Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+24 
 -28
Группировка: Военные
Ранг: Отмычка
Предупреждений: Три
Зарегистрирован: 11/10/2013
Оффлайн

Особо опасная экспедиция

Спидометр на трясущемся руле едва был заметен при тусклом свете Луны. Его стрелка застыла на отметке восемидесяти километров в час и дальше не двигалась. Впрочем, ещё этого мне не хватало...

Еле уворачиваюсь от оврагов и редких деревьев по бокам от меня. Мой велосипед прыгает на кочках, каждый раз больно ударяя мне во все, куда только можно, места. Пронесясь так ещё несколько минут, я резко дёрнул тормозные ручки. Колодки заскрипели, от ободов полетели искры. Сзади что-то громко разорвалось, велосипед стало носить.

Впереди показалась заветная цель. Скорость падала быстро, но я боялся не успеть.

Вот наконец велосипед остановился. Переднее колесо в этот момент сдулось.

Я слез с седла. Заднее колесо тоже лопнуло. Обода почернели, тормозные колодки полностью об них стёрты. «Коня» оставить придётся.

Фара осветила всё, что было неподалёку. Ограждения из колючей проволоки, «ёжиков» и штырей выглядели весьма внушительно. Вдалеке виднелась высоченная, метров в пятьдесят, вышка. На вышке снайпер. Так обычно во всяких там остросюжетных книгах. Заброшенный в густом лесу комплекс, вышки, снайперы, фонящие БТРы и УАЗики…

Где-то далеко ухнул филин. Я вздрогнул и оглянулся. Вдали резво замерцал яркий огонёк, похожий на свечу. Филин снова ухнул.

Я взглянул на вышку и протёр глаза. В каком-то научном журнале читал, что, если потереть глаза, материальная субстанция раздвоится, а нематериальная, то есть, самовнушённая — останется такой же, какой и была.

Вышка раздвоилась. Значит, нет, это всё галлюцинации. Нету никакого огонька. И филин не ухал.

Страшно ночью одному находиться в неизвестном месте...

Я вздохнул и снял фару с велосипеда, посмотрел на то, что ещё минуту назад верно несло меня на невероятной скорости. Посмотрел, прослезился. Впрочем, неудивительно. Я и сам от «Аиста» такого не ожидал, если честно… Вытер слезу, достал карту и стал искать возможность проникнуть на объект. Примерную точку входа я нашёл быстро, но сам проверять не решился. По рации велел товарищам:

— Начинайте спуск, только тормоза проверьте!

Я прилёг на сырую после недавнего дождя землю и стал ждать. Ждал минуту. Ждал две. Ждал пять. Уже заволновался. А вот и товарищи подъехали. Хотя нет, давайте я для начала поясню, с чего всё началось…

— А при чём тут я?
— Да пойми ты! Мы — друзья, и чем нас больше, тем сильнее мы!
— А почему именно я? Ведь есть ещё же...
— Друзья умирают вместе. Если ты думаешь по-другому, катись куда подальше.

Я возвращался домой с работы и попутно решил забежать в магазин. Когда я уже вышел на улицу, мой телефон зазвонил. Звонил один старый знакомый, сотрудник спецназа или чего-то там такого подобного. Он предложил встретиться утром и обговорить одно очень интересное дельце.

— А что, собственно, за дельце? — поинтересовался я.

— Да так... Потом... — уклончиво ответил товарищ.

Меня заинтриговало, согласился. На следующий день перед работой, как и договаривались, заехал к нему домой.

— Братан, здоров, я уж думал, не придёшь! — приветствовал он меня, когда я зашёл к нему в квартиру.

Я разделся, повесил куртку на крючок и прошёл вместе с товарищем в кухню.
Он поставил чайник, включил магнитофон и присел на стул по другую сторону стола.
Больше…

— Говорят, наши новую машину тестируют...

— Кто «наши»? — не понял я.

— Дык кто... Эти... Как их там... Ну, которые на восемнадцатом ещё были...

— Синие Огоньки, что ль?

— Ага. Точняк, они.

— И что?

— Да вот думаю, как они... Насколько хуже тест получится, чем предыдущие...

Я чисто из вежливости засмеялся.

— Та-а-ак... — сказал товарищ, открывая свежую «Комсомолку», — вчера вот вертолёт в Америке разбился.

— Почему? — снова из вежливости поинтересовался я.

— Отказ техники.

— Ясно.

Товарищ посмотрел на меня, потом отвернулся и задумчиво произнёс:

— Да-а... Кто же знал, что там фиг что разглядишь...

Я округлил глаза.

— Чего?..

— Да не обращай внимания, — отмахнулся товарищ, — это я так, вспоминаю...

Он начал что-то нашёптывать, периодически заглядывая в газету и снова отворачиваясь. Так продолжалось некоторое время, я посмотрел на часы и понял, что на работу уже опоздаю.

— Блин, зачем ты меня позвал? — прямо спросил я.

Но товарищ мой как будто и не слышал меня. Он встал со стула, вышел из кухни и скрылся где-то в коридоре. Потом я услышал, как хлопнула дверь туалета. И наступила тишина.

Я сидел на стуле, не понимая, что творится с моим товарищем. Потом я не выдержал, подошёл к туалету и резко дёрнул дверь.

Туалет был пуст.

— Невероятно! — за моей спиной послышался знакомый голос. Я обернулся.

— Это невероятно! — повторил голос, который принадлежал моему товарищу, вдруг вновь очутившемуся на своём стуле.

Я промолчал и вернулся на своё место. Я действительно понял. Имеет место мистика. Ушёл в туалет и... исчез. Точнее, вернулся к точке старта. В данном случае её роль играл стул в кухне.

— Ну, так что ты хотел? — повторил я, присаживаясь к столу.

Товарищ отпил чаю.

— Ну, короче... Слушай...

Тут он предложил провернуть некое дельце. Ночью провернуть. Суть состояла в том, что неподалёку от городской черты в заброшенном комплексе стали происходить странные вещи. Например, люди уходили туда и обратно не возвращались. Друг предлагал с небольшой группой его коллег наведаться туда и узнать, что там происходит.

— У меня вот знакомый туда ушёл... давно. И не вернулся до сих пор.

Я пару раз слышал об этом комплексе. О нём мало что хорошего говорили. Власти туда даже боялись пускать экспедиции. А, может быть, даже и о существовании комплекса не знали.

Комплекс этот порой бывал предметом шуток и анекдотов среди наших знакомых, да и в городе пару раз можно было в какой-нибудь кафешке мельком услышать об очередном энтузиасте и, в большей части случаев, его жестокой гибели. Имела хождение даже байка с громким названием «Трое сумасшедших», действие которой, если я не ошибаюсь, происходило именно в том комплексе.

Я сидел и размышлял. Повсюду какая-то мистика творится. Друг исчез в туалете и вдруг снова сидит у себя на стуле... Как это можно объяснить?

Я достал телефон, ещё раз посмотрел на часы и вздохнул. Аккумулятор моего телефона являл собой довольно древнюю разработку подпольных отечественных НИИ, в которой принимал косвенное участие и сам я. Я уже и не помню, зачем я всем этим занимался, но лучше иностранных аналогов у нас не вышло. Наоборот, аккумулятор был склонен к неконтролируемым разрядкам и частым отказам в работе. Ещё пару раз включить — и всё, конец. Пора бы купить новый, зарубежный. В этом нас другие страны явно обошли, причём обошли довольно сильно.

— Согласен. Только скажи сначала, как ты исчез в туалете?

Товарищ мой заржал. Именно заржал, а не засмеялся.

— Ну, да, было однажды дело, когда в школе через окно сбежал с уро...

— Ты мне зубы не заговаривай. Сейчас ты как исчез?

Он неожиданно замолчал.

— Сей... час?

— Ага.

Он привстал.

— Ты о чём вообще?

— Ну, ты пошёл в туалет и исчез в нём. Не так разве?

Товарищ усмехнулся.

— Тебе надо проверить зрение. Или утихомирить фантазии. А лучше и то, и другое.

— Ладно, проехали...

Мы возвратились к теме нашей встречи. После недолгой дискуссии договорились встретиться рано-рано утром в воскресенье. Даже ночью, скорее.

— А ты сам-то как думаешь, зачем туда ходят? — поинтересовался я напоследок.

— Не знаю, — ответил он, — возможно, их того... жажда к приключениям. Городок-то у нас тихий, небольшой. Скучно. Ни тебе риска, ни тебе острых ощущений.

Я пожал ему руку.

— Ну, давай, будь мужиком. Буду ждать в два часа у своего подъезда с группой и машиной. Бывай.

Я попрощался с товарищем и вышел на лестничный пролёт. Дверь за мной хлопнула.

Я задумался. Что за чертовщина? Галлюцинации? А какие причины?

На работу в тот день я не пришёл, так как вспомнил, что по гороскопу сегодня лучше поберечься, да и по времени я уже опоздал. Я позвонил боссу и запросил короткий отпуск, чтобы подготовиться к поездке основательнее, разумеется, умолчав о факте самой поездки. Аккумулятор в этот момент сел.

Я уже собрался открыть дверь подъезда, но неожиданно остановился как вкопанный. Ведь голоса, которые произнесли это слово, «Невероятно!»... различались. Второй принадлежал моему товарищу, а первый... Первый... Я начал усиленно вспоминать, кому же принадлежит первый голос... И вспомнил. Был у меня хороший знакомый, ныне покойный, работавший профессором в НИИ. У него был чёткий, поставленный армейский голос, который он часто «менял» на обычные профессорские реплики. В частности, он любил восклицать «Невероятно!». И сегодня я точно слышал его голос.

Я сплюнул, списал всё на галлюцинации и открыл дверь подъезда. И тут снова встал.

Спиной ко мне буквально метрах в трёх стоял тот самый профессор.

— Саныч! — окликнул его я.

И тут профессор медленно растаял в воздухе.

Я протёр глаза. Нет, он действительно исчез. А я стою возле двери подъезда, передо мной ни души. Разве что во-о-он вдали киоск с продавщицей и, чуть подальше, продуктовый магазин. Перед тем, как прийти домой, мне нужно было забежать в продуктовый — надо было купить помидоров для салата. Я двинул к этому магазину.

Когда я выходил из него с пакетом помидоров, из-за угла на полном ходу вылетел рыжий «Бентли» и, не сбавляя скорости, понёсся прямо на меня.

Я швырнул пакет на асфальт и кувыркнулся через дорогу. Если бы я хоть чуть замешкался, «Бентли» бы просто протаранил меня.

Машина переехала пакет с помидорами и, обрызгав меня томатным соком, скрылась за универмагом, оставив на покрытии следы торможения.

Я поглядел этому уроду вслед, осмотрел пакет, в котором остались лишь ошмётки помидоров, и побрёл домой без покупок.

Поскольку сегодня я решил добираться до работы на электричке (но не пошёл), то и обратно тоже надо было ехать на электричке.

Купив билет, попутно поговорив с кассиршей о погоде, я прошёл на перрон.

Вдруг я увидел, как по первому пути, на который вот-вот должна была прибыть моя электричка, несётся грузовой состав. Причём несётся в ту сторону, откуда едет электропоезд!

Чёрные круги перекрыли мне всё, что находилось рядом, и тут я прямо под собой услышал звуки электрички.

Я перекрестился и шагнул в вагон. Чего только не покажется — я тогда списал всё на галлюцинации.

Я не стал проходить дальше в салон, а встал прямо около дверей, в тамбуре. За окном понеслась привычная панорама заводов, фабрик и магазинов вкупе с обычными жилыми домами, игровыми площадками и, конечно же, автодорогами.

Я думал, что же это был за грузовой состав, нёсшийся на электричку, и неожиданно исчезнувший. И тут я вспомнил, что утром выпил таблетку от стресса. И я не помню, как собирался на работу, как дошёл к другу... Очнулся только у него, а что было до того — не знаю, всё как в тумане. А галлюцинации у друга? Чем это всё можно объяснить? Вдумавшись основательнее, я вспомнил, что у той таблетки был странный привкус, на который я тогда не обратил внимания.

На секунду оторвавшись от размышлений, вглядевшись в ряды стоящих на очередном железнодорожном переезде машин, я вдруг увидел среди них тот самый рыжий «Бентли»!

Его водитель показался мне подозрительно знакомым...

Я проводил глазами уплывающий переезд и вновь задумался. Зачем я ему нужен? Или тот факт, что он пытался меня убить — случайность? Ну, не рассчитал скорость...

Электричка остановилась. Двери распахнулись, а я вышел на станцию и быстрым шагом зашагал к дому.

Перед тем, как покрутить ключом в замочной скважине, я машинально потянул дверь на себя. Она отворилась, а замок упал мне прямо под ноги. Я прошёл в квартиру. Ключ упал из моей руки на пол.

В квартире стоял запах тухлой рыбы, смешанной с отбросами или чем-то подобным. Повсюду царил такой бардак, точно кто-то дрался.

Я разулся и прошёл вглубь своего жилища.

В моей комнате всё было на месте. Вот только диван мой обнажил пружины, стол в углу накренился на бок, телевизор валялся на полу. Подняв его, я понял, что кто-то спихнул «ящик» со стола, где он всегда стоял. Весь пол залит какой-то бесцветной жидкостью. Принюхавшись, я различил запах водки.

Ругнувшись, я прошёл к шкафу в другой комнате, где был такой же хаос. Открыв шкаф, я обнаружил, что оттуда пропала водка, которую я заготовил на Новый год.

Я сел на пол и попытался объяснить сам себе, чем вызван этот бардак.

За полторы минуты я ничего не вспомнил. Поднявшись, я прошёл на кухню.

На столе лежала подозрительно знакомая зелёная упаковка. Я взял её и резко открыл. В ней были обычные таблетки от стресса.

Я выпил одну из таблеток и тут ко мне вернулась память. Я вспомнил, что сам и устроил этот погром. Что взял водку, швырнул её на пол, а потом разбил и всё остальное.

Я позвонил своему хорошему знакомому и попросил его помочь прибраться до прихода жены.

Описывать свою жизнь в течение этих двух дней я считаю нецелесообразным, поэтому напишу лишь, что в тот же день мне удалось отчистить квартиру, а в два последующих — подготовиться к поездке. Когда найду того урода, подменившего мне таблетку от стресса на наркотик, не жить ему...
Я проснулся. В голове у меня звучала красивая фортепианная мелодия.
IMG 1071

Приоткрыв глаза, я понял, что звук этот шёл от моего будильника.

На часах было полвторого ночи. Зачем в такую темень мне надо вставать? На работу всё равно же не раньше шести подниматься...

Я привстал, потянулся и подошёл к будильнику. Поскольку будильник был далеко не самый новый, порой он серьёзно глючил. Например, сейчас он упорно не хотел отключаться.

В открытое окошко слегка поддувал ветерок, дав мне очень перспективную идею.

Я подошёл к окну и выкинул будильник вниз. После этого я отвернулся, лёг и хотел вновь уснуть, но тут точно вспомнил, что будильник-то я сам выставил, причём именно на это время. Я протёр сонные глаза и начал усиленно думать, зачем же я включил его. И тут, наконец, вспомнил. Мы же туда сегодня едем!

Я быстренько оделся, перекусил бутербродом с чаем, умылся и, дополнительно сверив адрес своего товарища с записью о месте встречи в записной книжке, вышел в подъезд.

Когда я очутился на улице, около стоявшего у подъезда не то жёлтого, не то рыжего автомобиля собралась группа людей, скорее всего, просто зевак.

Я чисто из интереса прислушался к их разговору.

— Да вот, какая-то сволочь будильник швырнула и мне стекло разбила, дорогущее стекло! — кричал толстый мужик, указывая на стоящую подле него машину, — кто мне ущерб возместит?! Вы, что ли?!

Я быстро смекнул, что к чему, и поспешил покинуть двор через противоположную сторону.

Я шёл ещё минут десять до дома товарища. У его подъезда стояла грузовая «Газель», в которую небольшая группа людей что-то грузила. Как оказалось, среди «грузчиков» был мой товарищ, который и пригласил меня в «экспедицию». Когда я подошёл, то увидел, что туда загрузили. Это были старые велосипеды, два автомата, пистолеты, гранаты и боеприпасы (и откуда у них всё это?), альпинистское снаряжение, фонари, несколько ножей и, неизвестно зачем, мачете.
Друг пригласил меня и своих товарищей в салон, а сам сел за руль. Мы тронулись. И музыку включили.
Mihail SHufutinskii-Bublichki

Помимо меня и Юрия (так звали моего товарища), с нами ехали ещё четверо его коллег. Имён я не знал, но по кличкам быстро разобрался, кто есть кто. Толстого, но грозного мужика лет сорока величали Батоном, худого и тщедушного того же возраста — Фрэдом, накачанного и очень злого, с зубочисткой во рту и повязкой на левом глазу — Пиратом, а ещё одного без меры улыбчивого и юморного парня лет двадцати пяти звали Юрием, как и моего друга. В дальнейшем буду называть его просто Юрой, сокращённо, чтобы не путать.
Мы выехали из дворов и завернули на трассу. Ехать от силы пять-шесть километров. Но только до поворота на забытый властями и брошенный водителями отрезок дороги.
Газик2
Газик4
Газик3

Доехали быстро. Нам повезло, инспекторы ни разу не остановили, чего обычно никогда здесь не наблюдалось — на посту всегда работал один и тот же сотрудник, проехать мимо которого был почти что невозможно. Уволили его, видать.

Юрий завернул на старый участок трассы, где встретить машину была большая редкость. Считалось, что эта дорога вела в тупик, но Юрий полагал иначе.

Проехав полкилометра, он сказал:

— Через двести метров поворачиваем.

Но перед самым поворотом на лес Юрий вдруг резко дал по тормозам.

Как оказалось, на дорогу выехал рыжий «Бентли» и встал прямо по её середине. Он загородил собой полдороги и не давал нам проехать дальше.

Юрий предложил мне выйти, подойти к машине и осмотреть её.

Я вышел.

Посмотрел.

Машина как машина, но... В салоне никого... не было.

Это было довольно-таки странно. Ведь она же как-то выехала на дорогу? Но... как?

Я прислонился к водительской двери и тут машина неожиданно... исчезла, оставив лишь едва видимые при свете луны следы протектора.

Я перекрестился и вернулся в грузовик.

— Ладно, забыли, — произнёс Юрий, — говорят, в этих местах возможно почти всё...

Он аккуратно нажал на педаль газа, и мы поехали, но там, где несколько минут назад стоял «Бентли» «Газель» неожиданно ударилась о какую-то невидимую преграду.

— Что за?!

«Газель» встала, но Юрий упорно продолжал давить на педаль газа. И тут преграда неожиданно отошла куда-то в сторону, и нам открылась возможность проезда.

Следующие пять метров до поворота мы двигались, сбросив скорость до максимума.

Вот наконец завернули в лес. Юрий успокоился, «Газель» начало привычно швырять на кочках и ямках. Мы разговаривали о том, что же это было.

— Автопризрак, наверное, — задумчиво сказал Батон.

— Может, и так, — уклончиво ответил Пират, — а всё же не нравится мне эта машина... Чую, что от неё будут неприятности...

— Какие же? — возразил я.

— Да всякие, — уверенно ответил Пират, — мне один хороший знакомый рассказывал историю. Ну, там типа они с другом однажды ночью встретили такую вот штуковину. Только тогда они на мотоцикле ехали, и встретили не «Бентли», а простые «Жигули». Откуда ведь в деревне «Бентли»? Хе-хе. Ну, значит. Точно также, говорит, машинка выкатилась на дорогу, точно также слезли с мотоцикла, осмотрели её, потом тачка также исчезла. Попытались проехать это место, точно также обо что-то ударились. Потом они оба аж на полгода куда-то исчезли. Я уж думал — всё, фраера, жмуры. А они через эти самые полгода приходят и говорят — вот, мол, мы в какой-то там зоне были, всё это время блуждали, какую-то там тайну найти хотели. Так и попали в сумасшедший дом...

— И какое этому логическое объяснение? — поинтересовался Юрий, переключая передачу.

— Да хрен его знает... — Пират сплюнул в открытое окно, — может, это просто массовые галлюцинации, а, может, — ещё что-то...

На этом мы закончили всякие разговоры.

Я отвернулся к окну и задумался. Разумеется, я лукавил. Ведь «Бентли» была очень похожа на ту самую машину, которая чуть не убила меня за пару дней до поездки. Скорее всего, это она и была. Но я умолчал. Впереди нас могло ждать нечто более страшное, поэтому мне не хотелось напрягать обстановку.

А вот и спуск. Быстро, однако.

Остановились, заглушили двигатель. Вылезли, осмотрелись. Природа ещё не проснулась, разве что стайка летучих мышей прохлопала перепонками прямо над нашими головами. Три часа ночи — чего ещё ждать, как не мышей?
Достали «Аистов» из кузова. Проверили оружие, положили пистолеты в карманы. «Укорочки» Юрий раздал тощему и тщедушному — Фрэду — и злому с повязкой, — Пирату —, после чего, взглянув на «Газель», возможно, в последний раз, мы подъехали к крутому склону. Слева была отвесная бетонная стена, а справа — тёмные подъезды к городу.
Ночь

Я осторожно поинтересовался у Юрия:

— Зачем ты этому... тщедушному автомат доверил?

— Да ему просто ничего больше доверить нельзя... — ответил Юрий, — раньше пацан дрался неплохо, а сейчас спёкся...

Я промолчал. То, что было впереди, а именно — склон, оправдывало все наши ожидания — его угол был более чем крутым, а это отбило у меня всякое желание подержать «калаш» в руках. Ехать сразу всем было попросту опасно — внизу, если верить карте, стены и ограждения.

Решили тянуть жребий, кто первым поедет. Выпало мне. Ну, будь что будет, подумал я…

Читатель, будь осторожнее, если видишь зелёных человечков! Скорее всего, у тебя галлюцинации, но иногда они (человечки) материальны, такие случаи действительно фиксировались. Если у тебя есть оружие — стреляй, нет — тогда только беги.
— Неизвестная энциклопедия

Пират, оба Юрия и Фрэд успели притормозить велосипеды, а вот Батон на полном ходу влетел в стену — не то тормоза у него отказали, не то поздно тормозить начал, не то ещё что-то там произошло. Вытаскивали его всем чумом. Толстяк упал в кусты, а живот не позволял ему встать.

Вытащили. Я снова достал карту, Юрий указал на примерную точку входа (точной он не знал). Оказывается, то, что я принял за точку входа, был простой колодец. А то, что было действительным входом, являло собой вентиляционную трубу, давно не использующуюся.

Юрий пытался пробить мачете брешь, но у него ничего не вышло.

— А ну отошёл! — Пират взвёл автомат и расстрелял несколько коротких очередей.

В образовавшийся аккуратный круг Юрий запрыгнул не без моей страховки, после чего подавал всем нам руки. Батона пришлось ещё и снизу страховать.

Вот мы и все очутились в трубе. Зажгли налобные фонарики, достали пистолеты и, пригнувшись, двинули вслед за Юрием.

Он держал в руках карту этого вентиляционного лабиринта, невесть каким образом у него оказавшуюся. Я не понимал, как он ориентировался настолько точно.

— Стойте! — произнёс он.

Мы замерли. Прислушались.
В лабиринте ясно слышались чьи-то отдалённые крики и странный смех.
Смех дилера

Крики медленно приближались. Юрий забрал у Фрэда автомат и осторожно, чуть ли не ползком, двинул вперёд. Мы нерешительно пошли за ним.

Вдруг крики исчезли. Вместо них началась какая-то еле заметная вибрация, но она быстро усиливалась.
Через полминуты лабиринт уже дрожал. В глазах поплыли круги, нас шатало, как новорождённых детей. И мы никак не могли понять, чем это вызвано.
Апасний коридор
В помещении
Неожиданно вибрация немного спала. Но вместо неё мы увидели яркий свет где-то метрах в пятнадцати. Вентиляционная труба сменилась коридором из кирпича. Свет шёл откуда-то сбоку, причём шёл явно от того места, где находился вход в комплекс, то есть именно оттуда, куда так рвался Юрий. И этот самый Юрий не выдержал. Он резко увеличил скорость, почти перешёл на бег, подбежал к повороту и остановился. Так резко остановился, что мы чуть не врезались в него. И замерли.

Я пристроился рядом с Юрием. Увиденное повергло меня в шок.

Огромное пространство, отдалённо похожее на сталелитейный завод, предстало перед нами. Оно светилось всеми цветами радуги. Посередине наблюдалось нечто вроде генератора. Похоже, именно от него шла вибрация и неимоверно красивая игра цветов.

Повсюду сновали люди, немного напоминающие собой «зелёных человечков», но «нормального» человеческого роста. Все они были одеты в скафандры и выполняли монотонную работу: перетаскивали странные красные, жёлтые или зелёные ящики, размером с портфели, из одной стороны комплекса в другую.

Мы стояли так несколько минут, за это время вибрация несколько раз спадала и нарастала. При этом, когда она спадала — свет увеличивался, когда нарастала — уменьшался.

— Ладно, плевать я хотел на всё! — сказал Юрий и уверенно пошёл в сторону «генератора».

Мы переглянулись и пошли за ним.

Юрий шёл, размахивая «укорочкой», как пушинкой, прямо к «генератору». При этом мы несколько раз кричали ему, но он будто оглох.

Я выстрелил из пистолета в одного из «зелёных человечков», который неожиданно кинул переносимый им ящик и двинулся в сторону Юрия. Пуля попала ему в голову, но это не остановило его. Я выстрелил ещё раз. Снова прямое попадание и снова никакого эффекта.

Третий раз мы выстрелили залпом, при этом Пират открыл беспорядочную стрельбу по всем «инопланетянам», что были в поле нашей видимости.

Никакого эффекта. «Человечек» вплотную подошёл к Юрию, приложил к нему «лапу» и тут… Юрий пропал! Он просто исчез, как будто его тут и не было.

«Зелёный человечек» повернулся к нам, несколько секунд смотрел на нас и неожиданно развернулся и... исчез...

Я осмотрелся. Вроде бы ничего нету такого больше и опасность нам не грозит. Пока что…
Сигнал

Вдруг завыла сирена тревоги.

— Вам тут делать нечего! — сзади послышался властный голос.

Мы обернулись. За нами стояла группа людей в форме спецназа — все они держали в руках «Абаканы» на взводе. И все они явно пришли к нам с недобрыми намерениями.

— Вам тут делать нечего!

Не знаю, зачем я это сделал, но я выстрелил наугад, а моему примеру последовали коллеги. Но семь автоматов против четырёх пистолетов и лишь одного автомата — разница очевидна.

Я стрелял и катался, не глядя ни на кого, чуть ли не вслепую. И, похоже, иногда попадал, но неожиданно патроны и запасные магазины закончились. Я швырнул теперь уже бесполезный кусок металла в сторону и побежал куда глаза глядят. Глаза мои глядели к «генератору».

По пути меня пытались остановить «зелёные человечки», но я ловко уворачивался, иногда задевая столь же юрких «человечков» ножом.

Вот я и у «генератора». Вибрация около его подножия чувствовалась основательно и я мог не протянуть долго.

Что теперь делать? Как быть дальше?

Неожиданно я увидел лестницу, ведущую на верх «генератора». Я вскочил на неё и полез. И тут в меня полетели пули. Похоже, «спецназ» перестрелял моих коллег и теперь решил остановить меня. Интересно, они по мне из упрямства стреляют или же на верху «генератора» находится что-то очень и очень важное?

Вот уже пролез почти до конца. Стреляли уже не сбоку, а прямо подо мной. И тут одна из пуль больно резанула мне по уху, я оглох на несколько секунд и чуть было не свалился с лестницы. Но при этом продолжал лезть, упорно продолжал, и, наконец, залез.

Крыша «генератора» была уставлена какой-то непонятной системой из электростанций, труб, вентиляторов и других элементов. Я сразу понял, что к чему, подбежал к электропроводам и начал рубить их ножом.

Свет сразу же погас, вибрация полностью прекратилась. «Зелёные человечки», наверное, тоже остановились…

Тут я оглянулся и, как потом оказалось, не зря. На крышу залезли четверо «спецназовцев».

— Руки вверх!

Я показал им фигу и перепрыгнул через электрощит. Они открыли огонь, но после этого я не только не был ранен, но и обнаружил, что сверху открылась крыша.

Надо мной возникла огромная брешь. Уже было светло, солнышко пригревало, припекало, прямо как в детстве… Так хотелось вернуться в то время, когда никому не был ничем обязан, когда всё было отлично… Когда ты мог лежать на диване, читать газету, смотреть новости по телевизору или же просто спать...

Пока я балдел, «спецназ» успел перепрыгнуть через электросистемы, связать мне руки за спиной и оглушить ударом дубинки.
Капитан Оборин уверенно вёл «Боинг» на посадку вместе со вторым пилотом, сидящим за правым штурвалом. Самолёт успешно приземлился в тихом и почти полностью свободном аэропорту.
Посадка

Это был обычный грузовой рейс.

После того, как борт загрузили, пилотам приказали лететь обратно. Самолёт медленно набрал скорость и оторвался от земли.
Metro prib 2
Я услышал странный шум и, чтобы узнать, что происходит, открыл глаза.
Метро4
Метро
Метро2
Metro1
Оказывается, я стою на путях станции метро, а на меня на полной скорости несётся поезд! Я инстинктивно уцепился за платформу и вскарабкался на неё. Хорошо тогда дряпнулся на бетон — и это буквально за пару секунд до того, как мимо станции на полном ходу пронёсся поезд. За время краткосрочного спокойного пребывания я успел разглядеть лишь одну надпись — «Одесская». Где-то я видел это название. А, точно. Была такая станция в каком-то городе, где я точно однажды был, только взорвали её террористы. Поезд — на взорванной станции?..

Станция была какая-то необычно короткая, в ней могло уместиться от силы два-три вагона — такого размера обычно служебные станции. Она всюду протекала, на правом пути рельсы были завалены опавшими сверху плитками и грунтом. На станции стоял такой запах, точно взорвали штук пятьсот петард в замкнутом пространстве, да так и не попшикали освежителем.

Неожиданно я вновь услышал звуки приближающегося поезда. Я думал, что он тоже пронесётся, не останавливаясь, но он... остановился. Двери его распахнулись и я машинально шагнул в салон. Двери за мной захлопнулись, поезд тронулся.

Тоннель засвистел всеми своими красивыми звуками через неприкрытые форточки. А я тем временем начал осматриваться.

Вагон был вроде как самый обыкновенный. Местами пыльный и грязный, он произвёл на меня лучшее впечатление, чем я ожидал.

Кроме меня в вагоне никого не было.

Я прислонился к стенке вагона и задумался. Сначала я сидел и думал, а потом решил — а с какого я, собственно, сейчас просто сижу тут сложа руки и думаю фиг знает о чём?

Мне пришла в голову идея. Нужно попытаться добраться до головы состава.

Сам по себе состав, как я понял, состоял из трёх вагонов. Я сел во второй, следовательно, мне надо было лишь открыть три двери, чтобы попасть в кабину.

Я встал. Топнув ногой по полу, я двинулся в сторону локомотива.

Межвагонные двери поддались легко — видимо, их даже никогда не запирали. А вот с дверью кабины пришлось повозиться.

После нескольких неудачных попыток открыть дверь при помощи пинков и ударов, я понял, что у меня ничего не выйдет.

Я начал искать глазами ломик или молоток, чтобы открыть дверь более надёжным способом.

Поезд в этот момент на полной скорости пронёсся вдоль первой с момента посадки в вагон станции.

Долго я не искал — молоток нашёлся перед дверью в кабину машиниста.

Я приготовился и со всего размаху вдарил по двери.

Первый удар ничего не изменил — на двери ни одной вмятины не появилось.

Я колошматил по двери ещё несколько минут, пока окончательно не убедился в бесполезности этой затеи. Тогда я размахнулся и со всей силы зашвырнул молоток в, как я думал, дверь. Но подлый молоток улетел вбок и, выбив стекло, улетел куда-то далеко в тоннель.

— Тьфу ты, — больше я молотков в вагоне не видел, — что ж теперь-то делать?

Но тут из тоннеля сквозь стекло что-то вылетело и это что-то очень больно ударило мне по лбу, прервав ход моих мыслей.

Наивный пассажирский вопрос: что делать, если ваш самолёт захвачен? Отвечу так, как знаю из своего профессионального опыта. К сожалению, ничего предпринять уже нельзя. Просто ложитесь между кресел и засыпайте. Проснётесь и поймёте, что никто ваш самолёт не захватывал, а сами вы лежите у себя дома в уютной постели и читаете книгу.
— Пилот гражданских авиалиний

Очухался. Башка страшно болит и повсюду какой-то непонятный гул, немного напоминает морской прибой.

Оглядываюсь. Слева и справа от меня какие-то ящики и картонные коробки, по форме на купе поезда немного похоже. Местами коробки раздавлены, из них торчат куски пластика и металла.

Пытаюсь подняться. Вроде руки не связаны. Зато ноги ломит, как будто били. А может, и вправду били.

Пересилил себя, поднялся. Решил пробраться между ящиков. Слегка шатало. Либо я пьян, либо землетрясение, не иначе.

Выбрался из ящиков в проход, откуда шёл дневной свет.

Господи, да я же в самолёте!

Да, я не ошибался. Я летел в самом настоящем грузовом самолёте. Повсюду фюзеляж заставлен товарами с различной маркировкой: где Китай, где Япония, где Германия, а местами и наши. Лишь левая самолёта часть была свободна. Видимо, её специально освободили для прохода.

Я прислонился к иллюминаторам. От них шёл настолько приятный свет, что я снова чуть не впал в забытье.

Но как я сюда попал? Вернулся я в «купе», прилёг, задумался. Что было тогда?

А, точно. Находился на какой-то крыше, сзади кто-то подошёл и… всё. Потом оказываюсь в метро, на меня едет поезд, потом ещё один поезд, в который я сажусь, потом в меня какой-то молоток летит и.. всё вроде. Ничего больше не помню. Ничего.

Снова вышел, осмотрелся. Спереди метрах в пяти дверь, сзади туалет. Я подошёл к нему и открыл дверь. Туалет как туалет. Унитаз, раковина и прочие атрибуты приятного полёта. Значит, я в хвосте самолёта. Интересно, куда же я лечу?

Принял решение идти вперёд. Подошёл к двери. Попробовал её открыть, но она не поддалась. Со всей силы ударил по ней: ничего не изменилось. Ударил ещё раз. И ещё, и ещё. Наконец, с десятой попытки, выбил дверь. Только потом догадался, что надо было лишь ручку на себя потянуть.

Спереди такая же дверь. Потянул на себя — не поддалась. От себя — тоже.

Наверное, надо просто найти ключ. От безысходности я вернулся в «купе» и стал металлическим штырём, что валялся рядом, вскрывать коробки. Сначала я случайно пробил насквозь дорогой монитор, потом со злости взорвал телевизор, ну и, наконец, проломил ящик с непонятной субстанцией. Субстанция растеклась по салону, я продолжил вскрывать ящики. Вот четвёртый дал несколько неожиданную находку — целый арсенал пистолетов-пулемётов, пистолетов и боеприпасов.

Я, разумеется, сразу зарядил оба взятых пистолета-пулемёта, положил в карман Макаров, захватил по паре запасных обойм ко всему захваченному оружию, после чего сразу же двинул в стороны «носа» самолёта.

Дверь, которая упорно не открывалась, была на месте. Пришлось разрядить в неё весь магазин и вернуться в «купе» за новым.

Пройдя сквозь изрешеченный участок самолёта, я неожиданно наткнулся на человека. Точнее, на труп. Похоже, мне надо было поосторожнее стрелять по двери. Кто этот человек, я не стал выяснять.

Так я шёл и дальше: находил дверь, отстреливал в неё все патроны, возвращался в «купе», брал новый магазин и шёл к следующей двери.

— И что? Ты думал, от этого что-нибудь изменится?

Вопрос босса озадачил Ганса. Тот не мог найти объяснений.

— Я же говорил тебе, что надо поаккуратнее действовать, а не то нас запалят? Или не говорил?

Ганс был безответен.

— Сволочь, ты ответишь на мой вопрос?!

— Босс, я…

— Что «я»?! Молчишь?! Ну тогда получай!

Босс достал из кармана «Дигл» и взвёл курок…

Вот я у кабины пилотов. По пути попалась парочка наглых парней в трёпаных рубашках, которых пришлось отправить на небеса. Кто они и откуда — не было времени узнавать.

Стою у двери и думаю: что делать? Стрелять по кабине? Но ведь дверь бронирована. В меня просто срикошетит, и если не умру, то гарантированно останусь инвалидом.

Но тут сама удача мне повернулась лицом: дверь кабины открылась сама. Из неё вышел пилот. Точнее, мог бы выйти.

Я заставил пилота вернуться обратно и сесть на своё рабочее место. Второй пилот и радист смотрели на меня безумными глазами.
Босс взвёл курок и выстрелил.
010 online-audio-converter
Ганс вскинул руки, схватился за живот, выкрикнул какое-то страшное ругательство. Босс снова выстрелил и подошёл к подопечному. Пощупал пульс.

— Жмур, — почесав подбородок, произнёс он.

Самодовольно улыбнувшись, босс плюхнулся в кресло и крикнул:

— Кофе!

И его служанка побежала исполнять приказ.

Босс напряжённо посмотрел наверх:

— И всё-таки эта гадина сбежала…

— Значит так! Слушать сюда внимательно! — я говорил так, будто захватывал самолёты всю жизнь, но в глубине души я дрожал.

Получив невнятный ответ на вопрос о направлении самолёта, я сделал вид, что целиком и полностью удовлетворён им.

Но тут какая-то неведомая сила заставила меня повернуться в сторону салона. И, как оказалось, не зря.

Сзади ко мне пытался подобраться человек в красной рваной куртке и капюшоне, скрывавшем полголовы. В одной руке он держал подозрительно знакомое мачете, в другой — пистолет. Я наставил оба «микро-узи».

— Это я, не бойся. — незнакомец опустил капюшон, — узнаёшь?

Юрий! Откуда он здесь взялся?! Я с трудом узнал его — так он был потрёпан. На нём было несколько пулевых ранений (или это ножевые удары — я так и не понял), по лицу проведены порезы и шрамы, на руках мозоли и волдыри. А его чёрное мачете целое. Абсолютно целое.

— Ну… узнаю… — я делал вид, что не узнал, хотя на самом деле всё понял, — где остальные?

— Они все погибли, наверное … — с грустью в голосе ответил Юрий, — всех поубивали сволочи «спецназовцы», наверное… Кричали они. Или им удалось бежать…

— У нас тут задушевная беседа, подождите немного, хорошо? — попросил я пилотов. Те кивнули — мол, поняли тебя.

Но от дверного проёма я отходить не стал — мало ли…

— С этого момента поподробнее, пожалуйста…

— Не знаю. Такая заварушка была, не было времени смотреть. Я только выстрелы помню. Наверное, они все погибли, хотя кто знает…

Самолёт тряхнуло. Мы попали в зону турбулентности.

— Ну вот… Единственное, что точно помню… Я, значит, сразу притворился жмуром. Вояки смылись. Думал, ты убит… Поплакал немного… Ну, и… Вот. Собственно, всё…

— А как ты тут очутился? А я как? — недоумевал я.

— Расскажу, но не сейчас… Мне надо всё вспомнить… Давай сначала скажи — что мы будем делать? Просить ли пилотов сменить маршрут, или же пусть мы незаметно выберемся на месте?

— Если недалеко летим... Давай сами тогда уж… — решил я.

Юрий прошёл в кабину пилотов и начал с ними разговаривать. Выяснилось, что самолёт частный, принадлежит некому крупному боссу. Через полчаса начнём заходить на посадку. Юрий сказал пилотам лететь, как и надлежит согласно маршруту и расписанию, но из кабины мы не вышли — важно было, чтоб пилоты не успели вызвать «ментов». А там всё пойдёт как по маслу…

— Босс, вас к телефону, — робкая служанка подала своему начальнику телефонную трубку.

Звонили из аэропорта. Администратор сообщил, что самолёт с его товарами прибудет через полчаса. Босс ответил, что «всё нормально, спасибо», выругался, вызвал служанку, привстал и направился к выходу.

Рыжий «Бентли» уже ждал босса и его охранников у подъезда офиса.

Основательно тряхнуло. Это загруженный под завязку «Боинг» плюхнулся на бетонку, подняв клубы пыли и грязи.

Меня и Юрия завалило на сторону, но мы, переборов земное притяжение, вернулись в исходное положение.

— Приехали, — Юрий вытер пот со лба, — ну, пошли…

Мы пропустили пилотов и пошли вслед за ними, на всякий случай не опуская оружие.

Пилоты открыли бортовую дверь и мне увиделось, что к ней покатили колёсный трап. Я взвёл «микро-узи».

Неожиданно пилоты спрыгнули на лестницу трапа, тот отъехал, и мы остались с недоуменными глазами смотреть, как трап на полном ходу уезжает.
Юрий неожиданно начал стрелять. Он палил и вверх, и вниз, и в сторону трапа. Во все стороны.
009

По нам тоже начали стрелять, но явно не из пистолета. Нам обоим пришлось укрыться за стеной.

— Точно! — Юрий хлопнул себя по лбу и пошёл в сторону кабины пилотов. Я осторожно двинул за ним.

Я не понимал, что он собирается делать. Юрий зачем-то взял пилотский шлемофон, нахлобучил его себе на голову, сел в кресло пилота…

Боже, он что, лететь вздумал?!

— Да, полетим. Не под пули же лезть? — ответил мне Юрий, поражаясь моей глупости, — садись, что же ты?

У Юрия был опыт вождения самолётов, причём именно гражданских. Но это было очень давно — лет пятнадцать назад. К тому же, меня смущал тот факт, что его четыре раза увольняли из авиакомпаний — то за пьянку, то за опоздания, то за драки со вторым пилотом, то ещё бог весть за что. А как он «Цессну» свою водил, не приведи Господь такое увидеть! Как-то однажды полетели мы с ним в горы. Помню, на второй-третьей минуте полёта небольшой ветерок начался. Так у него «Цессна» крутилась так, что я пожалел, что пакет с собой не взял. А ещё была история, когда он в бак случайно гранатовый сок залил, когда резину случайно спустил, взлетел, а потом сесть не мог и ещё много чего…

Юрий уверенно нажимал кнопки на панелях и дисплеях. Первая, нажатая им, оказалась оповещением о пожаре, нас тогда хорошенько полило водичкой. Вторая неожиданно врубила на полную громкость какой-то азиатский мотив, отключить который Юрий сумел, лишь впечатав кнопку в панель…

Но зато десятая или двадцатая кнопка всё-таки включила двигатели…

— Ну, улетели, так улетели… У меня всегда есть способ достать того, кто мне нужен, — служанка не ожидала такой равнодушной реакции босса, — они ещё пожалеют, что связались со мной…

— Ты куда лететь-то вздумал? — я всё ещё пытался заставить Юрия передумать, но при этом понимал, что это единственный шанс не убиться.

— Всё равно куда. Где-нибудь сядем… — неопределённо ответил Юрий, с трудом удерживая норовистый самолёт от крена, — сядь!

Скрепя сердце я сел за штурвал справа, хотя никогда даже не притрагивался к таким вещам.

Самолёт прорезал небо, точно коршун — быстро и в то же время бесшумно. По крайней мере, так мне казалось.

Летели нормально где-то час, может, полтора. Не буду врать — не до того было, чтобы время считать.

Юрий внимательно вглядывался вдаль и, как мне казалось, прислушивался к чему-то. Я тоже прислушался.

Некоторое время я ничего не слышал, кроме шума двигателей. Напрягаясь внимательнее, услышал какой-то свист.

Это шелестела обшивка нашего самолёта…

— Твою ж мать! — Юрий со злости крутанул штурвал в сторону, самолёт тряхнуло, — что теперь делать?!

Небо, до того момента казавшееся единственным спасением, начало казаться лишь очередным нашим проколом и грубейшей ошибкой. Я уже было пожалел о том, что мы не полезли под пули.

Юрий до последнего пытался стабилизировать траекторию полёта нашей махины, но у него не получалось — самолёт мотало из стороны в сторону. Двигатели не слушались Юрия, плюясь клубами дыма, грозя в любой момент остановиться.

И это случилось. Двигатели притихли, точно малые щенята, устроившиеся на ночлег.

И наступила тишина.

Тишина.

Тиши...

Ти...

— Первый, первый! — кричал Платон, с трудом удерживая в воздухе свой вертолёт, изрезанный пулями и снарядами, — первый, ответьте!
Первый не отвечал. Шурупов, с трудом не улетая за борт, отстреливался из пулемёта. Бывший «долган» Марат периодически выглядывал за распахнутую дверь, стреляя из старого потёртого ПМ, а его заклятый враг из «Свободы» точными выстрелами поражал противника по левому борту.
056
Отставной майор Рыбаков безуспешно пытался найти выход из почти что безнадёжной ситуации. Под вертолётом — скопления «фанатиков», примерно в километрах тридцати перед ними — армейские блокпосты, сзади — особо опасная территория с пси-излучением.

Платон с трудом удерживал махину в воздухе. От Первого не было никаких вестей, Второй был сбит на глазах экипажа, а Четвёртый не имел с собой средств связи. На подмогу рассчитывать не приходилось.

Но вертолёт не выдержал. Покручивая безжизненным винтом, «мишка» грохнулся в болото.

— Выше, выше!
— Зачем?
— За креном следи, мать твою!
— Каким креном?!
— Не-е-ет!!!

Запись одного из «чёрных ящиков» самолёта, терпящего бедствие

Удар.

Меня выкинуло из кабины пилотов ногами прямо в лобовое стекло, выбив его далеко вперёд.

Аккуратно съехав по носовой части, я спрыгнул в болото, на которое упал наш самолёт.

Юрию повезло меньше, чем мне. Его вышвырнуло с такой силой, что он чуть не переломал себе все кости.

Когда Юрий всё-таки смог подползти ко мне, мы огляделись.

Как оказалось, нам крупно повезло. Мы упали в самую середину обширного болота, причём, похоже, что на мель — по крайней мере, трясина не утягивала меня вниз. Ну, мне так казалось.

— Привет передавай нашим, если жив будешь, конечно, — Юрий беспомощно огляделся по сторонам, безуспешно пытаясь что-то сообразить. Пистолет он потерял ещё до приземления.

— Как бы не тебе это за меня сделать, — устало ответил я.

Хотелось просто улечься и уснуть. Представить, что ни в какой сверхсекретный комплекс мы не ездили, в самолёте не летели, друзей не теряли, в топь фиг знает где не падали…
Вообще ничего этого не было. Я просто лежу на кровати дома, смотрю телевизор, читаю газету. А за окном уныловатая смесь дождя, периодических вспышек молний и раскатов грома. Потом я беру свою старую семиструнную гитару и играю на ней какую-то неизвестную мелодию… Играю её с таким душевным вкладом, что ухожу из реальности… Полностью ухожу…
Guitar 5

Пф-ф, но ведь этого ничего нет? Я просто лежу в какой-то топи. Когда мы летели — было светло, солнышко иногда виднелось, а сейчас — темень такая, точно я ослеп.

— Ну что? — обращаясь к самому себе, произнёс я, — что делать?

— Пойдём, — ответил Юрий, — пойдём отсюда, пока чего-нибудь не случилось…

— А что может случиться? — спросил я.

— Мало ли… — Юрий как мог пытался держаться достойно, но я понимал, что ему не по себе. Да и мне тоже как-то не особо по себе было. Ещё бы — находишься неизвестно где и кроме одного единственного товарища с тобой никого нет.

— Ладно, пошли… — я приготовил свои «микро-узи».

— Ты убил его?!
— А у меня был выбор?

— Майор, мать твою, что теперь делать?! — Марат выпрыгнул из вертолёта и первым же выстрелом успокоил наглого «фанатика», — нас же порешат всех!

— Я чё, знаю что ли? — майор собирал в кучу все свои бумаги, разбросанные при падении по всему вертолёту, — отстреливай их, потом выберемся!

— Тебе… — ответил Марат, отстреливая ещё одного наглеца, хотевшего забраться на борт, — легко… — убивая ещё одного, — говорить… — и третий упал мёртвым.

— Ну а что я могу ещё предложить? — ответил Рыбаков, обыскивая мёртвого пилота Платона.

Шурупов строчил из пулемёта, отправляя «фанатиков» в мир иной. Делал он это так легко, словно играл в какие-нибудь шахматы или шашки.

Вся команда постепенно перебралась в центр вертолёта, а Марат решил попробовать утащить у «фанатиков» более мощное оружие. Удача сопутствовала ему — Винторез с целым ящиком патронов он забрал у убитого им же «фанатика».

Команда продолжала отстреливаться.

Мы с Юрием медленно шли, с трудом не проваливаясь в ямки и выбоины. Так мы двигались около десятка минут. Повсюду была настолько зловещая тишина, что хотелось просто по-детски закричать о помощи. Но мы не дети. Мы уже бывалые люди, которым море по колено и болота по плечу…

Но тут мне что-то больно ударило по уху.

Впереди стала отчётливо слышна стрельба.

Причём не просто стрельба, а ожесточённая баталия.

— Мать твою, этого нам ещё не хватало… — Юрий резко залёг. Ага, типа нам это поможет, если стрелять будут.

Но на всякий случай я последовал его примеру. Мало ли.

Юрий пополз вперёд. Я за ним. Интересно же, что там происходит.

Так мы ползли примерно пару минут. И тут явдруг увидел метрах в стах впереди небольшое брошенное здание, а рядом около него — нечто, похожее на вертолёт.

— Ну же! Свалил! — Марат теперь уже не подпускал «фанатиков» в упор, а отстреливал их из Винтореза ещё на подступах к стометровой зоне около вертолёта.

Шурупов прекратил стрельбу. Пулемёт нагрелся до такой степени, что сталкер обжёгся.

Неожиданно волны фанатиков пропали. Просто исчезли. А майор Рыбаков разжёг костёр прямо в середине «мишки», поскольку лампы, до того работавшие на резервном генераторе, погасли.

Но вместо «фанатиков» к вертолёту приближались две тёмные фигуры, до этого момента плохо заметные.

— Стой! Стрелять буду! Кто? — «долган» вышел из «мишки» и почти в упор направил Винторез в сторону незнакомцев. Все остальные последовали его примеру.

— Хотелось бы то же самое спросить у тебя, — ответила одна из фигур, невероятно спокойно для такой обстановки проходя мимо Марата в вертолёт. Уже можно было разглядеть, что в руках у этой фигуры были два «микро-узи» на взводе.

— Старые сталкеры говорят, разжечь костёр в середине битого танка или вертолёта — к деньгам.
— Ага. Особенно когда ты в этом костре руку обжёг... И деньги будут, и на что потратить — тоже.

Неожиданно стрельбы прекратились. Мы ползли всё дальше. Я теперь уже отчётливо разглядел в нескольких десятках метров от себя упавший вертолёт. Меня заинтересовало, что же там такое, раз так упорно обстреливалось… Да и Юрию это, наверное, было не безразлично.

Проверил свои «микро-узи». Вроде, всё нормально.

Я бочком протиснулся к вертолёту. Безоружный Юрий осторожно шёл сзади.

Вдруг из вертолёта кто-то выскочил и направился к нам.

— Стой! Стрелять буду! Кто идёт?

Я, сохраняя спокойствие, продолжил идти к вертолёту. Миновав «встречающего», мы с Юрием вошли в «мишку».

В середине вертолёта горел костёр. Он одновременно подогревал всех, давал свет и ещё расплавлял пол салона.

Я осмотрел всех присутствующих. Передо мной стоял мужик лет сорока на вид в куртке защитного цвета, около него — высокий, стройный парень с винтовкой Драгунова за плечом. В углу копался в каких-то бумагах ещё один паренёк в военной форме. Хотя как — «паренёк»… Он, наверное, был старше всех. На одном его плече были заметны выдранные наполовину нитки, на другом же висел болтающийся майорский погон. Полевая сумка свисала до колен, а кобура прогибалась под пистолетом.

За мной и Юрием «встречающий» осторожно наблюдал, не опуская винтовку.

— Всем хорошего настроения, — начал я, — мы здесь... эм-м... случайно. Но нам интересно, кто вы и откуда тут?

Наступила тишина. Все взоры были направлены на меня. Я уже было подумал, что ляпнул лишнее.

— Да, нам интересно, кто вы… — неуверенно повторил я.

— Если говорить кратко — беженцы с разных группировок, — «вояка», копавшийся в бумагах, наконец оторвался от них и посмотрел на меня, — по тем или иным причинам мы все тут… под одной угрозой…
Он привстал, прошёл к противоположной стороне и взял там гитару. Сначала он наигрывал какие-то нескладные и фальшивые аккорды, но потом наконец заиграл мелодию.
Guitar 13

«Вояка» сыграл эту мелодию несколько раз и встал. Он выглядел очень уставшим, под глазами я углядел синяки. Так себя чувствую я, когда не сплю пару-тройку ночей. А ведь порой приходится…
— А что это у вас за магнитола? — я подошёл к магнитофону, который валялся на полу и включил его. И понеслась…(прослушайте аудиозапись)
Agr base dolg megafon 4

— Что за Зона? Какой ещё долг? — поинтересовался у всех Юрий.

Я заметил, что, когда я включил магнитофон, парня с винтовкой Драгунова передёрнуло. А вот «встречающий» довольно улыбнулся.

— А вы что, не знаете? — прищурившись, спросил нас «вояка».

— Впервые слышим… — я не врал.

— Ну, значит, тогда слушайте… — размеренно произнёс «вояка», — в общем, вам известно, наверное, про взрыв на Чернобыльской АЭС в 1986 году? То-то же. Вот… и я не знаю, что там и как это случилось, но года три тому назад на станции произошёл ещё один странный взрыв, причём не очень уж и мощный. Однако после него Зона невероятно изменилась. И если раньше встретить живого человека в Зоне было почти что невозможно, то после второй аварии на неё массово полезли люди, жаждавшие узнать некую Тайну. Я сам не знаю, что это такое, но почему-то, не осознавая ничего, я тоже вместе с друзьями сюда поехал. Нашу «Буханку» кто-то украл, как раз когда мы были в самом центре Зоны. Мои друзья все так или иначе погибли, а сам я был военный дезертир. Поэтому о самостоятельном возвращении на «Большую Землю» не было и речи — меня бы просто посадили. И тогда я совершенно случайно встретил всех, кого вы оба тут видите… Правда, нас было в три раза больше тогда… Всех нас объединяло одно — нас тянула Тайна. И мы хотели узнать Её любой ценой, за что поплатились. Жестоко поплатились…

Мы с Юрием переглянулись, вспомнив историю, которую мы обсуждали в «Газели». А «Вояка» сделал паузу, перевёл дыхание и продолжил:

— Ну вот. Дальше. Все эти три года мы искали Её и никак не могли найти. Сейчас же мы нашли Тайну и узнали о ней больше всех других сталкеров вместе взятых. Вот как раз тут о ней всё и написано, — «вояка» достал стопку мятых листов из кучи бумаг, которая в беспорядке лежала около него, — это материалы, которые мы нашли или записали за три года непрерывного исследования Тайны. Три года мы плутали по всей Зоне. Как видите, мы даже не обзавелись нормальными комбинезонами, зато нам удалось научиться приспосабливаться к столь суровым условиям Зоны, а также находить места, где радиация скорее полезна (да, в Зоне и такие места есть). Благодаря всему этому нам удалось и выжить, и выполнить свою миссию. Причём мы закончили поиск и сбор информации о Тайне ещё недельки три тому назад. И всё это время мы пытались найти рабочий вертолёт, чтобы покинуть Зону и вернуться к нормальной жизни, зажить богато за счёт того, что мы нашли и собрали. И вот — буквально несколько дней назад мы нашли эту вот «мишку»… Пришлось, конечно, «поговорить» с его обитателями, но главное — транспорт мы добыли. А пару-тройку часов назад решили лететь. Приготовились, полетели. Минут двадцать всё было нормально, а потом эти чёртовы «фанатики» нарисовались… Что было дальше — вы знаете.
«Вояка» снова сел и начал играть на гитаре, словно забыл про нас. Он сыграл несколько мелодий, потом встал, будто вспомнил, что мы ещё тут и подошёл к нам.
Guitar 20
Guitar 28
Guitar 19

— Ну, ребятки… Вот и рассказана наша история… А вы какими делами тут промышляете?

Я коротко рассказал о наших приключениях, разумеется, слегка приукрасив и умолчав о лаборатории.

— Ясно… Ну что ж… Придётся вам привыкать… И вместе думать, как отсюда выбраться…

Мы с Юрием переглянулись. Неужели мы в самой середине неизвестно чего? И в этом неизвестно чём целых три года плутали эти… товарищи по несчастью?

Но, похоже, наши новые соратники так не считали. Они говорили таким тоном, будто всю жизнь жили в Зоне и из неё никогда не выбирались.

Мы все подсели к костру. Судя по всему, уже было где-нибудь около десяти вечера. «Вояка» достал бутылку водки и разлил всем по полстакана — в нашей ситуации приходилось экономить.

Я сидел и глядел на то, как пламя костра игралось с ветерком. И мне всё не давала покоя одна мысль.

Я повернулся в сторону кабины пилотов, где, как я понял, лежал труп пилота. Мне стало интересно, что же там такое, раз его не убирают, и я захотел посмотреть. Но Юрий не позволил мне этого сделать. Он сам подошёл к пилотскому креслу, осмотрел труп и неожиданно резко вернулся обратно.

— Что с тобой? — поинтересовался я.

— Да так… Ничего в нём интересного нет. Жмур как жмур… — уклончиво ответил Юрий, — пошли обратно.

Мне было интересно. Но Юрий упорно оттаскивал меня от трупа.

Я не заставил Юрия останавливать меня второй раз. А потому вместе с ним просто вернулся к костру, где «встречающий» играл на губной гармонике красивые мотивчики, а «вояка» ему аккомпанировал.
Мне нравилась эта весёлая компания, весёлый квартет, который во всю мощь распевал то «Мурку»,
Gitara - murka
то «Бублички», то ещё что-нибудь, причём обязательно фальшиво. Правда, я замечал небольшую вражду между парнем с винтовкой и «встречающим», но она была не особо заметна, а потому не составляла проблемы.

Наконец, «экипаж» притих. «Вояка» зевнул, после чего мы устроились на ночлег. При этом труп пилота «встречающий» вынес за борт и сбросил в овраг. Мало ли что… Но при выносе «носильщик» замешкался, а я даже успел разглядеть лицо жмура, которое показалось мне подозрительно знакомым.

— Если ты выстрелишь — это уже будут твои проблемы.

Я не опускал пистолет. Ведь тогда я сам мог погибнуть.

— Если ты выстрелишь — это уже бу..

Но я не верил этому человеку. Я выстрелил.

— Эй, — услышал я вдруг знакомый голос, — эй!

Кто-то больно ударил меня по щеке, и я проснулся.

— Фу-х. Я уж думал, мёртв... — произнёс Юрий шёпотом.

— А зачем ты меня разбудил ночью?

— Тс-с! — Юрий заткнул мне рот, — ещё разбудишь их.

— Что ты...

— Заткнись!

Я повиновался.

— Пойдём... выйдем.

Я с трудом поднялся и пошёл за ним. Спать хотелось неимоверно.

Юрий шёл очень осторожно. Он переступил через «вояку», едва не наступив тому на ухо. Я чуть было не повторил его ошибку.

Но нам всё же повезло. Никто не проснулся, и мы миновали вертолёт. Я зевнул.

— Так зачем ты меня разбудил?

Юрий осторожно посмотрел в сторону вертолёта.

— Глянь вон туда.

Я посмотрел в сторону, куда указывал палец Юрия.

— Что там? — я не понял, чего от меня хотел Юрий.

— Ну, здание видишь? — спросил он, слегка усмехнувшись.

— Не слепой, — сухо ответил я, — так от меня-то ты что хочешь?

— Хочу... наведаться.

— Туда? С тобой всё в порядке?

Он хмыкнул.

— Вообще, мне некоторые говорили, что я неадекват, но от тебя такого ну никак не ожидал...

— Зачем нам туда идти?

— Там... светится что-то.

Я искательно посмотрел на него.

— Огонёк зеленоватый такой...

— Зеленоватый?

— Нет, знаешь, розоватый в крапинку.

— Шутник, тоже мне...

— Ну? Пошли?

— А как же оружие?

Он молча достал из ниоткуда мои пистолеты-пулемёты и отдал их мне.

— Однако... — сказал я.

— Пойдё-ё-ём, — ободряюще произнёс Юрий.

Мы пошли.

Пока мы шли, при тусклом свете фонарика Юрия я успел составить в своём мозгу несколько версий относительно того, что это за здание. Оно было некрашеным, местами плитка обвалилась. Вместо стёкол зияли пустые оконные рамы, дверной проём был пуст, а дверь, как я выяснил потом, валялась рядом.

Подход к зданию преграждал небольшой ров, забросанный всяким строительным и не только мусором.
Юрий прыгнул туда. Вопреки моим ожиданиям, он не сломал ни руку, ни ногу, ни шею. Я последовал его примеру. В буквальном смысле окунувшись в мир банок, консервов, кирпичных обломков, деревянных досок и прочего мусора, я поспешил побыстрее покинуть ров.
Звёздное небо

Я взглянул на небо. Оно было какое-то невероятно чистое, всюду усеянное звёздами. Вдалеке виднелся едва заметный самолёт. Я не слышал его гула — я был поглощён размышлениями об открывающихся перспективах, которые являло собой открытие Тайны людям.

Но тут я опомнился. Юрий уже ждал меня у входа в здание. Его фонарик освещал вход.

Я подошёл к нему. В этот момент он выключил свет.

— Включи, ничего ж не вид...

Он заткнул мне рот.

— Тихо ты! Смотри!

Он снова включил фонарь. Я посмотрел в сторону входа. Но ничего необычного не увидел, вход как вход. Типичный вход для брошенного здания. Косая лестница, битая плитка на полу, местами битые цветочные горшки, банки из-под энергетиков, окурки и прочий мусор.

— И.. Что?

Юрий снова выключил фонарик.

— Внимательнее смотри.

Я присмотрелся. И тут у меня внутри похолодело.

Из темноты на нас глядели два красных светящихся глаза. Они периодически исчезали, перемещались и выполняли замысловатые фигуры в воздухе.

— Что это?.. — спросил я жутким шёпотом.

— Это глаза. Красные, — уточнил Юрий.

— Пошёл ты к чертям, и без того страшно! — сказал я.

— Что ты орёшь, как больной слон? — спросил меня Юрий, привычным жестом затыкая мне рот.

Неожиданно глаза пропали.

— Пошли. Соблюдаем осторожность, — сказал Юрий и зажёг фонарик.

Мы аккуратно зашли в подъезд. Глаза вдруг стали видимы снова. На душе у меня было жутко и тоскливо. Мне хотелось вернуться в вертолёт, но Юрий пресёк мои попытки на полпути, как всегда, заткнув мне рот.

Вот глаза уже буквально в нескольких метрах.

— Стреляй!!!

Я открыл беспорядочную стрельбу. Что-то громыхнуло, рядом с моей головой пролетело ведро, ударившись о стену и упав на плитку. Пули рикошетом отлетели по всем направлениям. Началась вибрация, которая, впрочем, сразу же исчезла. Патроны закончились. Я снял палец с курка и вытер пот.

Юрий стоял, оглядывая странный волосатый труп, валявшийся около нас.

— Глянь.

Я подошёл. Труп был коричневатого оттенка, весь в волосах и со странными щупальцами на морде.

— Это собака, — машинально произнёс я.

— Да нет. Далеко не собака, — сказал Юрий, — две ноги, рост, как у школьника... Не собака. Что-то совсе-е-ем на собаку не похожее.

Юрий прикоснулся к щупальцам и тут же отдёрнул руку.

— Это кровь.

Я подошёл ещё ближе и тоже коснулся щупалец. Да. На них — кровь.

— Пф-ф... Идём... дальше?

— Ну, начали — надо закончить! — сказал Юрий.

Я подошёл к лестнице и посмотрел наверх. Но ничего опасного не увидел, и мы двинули на второй этаж.

Когда я оказался на втором этаже, сзади что-то загромыхало. Я оглянулся.

— Мать, — коротко сказал Юрий откуда-то снизу.

Оказалось, лестница обвалилась.

— Как ты там? — поинтересовался я.

— Да в целом — нормально, — ответил Юрий, с трудом поднимаясь, — а ты... как?

— А я никак, — сказал я, — мне бы спуститься...

— Так прыгай!

— Смеёшься?

— Нет.

— Нельзя. Переломаю себе всё...

— Тогда лифт ищи.

— Ладно. Ты где будешь?

— Отойду ко входу.

— Только, смотри мне, не уйди случайно.

— Конечно. Давай, будь мужиком. Жду.

Я нащупал в кармане телефон. Подсвечивая им, я начал осматриваться. Этаж был просторный, относительно опрятный, в сравнении с первым. В одном из углов лежала тачка без колеса и ручек, в другом стояла разбитая кирпичная печь, третий был пуст, а четвёртый скрывался за лестницей на третий этаж.

Я подошёл к одному из окон, в котором, как я и ожидал, стекла не было. Я выглянул. Отсюда был виден наш вертолёт, освещённый Луной, можно было увидеть даже недогоревшие угольки костра.

Я решил рискнуть. Перекинув одну ногу через оконную раму, я уже приготовил и вторую, но тут мимо меня что-то просвистело.

Я взвёл курок.

Неожиданно послышалась автоматная очередь. Стреляли сзади.

Я обернулся и начал беспорядочную стрельбу. По мне открыли огонь и со стороны вертолёта, потом кто-то кинул гранату, я пнул её в сторону окна, и она разорвалась где-то внизу. Кто-то выстрелил из гранатомёта, я увернулся, и ракета попала в лестницу, ведущую на третий этаж, сбив её.

Я подошёл к окну и повторно попытался перелезть через него. На этот раз у меня получилось. Я огляделся и увидел рядом лестницу, ведущую вниз. Я подлез к ней и спустился на землю.

— Хе-х! — кто-то усмехнулся мне в спину. Я обернулся.

Юрий стоял, смотря на меня и смеясь.

— А что смешного-то? — недоумевал я.

— Потом... — сказал Юрий, сделав серьёзное лицо, — ну, что? Жив-здоров? Ай, молодца. Погнали обратно.

После того, как мы перешли ров повторно, я поинтересовался:

— Стой. Ты говорил, огонёк зеленоватый...

Юрий встал.

— Хм... Что-то такое было... И?

— Да так... А у «него»... красные были.

Юрий усмехнулся.

— Предлагаешь искать зеленоглазого?

— Как хочешь.

— Не ври. Спать хочешь.

До этого момента мне страшно хотелось спать. Но, неожиданно, спать... расхотелось.

— Да не особо, — сказал я, — если ты так хочешь, можем ещё раз сходить. А то как-то без трофеев идти...

— Ты уверен?

— Абсолютно.

— Нет. Наверное, не стоит. Не хочу опять с ними собачиться...

— Как знаешь.

Мы двинули дальше. Осторожно попав на вертолёт, мы так же аккуратно вернулись на свои места. Перед тем, как уснуть, я ещё раз посмотрел на здание. С третьего этажа зловеще глядели два красных глаза. Я вздрогнул и... уснул.

Когда я проснулся, около меня никого не было. Кроме полусонного Юрия и остатков костра. «Квартет» куда-то не то ушёл, не то ещё что-то.

Я привстал, потянулся. Лучи солнца, бившие в окно, согревали и охлаждали одновременно. Согревали — потому что солнца, охлаждали — потому что были зелёного цвета.

Посмотрел налево, посмотрел направо. Ах, так они же тут все… Что у меня со зрением…

Надо будет провериться у окулиста, как выберусь отсюда.

— Ну что, ребят, просыпаемся? — «вояка» оглядел меня и Юрия строгим взглядом, — мы уже знаем, что делать, но без вашей помощи не справимся. Встаём, успеете ещё на том свете поспать.

Потом он присел и спросил:

— Кстати, сегодня ночью тут кто-то стрелял. Вас не ранило?

— Стрелял? — спросил я, усмехнувшись и корча из себя дурачка.

— Вы не проснулись, что ли?

— Не-ет... — на этот раз за меня соврал Юрий.

— Ну, слушайте.

Ох, как он рассказывал, я смеюсь до сих пор. Как он говорил, ночью вертолёт был атакован полчищами «фанатиков», стреляли и кидали гранаты, один «вояка» встал и отстреливался, геройски спасая нас от гибели.

— Ну, что? Наслушались? Свободны!

Мы подчинились.

— Да-а, даже военные привирают, — сказал я Юрию. Он улыбнулся.

Я проверил, на месте ли мои «микро-узи». Оружие при мне, а вот Юрий безоружен.

— Держи, — «встречающий» отдал Юрию пистолет с пачкой патронов, — да не утеряй, смотри — ему ещё служить и служить.

Юрий осмотрел пистолет и посмотрел на меня.

— Поди-ка сюда…

Я подошёл.

— Смотри внимательнее.

Я посмотрел на пистолет. Ничего необычного. Пистолет как пистолет.

— Посмотрел?

— Ну?

— Баранки гну.

— Что ты в нём заметил? Пистолет как пистолет.

— На курок посмотри.

Я осмотрел курок. Единственное, что в нём было необычного — странная гравировка на ярко-сером покрытии. Она представляла собой, на первый взгляд, зелёное колечко с красным крестом.

— Ну и что? Гравировка какая-то…

— Тебе она ничего не напоминает?

Я задумался.

— Н-н-нет… Не напоминает.

— Ну покопайся в мозгу, может, вспомнишь.

— Голубки, вы там скоро? — окликнул нас «вояка».

— Минутку, — ответил ему Юрий, — ну что, припоминаешь?

Хм… Где-то я видел эту гравировку. Но вопрос — где? В последние недели я так был загружен на работе, что не зацикливался на отдельных событиях.

— Да, где-то видел… — неопределённо произнёс я.

— Ладно, подскажу, — сдался Юрий.

— Ну давай…

— Магазин «Ювелир» помнишь, что около твоего дома?

— Точно! — я хлопнул себя по лбу, — вспомнил. Там ещё ожерелье украли…

— Ну, вот! Вспомнил?

— Вспомнил. Ты хочешь, сказать, что кто-то из них?..

— Возможно.

— Думаешь, надо следить?

— Пожалуй, это нам не помешает.

— Ну, пойдём. Нас уже заждались.

— Только не забывай.

— Хорошо.

Мы пошли к «квартету», который откуда-то понасобирал кучу оружия и боеприпасов. У всех было минимум по «укорочке», пистолету, рюкзаку патронов и связке «лимонок», один я как лох был с «микро-узями» и Юрий с ПМ.

— Вы готовы? — окликнул нас «вояка».

— Пожалуй, да… — ответил я.

— Так «пожалуй» или «да»? — попросил уточнить он.

— Да, — ответил Юрий.

— Что ж, тогда ждём, — и тут я заметил, что с нами нет «встречающего», которого Юрий заподозрил в одном грязном дельце, и его врага.

— А где…

— Я вас понимаю. Подождите минутку, — перебил меня до того момента молчавший паренёк, которого величали Шурупом, — и да, знайте, что за пределами вертолёта радиация сильнее в десятки раз, поэтому попусту тут лучше не стоять.

Я уяснил это для себя и стал ждать.

Через минуту мне начал слышаться отчётливый звук не то танка, не то БТРа, не то ещё чего-то тяжёлого. И, как оказалось, я не ошибался…

Тяжеленный БТР, прыгая по ямам, с трудом притормозил у вертолёта, едва не убив нас.

Люк открылся, и из него выглянул «встречающий».

— Ну чё, братаны? Погнали? — спросил он у нас, улыбаясь.

Я поневоле засмеялся. БТР откопали… Весело будет!

Мы по очереди залезли в люк. «Вояка» влез последним. Двигатель затарахтел, и мы поехали, получая удар за ударом на каждой кочке.

— Стой!
— А я типа лежу?
Особо остроумный человек на КПП
Наши товарищи включили музыку из какого-то кинофильма. Я сидел и размышлял, что это за мелодия. Но, как не напрягался, вспомнить не мог.
Тихий огонёк

Трясти будто бы перестало. Или я быстро привыкаю к таким тряскам.

Из маленького окошка в передней части бронетранспортёра я глядел на дорогу. Уже минут десять, как мы едем по обычной просёлочной дороге с редкими ямами и плавными поворотами. Не припомню ни одного случая, чтобы по пути кто-нибудь решился преградить нам дорогу или хотя бы сделать один-два выстрела из какого-нибудь паршивого Нагана или ПМ.

Вдруг нас тряхнуло с такой силой, что я решил, будто мы перевернулись. Но нет, это мы лишь выскочили на шоссе.

Трассу, видимо, давно не ремонтировали, потому что через каждые сто-двести метров нас трясло на выбоинах. Шуруп старался поддерживать скорость около ста десяти километров.

Вдруг по нам начали стрелять. Пули бились о броню, не причиняя БТРу никакого вреда.

Откуда же по нам стреляют?

Вдруг вижу, перед нами — блокпост.

— КПП «Дитятки». Твою же ж… — прокричал Шуруп, но с педали газа ногу не убрал, — однако плевать я на вас хотел!

Наш БТР на огромной скорости протаранил шлагбаум, выбив его вместе со столбом электропитания. Меня резко качнуло, но Шуруп всё же сумел вывести бронетранспортёр из заноса.

— Ура! Теперь ещё пробиться тут и мы — герои! — прокомментировал «вояка».

— Ура, — поддакнул Юрий.

Я поёжился. Судя по всему, Шуруп выжмет всё возможное из БТРа, чтобы поскорее проскочить этот отрезок пути.

— А ты знаешь, куда ехать? — спросил я Шурупа, перебираясь ещё ближе к нему.

— Ну, примерно… — уклончиво ответил он мне.

Мне стало страшно. БТР нёсся на скорости свыше ста двадцати километров в час, и это при том, что трасса могла оборваться в любой миг, так как никто не знал точной длины этого шоссе.

Я был прав — дорога резко сворачивала вправо. Шуруп начал тормозить, но было уже поздно.

Бронетранспортёр боком врезался в деревья, снося на своём пути столетние сосны и осины.

Как это ни странно, но, протаранив около десятка деревьев, Шурупу удалось вернуть БТР на шоссе. Несмотря на повреждения, БТР вновь начал разгоняться, правда, на этот раз, Шуруп последовал моему совету. К тому же, транспортёр потерял всякую стабилизацию, поэтому часто приходилось его выравнивать.

Мы ехали примерно минут десять, после чего Шуруп неожиданно со всей силы вдарил по педали тормоза.

— Приехали, тьфу… — сплюнул он.

Как оказалось, перед нами была трёхметровая стена.

— Пойду посмотрю, может быть, по ней можно будет перелезть… — произнёс Шуруп, открывая люк и вылезая наружу.

Я на всякий случай сел за его водительское место и стал наблюдать, что Шурупов станет делать.

А Шурупов поступил гениально. Поняв, что перелезть по ней просто так не получится, он вернулся к нам. Я подумал, что он сдаётся, однако тот лишь взял молоток и коробку с длинными толстенными гвоздями и вновь подошёл к стене.

Вставляя между кирпичей гвозди и забивая их молотком, Шурупов быстро соорудил своеобразную лесенку. Так он поднимался до самого верха. Добравшись до конца, Шуруп, улыбаясь, помахал нам рукой. Потом он начал забивать гвозди по обратную сторону стены.

Уже минута, как Шурупова не видно. А сейчас вообще пять минут, как он полез туда и нет о нём вестей.

— Хм, это не похоже на него… — растерянно произнёс «вояка», — если через минуту он не покажется, все пойдём туда.

Минута прошла.

— Значит, так. Ты, малый, — повернувшись ко мне, произнёс «вояка», — пойдёшь со мной. Да, именно ты. А вы все тут сидите тихо и виду не подавайте. Если вдруг появятся военные, срочно пишите мне на PDA и бегом к нам, да болты пообломайте, чтобы они за нами не угнались.

После этих слов «вояка» открыл люк, вылез оттуда, помог выбраться мне, и мы подошли к стене. «Вояка» полез первым. Когда он почти долез до конца, один из гвоздей подломился и «вояка» чуть не полетел вниз — ему удалось зацепиться за другой гвоздь. Когда он, наконец, залез на самый верх, я полез вслед. Мне повезло — ни один гвоздь подо мной не прогнулся.

Перед нами была видна красивая картина — лес, освещённый тусклым светом, с узенькой тропкой посередине, точно светился.

Я глянул вниз. Там лежал, раскинув руки в стороны, мёртвый Шуруп.

— Тьфу ты… — «вояка» начал спускаться, но тут же вернулся обратно, — похоже, его кто-то подстрелил. Гвозди оканчиваются на самой середине стены, да и погляди… Вот, что-то на кровь похоже…

«Вояка» огляделся по сторонам.

— Так, смотри… Вон, на левом краю, видишь — стена через лес насквозь полукругом проходит? На карте у меня есть это место, но куда оно ведёт — я не знаю. Может, стоит попробовать пройтись по нему? Как ты думаешь?

— Возможно. Вы побольше меня тут… — неуверенно ответил я.

— Хорошо. Ну, давай пройдёмся, что ли? — ободряюще произнёс «вояка».

— Ну, пойдём… — я не возражал.

Мы пошли по верху стены, отгораживающей шоссе от леса тупиком. И вот по бокам от нас начались деревья. У половины из них почти не было листьев, у другой половины были, но жёлтые или вообще черновато-серые. Радиация основательно выкосила это место, но сейчас её почему-то не было.

— Давно хотел спросить, а почему мы до сих пор не умерли от радиации? — поинтересовался я у своего спутника.

— Это одна из особенностей Тайны, — ответил мне «вояка», с трудом удерживая равновесие, — все те, кто находится с кем-либо, кто знает эту особенность (а в данном случае её знаю я) защищены от воздействия очагов радиоактивности практически полностью. Правда, в некоторых местах даже Тайна не поможет. Но я всегда узнаю о таких местах, если они находятся в километре-двух от меня. В данном случае серьёзных очагов, против которых Тайна бессильна, я не обнаруживаю, а значит — всё нормально, мы можем идти дальше. Хотя фонит тут прилично…

Но тут ему пришло сообщение на PDA.

— Твою же ж…

«Вояка» замер. Я подошёл и попытался разглядеть написанное, но он отдёрнул PDA от меня. — Чёрт… — чуть не швырнув PDA в деревья со злости прошипел «вояка», — быстрее обратно!

«Вояка» побежал в обратную сторону, чуть не спихнув меня вниз. Я побежал за ним.

Мы уже почти добежали до «лесенки», но тут случилось непоправимое — «вояка» со всей прыти грохнулся в лес с трёхметровой высоты. Я резко остановился, не веря своим глазам. Снизу послышался вой, который через несколько секунд исчез.

— Эй, ты там это... жив? — спросил я.

Ответа не последовало.

— Чёрт… — я никак не мог решить, что же теперь делать, — жди!

Я добежал до «лесенки», но тут почувствовал, что ослабел. Ведь рядом со мной не было того, кто знал секрет Тайны, а, соответственно, воздействие радиации на меня стало самым настоящим.

С трудом я спустился по «лесенке». Из последних сил добрался до БТРа и изо всех сил начал колошматить по броне, ничего не осознавая и теряя сознание…

— Ой… А этот живой! Хотя, кто знает, что для тебя лучше…
Газ-21
Газ-21 2
Газ-21 3
Газ-21 4

Я открыл глаза. Лежу в каком-то просторном, ярко освещённом солнцем сквозь распахнутые окна, гараже. В одном свитере, курточке и джинсах. Ни «микро-узей», ни моих друзей со мной нету. А около меня мужик лет сорока в заляпанной одежде копается в стареньком «Газике», старой, советской «ментовской» расцветки.

Мужик этот то и дело отрывался от работы и поглядывал на меня. Периодически мне удавалось расслышать из его невнятной бормотни не самые лестные выражения в мой адрес.

После примерно трёх-четырёх минут такого расклада дел я взбесился.

— Чё ты на меня зыришь, э? — я поразился своей наглости, — чё ты там бормочёшь, урод комнатный?

Мужик от изумления крякнул. А я тем временем встал, подобрал дрель, которая лежала около «механика» и несколько раз угрожающе просверлил воздух.

«Механик» полез рукой в карман, откуда вскоре извлёкся пистолет, который ещё через пару секунд перекочевал в мою руку.

— Отошёл на десять метров! — кидая дрель и взводя пистолет потребовал я.

«Механик» подчинился. Ну а что ему ещё оставалось?

Я открыл дверь «Газика», сел в него и завёл машину валявшимся на соседнем сиденье ключом.

Мотор приятно рыкнул. Я умело крутанул руль и попытался развернуться, но затормозить додумался поздно и рубанул задом стену гаража. Мужик тем временем сорвался с места, нагло прошёл сбоку от машины, пнул её и выбежал на улицу.

— Щас ты доиграешься, — усмехнулся я и направил «Газик» за ним.

Как я понял — я катался по морскому порту, причём, скорее всего, брошенному. Порт освещало приятное летнее солнышко, на небе ни облачка. Ясное небо, чистое...

Мужик пробежал метров сто от гаража. Я вдавил педаль газа до упора, решив просто-напросто протаранить «механика». О чём потом пожалел.

«Механик» кувыркнулся вбок, и тут я заметил, что за ним — вода!

— Чёрт! — я резко крутанул руль, но это не помогло. «Газик» на полной скорости шлёпнулся в воду.

— Бл… буль-буль-буль, — стёкла сразу же выбились, машина начала тонуть, а я — задыхаться.

Я пытался вылезти из салона, но единственное, что мне удалось сделать — оглянуться и осмотреть битое заднее стекло.

Однако в этот раз я впервые решил использовать силу воли. Что мне с натяжкой удалось.

Я плавал на глубине метров примерно двадцати, откуда не было видно ни солнца, ни порта. Просто темнота.

И тут я случайно углядел непонятного предназначения светящийся круг в дне. Почему-то сразу понял, что мой последний шанс — плыть к нему.

Круг медленно приближался.

Вот он уже в метре.

А вот в сантиметре.

Вот я уже вплыл в него.

За мной нечто громко захлопнулось.

Что-то зашипело. Вода вся вмиг куда-то стекла.

Я жадно начал глотать воздух.

Осмотрелся. Впереди был тупик. Он представлял собой шлюзовую бронированную дверь.

Как только я более-менее отдышался, я подошёл к этой двери. Решил попробовать дёрнуть на себя — дверь поддалась, чего я не ожидал.

За дверью был виден длинный коридор. Я пошёл по нему, так как понимал, что другого шанса выжить у меня попросту не будет.

Коридор местами петлял, пошли развилки. Я шёл наугад, надеясь на то, что вскоре найду выход.

Методом «рандом рулит» я всё время поворачивал только налево.

И вот, наконец, выбранный путь окончился лифтом. Точнее, сначала это были просто две двери с кнопками около них, а после открытия дверей объявился лифт.

Я вошёл в кабину, двери за мной захлопнулись.

Сначала меня дёрнуло вбок. Как оказалось, лифт вёл в горизонтальную, а не в вертикальную сторону. Так меня «катало» где-то секунд десять. Потом же лифт дёрнулся вверх. В этом направлении я ехал несколько минут. Потом створки растворились и я вышел в… аэропорту.

Может, я сплю?

Нет, я действительно нахожусь в аэропорту.

В зале ожидания.

Как я тут оказался?

Что за чертовщина?! Лифт ведёт из глубины моря в аэропорт?! А где сам лифт?!

Оглянулся. Я ещё не сделал ни шага, но лифт точно испарился.

Ладно, а что за аэропорт?

Обойдя всё здание аэропорта по периметру, я сделал вывод, что аэропорт явно не очень большой и пассажиропоток негустой.
Я облокотился на одно из окон, выходящих на полосу и стал наблюдать. Самолёты периодически приземлялись и взлетали, но сказать, что это происходило очень часто — не сказать ничего.
Самолётик
Посадка

Постояв так минут пять и поняв, что за мной наблюдают, я уяснил для себя, что не очень-то напоминаю собой пассажира и больше похож на бомжа или оборванца, я умело сделал вид, что случайно тут оказался, решив покинуть здание аэропорта. Но тут неожиданно… объявили рейс на мой город! Я машинально выбежал прямо на ВПП, где стоял этот самолёт.

В данный момент в авиалайнер только начиналась посадка, о чём я мог судить по входящим в него людям.

— Господи! Перенеси меня туда! — в отчаянии закричал я.

И, видимо, силы свыше бесконечно благородны и милосердны, поскольку неведомая сила в один миг перенесла мою жалкую сущность в фюзеляж красивого пассажирского самолёта…

Ходят слухи, что, если очень сильно напрячь фантазию, то можно действительно стать невидимым. Хотя я и не особо-то этому верю, ну да ладно. Попробовать стоит.

Меня всего затрясло. Видимо, самолёт начал разбег по ВПП.

Я лежал на полу в салоне эконом-класса. Повсюду около меня были кресла, в которых сидели люди. И тут у меня появилось такое чувство, что меня… не замечают. Что меня для них… говоря понятным языком — не существует.

Я встал. Меня по-прежнему никто не видел. А, по идее, должны были, ведь я очень сильно выделялся среди всех остальных пассажиров лайнера — при мне не было ни багажа, ни нормальной приличной одежки, ни билета, ни даже самого паршивого походного рюкзачка.

Пересилив себя, я решился пройтись по салону. В первых двух креслах передо мной сидела молодая парочка, уткнувшись в планшет, где проигрывалась какая-то неведомой мне красоты восточная мелодия, в следующих креслах сидели две близняшки, смеясь и разговаривая о чём-то своём. Третьи кресла вообще пустовали, а четвёртыми, тоже, кстати, пустыми, салон эконом-класса заканчивался.

Но тут я посмотрел на левый ряд. В его последнем кресле, которое явно давно не чистили, спал мужчина. Кепка его съехала ему на нос, закрывая внешность, из-за ушей торчали дужки очков. На мужчине висела борсетка со странной гравировкой зелёного не то круга, не то овала, перечёркнутого двумя красного цвета линиями крест-накрест. И мне эта гравировка показалась подозрительно знакомой. Но тогда мне не стоило зацикливаться на какой-то гравировке.

Поэтому я пошёл дальше, в салон бизнес-класса. В нём всё было намного аккуратнее и опрятнее, чем в салоне эконом-класса. Что, эм-м, меня, разумеется, не удивило.

Иду по коридору, меня упорно никто не замечает. И от этого мне как-то жутко даже становилось — я перестал бояться того, что меня кто-то найдёт и я не вернусь домой.

Вот уже и салон бизнес-класса близится к концу. А за ним кабина пилотов, предусмотрительно запертая бронированной дверью.

Меня слегка передёрнуло — видимо, набиравший высоту самолёт проходил грозовой фронт или просто попал в зону турбулентности. Я много летал на самолётах, ибо работа того требовала — привык к таким «аттракционам».

Но турбулентность была какая-то странная. Дёрнуло настолько резко, что я чуть было не улетел обратно в эконом-класс.

Уцепившись за кресла с обоих рядов, пытаюсь удержаться, не улететь назад.

Неожиданно тряски прекратились. Самолёт, похоже, набрал высоту километров под десять.

Я успокоился и, от нечего делать, решил вернуться в салон эконом-класса.

Когда я зашёл в салон, тот мужчина, на котором я увидел странную гравировку, резко поднялся и пошёл в хвост самолёта. Я машинально двинул за ним.

Мужчина подошёл к двери туалета. Я, сам не ведая, что творю рванулся туда же.

— Сволочь, ты что делаешь?! — заорал на меня мужик, пятясь в конец туалета.

Видимо, я каким-то образом вновь стал осязаемым и видимым.

Тем временем мужик вытащил из-под полы пистолет и направил его на меня.

— Ну давай! Двинься! — ухмыльнувшись, произнёс он.

— Ну давай! Стреляй! — не остался в долгу я.

И он выстрелил.

Я вскинул руки и упал на пол туалета.

От пола несло, как от обезьянника.

В глазах у меня во мгновенье пронеслась вся моя жизнь. Как я мальчишкой с друзьями воровал яблоки из универмага, как уже юношей стрелял воробьёв из самодельных рогаток, как сильным молодым человеком набил нахамившему мне сослуживцу морду, как отсидел пятнадцать суток за ограбление, которого я не совершал. Как мы с Юрием и его коллегами ехали в «экспедицию», как я оказался в самолёте, вместе с Юрием захватил его и попал в какую-то Зону. Как я и Юрий объединились со «сталкерами», как нашли какую-то странную гравировку на пистолете…

Гравировка!

Мужик сдунул дымок с пистолета, и до меня донёсся запах палёного. Я, с трудом не теряя сознание, увидел, что мужик прошёл надо мной и запер дверь туалета. После, он подошёл к унитазу. Мужик начал копаться в нём, потом стал ковырять раковину. А моё парализованное тело не могло ничему этому помешать.

Он явно что-то монтировал, но это «что-то» упорно не ставилось.

В дверь начали колотить. Мужик обернулся, а у меня в этот момент неожиданно вернулось зрение.

— Мать твою! — я приподнялся, — это ты нас встречал?!

Я понял ещё одно. Это он — тот самый водила, который сидел за рулём рыжего «Бентли» и не раз пытался угробить меня.

Мужик ничуть не смутился.

— Раньше — оно и было раньше, — буркнул он, — лови вторую, коли первая тебя не успокоила.

— Стой, стой, — я решил тянуть время, — а зачем ты меня убить-то пытался?

— Запалил, видать, — улыбнулся он, — да так... Неужели ты меня не помнишь?

Я покопался в мозгу.

— Н-нет... Не помню.

— Ну не ты ли бабу у меня увёл?

Тут я вспомнил. В своё время этот парень, Боряном кличут, служил в одной роте со мной. И, как тогда помню, ещё когда я служил, мы подружились с Юлией, которая работала санитаркой неподалёку от нас и которая потом стала моей женой. И этот, видимо, решил, что я её увёл у него.

— А... Таблетку тоже ты подменил?

— Ага.

— Понятно...

Я понял, что больше тянуть время не получится.

— Вот и отлично. Вспомнил, так вспомнил. Ну — прощай!

Но я не стал ждать, пока мне всадят ещё один смертельный заряд свинца.

В тот момент, когда я размахивался для удара, самолёт качнуло. Я не смог попасть ему в лицо, но то, что нас обоих откинуло в сторону, и спасло меня от пули, которая попала в дверной замок, судя по звуку, выбив его.

По двери со всей силы вдарили.

Борян ещё раз выстрелил в сторону двери, но, судя по тому, что никто не закричал, промахнулся. Я подбежал к нему и выбил пистолет из его рук.

Когда «Макарыч» падал, я успел разглядеть на нём гравировку. Зелёный круг, перечёркнутый двумя красными линиями.

Я перехватил пистолет и направил его на Борю. Тот медленно поднял руки вверх.

Я подошёл к нему почти в упор.

— Ну-ка, что это ты там прячешь? — поинтересовался я, разглядев блеск в одном из его карманов.

Он неохотно достал из кармана бриллиант. На бриллианте была гравировка, которая являла собой уже изрядно поднадоевший перечёркнутый круг.

Мне кое-что вспомнилось.

Я внимательно осмотрел «вещдок». Так и есть — царапинка снизу, а сверху — та самая роспись.

Ведь этот бриллиант принадлежал моей жене! Он пропал тогда, когда ограбили «Ювелир».

— А, так ты ещё и вор, — я врезал этому выродку по зубам, — на! на! держи!

Я успел раздать ему штук с пятнадцать ударов, пока он не затих.

— Как же этот урод так быстро вернулся-то? — вслух подумал я, — он ведь…

Но тут дверь выбили. В туалет зашли двое в форме сотрудников милиции.

— У тебя два пути. Рай и жизнь. Выбирай. В раю тебе будет всегда приятно, не надо будет стараться до седьмого пота, что-то добывать, работать. Только отдыхать. Но если ты выберешь жить дальше, тебе придётся нелегко. Ты будешь круглые сутки пахать на стройке, получать свои жалкие гроши и жить в простом общежитии. Потом найдёшь другую работу, потом ещё одну, потом третью и много других, но большие деньги не заработаешь. Лишь очень редко ты сможешь почувствовать себя счастливым.
— Я — человек, а не скотина. Человек должен жить, должен работать. И я хочу остаться человеком. Простым, рядовым человеком. И таким лицемерам, как ты, возомнившим себя судьями людей, я не верю. Катись к чертям. Когда мне суждено умереть, решит Бог, а не ты.

…летел в самолёте… …после долгого обсуждения вашего товарища доставили в бессознательном виде… …благодарим за помощь в поимке особо опасного преступника, всегда исчезавшего с места преступления неизвестным нам образом…

Я машинально метнулся в сторону.

— О, он очнулся! Эй, бро, — услышал я еле-еле различимый непробудившимся слухом голос, — бро, ты жив?

Я приоткрыл глаза. Надо мной стояли Юрий, Пират и все остальные участники нашей экспедиции, а также тот парень с винтовкой Драгунова. Не было только «вояки», «встречающего» и Шурупа. Правда, был ещё какой-то мужик в форме инспектора, который до той поры что-то разгорячённо рассказывал моим друзьям, но сейчас замолк.

— Бро, ты меня вообще слышишь? Эй! Очнись!

Я попробовал привстать с койки, на которой я лежал, но мне не позволили.

— Лежи. Радуйся, что мы все живы. Почти все, — сказал Юрий.

— А… Расскажи, что и как случилось-то?.. Я помню только, что был в самолёте и…

— Забудь. Расскажу, но не сейчас. Сейчас тебе лучше спать. Просто спать, — ответил Юрий.

— А как наши все выжили?.. — этот вопрос не давал мне покоя.

— Сказал же — расскажу всё, но не сейчас, — гнул своё Юрий.

— Нет, сейчас! — я потребовал рассказать мне, каким образом нашим удалось выжить.

— Эх, ну, ладно… — сдался Юрий, — в общем…
Как мне рассказывал дальше Пират, во время перестрелки им втроём удалось бежать по вентиляции. Они использовали всё своё альпинистское снаряжение, чтобы подняться обратно на гору, где их ждал сюрприз — фургон кто-то угнал, на месте остались лишь следы шин. В итоге они шли домой пешком, а когда дошли — сразу же залегли спать. Почему они не беспокоились о нас, он не сказал.
Дембеля

— Ну а дальше, друг мой, — сказал Пират, — я расскажу позже…

И я снова начал засыпать, проваливаться в бездну... А мои друзья заиграли «Дембелей».

В заключение хотелось бы сказать, что все герои рассказа открыли Тайну государству, после чего поток особо смелых людей в Зону сократился в десятки раз. Всех ребят устроили на работу в НИИ ЧЗО ВС, где они... Хотя, об этом в следующей части.

После всего этого наши герои часто вместе выезжали на природу, жарили шашлыки, ловили рыбу, и, конечно же, обсуждали былые приключения.

Также стоит отметить, что в сверхсекретный комплекс после конфиденциального разговора Юрия со спецслужбами послали экспедицию, которая исчезла в нём при загадочных обстоятельствах.

⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали:
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

Dezhnev  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Ctrl+C, Ctrl+V
Рассказ скопирован, причем внаглую. http://ru.stalker.wikia.com/wiki/Блог_участника:Majort/Особо_опасная_экспедиция Просьба перейти по ссылке и удостоверится в моих словах. Изначальный текст был написан 14 декабря, 2013 года.

Fedor аватар
+222 
 -117
Группировка: О-сознание
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 06/03/2009
Оффлайн

Dezhnev, ну так раздел форума - Рассказы с других сайтов Pardon

Буду на этом сайте до последнего комментария!

Dezhnev  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Fedor, о, ясно. Но пусть хотя бы автора указывают.

+1274 
 -339
Группировка: Наёмник
Ранг: Легенда
Должность: Глава Синдиката
Зарегистрирован: 06/20/2013
Оффлайн

Ём..я думал пошел процесс улучшения рассказов у Шрама, начал норм вещи писать, хотя и тут свои косяки есть.. а потом увидел что форум "Рассказы с других сайтов " Sad

1. Запускаешь КС, 2. Приглашаешь друга поиграть. 3. Доигрываете. 4. ГДЕ БЕРКУТ???!!! 5. PROFIT!

Плюс поставили: Адам Дженсен,

+24 
 -28
Группировка: Военные
Ранг: Отмычка
Предупреждений: Три
Зарегистрирован: 11/10/2013
Оффлайн

Эххх

Птицелов321  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Sad

+326 
 -59
Группировка: О-сознание
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 01/26/2010
Оффлайн

Скопировал рассказ 
 
 
Не смог грамотно написать название

Плюс поставили: Вейн,

+283 
 -165
Группировка: Долг
Ранг: Легенда
Должность: Командир клана
Зарегистрирован: 01/22/2013
Оффлайн

Быть "Добру"!

Актуальные темы на сегодня
Этот мир не жесток, он лишь живёт по своим правилам, и мы внедряемся в него без спросу...
Наверх Вниз