Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
Модератор
Энакин Скайуокер аватар
+1486 
 -437
Группировка: Долг
Квад: ОО
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 06/18/2016
Оффлайн

Артур Кіт «Выхода нет?»

Третий рассказ-победитель литературного конкурса от GSC Game World. Автор - Артур Кіт

***

Сообщение от Неизвестный сталкер:
Ни о чём думать не хотят, кроме бабок. Пока кишки по веткам не разбросает…

Денёк выдался тяжёлый, но всё-таки прибыльный. На искрящем костре вовсю бурлил полный наваристой похлёбки котелок, а я, покуривая, снова и снова пересчитывал в голове прибыль, которую осталось только получить. «Золотая рыбка», «Колобок», «Мамины бусы», целый контейнер всякой мелочёвки... Благо, Янтарь совсем рядом, километров на пять южнее, ну а где Янтарь, там всегда Сахаров, старый скряга. Зона его побери вместе с этим «низким финансированием». Хотя, старика лучше пусть оставит. Пригодится.

Остановился я в небольшом гараже, рядом с заросшим березняком полем. Осмотрелся, разложил спальный мешок рядом с проржавевшим остовом какого-то трактора. Долгие годы страдающее от скуки детище советской механики протестовать не стало. А на улице закат, словно внезапный Выброс, окрашивал всё вокруг в ярко-рыжий. Костёр я разложил чуть в стороне, на месте чьих-то ещё тёплых углей. Видимо, незадолго до меня кто-то устроил здесь привал, а после отправился на Янтарь. Глупый поступок: до темноты к лагерю учёных точно не дойти, а шарахаться ночью по янтарским аномальным болотам... ну уж нет, простите.

А деньжат-то завтра я получу знатно, ох знатно! Это ведь за них мы головой рискуем, будучи сталкерами. А будучи новичками – рискуем вдвойне. Ну а «ветеранами» – втройне. Да, цели у всех здесь разные, но средство-то одно. Деньги. За бумажками этими мы в Зону лезем, под проволокой колючей свинец казённый ловим, в аномалиях руки-ноги-головы теряем, себя самих здесь теряем. Чего ты хочешь? Богатства, славы, мести, себя излечить, других вылечить, мира хочешь, войны? Всё едино, всё через деньги. Ныряй в грязь, закладывай головушку свою дурную, глотай горе допьяна. А затем умри. Костями ничейными развались по траве пожухлой. Вперёд, в разменный пункт «доллар-жизнь»! Да. Всё из-за денег. Всё. И беды все тоже из-за них.
Вот и мне деньги нужны, да побольше. А зачем – это только моё дело.

На левом предплечье судорожно завибрировал КПК. Бжж-бжж-бжж, бжжжжж-бжжжжж-бжжжжж, бжж-бжж-бжж. Судя по длине гудков, кто-то в радиусе километра сигналит SOS. Я включил машинку: и правда, недалеко отсюда, в рощице, трезвонит, помирая, источник сего действа. Ну что ж, вот и ещё один споткнулся в погоне за деньгами, земля ему пухом, а не стекловатой. Такое случается часто, пожалуй, даже слишком часто.

Я снял с костра ароматное варево а-ля лишьбысытно, пускай стынет. Тут компьютер опять подал голос, отчего я невольно вздрогнул: в личку пришло сообщение. Ужасная догадка больно сдавила грудь. Быстрым движением проверил КПК, точно: напротив пункта «Виден другим КПК» стоит ехидная галочка. Придурок, и как ты мог забыть отключить её перед ходкой? Жить надоело? Стоп. Но... я ведь точно помню, что отключал. Или?..

Внезапно дрогнувшей рукой открыл сообщение.
«Сталкнр? Слава богу! Слкшвй, стдлкер,, помоги мне! Загибаюьс! Всё дам, хабпр дам, богатый хабар, артфеактов у меня много! Что захочшь! Лчше жить буду! Выйти не мгоу! Нога! Рводе всё закрнчилось, ннне пнимаю, ничего н понимаю! Я квостоку аптчку возьми! Спаси!1!»

Твою ж химеру, так и знал! Вот только этого ещё не хватало! Ладно, когда кто-то умирает так, сам по себе, тут уже точно наплевать. Но когда тебя о помощи молят, спасти просят – тут уже тяжело отвернуться, совесть сразу в ухо шепнёт: «Это ведь ты его убил!» А ведь он ещё и хабар обещал, богатый, говорит. Тут отказать не то, что стыдно – глупо. Но вдруг это ловушка? Вряд ли, конечно, ведь бандитов так далеко на севере почти не встретить, разве что «мерков» с изгоями-предателями. И место тут совсем безлюдное, но вдруг? Или, может, это тот парень, оставивший кострище, решил в лесочке удачу половить? Как и я, набрал хабара да с жадности впросак попал?

Я взглянул на небо: до полной темноты максимум час. Но и сталкер тот недалеко. Если всё пойдёт хорошо, успею ещё при свете покушать. Причём вдвое богаче. Ну а если всё это ловушка, то поглядим, кто ещё кого первее заметит.

Я спешно закинул рюкзак с хабаром в неприметный кустарник, разросшийся у гаражной стены, затолкал пару аптечек в сумку. Для верности совсем отключил КПК и с «ксюшкой» наперевес осторожно пошёл в сторону источника сигнала. Темнело. То и дело приходилось бросать в подозрительные места обмотанные тряпочными лоскутами болты. Один из них, потянуло в сторону, закрутило, и, не успел я среагировать и броситься на землю, болт с хлопком и свистом вылетел из «Карусели» в ближайшую березу. В то же мгновение, под дикий древесный треск, отчего-то напомнивший мне звук костей, береза эта разломилась, грохнулась макушкой на дикую яблоню, свою бедную соседку.

Сказать, что я нашумел, будет равноценно молчанию. Благо, услышав такое, сразу представляешь несущегося напролом псевдогиганта, а не крадущегося сталкера, выверяющего себе путь. Я повязал на искорёженный радиацией сук белый платок, дабы пометить аномалию, и двинулся дальше. Дуло автомата мерно покачивалось вслед за моим взглядом и вместе с ним же замерло. Впереди стояла деревня.

Покосившиеся деревянные дома с чернеющими глазницами окон. Дверные проёмы в сумерках напоминали искажённую в яростном оскале пасть. Пара хижин повалилась на бок, ещё одна рухнула совсем. Дорога между двумя сторонами деревни поросла мелкими деревцами, вырисовывающимися в жуткие силуэты. Дворы за покосившимися и местами упавшими заборами превратились в дикие травяные поля. На козырьке крыши ближнего ко мне дома пронзительно заорала ворона, звонкое карканье с каждым воплем всё сильнее напоминало смех безумца. Рядом тихонько раскачивались практически насквозь проржавевшие качели.

Где я? Может, я заблудился? Но не было на проклятой карте ни одной сохранившейся деревни на много километров вокруг, я точно это помню! К чёрту всё, надо валить отсюда.

Тут ворона затихла, и я услышал исходящий из дома стон. Стон умирающего, стон, в который вложены последние силы. Похоже, я пришёл в нужное место: тут и правда кто-то умирает.

Кто-то с хабаром, который, скорее всего, где-то заныкан, и скоро будет уже невозможно узнать, где именно. Жадность на этот момент переборола во мне все первозданные инстинкты, и я до сих пор не могу понять, почему. И, всё ещё не исключая возможную засаду, я подкрался к раззявленному окну. Из комнаты за ним слышались невнятные бормотания, веяло гнилью и испражнениями. Я осторожно высунулся.

На ржавом кроватном каркасе спиной ко мне пялился в стену какой-то сталкер. Тело бедняги плавно раскачивалось из стороны в сторону, он бубнил себе под нос, иногда постанывая и кашляя, периодически ронял подбородок на грудь. Видно, парень в бреду. Я поудобнее перехватил автомат, прокрался по мягкой траве к двери и вошёл внутрь.

В доме и правда жутко воняло. Стены в ободранных обоях кое-где перемазаны запёкшейся кровью. Как давно этот парень тут сидит? Это уже явно не тот сталкер, на чьём месте я остановился. Зайдя в зал, я замер. Более отвратительной картины за всю свою жизнь я ещё не встречал.

От дикого смрада резало глаза. На потемневшем дощатом полу, среди пятен крови и грязных тряпок валялись разорванные крысиные тушки, явно не первой свежести. В углу комнаты покоился измятый, ржавый примус. А на кровати боком к двери сидел тот самый сталкер. Теперь я лучше видел его: стандартное сталкерское снаряжение, тёмное от крови и пота, изорванное. Левая кисть вместе со ступнёй вытянутой правой ноги превратились в чёрные, гнилушные куски мяса, местами обмотанные теми же грязными тряпками. В правой руке полутруп сжимал треснутый КПК, а на кровати рядом лежали две распотрошённые аптечки.
– Выхода нет, выхода нет, выхода нет, выхода нет, – без остановки, без всякой запинки, раскачиваясь корпусом, бубнил сталкер.

Я опустил оружие. Нет смысла даже тратить патроны. Как долго он здесь? Как умудрился написать мне в таком состоянии? Похоже, парень боролся до последнего. Но Смерть всегда забирает своё. Может, на этот раз она немного поделится?

– Эй, сталкер! Я принёс аптечку, – я старался говорить пусть и миролюбиво, но громко. Правда, это не произвело никакого эффекта на раскачивающееся тело. – Говори, где хабар, и мы тебя вылечим. Честно. Всё равно цацки тебе в обозримом будущем не пригодятся, верно? – Он не реагировал. – Эй, сталкер, алло!

Полутруп вздрогнул от крика, забубнил с каждой секундой всё быстрее, раскачиваться стал, как разгоняющийся маятник, а громкость всё росла и росла:
– Выхода нет, выхода нет, выхода нет, выходанет, выходанет, выхданет, выхданет, вхданет, ВХДАНЕТ, ВХДАНЕТВХДАНЕТВХДАНЕ-Е-ЕТ!

На последнем вопле умирающий посмотрел на меня, готовый броситься, разорвать, на одной ноге или вообще без них. Ему было плевать. И я успел увидеть его измождённое, искажённое яростью безысходности лицо, сбитые седые пряди, всего на мгновение успел, как раз перед тем, как изрешетить его автоматной очередью. Но я готов поклясться, что в этих впалых мутных глазах, в измазанной кровью и грязью коже, в тёмных кругах под нижними веками увидел себя самого. Да, всё верно. Это был я.
Короткий треск «ксюхи», оборвавшийся крик.

Вспышка.

В окно лился яркий солнечный свет. Свет дня. Я стоял, дрожащими руками сжимая верный укорот. А в метре от меня распластался белый оплетённый паутиной скелет в истлевших обрывках комбеза. Вместо крыс на полу развалились маленькие косточки, примус всё так же одиноко глядел из угла, правда, тоже весь в паутине, а из горы тряпок выглядывал ржавенький АКСУ. Я шагнул к старому кроватному остову, поднял с пола пыльный КПК. Не включился, что и следовало ожидать.

Осторожно вышел на улицу. День. Что происходит? Контролёр? Нет, были бы симптомы... Нет! Почему... как... Слишком много вопросов, голова готова взорваться. Надо бежать отсюда, срочно бежать!
Тут моё внимание снова приковали к себе ржавые качели. Они всё так же раскачивались, туда-сюда, туда-сюда. Но как-то слишком сильно? И... о нет-нет-нет!
В абсолютно безветренную погоду!

Короткая вспышка. Качели жёлтые, в горошек. Вокруг звенит смех, на импровизированном аттракционе раскачивается девочка лет пяти в зелёном сарафанчике. А сзади к ней приближается, покачиваясь, бородатый мужик с окровавленным колуном в руках. Он замахивается, удар...

Вспышка. Снова тьма, только уже ночная. Качели замерли, одна из цепей лопнула от старости. Листья на деревьях жёлтые, сами ветки заметно пооблетели. Осень?

Я развернулся, чтобы побежать, но врезался в кого-то. Упал в траву, уже поднял автомат, готовый убить, но тут же угомонился. Чёрная форма неизвестного местами окрашена в красный, за спиной знакомый силуэт – «Гроза». Это «Долг», слава богу! Что он тут делает? Тоже пришёл на сигнал? Плевать, пусть только вытащит меня отсюда!

– Солдат! Солдат, не стреляй! – вскричал я. – Надо уходить, срочно, здесь какая-то чертовщина происходит! – пытаясь подняться, протянул ему руку. – Помоги встать, здесь нельзя надолго оставаться! Пожалуйста! Ну!

Долговец, словно кукла, стоял на месте. Голос его, хриплый и слабый, в тишине деревни походил на крик:
– Третий Ангел вострубил. И упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и источники вод. Имя сей звезде «полынь». И третья часть вод сделались полынью, и многие умерли от вод, потому что они стали горьки. Нам воздалось. Выхода нет.

Вспышка на секунду осветила всё вокруг. За спиной долговца стояли десятки других сталкеров: его боевые товарищи, бойцы «Свободы», одиночки, даже бандиты и военные. И у каждого, у каждого здесь на месте глаз зияли кровавые дыры.

Тут и мне пришлось на время закрыть глаза, потому что такого яркого света я ещё не видел. Когда я смог их открыть, то увидел, что сталкеры пропали, а всё небо на севере горело, будто неправильный закат. Но виной всему вовсе не заход солнца. Виной всему Выброс невиданной доселе мощи.

Алые тучи, извиваясь, расползались по небосводу, а вместе с ними с севера шёл непонятный гул. Берёзы вдали зашевелились. Чёрт возьми, это Волна! И вместе с криком страха, вырвавшимся из моей глотки, из леса вылетела толпа мутантов. Я рванул в ближайший дом, но тут стена разлетелась в щепки, мелькнуло что-то чёрное, и ногу пронзила боль: бегущий в панике вепрь прошёлся клыком чуть выше моей правой стопы. Горячее полилось в ботинок, а ступня размякла, как хлеб в кипятке. Я грохнулся прямо на ветхий люк и полетел в подвал. Вспышка.

Удар.

Очнулся я от жуткой боли в руке. Оказалась, это крысы, озверев, отгрызли мне левый указательный палец. Рядом со мной их вились десятки, если не сотни. Твари что-то жрали. Из возящейся кучи вверх подлетел зелёный лоскуток.

Вспышка.

Я не знаю, сколько времени я тут нахожусь. Кабан порвал сухожилия, но первые дни (часы? недели?) я ещё мог ходить. Кое-как, пираясь на автомат и стены, постоянно падая. Медикаменты не помогали. И не помогли. Похоже, какая-то зараза попала в рану, жар такой, что, кажется, я скоро сгорю. Входная дверь заколочена, окна забиты досками, я заперт. В подвале были кое-какие закатки, компоты, которыми я и питался, но теперь я не в силах за ними спуститься. Да и фонарик сел. Ловлю на ощупь крыс, приходящих полакомиться моей гнилой лаптёй, благо она почти не болит. Одной рукой не очень удобно, но иногда справляюсь. Вкус ужасный, я не могу это есть. Но ем.

Почему я ещё не умер? Почему не вылечился? Может, заразу занесли крысы уже здесь? Или ремень, которым я делал жгут? Бред, я не знаю.

Иногда в доме раздаются шаги и детский смех. Стоны боли и разговоры. Чавкающие звуки ударов. Один раз в щель между досками на окне видел стоящих на улице людей в противогазах и химзащите старого образца. Они что-то измеряли, кажется, радиацию. Я крикнул им, а эти ублюдки перекрестились и с воплями убежали. Больше никто не возвращался. Топливо в примусе давно кончилось, в ярости забросил его в угол.

В кухню прошёл сгорбленный силуэт, напевая какую-то народную песню. Мне уже не страшно – мёртвые не обидят.

Иногда включаю КПК – проверить округу. Сигнала нет. От скуки записываю всё произошедшее. Так сказать, мемуары. Последняя их глава. Вдруг кто найдёт.

Опять была вспышка. Доски на окнах пропали, из коридора льётся дневнрй свет. Появился сигнвл. НА КАРТЕ ПОКА ЧИсто.

Сталкнр на карте! ЯПодл сигнвл SOS/ нЕ ШЕЛОХАЕТСЯ. я совсе м плох. Рууа неслушаеися. Пршлое, будкщее,я устал. Напишу ему. Всё отдам, хабпр отдам, жизь дороже! Узнаит чт выхода нет..
Вхда нти выходм нпт выхода ннет вызома нет вызлсминертвымегллдщдддддджжжжжээ

ВЫХОДА НЕТ! ВЫХОДА НЕТ!
ВЫХОДА НЕТ!!!

Заветам Ленина верны!
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали: Сансей,
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


!!!Внимание!!!
Сайт СталкерУз не содержит рекламы и поэтому для поддержания проекта нужна Ваша помощь!
Подкинуть копейку можно по этой ссылке - funding.webmoney.ru/stalkeruz-territoriya-stalkera
+1256 
 -58
Группировка: Одиночка
Ранг: Ветеран
Зарегистрирован: 07/10/2015
Оффлайн

Что-то в таком плане уже было раньше. Аномалии времени, куклы, сам себя вижу и т.д.
Но в целом нормально.

Плюс поставили: Энакин Скайуокер,

Актуальные темы на сегодня
Когда человек задирает нос, споткнувшись, он ломает ногу там, где остальные всего-то царапают колено.
Наверх Вниз