Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+525 
 -38
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Должность: Зам.Ком. Военных
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Сталкер - последний вздох Зоны

Так случилось, что в один момент "Выжигатель Мозгов" отключился. Исчезли все аномалии, излучения и прочие препятствия, закрывавшие всё это время проходы во многие неисследованные места. Группировка "Монолит" вышла из под контроля. Никто больше не защищает центр Зоны. Нет больше опасностей, поджидающих человека на каждом углу. Пропала сама Зона. Теперь это совсем другой мир. Мир, в котором разные группы людей объединяются и пытаются найти на всё ответы. Они держат курс в самое сердце Зоны. Кто-то хочет действительно узнать тайну Зоны, некоторые охотятся за Исполнителем Желаний. Но впереди поджидает их совсем не то, чего они все ожидали...

Часть первая

Он смог вспомнить своё имя. Настоящее, полученное при рождении, а не кличку в Зоне. Воспоминания к Олегу постепенно начали возвращаться. В голове прокручивались фрагменты из прошлой жизни, которая осталась где-то там, за колючей проволокой. В ней было действительно что-то хорошее и важное. По-настоящему дорогое, что цепляло его за душу. Дак зачем он пошел в это проклятое место? Для чего выбрал Зону? Пророка мучили эти вопросы. И что же с ним происходило за всё это время, что пробыл здесь? Многое ещё невидно, словно в тумане и возникало только часть воспоминаний. Вначале Пророк наткнулся на хороших людей, у которых была своя миссия. Он искренне захотел им помочь в этом. Но что его подвигло на такое решение? Об этом сейчас догадаться было сложно. Он даже не мог предположить, чем занимался час назад. Но сейчас, находясь в каком-то помещении с разбитыми окнами, через которые дует прохладный ветер, забрасывающий сюда снежинки, этот человек видел перед собой других людей в камуфляжных костюмах с оружием в руках. Некоторые из них лежали на голом полу и не двигались. К нему медленно подошел неизвестный в капюшоне. Выглядел внушительнее всех присутствующих здесь. Охарактеризовать по лицу можно было кратко – сильный, внушающий доверие. Лидер. Уверенным взглядом он покосился на Пророка. С таким видом обычно отдают распоряжения, руководствуются целыми отрядами.

- Как самочувствие? – задал вопрос воин, голос которого Пророку показался знакомым.

Он узнал командира своего отряда – Бродягу. И тут он начал осознавать кто он, каким человеком был до Зоны. Но всё то, что делал в отчуждённом мире, воспоминалось с трудом. Создавались ощущения, что его действия были неосознанными, совершались на автомате, словно им кто-то управлял. В одном Пророк был уверен точно – он защищал нечто в центре Зоны, не подпуская в том направлении никого из людей. Кажется, он убивал многих сталкеров…

- С ума этот вроде не сошел как некоторые, но молчаливый какой-то, - рассматривая зрачки, сделал вывод командир.

- Что произошло? – поинтересовался Олег.

Он видел, как бойцы сдирают с себя нашивки на их костюмах и покидают это здание.

- “Монолит” с этого момента нас не контролирует. Теперь мы свободны, - капли грусти были слышны в его голосе.

Вот в чём оно дело. Догадки Пророка подтвердились. Ими всё это время кто-то управлял. Бродяга, насколько он помнит, посвятил многие годы защите некому камню, которому они все здесь поклонялись. Этот камень ( или что-то другое? ) всех контролировал и не давал покинуть позиции. Однажды Бродяга с некоторыми людьми ушли в неизвестном направлении. Все тогда думали, что он и его бойцы погибли, но оказалось, что “Монолит” с ними лишь на время потерял связь, благодаря чему группа религиозных ребят стала свободной, как и в этот раз. Вот только Бродяга не желал принимать такой подарок – волю. Ему не давал покоя вопрос, что же с ним произошло… Этот странный человек вернулся поэтому сюда, попав снова под влияние камня. Предпочёл рабство вместо свободы, но судьба даровала ему вольную жизнь второй раз. Рад он этому? Пророк помнит, что он в подчинении Бродяге охранял Припять от проникновения сталкерских отрядов. Некоторые ещё надо было прояснить, но в целом картина прояснялась.

- Теперь, когда мы никем не управляемся, большинство решают оставить позиции, уйти на Склады или Росток, слиться со сталкерами. Не знаю, получится ли у них это – в комбинезонах “монолитовских” они являются мишенью для всех. Но зато мы теперь можем вести диалог с представителями других группировок, а не только стрелять в людей, - продолжил Бродяга.

Нравилось ли ему новая жизнь? Создавалось ощущение, что он был фанатичным. Без контроля он мог служить чему-то в центре Зоны вечно.

- И что ты теперь собираешься делать? – спросил Пророк.

- Оставаться на этом месте глупо. Наша разведка доложила, что излучение на Радаре неизвестным образом отключилось и в этот момент все группировки начали прорываться с боем. Чуть позже мы потеряли связь с великим “Монолитом” и обрели свободу, - говорил он обезумевшими глазами, имея в виду под свободой рабство. – Понимаешь в чём дело? Всё это было спланировано. Не может быть столько совпадений. Разные кланы объединяются и наносят удар по нашим позициям сразу после того как излучение отключается. Но тогда ещё мы были хоть как-то связаны с божественным камнем, а теперь он нас покинул окончательно.

Олег прикинул в голове, что о последнем они точно знать не могли. Если бы сталкеры предположили, что группировка станет неконтролируемой, то не стали бы они расстреливать их блокпосты на Радаре, ведь большинство бывших фанатиков уже агрессии не проявляют. А вот отключение “Выжигателя” было подготовленной диверсией, о чём он был уверен полностью.

- И всё же ты не ответил на мой вопрос.

- Я все эти годы хотел выяснить, какую тайну скрывает “Монолит” в центре Зоны. У меня имеются к нему множество вопросов. Теперь у меня возможность попасть туда появилась. Отряды, охранявшие центр Зоны, на связь не выходят. Неизвестно что с ними стало. Возможно, они погибли.

Ага, теперь всё понятно. Никто не соглашается с ним идти до ЧАЭС, а в одиночку ему стрёмно. Нет уж, идти туда точно не стоит. Это надо быть отмороженным на всю голову, чтобы при появившейся возможности свалить отсюда, лезть в самую задницу Зоны, где некое устройство тогда легко брало людей под контроль и неизвестно по какой причине оно сейчас не работает и надолго ли. Времени у Олега не было на то чтобы образумить Бродягу. Нужно было уносить ноги прямо сейчас. Если путь к центру уже открыт, то туда скоро прилетят военные вертолёты.

- Я с тобой не могу идти, извиняй. Никогда не пойму твой фанатизм, - честно ответил Олег. – Но удачи тебе!

Пророк пошагал в сторону выхода и наблюдал, как бывший командир молча сопровождал его видом потерявшего надежду человека. Грозный вид сменился печальным. Таким взглядом он мог давить на жалость, легко заставлять людей помочь ему, но не в этот раз и не здесь. Это тоже самое, что и уговаривать человека освободившегося из тюрьмы сесть обратно хотя бы на один день. Пророк точно решил, что покинет Припять, найдёт мимо сталкеров безопасный путь через Радар, выйдет на Склады, сбросит свой комбинезон и подберёт нейтральной группировки с какого-нибудь трупа. А дальше главное выбраться из Зоны и вернуться к жене, которую он прекрасно помнил. Вот только одного он не мог понять: если он её так любил, то почему оставил и ушел в Зону? И насколько давно это было? Она, наверное, уже не простит его за это…

Оружие вроде исправно. В рюкзаке ещё должна была быть армейская аптечка и провизия. За часов пять Олег должен успеть добраться до Складов. В прошлом он был опытным сталкером судя по тому как хорошо ориентировался в этой местности. “Монолитовцы” покидали Припять малыми отрядами. В кучки не шли – легко попасть под огонь. Каждый выбирал свою дорогу. Некоторые двигались в одиночку, но Олег был один из последних, кто покинул блокпост. Жаль Бродягу. Хороший человек, но глупый. Если не одумается, то умрёт, так и не узнав ответы на вопросы. Скоро там будут военные, которые разнесут там всё в пух и прах. Не стоит свою жизнь отдавать ради того, чего не знаешь, но что использовало тебя всё время, пряталось за тобой. Каждый, у кого остался разум, проклинал этот камень за все те муки, что натерпелись здесь. Некоторых свело это с ума. По крайне мере Пророк натыкался на “монолитовцев” по дороге, которые лежали и бормотали себе что-то под нос. Жаль, что им ничем уже не поможешь. Чего Бродяга планировал там узнать? Кем камень появился здесь и с какой целью? Или ещё что? Да какая разница? Главное вернуться к своей семье и жить снова счастливо. А может быть у него не осталось в той жизни ничего и никого, чтобы его держало там. И он здесь ухватился хоть за какой-то смысл существования, но и это теперь ускользнуло от него и он бросается за ним в погоню. Кстати, о дорогом за пределами Зоны… Олег вспомнил взгляд Алёны, и это заставило его улыбнуться. С ней он долго жил вместе. У них была трёхкомнатная квартира, кажется в Москве, но это не точно.

Он шел по снежным улицам Припяти. Интересно, а новый год уже наступил или он успеет скоро встретить его дома? Даже если и наступил, то следующий Пророк точно отметит его с женой. Ноги его больше не будет в этом месте никогда. Олег почувствовал рёв в воздуха, несущий за собой столько страха, что он его сейчас разорвёт на части. Этого боялись все. Вертолёт МИ-24 был слышен где-то вдали, и на открытом пространстве оставаться было опасно. Пришлось забежать в заброшенное здание через выбитую дверь и переждать в подъезде. А то вдруг по нему стрельбу откроют? Следом за одним он услышал, как приближаются другие вертолёты. Точное количество подсчитать было невозможно. Выходить из подъезда, чтобы проверить не стоит. Военные первыми хотят добраться до центра Зоны и перекрыть вход другим группировкам. Но неожиданно послушался грохот, оборвавший все планы воздушного десанта. Сильно тряхнуло. В ушах начало не хило звенеть. От мощного толчка Пророк едва удержался на ногах. Следом послышался ещё грохот и ещё, словно землетрясение. Но только спустя минуты ему удалось вспомнить такое явление как Выброс. Ему следовало взобраться по лестнице повыше, подальше от улицы. Лучше бы спуститься в подвал, но искать вход в тёмном подъезде времени не было. Держась за перила, он по лестнице взобрался немного выше и вжался спиной к стенке, ожидая окончания выброса. На второй этаж ползти не было смысла. В квартиры заходить не рискнул, хотя там могло быть безопаснее, кто знает? Бывшие жильцы, ходили слухи, до сих пор живут, только уже в виде зомби. Оставалось ждать в таком положении, сидя на бетоне, пропитанном радиацией, пока на улицу снова можно будет выйти. Он слышал, как винты в воздухе сбавляют обороты и под страшный не прекращающийся грохот падают на здания. Сильный треск, издающийся с соседних многоэтажках, говорил о том, что вертолёты на них падали, проламывая стены и крыши. Резко заболела голова. Боль настолько была невыносимой, что Олег не мог оставаться на одном месте. Хотелось отключиться, потерять сознание, но он всё чувствовал. Муки были адскими. И этот чёртов звон в ушах. Если часть “Монолита” ещё существует, то он услышал его молитвы, и через секунду в глазах всё расплылось, а следом наступила темнота. Ушли все болезненные ощущения и волна Выброса, сметающая всё на своём пути. И вот он видит перед собой свою жену, обнимающую его. И не было рядом никакой Зоны. Только спокойствие, родная квартира и тепло. Но что-то всё-таки пробивающееся изнутри терзало его. То, на что он сразу не обратил внимания. Печаль в том, что Алёна была больна. У неё серьёзные проблемы со здоровьем. Не удавалось ему разглядеть всё, и выяснить конкретно какие заболевания – слишком расплывчаты были воспоминания. Но одно “монолитовец” помнил точно – врачи её излечить не могли. Поэтому он отправился сюда – в Зону. Вместе со своим другом они пытались пробраться к Исполнителю Желаний, как он смог понять из тех обрывков памяти, которые всплывали у него в голове. Свою цель он знал, а какую преследовал его друг, двигаясь к Исполнителю, он не помнил. И где он теперь? Но они были отличными сталкерами. Стало быть, в прошлом вылазки он сюда тоже совершал, искал артефакты, хотел разбогатеть. А когда заболела Алёна, вернулся в Зону, потому что другого способа вылечить её не нашел. И так он оказался “монолитовцем”. Нечто сильное забралось к нему в голову и заставило повернуться спиной к цели и не пропускать к ней никого. Он считал тогда, что делает правильно, когда стрелял в людей, пытающихся пробраться к ЧАЭС. Только почему одних “Монолит” может взять под контроль, а других нет? Во всяком случае, эта штука не над кем больше не властна сейчас.

Открыв глаза, он не мог насладиться божественной тишиной, установившейся после прошедшего Выброса. Возвращаться безо всякой надежды домой ему не стоило, иначе весь путь был бы напрасен. Он знал, что заставило его поверить в сказки про Исполнитель – безысходность. У него больше не оставалось надежды. И оно того стоит, чтобы попытаться прорваться туда и пожелать, чего он по настоящему хочет. Желает здоровье для Алёны – своей жены. Неизвестно, далеко ли ушел Бродяга и жив ли он вообще, но Пророку следовало поспешить. КПК в карманах не обнаружилось, но он ещё днём увидел выцарапанную кличку на именном автомате – Пророк. А своё настоящее имя – Олег – он не использовал в Зоне. На улице Пророк увидел разбитые военные вертолёты. Яркое огненное пламя охватывало многие участки улицы вместе с вертушками. От дыма становилось дышать труднее, поэтому в любом случае следовало отсюда убираться. Военные попытаются ещё раз захватить центр Зоны, и сталкерские кланы, если ещё не у саркофага, то рядом с ним или с Припятью. Нужно добраться раньше всей этой толпы, а иначе желание загадать будет проблематично, если конечно исполнитель существует.

Часть вторая

Янтарь, бункер учёных.

Генерал Якимов в сопровождении охраны выгрузился из камуфлированного хаммера, на крыше которого был установлен пулемёт. Машина была бронирована, но, не смотря на это, за машиной командира армии на территории ЧЗО постоянно колесили два БТРа для охраны. Широкоплечий офицер не выглядел на свои годы. В таком возрасте уже многие не следят за физической подготовкой, ведь здоровье не позволяет им даже заниматься лёгким бегом. У входа в бункер стояла вооружённая охрана лагеря, но они расступились перед военными и автоматическая железная дверь распахнулась. Лаборанты были заняты своими делами, но при виде злого генерала с опаской посмотрели на него, оружие и на сопровождающих солдат. Было понятно, что не с добрыми намерениями командир армии к ним заглянул. Генерал вошел во второй отсек, открыв железную дверь, отделяющую первую и вторую части лаборатории. Сахаров забирал слишком много места себе, и его подчинённым приходилось тесниться. Он просиживал тут целыми днями, составляя отчёты для исследовательских центров, которые отправляет на Большую Землю и контролировал работу бункера. Он даже не удивился, когда рядом с ним появились военные, потому как ждал их появления. Знал, что крупно облажался, а за ошибки приходится платить. Якимов начал действовать решительно: ухватившись обеими руками за воротник, он силой толкнул профессора, прижав его спиной к стенке.

- Ты же сказал, что всё пройдёт гладко. Я тебе поверил и организовал операцию, а мой десант погиб...

Сахаров замолчал. Оправдываться было тяжело. Да, он был уверен, что военные беспрепятственно доберутся в ЧЗО. Но у него имелись весомые основания для таких выводов - аналитики прогнозировали, что Зона исчезнет. Резкий спад энергии мог значить только одно - конец аномальной зоны. Исчезнут и аномалии, отключится так называемый “Выжигатель” и всякие пси-поля, излучения, мешающие проходу.

- И сталкерам стало известно о прогнозе ваших научных специалистов. Выходит, утечка информации.. кто -то шепнул сталкерам, что в один день отключится всякое излучение, аномалии потеряют эффективность и кланы сплотились в одну команду и начали прорываться к ЧАЭС, - генерал зло сплюнул.

- Я работаю над этим. Пытаюсь найти того, кто поделился нашими результатами с местными группировками. Мы и предположить не могли, что нагрянет Выброс. Но теперь я понял. Выброс - последнее, что смогла сделать Зона. Объяснить по-научному для вас будет тяжело, поэтому постараюсь простым языком, - пытался учёный выкрутиться. - Теперь её нет... перед тем, как она исчезла, выплеснула оставшуюся энергию в виде мощного выброса. Это – словно последний вздох Зоны. Вы уже наверняка заметили отсутствие аномалии, мутантов. В этом я точно был прав, и теперь проблема за малым – всего взять под контроль ЧАЭС и отогнать сталкерские кланы назад.

- Тебе-то плевать на пятьдесят моих ребят, что участвовали в операции и погибли. Сталкеры уже на подходе к центру. Не входило в мои планы воевать за территорию с разными группировками, ох не входило... Мы ведь готовились вести бой только с “Монолитом”, и думали, что сталкеры сюда не придут, но перед тем, как произошел Выброс, с вертушек мне доложили, как видели “монолитовцев”, покидающих свои позиции и сдающихся в плен к сталкерам. Как ты можешь это объяснить?

- Я ожидал подобного явления, но думал, что это произойдёт позже, поэтому не поделился с вами своими предположениями. То, что контролировало группировку фанатиков, было тесно связано с самой Зоной, и это что-то должно было перестать функционировать, по нашим расчётам, через недели. Значит, мои научные сотрудники ошибались с подсчётами и некоторыми выводами, но в целом мы предсказали смерть Зоны, - ответил Сахаров, гордясь достижениями бункера. – Но в произошедшем Выбросе есть и положительные моменты, как это странно бы сейчас не звучало. Дело в том, что он накрыл все сталкерские группировки, которые сейчас прорывались к ЧАЭС. И не только… Он был такой мощности, что прокатился по всей Зоне до самого кордона, как вы заметили. Вы говорите, что не входило в ваши планы воевать с группировками. Дак вам и не придётся! Зачищать Зону вам не придётся – зачищать уже практически не от кого благодаря Выбросу. Вам крупно повезло, что во время Выброса вы остались на своей базе.

“Вот же тварь” – пронеслось в голове у генерала. Этот Выброс, прокатившийся по всей Зоне, смёл не только сталкерские формирования, но и целые наши подразделения. Хотелось его ударить, но офицер сдержался.

- Собака, во время Выброса даже на наших базах в укрытии большинство военных полегло. Как ты это объяснишь?!

Но Сахаров только хлопал глазами. Чего не знал – того не знал. Хотелось командиру пристрелить его, но вместо этого он вышел из бункера. Он так был зол на того наглеца, что подвёл его.

- Станислав, - обратился он к своему заместителю, который был всё это время рядом. – Высылай группу разведки к нашей подбитой техники. Пусть узнают, выжил ли кто во время операции.

- Так точно! Разведывательный отряд во главе капитана Тарасова сейчас должен был выйти с подземелья “Агропрома”. Сейчас я с ними свяжусь.

- И вот ещё. Свяжись со штабом на Большой Земле. Я не особо теперь доверяю Сахарову и его прогнозам. Ошибся один раз – ошибётся в другой. Если с группой разведки что-нибудь случится, и мы не будем знать, угрожает ли нам ещё что-то в глубине Зоны или нет, то операция “Армагеддон” должна прийти в действие, - сказал генерал. - Нам нужно много новых людей и техники.

Часть третья

Трое сталкеров передвигались по одной из улиц Припяти. Они с оружием в руках смотрели по сторонам и не высовывались под открытую местность, хорошо просматриваемую с окон многоэтажек. Ползли подальше от высоких зданий настолько незаметно, насколько это было возможно. Да, опасных “монолитовцев” по дороге они ещё не встречали. Все они молили и пощаде и не желали вступать в бой. Надеялись сталкеры, что так будет дальше, но перестраховка вреда никому ещё не приносила.

- Вот и всё, - глядя вокруг, заговорил Снайпер. – Нет больше Зоны. Ни мутантов, ни аномалий. Только фонит местами прилично.

- Все говорят, что нет больше Зоны. А я не пойму, как буду жить без неё дальше. Я больше ничего не умею, кроме как искать артефакты. Ну, найдём мы в ЧЗО что-нибудь ценное, а если не найдём? Зоны больше нет. Вы понимаете? – растерянно сказал седой сталкер по кличке Леший.

- Найдём Исполнитель Желаний, закажем себе много денег, не будем нуждаться больше в заработке, - оптимистично настроенный Левша совсем не грустил об этом и мог спокойно расстаться с ней.

Он ещё не успел привыкнуть к Зоне. Слишком молодой, неопытный новичок, пришедший сюда ради наживы. Многие матёрые одиночки настолько привыкли к этому месту, что не представляют свою жизнь за колючей проволокой. Они втроём давно хотели совершить вылазку вглубь. Жажда узнать тайну этого места была невыносимой, а для кого-то просто разбогатеть. Впереди виднелись упавшие вертолёты.

- Я вот что подумал. Нам крупно повезло. От этого Выброса, наверное, мало кто уцелел, а мы выжили, - сказал Леший.

Выброс случился настолько мгновенно, что почти никто не успел найти укрытие. Разве что только такие счастливчики как эта компания. Выжил ли кто из той толпы, которая двигалась к Припяти, они толком не знали, потому как шли отдельно от всех. То, что они сейчас жили – назвать можно только чудом.

- Зато мы впереди всех. Наверное, - нашел в этом какую-то положительную сторону Левша.

На него двое косо посмотрели. Сталкеры наблюдали разрушенное здание, повреждённое явно одним из разбившихся вертолётов. Можно было пройти по прямой дороги, обходя горевшую технику, либо пойти другим путём, более длинным, но безопасным. Там не будет никаких удобных позиций для стрелков. Хотелось бы дойти до цели, чувствуя себя в полной безопасности. Сталкеры не исключали вариант, что кто-то из “монолитовцев” мог до сих пор охранять центр от посторонних. А что же будет там, на ЧАЭС?

- Ребята, если всё странное и загадочное перестало существовать, то почему должен остаться исполнитель желаний? – спросил Левша.

- Трудно сказать. Надежда умирает последней, - ответил Снайпер.

Они все еще не верили, что исчезло всё то опасное, что было в Зоне.
Лишь пустота окружала их. И чем ближе они подходили к центру, тем больше понимали, что шансов получить желаемое минимально. Это же всего лишь сказка. Бред, непонятно кем выдуманный про нечто, что исполняет любые желания. Ну не может быть такого. Возможно, в глубине души они понимали это. Дак почему они всё таки продолжали идти? Самый бывалый из них - Леший - не мог принять тот факт, что нет больше его дома. Именно Зону он считал своим родным убежищем. Может быть, в центре всё ещё осталось нечто такое... необъяснимое, дающее надежду, что это еще не конец. Левша мечтал о богатстве, и хотя бы малейшая надежда заставляла его идти, не взирая ни на что. Снайперу просто было некуда деваться. Это единственные надежные люди, которых он знал. Одному ему оставаться не хотелось. К тому же, когда Зоны больше нет, военные проведут зачистку от всех группировок, что ещё остались.

Впереди сталкеры увидели зверя, лежащего на земле. Они подошли к нему поближе и разглядели. Вроде труп. Кабан лежал неподвижно. Но в один момент он открыл зрачки и резко набросился на Левшу. Молодой не успел среагировать. Кабан повалил того на снег и пронзил клыками тело. Сталкеры открыли огонь и зверюга упала. Готова. Но у их приятеля текла кровь.

- Держись, - сказал Леший, доставая аптечку из своего рюкзака.

Повреждение оказались слишком серьёзными. Он мог и не протянуть. Вся его жизнь весела на волоске. Кабан сделал очень глубокую рану, и лицо паренька становилось бледным. Пока Леший пытался остановить кровь, Снайпер рванул изо всех сил в сторону одной многоэтажки, ничего не объяснив своим товарищам.

- Кинул, зараза, - сквозь зубы проговорил Леший, оказывая помощь раненому спутнику. – Испугался.

Странно, не похоже это на него. Вместе в такие передряги попадали, а теперь вот…
А бежал сталкер так долго, сколько мог. Лишь когда выдохся, он остановился чтобы перевести дыхание. Но не бежал он от испуга, а в тайник, расположенный в одной из квартир в городе. Расстояние оказалось не слишком большим, и Снайпер пешком добрался до здания и поднялся на третий этаж. В одной из комнат под деревянной кроватью он просунул руку и достал рюкзак. Расстегнув его, сталкер вынул оттуда два артефакта и побежал обратно. Он вернулся к сталкерам через пятнадцать минут. Раненый всё ещё лежал на земле. Леший посмотрел на него с удивлением – не ожидал, что вернётся. Снайпер достал два артефакта и положил по одному в ладонь умирающему.

- Что ты делаешь? – спросил Леший.

- Это артефакты “Большое Сердце”. Они исцеляют человека, если использовать свойства сразу обеих артефактов. Они станут неэффективными, но вылечат человека.

Слова звучали безумно, но другого выбора не было. Он мог умереть в любую минуту. Двое сталкеров начали наблюдать, как резко появилась вспышка на этих двух аномальных явлений. Странно, что они ещё действуют. Снайпер уже подумывал, что раз Зоны больше нет, то и артефактов тоже. Аномалий они нигде не увидели. Получается, что найденные ранее артефакты сохранили свойства? Но надолго ли? Не всё ещё им было понятно. Они наблюдали, как глаза открыл их друг, и его лицо стало более живым. Он уже не выглядел как умирающий и кровь, прорывающая бинты, начала останавливаться. Такие чудеса заставили их поверить в то, что дальше, куда они идут, есть ещё большее чудо.

- Левша, ты как? – спросил у своего друга Леший.

Сталкер слегка привстал, но видно, что делать это ему было тяжело. Друзья помогли ему подняться.

- Нормально, - вялым голосом проговорил Левша.

Было видно, как артефакты угасают и бледнеют. Они словно таяли на глазах. Уменьшалась и их форма. Теперь они были больше похожи на твёрдые камни, чем на неисследованные объекты с разными свойствами. Но зато человека они спасли.

- Готовы идти дальше, друзья? – задал вопрос Снайпер. – Нам только остаётся догадываться, что там нас ждёт…

Часть четвёртая

Небольшой отряд военных двигался вдоль прямой дороги через Армейские Склады. Дальше - Радар. Где-то там накрыло Выбросом их колонну. Наземная техника пыталась прорваться к ЧАЭС, когда произошел Выброс. В Припять упали вертолёты. Группе разведки поручено выяснить, есть ли выжившие среди участников операции. Пока с этим неясно, новую попытку штурма армия предпринимать не станет. Главный отряда - капитан Тарасов. Трое его подчинённых следовали всем его указаниям. Командиром его назначили не только потому, что звание соответствует данной должности - кандидатов на место командира разведки было несколько. Выбрали Тарасова по той причине, что он несколько лет был вольным сталкером и Зону знал досконально. Но то, что в ней происходит сейчас, сбивало бывшего сталкера с толку. Это заставляло его ещё больше насторожиться и ощущать панический страх. Ну не могло быть такого, чтобы в один момент всё изменилось в лучшую сторону. Хотя это ещё неизвестно. Выброс то был недавно, смёл военные подразделения. Но ему сложно было убедить себя, что всё ещё находится в ЧЗО.

- Ни мутантов, ни аномалий, - сказал лейтенант Самойлов. - И это хорошо. Наконец то это место мы возьмём под контроль.

Его слова задели сержанта, который выглядел моложе всех.

- В смысле нет мутантов? А те собаки, на которых мы наткнулись на баре? - возразил он.

- А, это ерунда. Вот реальных тварей за свой маленький стаж службы ты так и не увидел. И уже вряд ли увидишь, потому как сам видишь, что происходит вокруг, - ответил лейтенант.

Капитан шел впереди всех молча. Он не мог понять, куда “Долг” со сталкерами подевались. Все ушли к центру Зоны, что ли? Когда отряд проходил через бар, не встретил ни единой души. Да и “Свободы” на складах не видно. Что же с ними стало? Может все группировки пали во время последнего Выброса?

- Как кого, а меня не радует эта обстановка, - наконец заговорил командир. - Уж слишком всё тихо. Чувствую себя как охотник перед раненым зверем. Хищным. Подсознательно ты чувствуешь, что зверь прикидывается мёртвым и ждёт, пока ты подойдешь поближе. И ты ничего не можешь сделать, потому как знаешь, что он сильнее тебя. Выстрелишь издалека - он встанет и набросится на тебя. Подойдешь - ему будет ещё проще тебя добить.

Поделился Тарасов мрачными доводами, и бойцы замолкли в раздумьях. А что если действительно дела обстоят так, даже хуже? Но если думать об этом постоянно, то с ума можно сойти. Постепенно начало темнеть. Скоро надо будет включать фонарики, и ребята себя будут чувствовать так, словно они находятся на заброшенном неосвещенном хуторе. Хотя на самом деле оно так и есть. Да и в прибавок холод. Идти было тяжело из-за сугробов. В Зоне ведь снег никто не убирает. Бойцам хотелось оказаться в теплом доме, и как назло поднялся ветер. Но неожиданно испуганный голос по рации заставил военных перестать думать о доме. Это были мольбы отчаявшегося.

- Помогите, - это слово, произнесенное, судя по тону, умирающего человека, взбудоражило отряд.

- На связи командир группы разведки Тарасов. Назовите ваши координаты.

В ответ тишина.

- Приём. Ваше месторасположение? Повторяю...

- Радар, - наконец ответили.

Это как раз по пути. А вдруг это и есть один из военных, который смог выжить после попытки зачистки? Вряд ли какой-нибудь сталкер сумел настроиться на частоту канала. Нужно ускорить темп ходьбы. Больше неизвестный ничего не мог сказать. Никто не знал, жив ли он или нет.

Отряд проходил мимо барьера. Они видели оставленные неизвестно кем баррикады, служащие как укрытия от пуль. Слева стоит, вбившись в снег, БТР без колёс. Повсюду видны следы прошлой войны, когда ещё “монолитовцы” пытались прорваться на Склады и их сдерживали группировки. В то место, куда направлялись бойцы, бывали не часто. Уже окончательно стемнело, и ребята включили ПНВ. Теперь темнота осветилась для отряда светлым зелёным цветом. Они так надеялись, что смогут вернуться на базу до темноты. Просто жутко в такое время суток бродить по Зоне. Ещё и сигнал бедствия встревожил всех. Запрашивающий помощь не успел рассказать, что случилось. Может, сели у его рации батарейки. Или так, помехи со связью. Но было понятно, что говорить ему давалось тяжело. Попал человек в крупную передрягу. Если это действительно спецназовец и он ранен, значит, дело даже не в Выбросе. Капитан Тарасов знал, что после Выброса человек умирает, либо остаётся в живых, спрятавшись в укрытии. Просто ранить или покалечить он не может. Бывали исключения с некоторыми легендами Зоны, но это всего лишь байки. Вывод один - этот боец или сталкер Выброс переждал, а затем кто то или что-то на него совершило нападение. И это возможно всё еще там, поджидает нас. Тогда почему оставило в живых военного? Здесь не принято оставлять за собой недобитого противника. Зона такого не прощает. Если она еще есть... Пройдя барьер, группа вышла на радар.

- Нда... и как мы его найдём? - спросил сержант Гравицкий.

- Двигаемся к месту, где была потеряна связь с нашей колонной. Это место в двадцати минут от нас, - рассказал командир.

И тут он остановился. Настолько резко затормозил, что даже сам удивился. Следом за ним прекратили движение остальные бойцы. Почувствовал Тарасов что-то неладное, скрывающееся под толстым слоем снега. Нечто, представляющее большую опасность для людей.

- Что там? - с интересом лез вперед сержант, обходя командира.

- Да тихо ты, - остановил его тот, отпихнув рукой слегка назад.

Капитан был точно уверен, что там что-то есть. Интуиция. Сталкерская. Но если это то, о чём он подумал, то оно не может спрятаться под снегом. Аномалия не настолько маленьких размеров. И тут до него дошло... на этом самом месте до того, как Зона перестала быть опасной, была аномалия. Он их прямо чувствовал без детектора. Есть такой особый тип людей, которые с лёгкостью находят безопасные пути и обходят ловушки. Такое присуще не только проводникам, но и опытным одиночкам. Сейчас это место безопасно, но почувствовать это Тарасов не мог. Ощутить ту самую безопасность для него было сложно. Он привык вечно находиться в напряжении. Но повода для расслабления даже не было сейчас, когда почти все ужасы уже позади. Там впереди нечто ранило человека.

- С этой минуты идём ещё более осторожно. Прикрываем друг друга. Присматривайтесь ко всему вокруг и помните, что здесь всё ещё могут встретиться разные опасности. За мной, - приказал командир, и отряд отправился дальше.

Ребята двигались практически без шума. Лишь хруст снега их выдавал.

- В параноика ты превратился, – прошептал сам себе Тарасов, думая, что за каждым их шагом следит умирающая Зона и готовит им огромный сюрприз прежде, чем навсегда исчезнет.

Этот сюрприз они получили, но от людей. Неизвестные их встретили линией огня.

- По укрытиям! – отдал команду капитан.

Противнику удалось их заметить раньше. На снегу уже лежал прапорщик с пробитым шлемом. Теперь в отряде оставалось только трое. Бойцы укрылись за грузовиком, что стоял на дороге неподалёку. Плохую тактику выбрали нападающие. Лучше бы подождали, пока отряд пройдёт вперёд по дороге, где у них не было шансов спрятаться за прочным объектом и они стали мишенью. Хотя это не значит, что сейчас группе разведки удастся спастись. Военные только сейчас определили сторону, откуда шел огонь. Пули вбивались в кабину и металлическую цистерну в виде бочки, в которой когда-то перевозили молоко. Пока что группа находилась в относительной безопасности. До тех пор, пока они не высовывались из укрытия. Грузовик служил мощной преградой пулям. Они не могли его пробить. Военные узнали этот паршивый звук. При штурме лагерей бандитов им оказывали сопротивления чаще всего с автоматиками гадюка-5. Вроде бы обычные плевки, но при умелом использовании превращается в опасное оружие. Стрелок, убивший прапора, оказался настоящим снайпером. Пробили шлем с первого выстрела. Говорили в учебном центре много раз, что армейские шлема могут остановить максимум пистолетную пулю или защитить от осколков. А что толку? Шел отряд, их заметили, а они врага нет. Установили месторасположение противника только тогда, когда понесли первые потери. Явно стрелявшие не бандиты, а кто-то более профессиональный. Не было сомнений, это они пристрелили того солдата или сталкера, что связался по рации с ними. Колонна, попавшая под Выброс, находилась прямо по дороге, но была ещё вне зоны видимости. До неё идти минут десять. Вряд ли осталась техника на ходу.

Сидеть здесь вечно не хотелось. Гранаты у нападавших не было - так бы уже раздался взрыв, отправивший на тот свет троих разведчиков. Другое дело у группы разведки. На их вооружении имелась РГД-6, но кидать её куда попало глупо. Сторону, с которой велся огонь, они выяснили, но конкретные позиции автоматчиков всё ещё оставались загадкой. Когда с высокого холма по ним открыли огонь, у бойцов не было времени выяснять, за каким именно местом прячется их враг. Там было несколько объектов. Нужно было спастись. Тарасов слегка высунулся, направляя автомат Калашникова в их сторону, надеясь, что они его не увидят. Спустя секунды он понял, что находится вне их видимости, но это не на долго. Он мог их выискивать и у него наверняка бы получилось благодаря приберу ночного видения. Но это заняло бы время. Время, за которое его могли засечь и пристрелить. Прошли секунды, и командир открыл пальбу в них, особо не целясь. Вслепую. С первого взгляда кажется, что пустая трата патрон. Капитан спрятался за укрытием и в это же мгновение в его сторону полетели вражеские пули. Во время он укрылся, ещё б чу чуть и всё... пока пальба велась по тому месту, откуда он пытался их выследить, с другой стороны грузовика, показав голову из-за бочки, лейтенант Самойлов выискивал противников, которые расположились приблизительно на холме. Могли они вести пальбу только из двух мест: старое небольшое здание, напоминающее трансформаторную будку и рядом с ним большие металлические сооружения, но прятаться за ними неудобно. Вернее удобно, но если только прятаться. А отстреливаться лучше из той самой будке, в которой щели позволяли держать под контролем большую территорию. Выглядела будка в форме трансформаторной, но это что-то другое. Жилище для одного или двух человек. Вероятно, оттуда и велся огонь по группе. Если это так, то выкурить их будет непросто.

- Товарищ капитан, - окликнул Тарасова лейтенант, отойдя от края укрытия. – Я заметил, откуда они палили. Двое стрелков расположились на крыше будки.

Значит, их двое. Военных осталось трое. И у последних в вооружении явное преимущество. Командир вооружен АК, двое его ребят – хорошим оружием АС “Вал” с оптическими прицелами. Не издают много шума. Для таких боёв самое то. Не то, что автомат капитана, который распугал в квартале всех птиц. Поэтому он и решил высунуться с одной стороны из укрытия, взяв огонь на себя и дав возможность одному из его бойцов оценить обстановку с другой стороны. Они об этом заранее не договаривались, но этого и не требовалось. Лейтенанта командир знал давно. Они с ним участвовали в боевых действиях много раз. Что касается сержанта, то за него Тарасов слегка волновался. Слишком молодой ещё. Время тикает. Тактика в голову не лезла. А противник не глуп – он тоже может придумать что-нибудь хитрое, благодаря чему выкурит военных. Алексей Тарасов дёрнул за ручку. Дверь тихонько скрипнула и открылась. Окна были разбиты. Кабину лучше бы проверить на счётчик Гейгера – наверняка фонит там прилично. Но сейчас было не до этого.

- Открываем огонь по сигналу, - распорядился он и осторожно полез в кабину.

На корточках присел на пыльное сиденье и переполз на водительское место. Офицер молился Богу, чтобы они его не заметили. Его бойцы стали по краям грузовика с обеих сторон. Они были готовы высунуться и открыть огонь. Дуло автомата командира показалось через разбитое окно. Капитан Тарасов обнаружил и взял в прицел того, что лежал справа и целился в отряд. Стрельбу противники прекратили на время. Поняли, что патроны впустую тратить не стоит.

- Огонь, - отдал приказ атаковать капитан и открыл стрельбу.

Одновременно из трёх стволов военные поливали огнём неизвестного противника. У тех двоих не было шансов. Парочка сопротивлялась, стараясь попасть по бойцам, но вскоре один ствол заглох. Капитану удалось снять его. Он поразил меткими выстрелами тело первого. Второго нейтрализовал лейтенант.

- Готовы, - выдохнул командир.

… Прапорщик не подавал никаких признаков жизни. Упокой Зона его душу. Нападавшие, судя по нашивкам, оказались бойцами бывшего “Монолита”. С чего это они решили напасть на отряд, если могли спокойно пропустить их? Один из них был мёртв, а раненого взяли в плен. Пока тот был без сознания, забрали ствол и прочной верёвкой связали руки. Бывали случаи, когда фанатики приходили в сознание и убивали себя, лишь бы не выдавать врагу информацию. Но сейчас ситуация другая. Их больше никто не контролирует. Перед разведчиками был обычный человек, а не зомбированный. Когда он открыл глаза, увидел перед собой троих военных.

- Вроде вид не как у сумасшедшего, - недоверчиво проговорил капитан, рассматривая незнакомца.

- Ненавижу вас, - огрызнулся тот.

Лейтенант не выдержал и ударил с ноги в живот так, что тот отлетел на снег и приземлился на спину. Ловил ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег.

- Спрашиваю один раз. Почему на нас напали и где боец, который с нами связался? – спросил капитан, целясь в него оружием.

- Мы верим, что выполняем важную миссию. То, что нас раньше контролировало с центра Зоны, сейчас сильно ослабло. Группировка наша распалась. Мы – идейные люди, оставшиеся выполнять свой долг до конца.

- И вы стреляете во всех, кто подходит к центру? Бред.. Вы же больше не под контролем. Идиоты, - зло сплюнул сержант Гравицкий.

Да, не были они не под чьим воздействием. Самостоятельно избрали свой путь. Что ж, выбор их. А они в курсе вообще, что в центр Зоны наверняка уже кто-нибудь прорвался из сталкеров? Один из них мёртв. Последнего в живых оставлять опасно.

- Про какого вы бойца говорите? Подстрелили мы одного военного, но мы думали, что убили его. Выходит, что выжил парнишка, раз с вами мог связаться. Но к этому времени он уже стал покойником, вы в этом можете не сомневаться. У него были слишком серьёзные ранения, - бывший “монолитовец” словно восхищался своим поступком, рассказывая это с удовольствием.

- Где он? – командир отряда едва сдерживал свою злобу, чтобы не выстрелить.

Тот лишь ухмыльнулся и не отвечал. Стрелять Тарасову не пришлось – за него это сделал лейтенант, выпустив оставшиеся патроны в рожке в связанного противника. Военные спокойно пошли дальше, не оглядываясь назад. Вот так вот. Даже товарища некогда похоронить. Тело прапорщика здесь будет лежать неизвестно сколько. Вообще трупы военных находят в разных уголках Зоны ещё с первой попытки глобальной зачистки. Много лет прошло, а зверьё полакомиться не успела всеми трупами. Лай собак иногда был слышен, но их самих не видно. Обычное зверьё не в большом количестве осталось, но крупных тварей, по всей видимости, уже нет. Такой вывод сделала для себя группа разведки, ведь они уже были в глубине Зоны, где должны водится крупные хищники. Дойдя до колонны, картина совсем опечалила их… Перевёрнутые бронетранспортёры, машины, повсюду тела солдат. От техники целого места не осталось. В живых никого из экипажа не нашли. Добравшись до Припяти, отряд наткнулся на упавшие вертолёты. Выброс тот был очень мощным. Командир уставился на обломки тяжёлых птичек и стоял на одном месте несколько минут.

- Впереди центр Зоны, - поразмыслив, выдавил он из себя. – Можем спокойно дойти до ЧАЭС, найти Исполнитель Желаний.

Сержант и лейтенант не поверили своим ушам. Вот чего, а такого от него они точно не ожидали. Он предлагает дезертировать. Оставить боевую задачу и уйти.

- Что? – на всякий случай спросил лейтенант, всё ещё не веря, что тот искренен в своих намерениях.

- Идти я не заставляю вас со мной, ребята. Но вы сами подумаете. Мы словно в одном шаге от богатства. Так близко я ещё не подходил никогда.

Невольно капитан повернул голову на прямую дорогу до центра, и нечто сильное подхватило его и заставило идти вперёд. Это было желание денег, власти. Возможность осуществить все свои мечты Тарасова сводила с ума. Он был готов бежать быстрее всех к этому Исполнителю, которого и в глаза не видел. Кроме того, никаких научных фактов, подтверждающих его существование, нет. Но командира это не волновало. Только сейчас это понял, чего хотел всё это время по-настоящему. Это желание приблизиться в это ранее недоступное место стало сильным только сейчас, когда они начали подбираться к нему ближе. И он просто шел вперёд навстречу своей цели.

- Группа “Витязь”, где вы находитесь? – взволнованный голос по рации требовал ответа, но на связь с командованием никто не выходил.

Часть пятая

Пророк так и не отыскал Бродягу. Пропал. Куда? Да и до самого Саркофага не встретил он не единой живой души. Было понятно, что весь народ, который пробивался к центру, накрыло Выбросом. Почти никто не успел спрятаться. А те, кто смог уцелеть, находится всё ещё позади в пути. Может кто-то опередил его. Конечно. Ведь те “монолитовцы”, которые раньше охраняли ЧАЭС, из любопытства наверняка заглянули к Исполнителю, загадали желания и уже смылись подальше от этого места. Главное, чтобы он там действительно был. По легенде огромный камень находится в Саркофаге. Вокруг четвёртого энергоблока Пророк не увидел ничего необычного. Как-то по другому представлял себе это место. Ожидал нечто особенное. Спускаясь на нижние уровни, этому человеку казалось, что с ним это происходит не по-настоящему. Просто сложно было в это поверить. Почувствовать, что ты находишься рядом с местом, о котором ходили легенды годами. Где-то совсем близко должен был находиться тот самый Исполнитель. Пророк долго бродил по коридорам, освещая фонариком каждый уголок. И ничего. Неужели его здесь нет? Нет, этого не может быть. Получается, что он зря сюда шел, в Зону эту проклятую? А как же его жена? Только не сейчас. Только не на этот раз. Жизнь итак несправедлива. И сейчас она не должна снова разочаровать его. Должно случиться чудо. Камень тот есть, это точно. Пророк верил, что найдёт его.

- Господи, прошу, - остановившись посреди тёмного коридора, отчаянно попросил он.

Не стоило ему сюда лезть. Нужно было проводить время вместе с женой, хоть и больной на всю жизнь. Есть вещи, которые уже никак не изменить. Постепенно он начал понимать, что того, что он хотел, останется в мечтах и надежда стала угасать. Но бродил он здесь ещё долго. Может час, а может два, три. Множество раз проходил по тем же местам, чтобы не оказалось такого, что он просто пропустил нужный проход. Но нет.

- Всё это оказалось ложью. Тварь ты, Зона, - крикнул он во всю, ударив рукой об стенку.

Не было ничего в Саркофаге.
На крики отчаянного заявились гости. Их было трое. Одиночки в комбинезонах “Заря” тыкали оружием в лицо бывшего “монолитовца”.

- Он не опасен, как и остальные, повстречавшиеся нам на пути, - сделал выводы Левша.

Они смогли опустить оружие.

- Парень, где Исполнитель Желаний? – с нетерпением спросил Левша.

- Его нет, - смотря ему в глаза, честно ответил Олег.

Голос был настолько убедительный, что невозможно было не поверить ему. И после ответа Пророка наступила тишина. Получается, что весь путь был напрасным.

Они молча уже вчетвером обследовали несколько раз Саркофаг в надежде, что Пророк что-нибудь упустил. Но нет. Увы, “монолитовец” оказался прав. Здесь нет ничего. А если и было что-то, то оно исчезло вместе с Зоной. Стоило сразу об этом догадаться… Если все аномалии исчезли, то и логично предположить, что всё остальное необъяснимое растворится тоже. Только артефакты дольше всего сохранили свои свойства, но они уже наверняка пропадают. А сколько людей погибло, добираясь сюда… Самой большой мощности Выброс смёл не только множество отрядов различных кланов, держащих путь в центр Зоны, но и дошел до самого кордона, расщепляя на атомы за секунды всех, кто на тот момент не был в укрытии. Может он даже накрыл некоторые базы. Слишком уж тихо было после него. И никто не мог предугадать это явление, поэтому большинство людей в Зоне просто исчезло. И бойцы из военной разведки знали это. Глупо было бы посылать отряд из четырёх человек в дальнюю вылазку. Просто некого высылать в помощь. Во время выброса тот отряд обследовал одно подземелье, поэтому остались живыми. После этого с ними связались по рации и попросили провести разведку на Радаре и в Припяти. На армейских кордонах большинство военнослужащих погибло от Выброса. Естественно, что оставшиеся силы не пошлют на риск. Могли только пожертвовать четырьмя людьми, чтобы они узнали, есть ли выжившие после попытки операции и осталось ли в глубине Зоны что-то, что ещё опасно для людей. Группа разведки на связь не выходило по понятным причинам, поэтому командование наверняка считает, что их что-то убило.


***

- Вот она – наша цель, - смотря на Саркофаг, воодушевлено сказал Тарасов.

По пути им пришлось пристрелить ещё одного человека, решившего напасть на них. На этот раз им оказался бандит, решивший в одиночку пройти весь путь. Он даже не успел никого ранить. Без сожаления в него отряд выпустил пули. Приближаясь к Саркофагу, военные увидели четверых неизвестных. Обе группы остановились на полпути.
Эти сталкеры уже загадали желания и возвращаются обратно - подумал Тарасов.
Тут по рации голос начал передавать экстренное сообщение:

- Всем армейским подразделениям приготовиться! До операции “Армагеддон” осталось двадцать пять минут.

И радость с лица капитана мгновенно куда то подевалась. Так бывает, когда скоро разбомбят к чёрту территорию, а ты находишься в зоне поражения… Компания сталкеров и “монолитовца” не спешила направлять оружие в армейцев. Они удивились, почему сюда пришел всего один отряд, а не целая пехота.

- Мы просто пройдем, - спокойным тоном произнес Снайпер, выставив перед собой руки в знак дружелюбия.

Армейская группа подошла поближе.

- Мы вам не желаем зла, - заявил Тарасов. - Исполнитель там?

Двое его человек замешкались. Группа знала об “Армагеддоне”. Этот план разрабатывался еще очень давно. Подтянуть тяжелую технику в Припять и разбомбить ЧАЭС к чёрту с зениток, устранив угрозу. Вот только никто не думал, что операцию генерал запустит. Руководство думает, что Зона еще опасна. Ну конечно... Разведчики ведь на связь не вышли... их уже в погибшие при исполнении служебного долга записали, скорее всего. В плане к операции объясняется, что Выбросы происходят не всегда случайным образом. Так, при штурме в 2011 году “Монолит” победил из-за начавшегося Выброса. И каждый раз, когда военные подбирались близко к центру, их сносило к чёрту гигантской волной. Этими явлениями ( выбросами ) кто-то управляет. А конкретно – О-Сознание. Так считает руководство. Но, находясь на ЧАЭС, группа разведки не видят никого и ничего опасного. Получается, что военные разбомбить всё здесь хотят из-за страха, непонимания ситуации. Никто не знает толком, что происходит. Ни учёные, ни военные, ни правительство… И выходят из этого всякие необдуманные и порой глупые решения. Лейтенант и сержант хотели убраться отсюда. Оказаться запертым в Саркофаге под обломками перспектива не очень. Капитан всё еще желал добраться до своей цели.

- Исполнитель желаний – всего лишь легенда, как и по клондайк артефактов, - ответил Пророк.

И бойцы разведотряда растеряно посмотрели друг на друга. То есть как ничего? И... нет, в голове не вяжется. И зачем военные будут бомбить это место, если здесь ничего нет вообще?

- Это место скоро сравняют с землей, - выдавил сквозь зубы капитан. - У вас пять минут, чтобы показать нам дорогу.

- Нет никакого исполнителя, - глядя ему в глаза, честно сказал Леший.

- Товарищ капитан, нам лучше уйти отсюда. Не стоит отдавать свою жизнь ради проверки легенды, - вмешался сержант, держа своего командира за плечо.

- Куда мы пойдем? Армейские подразделения рассредоточились на проходах из ЧАЭС, - ответил капитан. – По нам будет бить скоро тяжёлая артиллерия… У нас нет никаких шансов.

- Зря мы вообще сюда сунулись. Получили дозу радиации вместо исполнения своих желаний, - Левша был в панике.

- Я знаю одно место, - сказал Пророк и привлек к себе внимание. - Уровень радиации - смертельный. По крайне мере в 2011 такой уровень там поддерживался. Можно ли сейчас там пройти без защитного радиационного костюма - без понятия. Но учтите, что мы нехилую дозу уже итак схлопотали. Противорадиационные препараты это конечно хорошо, но в больницу обращаться все равно придется. Поэтому я не знаю, сможем мы там пройти. Я не был на той локации, но когда то давно изучал тайные тропы на картах. Маршрут я вспомнил. Думаю, что смогу провести. В той стороне точно не будет военных. Вдруг нам удастся таким образом покинуть ЧАЭС и убраться отсюда подальше?

И это оказалось лучше, чем оставаться на месте. Тарасов ещё немного упирался, но его уговорили уходить со всеми. Неизвестно, пройдут ли они через генераторы, которые были когда то непроходимыми.. если да, то что их ждёт дальше, за генераторами?
И Пророк повёл группу по дороге, которая приведёт их к спасению или погибели.

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

+4 
 -1
Предупреждений: Скоро забанят
Зарегистрирован: 02/06/2019
Оффлайн

Ничего так история.

Плюс поставили: Зорький,

+396 
 -4
Группировка: Долг
Квад: ОСН
Ранг: Сталкер
Должность: Бармен
Зарегистрирован: 08/12/2018
Оффлайн

По мне так замечательно написано. smile16

Ни что не сближает людей, как снайперский прицел...

Плюс поставили: Квартет,

Актуальные темы на сегодня
Подыхать надо было в Зоне,а не в светлом будущем. © Мракобес "Свинцовый закат"
Наверх Вниз