вызвать вертолёт для штурма.

Военные лежали на холме, откуда открывался хороший вид на ангар. С высоты двор был как на ладони. У ворот стояли двое с автоматами, укутавшись в камуфляжные костюмы.
- А вот и нашивки на плечах, - улыбнулся разведчик.
Справа показалось какое-то движение. Трава в том месте качнулась сильнее обычного. Максим попытался разглядеть, но ничего не увидел. Ему показалось, что там кто-то лежит, сливаясь с окружающими красками.

Раздался взрыв. Справа взлетела вверх земля, засыпала бойцов. В ушах Комарова зазвенело и в первые секунды он не понимал, что происходит. Началась стрельба. Лейтенант оказался в гуще боя, как когда-то в зоне ООС. Свистели пули над головой, кричали люди. Враг воспользовался внезапностью и нанёс мощный удар. Теперь лейтенант, придя в себя, видел противника. Перед глазами Максима бронежилет Дениса насквозь прошили пули. Товарищ пустил изо рта кровь и опустил голову в траву. Комаров сжал зубы, выпустил очередь вслепую. Автомат привычно дёрнулся.

“Свободовцы” напали с нескольких сторон. Тихо подкрались и безжалостно разбили отряд. И как им удалось подойти так близко? Явно у них были инструктора. Боевики обучены, вооружены американскими винтовками. Впрочем, подумать об этом Максим уже не успел. Пули срезали нескольких военных и прошлись совсем рядом. Лейтенант вжал голову в траву, перевернулся, выигрывая себе ещё несколько секунд жизни. Думать о плохом он не хотел, да и некогда было, но противник превосходил в численности. На высоком холме военные служили мишенями. “Свободовцы” окружали, подходили ближе. Разорвалась очередная граната, вскрикнул Алексей Яковлев. Плохи дела...

Лейтенант уложил двоих, но один из них успел швырнуть гранату. Она подлетела слишком близко, чтобы пытаться отбежать. Чёрная смерть лежала рядом. Нет, чтобы подняться с земли и что-то делать... Максим как будто окаменел. Тело не слушалось и замерло. А мозг отказывался принимать этот факт и переместил человека в безопасное место, показал детство, яркие воспоминания. Время будто замерло, и в эту секунду шквал мыслей взорвался. Первая встреча с Надей.. точно, Надя! В голове что-то щёлкнуло, зарядило энергией тело. Максим вскочил и побежал назад, не обращая внимания на стрельбу. Он несколько секунд бежал так быстро, как ещё никогда не бегал в своей жизни. Одновременно с падением раздался позади взрыв, и волна ударила в спину лейтенанта. Сознание мгновенно помутнело, и наступила тишина.

Дикая боль выхватила Максима из бездны. Вернулись чувства, перед глазами появились тусклые краски. Запястья отдавали болью. Он попытался размять руки, но они были крепко связаны за спиной. Максим сидел на коленях на холодном бетоне возле стены. Оружия не было. Комаров посмотрел по сторонам. Ещё трое сидят в таком же положении со связанными руками. Голова гудела, но картина прояснилась. Боевики схватили нескольких военных и привели их на базу. “Значит, мы им нужны, - подумал лейтенант. - Но зачем?”

Из военных он узнал Мишку, лицо побито, нос в крови. Из взвода больше не было никого, только разведчики.
- Миша, Денис и Алексей мертвы? - обеспокоенно поинтересовался Комаров.
Петровский через силу повернул голову, молчал, но лейтенант всё понял. Проклятие...

Рядом стояли “свободовцы” с автоматами, следили за пленниками. Выбраться сейчас было бы нереально при всём желании.
- Слышь, Карась, - парень с автоматом окликнул напарника. - А не этот Кабана завалил? - и показал рукой на лейтенанта.
- А я знаю? - взбесился второй. - В перестрелке некогда было за всеми следить. Может, он. Кореша нашего уже не вернёшь. Смирись, Леший.
Тот, которого назвали Лешим, скрипел зубами, яростно смотрел на взводного. Лейтенант вспомнил, как пускал очереди в слепую и мог кого-то зацепить, улыбнулся.
Леший заметил улыбку, скулы его сжались.
- Ах ты, сука! Смеётся, падла! Я бы всех вас там положил, если бы командир отряда не приказал взять нескольких живыми. Ничего, посмотрю, как вас разорвут на кусочки на арене.
- Арене? – переспросил Комаров.
- Ну да, арене. Нужно же мясо для пойманных мутантов! Сегодня вечером народ повеселится.

Максим вздохнул. “Значит, не намного больше мы проживём остальных”. Но тут послышался шум. Началась стрельба. Пленники и охранники засуетились. Что там происходило? Охранники стояли минуты, вслушиваясь в крики, и не знали, что делать: остаться и следить за пленниками или подняться, проверить обстановку. Устрашающий рёв, от которого у Макса волосы встали дыбом, пронёсся над головами. Где-то там, этажом выше, пробежал кровосос и настиг бедного парня, который заорал на всю Зону. И тогда до него дошло, что мутанты напали на базу. Это шанс попытаться сбежать!

Громыхали выстрелы, но судя по крикам, тварей было слишком много. Вдруг по металлической лестнице спустился зомби и начал размахивать руками, подбираясь всё ближе и ближе к боевикам. Они по нему открыли огонь, быстро уложили.
- Парни, развяжите нас! Вместе будем отбиваться, - предложил разведчик.
- Да, одним вам не справится. От нас будет польза, - поддержал Миша.
Громыхали пулемёты. Комаров представлял, как волны мутантов сметают стрелков, спокойно пробираясь в глубь базы и поглощая всё живое. Пока думали бойцы, что-то шелохнулось в тусклом свете, по лестнице послышались шаги. Резко в шею Лешего вцепились щупальца, раздались выстрелы. Леший и кровосос упали замертво. Второй “свободовец” стоял с открытым ртом, долго смотрел на мёртвое тело напарника, опустил оружие.
- Да пошли вы все! – завыл “свободовец” и, бросив связанных одних, побежал по ступенькам.

Пленники остались одни. Наверху стрельба звучала тише. Или нападение почти отбили, или на базе почти никого в живых не осталось. Максим верил во второй вариант больше. Впрочем, сидеть здесь больше нельзя было. Это отличный шанс попытаться сбежать. Только как? Крепкие узлы. Справа зашевелился Миша. Блеснуло лезвие ножа, упала верёвка. Петровский подошел к остальным, перерезал верёвку.
- Повезло, что не нашли его при обыске. Уходим, парни.

Они обыскали тело, нашли аптечки, КПК, сигареты, оружие. Когда поднялись по лестнице, натолкнулись на раненого парня, который бросил их. Из живота сочилась кровь. Рядом лежал зомби.
- Помогите, прошу, - промямлил боевик.
- А кто нас кинул недавно? – посмотрел Комаров на бойца.
- Я выведу вас отсюда, если поможете. Я знаю потайной путь, по нему можно выбраться отсюда.
- Веди.

Раненому оказали медицинскую помощь, схватили его за руки.
- Куда идти?
Пленный указывал дорогу, разведчики его тащили, Миша и Максим прикрывали. Выбрались они по какой-то трубе, проходящей над землёй и выводящей из базы, потом спрыгнули вниз, зарылись в траву. И тут Комаров увидел вертолёт в небе, который долбил с пулемёта по базе “Свободы”. Отряд вздохнул с облегчением.

Птичка приземлилась, подобрала выживших. Вертолёт оторвался от земли, взлетел. “Свободовец” благодарил парней за спасение жизни. Максим летел, прислонившись к окну, думал о погибших товарищах.

25.07.2020
Командир ВСУ на территории ЧЗО генерал-полковник Квартет

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны

Плюс поставили: kalash, Спайк,

Зам.Админ
V.I.P
Спайк аватар
+957 
 -51
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 09/14/2010
Оффлайн

Генерал Кеноби, 1) Грамотность. Ошибок нет. Оценка - 5/5

2) Объём. Отличный. Оценка - 5+/5

3) Срок выполнения. Не в срок но выполнено отлично. Оценка - 5-/5.

Общий вывод: Задание выполнено на БЕЗУПРЕЧНО. В награду -

Spoiler: Highlight to view

100000000 рублей.

Хостинг картинок yapx.ru

Актуальные темы на сегодня
Хороший зомби - расчлененный зомби, любил говаривать сталкер по прозвищу Зомби. © "Мечта на поражение"
Наверх Вниз