Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
Нет ответов
+525 
 -38
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Должность: Зам.Ком. Военных
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Вертолёт, пролетая над Зоной, сталкивается с воздушными аномалиями и терпит крушение на болотах. Вертолёт доставлял высокопоставленного представителя НИИЧАЗ, который должен был прибыть в Зону с определённой целью. Группе спецназа ставят задачу - отправиться на Болото, отыскать человека и доставить его на военный блокпост. Боевая команда, провернувшая множество успешных операций в прошлом, отправляется в переполненную аномалиями территорию, выжить в которой под силу не каждому.


Элитный отряд

Мы покинули территорию военного блокпоста на закате. Опасные хищники уже начинали пробуждаться после долгого сна и выбираться из нор с непреодолимым чувством голода. Через несколько часов аномалии вместе со всеми ловушками скроются в темноте, и враждебный человеку мир станет более опасным. По-хорошему не следовало выходить за порог убежища до рассвета, но наш отряд получил приказ от командования. А приказы спецназ выполняет без лишних вопросов и возражений.

Восемь бойцов в бронежилетах и с автоматами шагали уверенно, осматривались по сторонам, не отвлекаясь на красивый закат солнца, пытавшийся навести иллюзию дружелюбности этого мира. Яркое круглое пятно, рядом с которым небо обливалось кровью, нависло низко над землёй и окунуло напоследок спецназовцев в тёплых лучах. Повеяло лёгким ветерком, и я поймал себя на мысли, что вылазка началась плавно, всё пока что идёт по плану. Если по дороге не возникнут препятствия, то за два часа доберёмся до Болот.

Мы двигались рассредоточено, прислушивались ко всем звукам, внимательно обследовали глазами окружающую территорию. В подозрительные места летели гайки и болты. Иногда они разрывались на мелкие части, другой раз исчезали или сплющивались до мизерных размеров. Впрочем, я и мои бойцы уже ничему не удивлялись. Наш отряд считался одним из лучших армейских подразделений и отлично ориентировался в Зоне, мог выбраться из таких мест, каких простой солдат не представлял себе в самом страшном сне. Боевые задачи группа всегда выполняла. Пусть порой проходило всё не по плану, спецназ несколько ночей выживал в кошмарной местности, но на главный блокпост возвращался с докладом командованию об успешном завершении операции. И на этот раз мои люди чувствовали уверенность, хоть и в их лицах глубоко засел отпечаток пережитых ужасов, испытать которых не пожелаешь и врагу.

До обрушенного железнодорожного моста добрались без приключений. Дорога уходила вперёд и приводила на свалку, контролируемую вооружёнными бандами отморозков.

“Никак не развяжут нам руки. Странно, что не дают команду на зачистку мародёров. Был бы приказ – снесли бы бандитов мгновенно”, - пронеслось в голове.

Неожиданно всплыли фрагменты прошлой жизни, и я вспомнил себя бойцом киевского беркута. В две тысячи четырнадцатом году спецназовцы укрывались щитами, защищая себя от разъярённых митингующих. Мы получали удары камнями и палками, горели в огне, но охраняли правительственные здания до последнего. Я и мои сослуживцы ждали приказ на зачистку Майдана, которого нашими силами взять штурмом было реально. В одну ночь сжали в кольцо всю площадь, но команду на полную зачистку так и не получили. После смены власти наше спецподразделение отправили на Юго-Восток Украины участвовать в боях против сепаратистов. Антитеррористическая операция шла полным ходом, гибли с обеих сторон люди. Однажды защитники Украины получили приказ прекратить наступление в связи с достигнутым временным перемирием. Я уже не так удивился решению правительства. Выполнять глупые и бессмысленные приказы – неотъемлемая часть нашей службы. О чём власть думает? Непонятно. После самых жарких боёв под Донецком мне, как и большинству бойцов беркута, предложили вступить в ряды полиции особого назначения или в “КОРД”, но я отказался. Вместо этого подался в ряды вооружённых сил Украины, подписав контракт. Так я оказался в Чернобыльской Зоне, и все представления о ней развеялись в первый день службы. С тех пор прошло больше двух лет.
Сейчас мой отряд получил распоряжение не нападать на уголовников, занявших свалку. В который раз я сталкиваюсь с глупыми приказами. Это судьба так надо мной решила поиздеваться, пошутить? Не очень смешно…

Наверху виднелась огромная дыра. Неизвестно, что разрубило на две части мост. Пустые вагоны замерли на мёртвой дороги. Тяжелая голова поезда застыла возле самого обрыва путей. Движение вперёд на небольшое расстояние – и груда металлолома упадёт на землю. Мне даже не по себе было находиться здесь, зная, что над головой свисает огромная машина, готовая в любую секунду рвануть вниз и расплющить человека как муху. Словно в знак предосторожности в нескольких метрах от группы лежал наполовину въехавший в землю пустой вагон. Короткий осмотр бывшего военного блокпоста, быстрый перекус, употребление энергетических напитков S.T.A.L.K.E.R., после – отправка в дальнейший путь.

Солнце уже скрылось за горизонтом, и тёмная пелена закрыло всё пространство в небе. В вечерних сумерках я ещё мог разглядеть вдалеке заброшенную свиноферму. Возле двух покосившихся домиков мирно лежали травоядные мутировавшие зверюшки. Вытянув вперёд передние длинные копыта с заострёнными когтями, они опустили свинячьи морды и тихо дремали. Растопырив задние копыта с чем-то длинным и острым, зверюги показывали готовность резко пробудиться и обороняться в случае внезапной атаки. Безобидные существа, если намеренно их не тревожить.
Регулярная армия раз в несколько месяцев проводила рейды на кордоне, поливая каждое логово автоматным огнём. Солдаты активно прочёсывали весь кордон. После зачисток наступала тишина, но через короткое время мелкие твари приползали с других территорий и заселялись чуть ли ни под боком крупного блокпоста. Недавно военные очередной раз прочесали местность, и новые твари только начинали заселяться здесь. Я чертовски был рад тому, что мы не нарвались на стаю бродячих собак или кабанов. Кроме них и аномалий опасаться особо нечего. Главное – смотреть в оба и не проморгать ничего.

Задание, которое получила группа, было особенно важным. Не смотря на это, командование поручило его только нам. Никакой поддержки. Ни наземной и воздушной техники, ни вспомогательных отрядов, ни служебных собак. После Выброса аномалии заполнили многие тропы на Болоте, слились с зарослями, заселили небо. В один миг смертельные ловушки заглотили окраину Зоны и перестали впускать всякую технику. Аномалий сейчас как семечек. Если кто там и пройдёт, то только люди. Небольшими группами отчаянных смертников, готовыми пролезать между смертельными препятствиями. Большинство военных в Зоне – простые ребята, ничего не знающие об этом мире и гибнущие каждый день как мухи. Исключение составлял спецназ, который доставлялся вертолётами на определённую локацию для выполнения особенных задач. Нас готовили для выживания в этих условиях, и вот настал очередной день, когда потребовались настоящие спецы. Но добирались на этот раз без вертушек.
Цель задания – спасение человека. Важная шишка на частном вертолёте пролетала над болотами. Воздушная машина попала в аномалию и полетела вниз. Шансов выжить при крушении было немного. Если и удалось чудом уцелеть людям, то долго продержаться одним всё равно невозможно. Но один тип из экипажа оказался настолько важной шишкой, что командование подняло отряд с базы и заставило отыскать место падения. Чтобы убедиться наверняка, что он мёртв. Если чудом выжил, то уважаемого человека нужно доставить на военный блокпост в безопасное место. Аномалии могли полностью уничтожить вертолёт ещё при падении. Во время столкновения с землёй шансов уцелеть у экипажа практически не было. Но приказ - есть приказ.

За мостом пошла ровная дорога. Местами асфальт был раздроблен на куски, пульсировали и вибрировали аномалии над разрушенной поверхностью. От одного только их вида по телу пробегала дикая дрожь. Не доходя до фермы, свернули налево, и сошли с дороги на огромное заселенное травой поле. Первое время продвигаться было легко. Густая трава давилась под весом спецназовских берцев, но ближе к болотам на смену пришли высокие заросли с покореженными тоненькими стволами. Изуродованные под воздействием радиации растения Зоны цеплялись всеми силами за тактические штаны, дотягивались до самых колен бойцов. Мучительно умирающие заросли тянулись к живым существам и не хотели их отпускать. Проходить становилось труднее, и запыхавшийся старший сержант Левицкий со злостью саданул ногой по зарослям. Полноватому войну передвигаться в полном обмундировании было труднее остальным и, стиснув зубы, он мысленно проклинал заросшую местность и эту чёртову операцию.

- Побереги силы, - усмешливо бросил лейтенант Рогачевский. – Растения будут постоянно пытаться обхватить твои ноги, даже если срубишь десяток.

Приставучие заразы… Это у них сработала защитная реакция. Мутировавшая растительность агрессивно реагировала на появления людей или местного зверья. Крепкими и гибкими стебельками скручивала любую конечность существа и сжимала с большой силой, таким способом защищая свою территорию. Хорошо, что я не в одиночку здесь иду. Споткнёшься – обхватит так, что уже не встанешь. Передвигаться на ногах трудновато, но крепкий мужик осилит путь.

- Надеюсь, что эта тварь сдохла, - зло выдавил лейтенант Потапов.

- Ты про кого? – кинув взгляд на физически подтянутого и высокого военнослужащего, спросил прапорщик Воронцов.

- Он о важной персоне, из-за которой нас подняли с базы и заставили тащиться пешком в проклятую местность, - догадался я. – Я искренне понимаю заместителя командира отряда и желаю того же. Надеюсь, что разорвало аномалиями тупорылое чудо ещё в воздухе. Зачем было лететь над болотами? После Выброса эта территория превратилась в чертовски опасную аномальную зону. Только конченный придурок рискнёт там пролететь.

В отряде прокатился короткий дружный хохот.

Когда мы вышли на Болото, всё пространство вокруг стало невидимым, и только работающие во всю мощь наши фонарики, закреплённые на лбах, разрезали темень на две части, показывая дальнейший путь. Наступило мрачнейшее время суток, принёсшее за собой страх и запах опасности. Опасность была повсюду и днём, но с наступлением темноты все дороги превращались в минные поля. И нас загнали в это поле и заставили пройти его целиком только потому, что в головах штабников веяла мизерная надежда, что важный субъект до сих пор жив, не смотря на падение в эпицентр смерти. Меня уже не злил глупый приказ, и я смирился с легкомыслием больших военных начальников. Жаль было бойцов, рисковавших своими жизнями почём зря. Не хотелось самому лезть в пекло просто так. Не смотря на внутреннюю сопротивляемость своим действиям, мы все продолжали шагать навстречу приключениям. Спецназ – этим всё сказано.

По болотистой местности продвигались осторожно. Пробирались с трудом по грязной радиоактивной жижи, искали пути в обход глубоких затопленных участков земли и постоянно кидали болты перед собой. Наворачивали круги в поисках безопасной тропинки под вспыхивающими со всех сторон огненными струями “жарок” и угрожающе поблёскивающими токовыми молниями аномальными образованиями электрического типа, заселившие почти всю сухую поверхность. Болты рубились на атомы в воздухе, сгорали дотла или, столкнувшись с невидимой преградой, отлетали на значительное расстояние назад, словно кто-то отбрасывал их силой от себя.

“Новая аномалия”, - удивлённо отметил про себя, обнаружив болтик в целом состоянии, рикошетом улетевший в мою сторону. – “Самая безобидная из всех, что я видел”.

Бродил обходными путями отряд долго. В воде оказалось меньше аномалий, чем на суши, и мы старались не вылезать из болот. Впереди болото забурлило, и нам показалось, что нечто живое и плавучее пускало пузыри под водой. Оно внушало желание выбраться на берег и умереть от ловушек Зоны. Страх остаться в неисследованном болоте и испытать приступ дикой боли от вонзившихся острых когтей в ноги подводной твари взял вверх над страхом лечь под воздействием аномалий, мучительно убивающих человека. Даже мне, самому опытному в группе, было ужасно страшно ходить по грязной воде, пытающейся утянуть нас ко дну, где живёт нечто. Я себе не мог представить, кто или что обитает в ней. Через секунды, осознав своё положение, страх немного рассеялся. Я и мои бойцы уже находятся посреди дерьма, выбраться из которого нельзя, если мы хотим выжить. Спокойно. Глубокий вздох полной грудью – плавный выдох. Без паники. Вдруг это не существо вовсе? Может, это аномалия спряталась под водой? Несколько шагов вперёд, осторожное движение руки в карман, точный бросок в кипящий участок... В длинном ярком луче света я видел, как железяка погружалась вниз, но в следующую секунду, разделённая мелкими кусочками, вынырнула и полетела в разные стороны. Нечто мощное забурлило с большей силой, но с места не сдвинулась. Послышались странные звуки, тихо доносящиеся из-под воды. Только сейчас догадался, что это обычная ловушка, и от этого на душе стало спокойнее.

- Очередная аномалия, - сказал я спецназовцем, испуганными лицами пятившимися позади меня на бурлящее.

Тревога ушла. Хорошо, что не тварь. Против плавающей дряни ничего не сделаем – мы её просто не увидим. Выходит, в метрах пяти впереди болото становилось глубже, раз аномалии удалось быть невидимой, если не считать небольших лопающихся пузырьков. Эти пузырьки нам жизни спасли, задев внимание. Или аномалия просто небольших размеров? Спряталась под слоем мутной водяной грязи, желая заключить в смертельные объятия живое существо. Не в этот раз. Спецназ так просто не возьмёшь. Я сжал кулак и пригрозил неведомо кому.

Бродили ещё несколько часов. Устали тягаться по топям и проклинали весь мир вокруг. Самое обидное, что у нас вода попала в берцы. С промокшими ногами вылезли на маленький сухой островок, возвышающийся над бесконечными болотами. Луна повернулась к нам лицом, и островок зажегся слабым светом. Я обвёл взглядом наш новый лагерь и убедился в отсутствии опасности. Над сырой землёй возвышалась трава до колен. Зелень росла равномерно, незаселённых участков не наблюдалось. Будь здесь аномалия, она бы обязательно оставила след: саженную зелень, пустые участки земли, из которых ничего не тянулось вверх, показалось бы марево в воздухе. Признаков на самом деле много, по которым можно вычислить ловушку. Но есть те, которых не обнаружишь ни приборами, ни намётанным глазом. Поэтому разбредаться мы не стали. Разожгли костёр, уселись вокруг него на сырую землю, плюнув на дискомфорт. Обувь, носки поснимали, положили рядом с тянувшимся кверху огнём. Успокоили бурчащие желудки, использовав часть запасов “ИРП”.

- Сигнал SOS поступил из квадрата К-13, расположенного возле середины Болота. – Я внимательно изучал карту местности по КПК. Болото было разделено на небольшие территории и подписаны соответствующими обозначениями. – В этой точке пилоты уже потеряли управление, винтокрылая машина полетела вниз. Далеко отлететь с таким количеством воздушных ловушек “птичка” не могла. Если и приземлилась, то недалеко от этого места, - предположил я.

- Далеко до этого места топать отсюда? – поинтересовался старший сержант Петренко, сняв камуфляжную бандаму и усиленно расчесав пальцами короткостриженые волосы, а затем зачем-то ударив ладошкой по голове.

- Прямых дорог здесь нет. Мы ходим окружными путями в поисках безопасной дороги. – Я замолчал, прикидывая в голове предстоящий маршрут. – Идти примерно час. Если поторопимся, то к утру уже будем на военном блокпосте.

Ветки трещали, огонь разгорелся до предела и всей мощью рванулся к небу, согревая спецназовцев, сидевших в полудрёме на пропитанной запахом смерти земли.

- Ходят слухи, что здесь группировка есть одна, - заговорил лейтенант Потапов тихим голосом, и военнослужащие уставились на него сонными лицами. – Занимается исследованием Зоны. Оборудовали базу на окраине утопшей местности и не высовываются.

- Как же они изучают её, если сидят на одном месте? – Я недоверчиво относился к любым слухам. Народ в Зоне любил всякую лапшу на уши вешать.

Заместитель задумался и скользнул пальцами по бороде.

- Не знаю. Есть у них оборудование, следящее за состоянием аномального мира. В клане работают бывшие учёные. Имеются бойцы, охраняющие базу. Так говорят.

- Откуда у нарушителей периметра супер-прибор, способный собирать какие-то значения со всей территории ЧЗО? – молодой военный влез в разговор и покосился на Потапова.

- А что тут гадать? Даже если этот клан существует, то финансируется он извне, - сказал я. – Все группировки финансируются влиятельными людьми, преследующими в первую очередь свои интересы в этом проклятом мире. На идеологию кланов они класть хотели…

- Это понятно, - резко оборвал заместитель. – На одних идейных бойцах ни один клан не продержится. Людей нужно кормить, дать им снаряжение, укрытие, пищу, наладить торговлю, медицину. Это самое минимальное, требующее для выживания человека. И оно стоит огромных денег. Даже Монолит дерётся не с голыми зубами. Кланы вооружены и опасны. А оружие, как мы знаем, за периметр пронести сложно. Выходит, кто-то с большими полномочиями создал группировки и снабдил их всем, а фанатичные бойцы разных кланов дерутся друг с другом и погибают, так и не успевая сообразить, что они лишь пешки в чьей-то большой игре.

После заявления лейтенанта нависла тишина, затем старший сержант Андреев сообщил:

- Народу в последнее время меньше в Зоне. Ни удивляет никого больше светящиеся штуковины красивых форм. Даже таская самые полезные артефакты не сильно разбогатеешь. Всё вдоль и поперёк изучено. Можешь часами идти, а так ни на кого не наткнёшься. Остались здесь зависимые люди, не представляющие свои жизни в нормальном мире. И мы, военные, просто находящиеся здесь по долгу службы.

Закончив с разговорами, мы надели носки, обувь, сошли с более-менее сухой поверхности и вновь вступили в мутную бузу.

Мы едва не прошли мимо него. Преодолевая очередное болотце возле квадрата К-13, услышали отчаянное “помогитеееее”, доносящееся из густых длинных камышей, окруживших нас со всех сторон. На крик это похоже не было. Скорее вопли потерявшего надежду на спасение человека. От неожиданности я замер, и сердце едва не выскочило из груди. Думаю, что ни один я испугался. Огляделся.

- Помогите, - донеслось снова, и на этот раз мы определили источник звука.

Посветив вправо, в зарослях показалась фигура человека. Полный пожилой мужчина в деловом грязном костюме сидел по колено в воде, жмурил глаза и закрывал их рукой от многочисленных ярких лучей. Впрочем, не все спецназовцы осматривали человека: несколько бойцов продолжали в разных направлениях резать фонариками темноту, не отвлекаясь на чудо в костюме. В их задачу входило не проморгать возможное внезапное наступление противника и прикрывать группу. Я подошел поближе, чтобы разглядеть человека. Я не мог поверить, что он один здесь выжил. Среди смертельных аномалий и мутантов. Без защитного костюма и оружия. В обычной одежде.

“Как?!” – плотно засел вопрос в моей голове.

Я даже себя ущипнул за руку, чтобы убедиться в том, что это не глюк. Яркие лучи сползли с глаз незнакомца вниз. Убрав руку в сторону, это чудо – по-другому назвать его язык не поворачивался – хлопало большими глазами. Испуганным лицом оно смотрело на нас, не в силах что-либо промямлить.

- Ну, - недовольно выдавил я. – Говорите. Шо молчим?

- Вы - спасатели? – В его голосе отчётливо просматривалась леденящая дрожь.

Сомнений больше не было. Это тот тип, летевший в Зону. Мы помогли ему подняться и выслушали рассказ. Представился он большой шишкой из научно-исследовательского института Чернобыльской Аномальной Зоны и назвался Аркадием Борисовичем. С инспекторской проверкой профессор и его коллеги погрузились в вертолёт и вылетели в Зону. Аркадия с помощниками пилоты должны были доставить в научно-исследовательский комплекс, недавно построенного недалеко от кордона. Но как только птичка пересекла воздушную границу над периметром, “уникум” отдал распоряжение лётчикам свернуть с маршрута и покружить над Болотом. Возражать никто не стал человеку с большими полномочиями, и вертолёт послушно влетел в воздушное пространство, переполненное аномалиями. Аркадий жаждал сделать несколько качественных снимков аномалий на фотоаппарат из вертолёта. Болота просто кишели ловушками, и снимки должны были получиться завораживающими. Полагаясь на детектор аномалий, встроенный в вертолёт, пилоты облетали смертельные препятствия в воздухе. Не прошло и нескольких минут - и птичка попала в электрическую сеть. Вертолёт приземлился удачно. Люди получили травмы, но сумели выбраться. Лётчики погибли в аномалиях, поджидавших их сразу на выходе. Несколько шагов вперёд – и два тела исчезли в огненном пламени, неожиданно вырвавшимся из-под земли. Выжившие спешно потопали в другом направлении. Используя свои знания, “научники” кидали разные предметы во все стороны и обнаруживали ловушки Зоны. Бродили долго, но самостоятельно выбраться так и не смогли. Стая собак, появившаяся словно из ниоткуда, заставила группу разделиться и бежать в разных направлениях. Судьба коллег Аркадию неизвестна. Измученный бесконечными погонями по болотам он благодарил Бога за то, что смог оторваться от голодных тварей. Не в силах двигаться дальше, учёный плюхнулся прямо в болото на коленки и громко завыл. Через некоторое время подошли мы. Толстопузый придурок едва не целовал нам берцы от переполненного счастья. На вопрос почему летел без защитного костюма он отвечал, что на начальных территориях Зоны должно было быть безопасно, да и ходить пешком здесь не планировал.

"Господи, что за идиот? Что они делают в этом институте?" - подумал я.

- Стая собак – это плохо. – Я огляделся вокруг, прислушиваясь ко всем звукам. Тишина. Лишь бурлило что-то в воде, да сопел уставший человек. – Сколько собак примерно было? И куда побежала ваша группа?

- Не знаю. – Собеседник пожал плечами. – В суматохе не считал количество псов. Они вынырнули резко с нескольких направлений. Мы только дёру дать успели, случайно разбились и разделились. Сомневаюсь, что выжили остальные. Да и чёрт с ними. Моё спасение важнее. Отведите меня в безопасное место. Я устал от всего и проголодался.

Я был поражен его глупостью. Чем они занимаются в этом институте исследования Зоны? Ничего не знают об аномальном мире! Меня буквально терзало злостью изнутри, я с большим усилием воли контролировал себя, сдерживался изо всех сил, чтобы не садануть кулаком по жирному лицу проверяющего. Элементарное не усвоили – детекторы воздушных аномалий обнаруживают только часть ловушек, когда остальные остаются невидимыми человеческому глазу и всякой навороченной технике. Только полный дурак этого не знает и спокойно летает над территорией, где аномальная активность зашкаливает как никогда. Собственно об этом я заявил новому знакомому. Высказал всё, что думаю. Пусть жалуется командирам, грозится проблемами по службе. Плевать. Если бы я пар не выпустил, то в следующую секунду на его морде красовался синий отпечаток под обоими глазами, а красная струя лилась рекой из носа. И как жирдяю удалось убежать от собак, которые никогда не кидают намеченную добычу? И в аномалию набегу влететь мог запросто. Но он остался жив.
Испуг, видимо, ушел на второй план, и лицо Борисовича побагровело. Он не ожидал такого обращения и был поражен, но, осознав своё положение, сглотнул слюну и не посмел открыть рот. Знает, зараза, что жизнь зависит от нас.

- Слепые псы идут по следам своей жертвы до последнего. Они могут отстать, понести потери в аномалиях и отступить, но через какое-то время снова возобновляют охоту, - сказал я глядя в глаза Аркадию, но адресовал это группе.

Бойцы насторожились. Драться с быстрыми тварями среди ночи никто не хотел. Нужно было уносить ноги, что мы и принялись делать.

Группа спешно покидала Болото вместе с мужиком в деловом костюмчике. Он задыхался от такого препятствия, ругался на каждом шаге и охал, глядя на испачканную и мокрую одежду. В какой-то момент лейтенанту Потапову показалось, что данный субъект создаёт много шума, о чём незамедлительно проинформировал его. С тех пор толстый старался передвигаться тише. Группа прошла почти половину пути, успешно миновала ловушки, но затем появились они… Окружили отряд и разом, словно по команде, набросились. Тварей мы учуяли ещё до их появления в поле видимости и приготовились к атаке. Невозможно было не услышать топот по воде, становящийся с каждой секундой всё громче. Спецназовцы поняли сразу – приближаются гости. Приближаются решительно и с серьёзными намерениями, не сбавляя скорость.

- Организовать круговую оборону! – отдал я распоряжение. – Беречь жирного!

- Жирного? – Обиженно покосилось на меня чудо и что-то добавило, но его возмущения затонули в свирепом рычании, наводящим страх. От такого звука хотелось закрыть уши и убраться куда подальше.

Прокатился по болотам угрожающий лай. Через секунды, вынырнув из-за болотных растений, показалась первая собака. На мгновение тварюга замерла. Со здоровой кровавой морды стекали капли крови. Успела уже полакомиться где-то. Псина клацала острыми клыками, и в следующее мгновение показались остальные собаки. Здоровые, жирные. Не похожи на тех слепых худощавых жалобно скулящих собак, что поджимали хвосты и давали дёру, если жертве удавалось оказать достойное сопротивление. Эти будут драться до последнего. Матёрые.

“Охотники”, - кольнула мысль.

До меня только сейчас дошло, что это и есть слепые собаки. Но самые опасные из них. Профессиональные убийцы, отделившиеся от остальных и начавшие жить по своим правилам. Они не воспринимают вожаков и с лёгкостью гонят псевдособак. Могут дать отпор кабану, отпугнуть кровососа. Жирные твари продолжали смотреть на нас пустыми гнойными глазами. Зрение им не нужно было. Идеальный нюх помогал выслеживать добычу, обходить многие ловушки. Серьёзный противник нам попался. Драка будет жестокая.

Оружие спецназовцев смотрело на охотников. Автоматы Калашникова и абаканы выглядели грозно в руках бойцов.

- Огонь! – приказал я, и автоматы разом взревели, задёргались, пытаясь вырваться из крепких рук спецназовцев.

Нечисть ринулась с места и побежала к нам. Я прицелился из абакана в ближайшую тварюгу, дал короткую очередь: пули прошлись по плоти, собака дёрнулась в сторону, и два сородича, какие бежали рядом, почуяли запах крови и кинулись на раненую тварь с разинутыми пастями. Через секунду собаки поедали подстреленного мной охотника, не обращая внимания на битву.

Пули заставляли падать собак, но большинство из них было уже рядом.
Грохот выстрелов слился в единое целое, и за шумом уже было не разобрать скулёж и лай тварей. Спецназ не прекращал стрелять. Когда патроны закончились в магазине, быстро откинул автомат – на перезарядку не было времени, - вытянул нож и распорол глотку собаки, что в полёте хотела вцепиться в меня острыми зубами. Я вовремя отошел в сторону и силой провёл лезвием по твари. Собака приземлилась, несколько раз кувыркнулась и больше не встала. Пока я возился с этой тварью, не заметил, что у наших ног уже были остальные… Рядом заорал прапорщик Воронцов. Клыкастый зверь вцепился в ногу и не хотел отпускать. Я собрался выручать сослуживца, но один боец опередил меня и застрелил из автомата охотника. Спецназовцы вступили в ближний бой и перешли на ножи. Некоторые ещё вели огонь из пистолетов, но перезаряжать оружие времени ни у кого не было. Иногда ровно на долю секунды поглядывал назад – убедиться, что тыл надёжно прикрывается. Мы продолжали стоять в круговой обороне и защищались, а за нашими спинами в ужасе стоял жирный и наблюдал за происходящим. Ножи рвали плоть, собаки огрызались, поле битвы заполнилось человеческой и собачьей кровью, в которой уже не разберёшь, какой вид пострадал в этой схватке больше. Вскоре всё было закончено. Шум прекратился, и над болотами нависла тишина. Я отдышался, выронил из рук нож и упал на колени. Отделался лёгкими царапинами, но держаться на ногах был не в состоянии, и дикая усталость кинула меня на землю. Рядом уцелевшие оказывали медицинскую помощь пострадавшим в битве, которая, как мне казалось, длилась вечность. Некоторые военные лежали бездвижно. На разорванные тела смотреть было тяжело, и я отворачивал взгляд. Я просто сидел на мокром и смотрел в тёмное небо, обдумывая произошедшее этой ночью. Даже не верится, что нескольких хороших бойцов потерял. И похоронить по-человечески их не сможем. Тела тащить на себе нельзя, если хотим выбраться отсюда. В Зоне всё не так, как в обычном мире… хотя это всё тот же мир, но вывернутый наизнанку. Теперь мне стало понятно, как толстый удрал от собак. За счёт большого веса охотники передвигаются медленнее обычных слепых собак, что спасло Аркадия. Выживших его коллег отыскивать по всем болотам мы не можем. Во-первых, мы понесли потери. Во-вторых, это всё равно, что искать иголку в стоге сена. Я итак не думал, что нам удастся найти Борисовича, но Зона подарила ему шанс. Заново родился.

Придя в себя, мы продолжили идти в сторону кордона. Надеюсь, что дальнейшая дорога пройдёт без приключений, и уже скоро мы окажемся на базе.

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


!!!Внимание!!!
Сайт СталкерУз не содержит рекламы и поэтому для поддержания проекта нужна Ваша помощь!
Подкинуть копейку можно по этой ссылке - funding.webmoney.ru/stalkeruz-territoriya-stalkera
Актуальные темы на сегодня
Зона не для людей!
Наверх Вниз