Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
Нет ответов
+572 
 -74
Группировка: Бандиты
Квад: Жнецы
Ранг: Легенда
Должность: Предводитель
Зарегистрирован: 12/05/2012
Оффлайн

Ссылка на первую главу

2

Меня разбудил слабый утренник, пробравшийся в ангар через щели. Не то чтобы стало жутко холодно. Прорезиненный спальник хорошо защищал и от дождя и от ветра. Просто в лицо подуло свежестью, а от углей в костре потянуло дымком. Я потянулся, и, расстегнув замок сел. Сталкеры, составившие мне компанию на вчерашний вечер – спали. Некоторые прямо у костра. Вон Митрофан таки спит в обнимку с бутылкой, другие в спальниках. В ангаре стоял терпкий запах перегара. Интересно сколько они вчера выпили? Я поднялся и начал скручивать спальник. Брусок, приподняв заспанное лицо, что-то промычал, видно говорил парень во сне часто. Закончив инвентаризацию спальных принадлежностей, я направился в бар. Наручные часы, с подвижным циферблатом показывали 6:30. В самый раз.
Перекупщиков было меньше, точнее их не было вообще. Как выбросом сдуло. Ну и ладно, все мы люди. Положено гуманоиду спать, вот он, и спит, залившись водкой. Половицы натужно скрипели подо мной, в баре было пусто. Никого из вчерашних покупателей не было, стулья перевернуты сидушками вниз и стоят на столах. За стойкой бармен полирует стаканы, а в воздухе витает все тот же запах перегара и сизый дым от кальяна.
- Эй! Мон! – бармен приветственно улыбнулся. Собственно Мон это укорочено от Альманаха. А то в бою неудобно общаться. Альманах кинь гранату, Альманах перекатись. Да пока выговоришь, в решето превратишься десять раз. Вот и Мон.
- Здорова кальмар сухопутный! – я подошел к стойке, и спросил в полголоса: - Ну как? Девочка-пай твоя собралась?
- Нет еще. В порядок себя приводит. Эхх бабы… - скупщик задумчиво почесал подбородок, густо заросший щетиной, - В Зоне и в порядок себя приводит. Тут через каждые два метра умереть можно, а они о красоте заботятся.
- Слушай Бармен…А сколько, этой твоей крестнице, лет? – поинтересовался я.
- 19. Только ты коней осади! А то я знаю вашего брата! Попортите девку, а потом ищи свищи.
- Э! Ты чего такой газированный барыга? Мне с ней до Янова топать, надо же знать насколько свежее мяско мутантам достанется – я захохотал. Бармен явно не оценил шутку, и я перестал смеяться. Тусклый он чего-то. Темнит. – Ладно! Поесть принеси, и лаборантку накорми. А то через пару километров загнется.
- Я тебе загнусь потом, в ближайшей карусели.
- Давай тащи горяченького!
Торговец скрылся в дверном проеме. Я оглянулся, бар понемногу наполнялся народом. Сталкеры снимали стулья и усаживались за столики. К барной стойке подходило по одному человеку из кампании, чтоб сделать заказ, так что за мной скопилась уже приличная очередь. Ходили и жали руку, приговаривая что-то вроде «Здрав, будь Альманах!». Я кивал в ответ, пожимал протянутые руки, рассказывал по просьбам анекдоты. Зал дружно смеялся, байки заводили толпу. За общим шумом и свистом, я и не заметил, как в главном зале появилась Лера. Все в том же ярко рыжем комбинезоне, с небольшим рюкзаком на спине, она выскользнула из подсобных помещений как ласточка. Было ощущение, что она порхает над полом, летит. Конечно, в Зоне всякое бывает, но летающих людей я видел только в трамплине. Увидев ее, публика затихла. Кто-то, что-то, кому-то шептал, тыкая пальцем в девушку.
Я молчал, глядя на девушку так, будто видел ее первый раз. Она была ангелом, посреди ада именуемого Зоной. И я хотел быть рядом с ангелом.
Из двери вынырнул Бармен, неся в двух тарелках завтрак. Он подозвал лаборантку, и протянул ей тарелку со словами:
- Мон! Идите, поешьте в подсобке. Тут больно шумно.
И вправду, как только появился Бармен, сталкеры оживились, на торговца посыпались заказы. Мы же с девушкой, неся перед собой тарелки с едой, прошли в подсобку. И чего кальмар старый нам тут стол не накрыл. Сказал бы, мол, так и так, посидите, поговорите в дали от шума. Хотя…. Шума тут было хоть отбавляй. Кто-то из сталкеров орал в главном зале, периодически ходоки мелькали то, принося, то вынося полные вещмешки. Это все меня доконало и я захлопнув дверь сел за стол.
Девушка последовала моему примеру. Поставив тарелку на стол, она аккуратно, по этикету принялась за еду. Эх девка… Проживи ты в Зоне хотя бы две недели, забыла бы про этикет.
Я же, забыв обо всех правилах приличия, быстренько умял содержимое своей тарелки, запив водой из фляги.
- Так, на кой черт тебе к ученым? – я вопросительно посмотрел на лаборантку.
Она ответила не сразу, какое-то время, молча, пережевывала еду, потом обдумывала ответ, через пару минут выдавив из себя:
- А какой ответ Вас бы устроил?
Вот так номер. Я ей конкретный вопрос, она мне теорему Пифагора и Теорию относительности в ответ. Нет деванька не пойдет.
- Меня устроит правда. Знаешь, не люблю я, когда люди темнят. Тем более в ближайшие три дня твоя жизнь будет зависеть от меня, так что смысла секретничать я не вижу. Коли доверяешь жизнь другому, то и будь откровенен.
Она молчала. Уставившись в стену, молчала, видимо приводя в порядок мысли. Мне это все жуть как наскучило. Я демонстративно резко поднялся со стула, подхватил вещмешок и новый автомат, и направился к выходу. Девушка, молча, сделала тоже самое, только вот автомата у нее не было. Вообще ничего не было кроме рюкзака, и в том наверняка были одни только шмотки. Да уж, дал господь попутчика.
Я вышел из бара, поднялся по лестнице наверх, посмотрел на часы. 7:10. Выбились из графика, но это не беда, в Зоне торопиться нельзя.
Я расстегнул подсумок на разгрузке, достал мятую пачку сигарет. Закурил. Дым наполнил легкие, я на секунду отвлекся от мыслей, просто стоял и втягивал в себя никотин. За спиной закашляла Лера. Это выдернуло меня из прострации, я снова собрался с мыслями.
- Готова? – спросил я, хотя мне было плевать, готова ли она к походу по Зоне, готова ли умереть неизвестно от чего. Тот, кто находится в Зоне, всегда должен быть готов к смерти, от паленой водки, клыков кабана или от пули бандита… Смерть витает тут, здесь все ей пропитано.
- Да – ответила девушка тихо – Я готова.
Ну, готова, так готова. Я затянул шнурки на ботинках, попрыгал, проверяя, не звенит ли чего из снаряжения. Не любил я шум, вообще никакой шум я не любил.
Снаряжение было подогнано идеально, автомат заряжен, готов к бою, на часах 7:15. Я бодро зашагал на север, к тому самому КПП Долга, к которому накануне бежал от псов. Девушка шла рядом, чуть правее и на два шага позади. Территория вокруг Бара быстро оживала, просыпались сталкеры, Долговцы приступили к утренней разминке. На КПП Куб пропустил без лишних вопросов, лишь только на девку посмотрел косо. Но мне не было дела, что он думает. От КПП я повернул направо, решил идти к Военным Складам. Погода была хорошей по меркам Зоны. На севере собирались тучи, скоро должен был пойти дождь. Но и это меня не волновало. Я шел перед девушкой, иногда поглядывая на счетчик Гейгера, обходя аномалии по широкой дуге.
Темп держали хороший, лаборантка справлялась, правда интересно, на долго ли ее хватит. Но я шел, снова аномалии, снова радиоактивные лужи.
Подошли к складам, спокойно, тихо. Лишь вдали от Радара раздаются выстрелы. После того как Стрелок выключил Выжигатель – на Радаре постоянно стреляют. То Свобода по Долгу, то Монолит по сталкерам, то сталкеры по монолитовцам. Когда путь на север Зоны открылся все кому не лень – ринулись туда, к Клондайку артефактов. А я вот не понимал, зачем все это, все убийства, грабежи. Я по старинке ходил за артефактами и выполнял работу подкинутую Барменом. И меня такая жизнь вполне устраивала. Быть незаметным, тихим…
Шли молча, девушка периодически вздыхала, но с темпа не сбивалась. Через три часа непрерывной ходьбы я решил, что неплохо было бы передохнуть. Около военных сладов был неприметный бункер, собственно бункера вообще не было видно, лишь только ржавая железная дверь, заросшая мхом, намекала на его существование. Нашел я его случайно, а точнее не нашел, а попал туда. Три месяца назад тут же, в деревне кровососов попал в переделку не хилую. Напоролся на семейство сосателей, большого успел убить, а вот его разъяренная супруга меня подрала. Вовремя подоспели мужики, прибежавшие на мои маты и звуки выстрелов. Бурый тогда меня на себе протащил до этого бункера, а потом три недели выхаживал все мои болячки. От души мужик, ничего не скажешь, хоть и зарабатывает черным промыслом, устраивая налеты на стоянки сталкеров и грабя путников. Но каждый в Зоне зарабатывает, как может, я его не осуждал, а за свое спасение так и вообще был обязан.
По знакомой только мне тропинке, мы подошли к большому холму с запада от Военных сладов. Дверь никуда не делась, только вот мха на ней стало больше. Я постучал прикладом автомата, три раза с паузой между первым и вторым ударом. Прошла минута, прежде чем дверь с жутким скрипом отворилась. В проеме показалась морда Бурого. Нос картошкой, серые глаза, из волос на голове только брови и щетина.
- Мон! Какими судьбами? – Улыбаясь, спросил Бурый – А это кто с тобой?
- Серег, пусти передохнуть на часик, все расскажу за трапезой. Я тебе тут пайки прихватил армейские да тушенки с водочкой.
Улыбка на лице Бурого стала еще шире, он гостеприимно распахнул дверь и отступил в темноту бункера, пропуская нас.
В темном помещении пахло сыростью, в центре бункера горел костерок, вокруг которого были раскиданы всякого рода ящики, выполняющие роли стола и стульев.
- Ну, Мон! Располагайтесь! Отдыхайте! Вас тут никто не тронет. – Заверил меня Бурый. Только сейчас я понял, что от его небольшой банды никого не осталось. В Бункере был только мой друг и… Ржавеющие останки старого грузовика.
- А где все Серега? Где Сизый? Где Монах? Где Кочевник?
- Нет их больше Мон. Всех Зона прибрала. Сам вот только раны зализал, не знаю, как теперь быть. Брошу я бандитизм, да пойду в сталкерскую братию. Навыки то есть, просто потеть больше придется. Не переживай друг, со мной все хорошо. Ты лучше мне расскажи, что за девка с тобой?
Лера сидела, молча, обхватив колени руками и глядя в костер. Замкнутая она какая-то подумалось мне. Отрешенная.
- Да что тут рассказывать. Вчера Бармен предложил работенку за неплохие деньги. Отвести сие чудо к Янову, ученным. Не знаю зачем и почему, ни он, ни она не говорят, темнят. И жутко мне это все не нравится дружище. Вляпаюсь опять, придется тебе меня выхаживать.
- Выходим, не переживай. У меня тут для тебя тоже новость есть Мон. Вояки что-то зашевелились. Патрули от Кордона стали рассылать, шерстят, чуть ли не под каждым кустом. Вертушки летают туда-сюда, сегодня вот только тихо чего-то. Давеча целый отряд военсталов прошел на Север. Ищут что-то, высматривают…..
- Хочешь сказать, это может быть как-то связано с моей работой? – спросил я - Не хотелось бы, чтоб это было именно так.
- Не хочу ничего сказать дружище. Просто будь осторожнее. Отдыхайте, можешь поспать, я тебя через час разбужу.
- Спасибо Серег, но пойдем-ка мы лучше. Не хочу на тебя беду накликать никакую. Мало ли что за дела творятся. Как завершу задание – загляну на чай, он у тебя еще остался?
- Да остался. Буду ждать дружище. И удачи брат. Ни клыка, ни аномалии.
Бурый отпер дверь в бункер, на улице пахло озоном, начал накрапывать мелкий дождь. Но оставаться нельзя, раз военные зачесались, значит, дело не чисто. Нужно скорее идти к Янову. Скинуть эту девку и со спокойной душой жить дальше.
И снова долгий переход. Только вот теперь темп упал, я старался двигаться осторожнее, не попадаясь на глаза даже птицам. Лера не отставала, пригибаясь, шла за мной, делала все, что я скажу, и делала это беспрекословно. Даже когда я приказал упасть в лужу, когда заметил вдалеке группу сталкеров (а сталкеров ли?). Мы подходили к границе рыжего леса, дождь превратился в ливень, мы насквозь промокли, берцы хлюпали от обилия воды внутри. Но останавливаться нельзя было. Лишь только через пару часов ходьбы под сенью рыжих деревьев я устроил небольшой привал.
Рыжий лес – место особенное. От йода которым поливали все что можно после аварии на АЭС листья и стволы деревьев пожелтели, потом покраснели, а потом стали жесткими как ржавый металл. Когда тут функционировал Выжигатель – сталкеры часто натыкались на приведений и полтергейстов. А после прорыва на север – стали натыкаться на растяжки. Этот лес жил своей жизнью, и не каждый мог через него пройти без последствий. Казалось стволы деревьев напитались пси излучением, они могли свести с ума. Мутантов зато было мало, но если попадались – то такие редкостные экземпляры, что о них ходили легенды. Дрозд как-то рассказывал, что с холма наблюдал за четырех метровой химерой. Двенадцать часов пролежал, боясь пошевелиться от страха.
За столь короткий переход по меркам сталкеров, я устал. Будто бы весь день разгружал вагоны с цементом. Ноги ватные, еле выдерживали мой собственный вес. Да и лаборантка как-то совсем осунулась. Только я скинул вещмешок, и, прислонившись спиной к стволу дерева, закурил, как над головой взвизгнула пуля.
Потом еще одна, прошла правее, чикнула по стволу. Я упал, перекатился за небольшой булыжник. Лера, где эта девка? Я начал хаотично мотать головой в поисках девушки и того кто стрелял. Через пару секунд я обнаружил лаборантку, съежившуюся под камнем, ее трясло не то от холода, не то от страха. Снова взвизгнула пуля, вышибив искру из камня, за которым я прятался. Я успел заметить движение метрах в пятидесяти от того места где я лежал. Надо было только выманить эту паскуду, и срезать короткой очередью. Но вот только он просматривает всю полянку, я у него как на ладони, мне бы сместиться на 10 метров левее, в заросли кустарника да подобраться к нему ползком. Надо только отвлечь внимание… Я набрал в руку комок грязи, и швырнул его в сторону лаборантки. Попал прямо в нее (чего не хотел, видит бог), она перестала трястись и посмотрела в мою сторону. Я знаками показал ей, что она должна отвлечь внимание. Девушка сначала со страхом в глазах посмотрела на меня, потом кивнула несколько раз, зашевелилась. Снова выстрел, выбил кусок камня над головой девушки. В этот момент я перекатился левее, перевалил через заросли кустарника. Тихо. Подтянул автомат, пополз дальше. Снова послышался выстрел, но не в меня. Время кажется замедлилось, я старался лезть как можно тише. Вот впереди и чуть правее показалась груда камней и нога стрелка. Но этого мало чтоб вывести его из строя. Еще пять метров я полз затаив дыхание, боясь хрустнуть веточкой. Хорошо, что шел дождь, маскировавший шум и мое передвижение. Через еще пять метров я увидел стрелка. В темно-зеленом камуфляже, он прильнул к оптике винтовки и высматривал добычу. Ну что ж, пора заканчивать. Щелчок переводчика огня, прицелился, набрал в грудь воздуха и плавно нажимаю на курок. Раз, два, три выстрела и фигура на камнях обвисла. Стало тихо. Я лежал, прислушиваясь, вдруг он тут не один. Десять минут я лежал под струями дождя, вслушиваясь, но вокруг было тихо. Я привстал, перебежками добрался до трупа. Три пулевых ранения в грудь. Я начал шарить по карманам в поисках информации. Сомнений не оставалось это военстал, и ждал он именно нас. Но вот только в стрельбе по мишеням он профан, был.
Кроме ПДА этого Ворошиловского стрелка я нашел только пару бутылок воды в рюкзаке, сухпаек и аптечку. Винтовку брать себе не стал, зато прихватил пистолет. Дам своей попутчице.
Обшарив труп, я вернулся на полянку. Девушка сидела, прислонившись спиной к дереву, ее дико трясло. Я присел рядом, расстегнул вещмешок, достал флягу сделал пару глубоких глотков и протянул лаборантке. Трясущимися руками она взяла у меня тару, и прильнула к горлышку, сделала несколько маленьких глоточков, малость успокоилась. Я протянул ей пистолет.
- Пользоваться умеешь?
- Да – робко ответила она.
- Тогда держи, будешь прикрывать мне спину. И да, не хочешь ли все-таки рассказать, что за хрень вокруг творится? Этот парень искал именно тебя. Ну и меня заодно решили убить. – Я протянул ей ПДА, в котором была отображена ее фотография и подписано «Уничтожить любой ценой».
Девушка вздрогнула, уставилась в серое небо, капли дождя падали ей на лицо, скатывались по шее….
Казалось время остановилось, она смотрела в небо, широко раскрыв глаза, не обращая внимания на выстрелы, на холод который даже меня начал пробирать. Потом она повернулась ко мне и начала говорить….

***

- Два года назад, когда Стрелок отключил Выжигатель и открыл дорогу на Север Зоны, туда устремились все, кто мог. Монолитовцы не могли отразить напор объединенных отрядов Свободы, Долга, Сталкеров и даже Бандитов. Тогда все понимали, что там, ближе к ЧАЭС можно найти такие богатства, о которых раньше только мечталось. Даже Долг и Свобода на какое-то время заключили перемирие. Тогда и военные не сидели сложа руки. В кратчайшие сроки была организована операция «Фарватер», пять вертушек отправились к центру Зоны, пытаясь захватить АЭС. Тогда операция провалилась с треском, но кое-что военным все таки удалось утащить из секретной лаборатории под Припятью. А именно – три колбы новейшего вируса, выведенного на территории Зоны после аварии в восемьдесят шестом году. Все эти колбы, вместе с эвакуировавшимися военными были доставлены в Киев. Там продолжилась дальнейшая разработка вируса и его испытания. И вот, спустя год, зараза была готова. Распылялась она с помощью бомб, радиус поражения – десятки километров. И использовать его они хотели тут. В Чернобыле. Убить все живое, будь то личный состав армейцев, ученные или мутанты. Им нужен был проход к Центру, к ЧАЭС, к Исполнителю желаний. Видно политиканы совсем обезумели, забыли про аномалии….
- Подожди! Вирус, но как? Здесь у каждого третьего костюм с замкнутой системой дыхания, они бы в любом случае не убили бы всех! – перебил я девушку
- В том-то и дело что этот вирус развивается сам по себе. День он эволюционирует, приспосабливаясь ко всему, будь то впитывание в кожу или проникновение через противогаз. Ему не страшен активированный уголь в фильтрах, прорезиненная материя. Он проникает всюду. Впитывается. А на третий день он перестает действовать вовсе, убив все, умирает и сам.
- Ну и каким образом это к тебе относится? – не унимался я…
- Я работала в той лаборатории, где его изобретали. Случайно узнала, как именно его хотят использовать и ужаснулась. Я похитила формулы и образец, и мне необходимо доставить его отцу, чтобы он вывел антидот и меры противодействия.
- Но если ты выкрала формулу, то как они его будут производить?
- У них уже есть пара опытных образцов, и они запросто могут покрыть вирусом территорию в сотню километров.
- Отец? А кто твой отец?
- Новиков Алексей.
- Кулибин? Не знал что у него дочь есть, знаю что он любит то что изобретает, но чтоб ему с женщинами так же было…
- Альманах, помоги мне туда дойти. Ты спасаешь не только мою жизнь, но всех кто тут есть и живет.
- Лера, а какое тебе вообще дело до Зоны. Могла бы вытащить отца отсюда, какое тебе дело до нас? Простых работяг, тех кто в любую минуту может сдохнуть от пули или аномалии.
- Я сама дитя Зоны.
- Как это? – удивился я.
- Я рождена тут, в Зоне. Это мой дом, я не могу позволить убить мою мать.
- Что? Ты чего-то курила? Какую мать? Ты хочешь сказать что...Ты аномалия? А Кулибин тут причем? Я вообще нихрена не понимаю.
- Да. Я аномалия. я живая аномалия. На меня не действует радиация, и если я попаду в аномалию, то она просто напросто распадется на составляющие, которые я впитаю. Я не помню, как я была рождена, четыре года назад я очнулась, не понимая где я, кто я…. Очнулась я на ЧАЭС. В этот момент там шла перестрелка, прямо у стен Саркофага. Чистое Небо пыталось остановить какого-то сталкера. Мне было страшно. Тогда меня и нашел Новиков. Я спасла его от выброса погубившего всех его друзей. Он догадался, что я порождение Зоны, что я ее дите, вывез меня туда, за пределы, и там я спокойно жила, училась. Ну а теперь... Я дома. И я должна спасти свою мать и отца.
- Бррр, просто кавардак какой-то. Будто бы грибочков галлюциногенных наелся….
В голове ничего не укладывалось, хотя теперь я стал лучше разбираться в происходящем. Дождь все еще шел, Лера молчала наблюдая за мной, а я…. А я почувствовал навалившуюся усталость. ПДА военстала я закинул в вещмешок, закинул его на плечи встал, и направился на Север. Времени ждать нету, военные в любой момент могут распространить вирус, чтобы наверняка убить Леру, меня и вообще все живое. Их не интересуют потери, они всегда идут к своей цели по трупам. Ну что ж. Попробуем их обогнать…

3

Вокруг старых полусгнивших построек было тихо. Село «Копачи» было относительно тихим местом по меркам центральной Зоны. Но в этот раз тут даже зомби не шарились. Что меня и напрягало. До бункера ученных всего ничего, тридцать минут пешком, но что-то меня останавливало от финального броска.
После откровений под деревьями рыжего леса прошло два дня. Два дня мы почти без остановки пробирались на Север, старательно обход людей. Пару раз наткнулись на стаю псов, но они по неведомой причине отступали. Хотя я догадывался, что это лаборантка их отпугивает, и от этого мне было не по себе.
Я лежал в небольшой ложбинке, рассматривая в бинокль окрестности. Тихо, слишком тихо. Но и лежать вот так вот - нет времени. Потом позагораю. За трехдневный переход я устал, ноги гудели, голова тяжелая, будто бы я тащил за собой 50 килограмм снаряжения, не останавливаясь на передышки. Достал сигарету, последнюю из пачки, закурил. Дым заполнил легкие, выгнал из головы шум, сузил сосуды головы, мыслить стало легче.
С Юга послышался рокот. Сначала я не обратил внимания, но постепенно шум стал нарастать, рокот, гул, свист… Вертолет. Твою мать, только не это. Ложбинка не прикрыта кустарником, спереди открытая местность, сзади пологий холм без единого деревца. Влево и вправо – аномалии. Моя подруга, конечно, может их рассеять, но рисковать мне не хотелось.
Уже совсем близко засвистело, и я решился. Крикнув Лере «За мной!» Я что есть сил, припустил через поляну, к селу Копачи. В ушах засвистел ветер, вещмешок бил по спине задавая ритм. На бегу я передернул затвор винтовки, готовясь открыть огонь по любому выскочившему на пути мутанту. Вертолет уже вылетел из-за холма, поднимая столбы пыли направился в нашу сторону. Застрекотал пулемет, слева и справа от меня вздымались фонтанчики земли, выбитой пулями. Матерясь во весь словарный запас, я заскочил в здание, тут же рухнув на пол и закрыв голову руками, раздался взрыв. Пилоты смекнули, куда я бежал, и выпустили в хлипкий домик ракету. Взрыв, звон в ушах, меня завалил бревнами, досками, землей. Я лежал не в силах подняться.
Гул вертолета затих, он вроде бы улетел еще Севернее. Я попытался подняться, скинув с себя пару небольших досок, и вытряхнув землю из складок одежды - огляделся. Все так же тихо, только вот от здания осталось не так много. Что не разнесло взрывом – горело. В голове звенело, из ушей текла кровь. Контузия на лицо. Леры не было видно под завалами, я выглянул на улицу, смотря на поляну по которой убегал от пулемета. Сейчас полянка больше походила на вспаханную грядку, а посреди этой грядки лежало что-то оранжевое.
В голове застучало сильнее, я пригнулся и побежал к девушке. Волосы растрепались, голубые глаза широко раскрыты, взор устремлен в небо. Семь пулевых отверстий. Такого даже буйвол не выдержит, не то что эта хрупкая девчушка. Мне вдруг стало.. Больно. На душе. Она была такой красивой, а умирать будет так прозаично.
Я подскочил к ней, упал на колени, достал из кармана разгрузки аптечку, собираясь вколоть морфий. До лагеря ученых я ее донесу, они должны помочь.
- Не стоит этого.. Я не выживу.
- Ага, щас, поговори мне тут – зло сказал я.
- Возьми мой рюкзак. Там образцы вируса, формулы, скажи все что я сказала тебе и.. Скажи отцу… Скажи что..
И она замолчала. Навсегда.
Глупая смерть. Пытаясь спасти других – жертвовать собой. Я не понимал этого, хотя тоже участвовал в этом. А Зона... Она и своего ребенка не приберегла. Со всех берет дань.
Не хотелось оставлять ее тут, но выбора у меня не было. С минуту на минуту мог вернуться вертолет, а мне надо успеть добежать до бункера ученых. Я подхватил ее рюкзак, посмотрел по сторонам, убеждаясь, что никого в округе нет, и двинулся на восток, с каждым шагом приближаясь к цели.


***

- Мон! Какими судьбами?! Чего с тобой стряслось – приветствовал меня Новиков.
- Долгая история старик, а сейчас проводи меня к этим халатам, есть разговор.

***

Потом мы долго сидели в лаборатории разговаривая с учеными и Новиковым. Я рассказывал, рассказывал все как есть.
А после... После я просто остался один. Ученые принялись разрабатывать антидот, а Новиков отправился за телом своей дочери со слезами на глазах. Честно сказать и мне было как-то погано на душе. Не уберег девку, не выполнил задание на сто процентов. Стыдно идти к Бармену за деньгами.
Через три дня я покинул ученых и направился на юг, возвращаясь к своей прошлой жизни и забывая обо всем что было. Только потом я узнал от Новикова, что антидот разработан, а военные закруглились со своими рейдами. Наверное, решили, что вместе с Лерой погибла и вся информация. Не знаю. Через пару дней мы с Бурым много пили, сетуя на свою жизнь. А потом все стало по-прежнему….

⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали: ☭Страж☢,
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

Актуальные темы на сегодня
Сентиментальность - вообще неотъемлемое свойство жестоких и сильных натур © Клад стервятника
Наверх Вниз