Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Волна

Так, внимание отряд, думаю здесь и заночуем, - постановил Горыныч.
Десять человек облегчённо перевели дыхание и начали распаковываться. Весь день они прошагали по заболоченной, полной разными сюрпризами местности и опасались, что близость Бара и соответственно их базы побудит командира ограничиться коротким привалом. Горыныч, оглядывая местность едва заметно усмехался, как бы говоря: «Ага, это чтобы я привёл к Генералу десяток изнурённых полузомби? Сейчас разбежался. Завтра к передовому блокпосту Долга подойдёт отдохнувшее, свежее, полное сил, а главное боеспособное подразделение, готовое сию минуту выполнить любой приказ».

Однако и сильно расслабляться не следовало. Горыныч развернулся и, грозно сверкнув глазами, произнёс:
- Это что ещё за расслабон? Вы вообще, соображаете? А ну-ка, быстро, разбились на тройки, и осмотреть местность вокруг лагеря. В каждую сторону километр минимум. Выполнять.
Ворча, подчиненные, тем не менее, быстро поднялись, поправили оружие и в три стороны выскочили из лагеря. Горыныч и его помощник сержант Сашко остались вдвоём.
- Ну как тебе мой протежё? – Спросил последний у командира.
Речь шла о новобранце по фамилии Мергеев. Сашко рекомендовал его Горынычу перед самым рейдом. Вообще, вступить в Долг мог любой, однако к себе в отряд Горыныч набирал людей, как правило, опытных, проверенных в деле. Они ведь не Бар охраняли, а ходили в самые настоящие рейды, порой добираясь до самого Янтаря. Поэтому сейчас на вопрос Сашко он пожал плечами и ответил:
- Старательный.
- Это всё, что ты можешь сказать? – Усмехнулся помощник.
Горыныч оторвал взгляд от бинокля и повернулся к Сашко:
- А что ты, собственно говоря, хочешь услышать? Я его в деле ни разу не видел, а выполнять походную работу его святая обязанность. Твою Маньку за …, - он раздражённо пнул оставленный кем-то рюкзак. – Весь рейд в пустую. Куда эти твари подевались?
- А у них брачные игры в центре Зоны, - хохотнул Сашко. – Ну что ты заводишься. У меня такое впечатление, что если ты не увидишь мутанта на расстоянии выстрела, у тебя настроение портится. А может быть, мы так хорошо свою работу делаем, что всех их повывели? По крайней мере, на Свалке. Самое время за бандюков взяться. Ведь нет никакого житья от этой двуногой мрази.
Однако Горыныч не стал закрывать тему:
- Ты вспомни три последних рейда. Когда такое было, что б отряд возвращался на базу с полным боекомплектом?
- И в полном составе, - в тон ему прибавил Сашко. – Даже раненых нет.
- Ты о чём? – Не понял Горыныч.
Сашко опустил голову и начал ковырять ботинком пожухлую траву.
- Сказал А, говори Б, нечего из себя королевскую девственницу строить.
Сашко поднял голову и в глаза откровенно сказал:
- На базе поговаривают, что у тебя одни смертники ходят. Никто к нам в отряд идти не хочет. Воронин одного отправлял, так тот орал: «Уж лучше я к Свободовцам на Барьер уйду, чем с этим фанатиком». Почему ты всегда в самую задницу лезешь?
Горыныч удивился:
- Родной, а ничего что ты присягу принимал? Клялся быть верным Долгу и бороться с Зоной, или забыл уже?
Сашко прорвало:
- Мы все боремся с Зоной. Одни в составе масштабных экспедиций, а остальное время сидят в Баре. И только отряд Горыныча никогда не сидит на месте больше трёх дней. Горынычу больше всех надо. Горыныч у нас крутой. А о ребятах ты подумал? Седьмые сутки в походе, с ног валятся все. Сейчас вернёмся, командир не доволен нулевым результатом. И опять раз-два и пошагали. Куда? В Тёмную Долину? А может на Дикие Территории. Впрочем, о чём это я, уж шагать так сразу к Янтарю. Там хоть зомбированных до фига, пострелять можно будет.
- Всё сказал?
- Нет.
- Мне по барабану, можешь не продолжать. Организуешь охрану лагеря и пусть отдыхают. А разговор продолжим на базе. И… - он посмотрел помощнику, с вместе с которым провёл уже три года. – Если тебя что-то не устраивает…
Он не закончил. Не хотелось ставить последнюю точку, сжигать мосты. У каждого бывают вот такие вот моменты, когда хочется выговориться и при этом наговорить лишнего. Того, за которое потом будет стыдно. И если пинать такого человека, то ничего хорошего не получиться. Сашко, взявший разгон, хотел сказать ещё что-то но притормозил. Тем более что возвращались ребята, а им эти слова слышать совсем не обязательно.
Группы возвращались спокойно, не торопясь, значит в округе никого нет. Одна из троек вела кого-то с собой.
- Мама дорогая, - воскликнул Горыныч глядя в бинокль. – Детский садик.
Сашко поднёс к глазам свой. Возвращающаяся группа вела с собой сталкера. Штормовка, свитер, синие джинсы - обычный новичок. Даже более чем новичок, Сашко подкрутил зумм: детское лицо, испуганное и уставшее. За спиной тяжёлый рюкзак, парень часто спотыкался и останавливался и тогда шагавший за ним долговец, а это был ни кто иной, как Мергеев, тыкал пацану в спину автоматом, тот выравнивался и шагал дальше. На плече рядового висел второй автомат, обычный АКСу или «сучка», как его называли профессиональные солдаты, стебаясь над разбросом и соответствующей неточностью, и недостаточной убойной силой. Сашко нахмурился и покосился на Горыныча. Тот смотрел на зама укоризненно.
- Я сам, - попросил Сашко.
Горыныч не отказал в такой малости и перешёл на другую сторону встречать следующую группу. А Сашко, наливаясь злостью, остался поджидать своего протеже.
Шагнув за периметр Мергеев бодро начал доклад:
- Группа прошла весь маршрут, мультиков не обнаружили. Неподалёку от лагеря нашли вот этого. Прятался в кустах.
Сашко кивнул и спокойно спросил:
- А где его оружие?
- Вот, оно, - Мергеев дёрнул плечом.
- А почему оно у тебя?
- …?
- Я жду? – Сашко оставался всё также спокоен, но те, кто давно с ним служил, поняли: быть грозе.
- Так это… разоружили, чтоб… для безопасности.
- А-а-а, для безопасности. Понятно. Ты кого кем считаешь: мальчишку в нулевой броне с «сучкой» идиотом, или трёх полностью экипированных долговцев лохами? А если бы на вас мультики налетели? Ты что стрелял бы за себя и за того парня?
- Но мультиков, то нету… - попытался возразить Мегреев.
- А ты убил последнего? Блин, почему ни я, ни Горыныч, ни Воронин об этом ни сном ни духом? И какого мы тут вообще тогда делаем? Автомат отдай.
Мегреев, не ожидавший такого приёма машинально протянул парню свой «Абакан».
- Ты совсем обалдел, что ли? – Взорвался Сашко. Мегреев отдёрнул руку, потом скинул АКСу и вернул владельцу. – Приготовишь ужин на десять… на одиннадцать человек. И чтоб я язык проглотил от удовольствия. Понял?
- Понял, - обиженно пробурчал Мегреев.
- Не слышу!?
- Так точно, есть!
Бурча что-то под нос, Мегреев отошёл в сторону.
- Ну, он понятно, новобранец, - обратился Сашко к двум другим. – Но вы то? Руслан?
Здоровый долговец с РПК закинутом стволом на плечо, немного с вызовом ответил:
- А он лучше знает.
Сашко осёкся. Не так давно Горыныч ему выговаривал, за то что завёл любимчика, но он тогда отшутился. Кажется, слишком тесное общение с новобранцем начало приносить свои гнилые плоды.
- Займите посты, - приказал он. – Руслан - фронт, Гордон – тыл. Через пару часов сменитесь.
Оба долговца отошли по позициям. В это время к ним приблизился Горыныч с остальными и все вместе они встали полукругом вокруг приведённого сталкера. Тот, получив своё оружие обратно, немного успокоился, видимо убивать его эти странные люди в тёмной экипировке и нарисованными красными щитами на ней не собираются. Он попытался закинуть автомат за спину, но тяжёлый рюкзак помешал ему это сделать. Больше того, он потерял равновесие, оступился и едва не упал.
- Да ты рюкзак то сними, - посоветовал Горыныч.
- Не боись, здесь не Свобода, на общак не кинут, - добавил Сашко.
Сталкер начал снимать рюкзак, но автомат мешал. Он оглянулся в поисках места, куда бы его пристроить, потом просто зажал коленями между ног, неловко согнулся и стал стягивать лямки. Сашко не выдержал, подошёл ближе и подхватил поклажу пленника.
- Спасибо, - тихо поблагодарил его сталкер.
- Тебе сколько лет то? – Поинтересовался Горыныч.
- Восемнадцать, - ответил парнишка.
- А может шестнадцать? – Не поверил командир.
- Да нет, я паспорт могу показать.
- Мне твои документы не к чему, я не гаишник. Как в Зоне оказался?
Все замерли в ожидании. Вот такие вот рассказы новичков бывали самыми интересными.
- Я с Иванычем пришёл.
- Каким Иванычем?
- Пухначов, Сергей Иванович.
- Пухлым что ли? Вот ведь противогаз штопанный…, от жадности уже детей в Зону таскает. Ну ничего… разберемся. На Кордон как попали?
- Ползли, по кустам.
Горыныч повернул голову к Сашко. От былой стычки не осталось и следа. Сашко кивнул, будет база, будет Бар, там и перетрут.
- Прикинь, а ведь у Пухлого на КПП лапа есть. Не до чего же жадный и сам рисковал и пацана с собой под пулемёты потащил.
- Урод, - постановил Сашко.
- Во-во. Он самый. Воякам под мостом ты платил?
Сталкер кивнул:
- Пятихатку…
- Ну и сколько он тебе от щедрот обещал?
- Двадцать.
Тут зашумели рядовые. Одна пятая от общей добычи, это была невиданная наглость даже в Зоне. Попади им вместе с пацаном сам Пухлый…
Горыныч покачал указательным пальцем, предлагая подчинённым успокоиться и продолжил расспрос:
- А вообще, что он тебе говорил когда в Зону звал?
- Ну, говорил, что подзаработать можно, заодно от армии откосить…
- Что сделать? – Не сразу понял Горыныч.
- Здесь военкоматов нет, почты тоже, так что самое-то от армии косить.
Долговцы переглянулись, а потом…
Если кто-то вдруг не понимает выражение: взрыв хохота, ему бы в этот момент оказаться на заброшенном блокпосту у входа в Тёмную Долину. Раскаты заливистого смеха перекатывались и грохотали так, как будто на этом месте произошёл минивыброс. Хохотали все. И Горыныч, и Сашко, и рядовые, даже Мергеев, разводивший костёр тоже хихикал над незадачливым уклонистом. Руслан, обычно мрачный и молчаливый расплылся во всю ширину своей боцманской улыбки.
Сам молодой сталкер, видимо уже давно понявший, что лучше год в армии, чем тот же год в Зоне, смеялся вместе с остальными. Вытирая слёзы, Сашко сказал:
- Ну, рассмешил, конечно, нечего сказать. Будто в цирке побывал.
Горыныч, также успокаиваясь, спросил:
- А сейчас, где этот Пухлый? Хотелось бы взглянуть в его поросячьи глазки.
Парень сразу стал серьёзным. Его губы задрожали, глаза увлажнились.
- Э-э-э, ты чего это?
- Он в аномалию попал…
- О па, - Горыныч посмотрел на парня и похлопал его по плечу. – Ну-ну, будет. Не такой уж это был хороший человек, чтоб так по нему убиваться. Мне интересно, какая аномалия зацапала этого жлоба?
- Карусель. Мы артефакты собирали, возле болота. Там и трамплинов и каруселей много. Лазили два дня, шесть штук нашли.
- Солидно, - прокомментировал кто-то из бывших сталкеров.
- И Иваныч так сказал. Правда он говорил, что стоящих среди них нет, но всё равно нормально. Потом мы пошли к Бару, он их там хотел продать, взять кое-что и пойти к Агропрому. Говорил, что там их много.
- И кто ж его туда пустит то? – Хохотнул Сашко и поправился, - пустил бы. Я Бар имею ввиду… Да и на Агропром, там бандюки на дороге, а по самому говорят в последнее время вояки шарятся.
- А дальше? – обратился Горыныч к юному сталкеру.
- Там по дороге аномалия была. Иваныч сказал, что детектор пищит, значит там артефакт есть. Он меня верёвкой привязал, я полез а он стоять остался. А потом не знаю, верёвка как-то дёрнулась… я оглянулся… а… Иваныч уже наверху… крутится… а потом… потом…
- Ясно, не продолжай, - остановил его Горыныч. – А скажи, ты всё время на верёвке лазил, или по очереди?
- Всё время. Я же лёгкий…
- Вот гнида, - бросил Рыжий, худой боец с дробовиком в руках. – Ну, собаке собачья смерть.
Горыныч достал ПДА пощёлкал клавишами и спросил сталкера, показывая ему:
- Вот здесь сейчас мы. А где аномалия, про которую ты говорил?
Юноша некоторое время разглядывал карту, потом показал:
- Вот здесь.
- Ты ничего не путаешь? Это ж карта…
- Нет, я умею карты читать. Я помню что там, рядом здание было.
Сашко через плечо заглянул в ПДА командира.
- А ведь она новая, - сказал он.
- Угу, - буркнул Горыныч. - И стоит как раз на нашем маршруте. Пошли бы ночью…
Продолжать не стоило. Каждый из них находился в Зоне не первый день, и неизвестная аномалия ночью это сюрприз ещё тот. Здесь всё зависело от наблюдательности путника, но известная и сравнительно безопасная, насколько это слово вообще применимо к Зоне, дорога могла сыграть трагичную шутку.
Горыныч загнал приблизительные координаты новой аномалии в ПДА и скинул по долговскому каналу на базу.
- Чего с ним делать то? – Спросил Сашко указывая на сталкера.
Горыныч смерил взглядом притихшего парня и постановил:
- Определите его к костру, пусть отдохнёт. Завтра с собой на Бар возьмём. Ну а там, кто-нибудь из сталкеров на Кордон пойдёт с собой прихватит. А то, боюсь, ясельки открывать придётся.
В этот момент запел вызов рации. Бойцы начавшие было расходиться остановились. Связью долговцы пользовались не так уж и часто, и, как правило, это заканчивалось не очень приятными известиями:
- Слушаю, - ответил Горыныч.
- Георгич, - раздался звонкий голос Воронина. – Я тут твою инфу получил, судя по координатам «карусели» ты где-то рядом с выходом из Тёмной Долины?
- Непосредственно на блокпосту, а что случилось?
- Умеешь же ты Георгич оказаться в нужный момент в нужном месте. Слушай сюда. Пару часов назад яйцеголовые скинули нам инфу, что они зафиксировали из центра Зоны постоянно усиливающийся сигнал неизвестного происхождения. Ну, как говориться, зафиксировали так зафиксировали, они всё время что-то находят. Но тут, минут тридцать назад от наших наблюдателей из Тёмной Долины стали поступать доклады, что там у монстров что-то вроде тусовки. Сбиваются в стаи и дрейфуют в сторону Свалки.
- Волна?
- Похоже на то. И… - Воронин замялся, но продолжил, - есть сведения, короче, у Свободовцев на Барьере вроде как Монолит появился.
- О па. Давненько этих фанатиков не было видно.
- И я о том же. Печенью чувствую, что нас хотят хорошенько поиметь. Короче, если ты на блокпосту, тебе до базы часа четыре хода. Подтянуться можешь?
- Ребята выдохлись. И сам понимаешь, новая аномалия, а где одна, там и вторая. Боюсь не вляпался бы кто в темноте.
- А ПНВ?
- Пара штук, остальные разрядились. Да и эти боюсь долго не протянут. Я сколько говорил, что нужны следующего поколения?
- Ладно, не ворчи. Ну раз такие дела, сам бог велел. Понимаешь о чем я?
- Да я то понимаю. Насколько большая волна ожидается?
- Пока не уточнили. Жду докладов из Темной Долины. Сам знаешь, почему она Темная, там уже хоть глаз коли. Так что до утра, думаю, ничего нового не узнать. В любом случае я на прямой связи буду. Только ты это… не геройствуй, сбей первую и убирайся оттуда куда подальше. А мы уж их тут встретим. Предположительное время подхода к тебе одиннадцать ноль-ноль, плюс минус час. Ну всё, давай Георгич.
Горыныч спрятал рацию в планшет и осмотрел лица своих подчинённых:
- Что ж, спокойная ночь отменяется.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали: Кохай, Светлячок,
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Лето. Начало июня. Благодатное время. Нет ещё испепеляющей жары, когда плавится асфальт и невозможно дышать сгустившимся воздухом. Не летит растреклятый тополиный пух, нет надоедливой чесоточной пыли. И на встречу с маленькой дочуркой можно одеться поприличней, чтобы все, и она в том числе видела, что папка не какой-то небритый, помятый бродяга-сталкер, а солидный человек в костюме и при галстуке.
Он шагал по тротуару, сжимая под мышкой огромную лупоглазую куклу, ростом, наверное, ничуть не меньше чем Алёнка. Сегодня воскресенье. Его воскресенье, когда эта тварь слова не посмеет пикнуть, что он забирает дочку на целый день. И пойдут они с ней в парк, в тот самый, из которого и он не вылезал в детстве.

Бывшая супруга с новым мужем и дочкой уже поджидали его во дворе. Алёнка, по случаю свидания с воскресным папой была разодета как маленькая принцесса. Заметив его первой, а возможно даже заметив не его, а то огромное, что выглядывало из под его руки, она радостно завизжала и бросилась навстречу. Бывшая повернула голову в его сторону, скривилась и что то процедила сквозь зубы своему бритому хахалю. Но плевать. Самое любимое существо на земле мчалось к нему и это главное.
Вдруг дочка встала как вкопанная. Её глаза расширились, ротик открылся готовый издать крик ужаса. Он повернулся и обмер. Матёрая, чёрно-коричневая псевдособака стояла в полной готовности к атаке. Оскал не оставлял сомнений в намерениях, а утробное рычание озвучивало всю нелепость происходящего: здесь, на Урале, в тысячах километрах от периметра Зоны, стояло одно из самых опасных её порождений. Размышлять над этим парадоксом было некогда, отшвырнув куклу он бросился на мутанта с голыми руками, громко крича, чтобы привлечь внимание псины к себе. Но она уже наметила себе цель, и взяла разгон перед прыжком. В запредельном броске он попытался её достать, но промахнулся. Тонко завизжала дочь, завыла бывшая супруга, поднимаясь с земли, как безумный заорал Горыныч и проснулся…
Сашко теребил его за плечо. При солнечном свете было хорошо видно озадаченное лицо сержанта.
- Я орал? – Спросил хриплым со сна голосом Горыныч.
- Да нет, стонал, но очень громко. А здесь лишние уши. И кстати, тебя Воронин…
Он протянул рацию. Горыныч сел, обтёр лицо ладонями, потряс головой и принял аппарат:
- На связи…
- Дрыхнешь? – Весело спросил Воронин.
Весело это плохо, обычно Воронин становился не в меру юморным, когда положение было самым дрянным из всех возможных. Горыныч проигнорировал его комментарий и ответил вопросом:
- Что случилось?
- Да не обижайся, спать устав не возбраняет, если всё готово, а в этом, зная тебя лично, я уверен на девяносто девять. Добавь один процентик, скажи что это так.
- Загородь восстановили, подновили рогатки, даже кое-где колючку протянули. Укрепили вышку, только снайперов у нас всё равно нет.
На последние слова Сашко отреагировал как то странно. Сначала замотал головой, потом закивал как бы говоря: «есть, есть», но при этом едва сдерживался от хохота.
- Может из сталкеров кто подтянется? – Предположил Воронин. – Мы сообщение постоянно крутим.
Сашко опустил пальцы вниз и показал шагающего человечка, при этом шепча: «пришёл уже». Но тут он не выдержал, зажал рот ладонью и выскочил из-под навеса, сотрясаясь от сдавленного смеха. Поведение сержанта было непонятным, но Горыныч оставил разборку с замом на потом.
- Я пока не в курсе, но Сашко показывает, что вроде кто-то откликнулся. Сейчас проверю…
- Погоди. Сначала выслушай инфу. Ночью прямо на наш патруль выскочила пятёрка бандюков. Драпали с Дикой территории, на максимальной скорости, даже на аномалии не проверялись. Когда ребята их приняли, «быки» были неимоверно счастливы и в знак благодарности поделились своими впечатлениями. Короче, там из всех щелей и тёмных углов нечисть выползла. Кровососы, снорки и тварины калибром поменьше, но помногочисленнее. От их появления у ошивавшейся там банды начались разные панические настроения. Особенно после того, как твари сократили их численность раза в три. Наёмники, видя такое дело куда-то ретировались, скорее всего залезли в свой бункер, который мы никак найти не можем. И всё это в непосредственной близости от Бара. Так что часть людей я уже перенаправил, строят загородь. Придётся их там держать, пока что. Потом до нас достучались яйцеголовые. Просили подразделение на Янтарь, там зомбари их бункер блокировали. Вообще носа не высунуть. Ну, я их послал в… короче «режим ожидания» ответа, по причине занятости линии. Музычку им пока зомбари попоют. И к утру… там ушей нет?
Горыныч переключил рацию в режим связи с защитным шлемом и коротко ответил:
- Порядок.
- Так вот, я говорил с… Хозяином чариков и нариков. Всю ночь Монолит устраивал ребятам дискотеку. Ударят то в одно место, то в другое, втянут в огневой контакт и откатываются.
- Разведка боем?
- Я тоже так думаю. И Хозяин согласен, что их снайперские точки уже срисованы. А новые, сам понимаешь, пока обживут, пристреляют. В общем Хозяин был честен, Барьер они могут и не удержать. Тогда со Складов прямой путь на нас для монолитовцев чист как белый лист. Это третье направление, если считать и твоё, к нему мы и переходим. Всю ночь Прапорщик прихватив с собой ПНВ, ползал по Темной Долине. Где на пузе, где на карачках, где кустиком прикидывался, что собачкам особенно понравилось. И собачек этих слепых там не меряно. С пёсиками водят противоестественную дружбу кошечки и тушканчики, также в количестве несчитанном. Добавь к ним кабанчиков и хрюнделей, голов так триста-четыреста и стайку в сотню псевдо. Кое кто из наблюдателей утверждает что в темноте слышал хрип снорков, но Прапорщика среди них не нашлось, так что информация непроверенная, хотя и получена из разных источников. И вот вся эта хрень пока медленно, но с постоянным ускорением втягивается в горловину. Скоро появятся у тебя.
- Мама дорогая…
- И я о том же. А у нас фронт ослаблен из-за событий на Дикой территории и Военных складах. Я уж тут всех хмырей, что на гитаре играли да глупые анекдоты про Долг рассказывали из бара и корпусов собрал, прочёл им лекцию, после которой предложил выбор или на позиции, или Бар для них отныне закрыт покрепче Припяти. Я не выжигатель, мозги вынесу сразу и наружу. Вроде послушались, сейчас загороди, осваивают. Так что я тебе всё рассказал. Может, все-таки отойдёшь?
Горыныч несколько секунд молчал, потом ответил:
- Смысл? Ну, допустим, бросить здесь всё лишнее и маршем до Бара – успеем. Даже отдохнуть. А потом? Там фронт широкий, на местности куча канав, кустов, да бугорков, самое то подкрадываться. Пойдёт волна – не остановишь. А если к тому моменту мультики из Диких поднажмут? Или, не дай бог конечно, монолит прорвётся? Эти ребята не мутанты, они не разбегом, они пулями берут. Заботы у вас там хватит. Здесь же у выхода из горловины… Склоны фонят как после ядерной войны, ни один мутант в здравом уме на них не полезет, так что не обойдут, а фронт прямой и ровный, не фронт, а тир. Боекомплект у нас полный, ночью заначку притащили. Расстреляем, оттянемся в сторону депо. Если мультики к тому времени в себя не придут и обратно не откатятся. Ну, а полезут на Бар, так не все. Мы их поголовье к тому времени немного подкорректируем.
Теперь молчал Воронов. Наконец из эфира донёсся его голос:
- Добро. Так и поступим. Я хочу штурмовую группу на Дикие отправить. Пусть разведают, что к чему, может и не так всё страшно, как бандюкам показалось. В крайнем случае, завалят пару-тройку кровососов, остальные обратно в свои дыры уйдут. Ну, Георгич действуй, сказал бы ни мутанта тебе, ни аномалии, но первое кажется, нас не устраивает?
- Да ну их к маме дорогой.
Ещё до отключения раздался смех Воронина. А Горыныч, обхватил голову руками и задумался. Легко вызваться на передовую, но глупо погибнуть ещё легче. Сашко, Руслан, Гордон, Рыжий Зява, бывший свободовец Глюк и Пронин. На этих ребят он мог положиться как на самого себя. Не раз и не два они вместе отражали такие вот волны, так что известие не вывело их из равновесия. Мурзин, Валёк и Буряк. Ребята обстрелянные, в переделки попадали, однако волна, явление, кардинально отличающееся от всего, что они видели до сих пор. От него не укрылось волнение, с которым они вчера вечером принялись за работу. Он и отдохнуть им дал побольше, зная, что сон лучшее лекарство против страха. Мергеев.
Горыныч скривился. Молодец, лишь месяц назад вступивший в Долг. Неизвестно, как он смог убедить Сашко в своей полезности, но Горыныч уже не раз пожалел, что поддавшись секундной слабости согласился взять его в отряд. Сначала парень стал рассказывать каким он был искушённым сталкером. Ребят это забавляло, в первое время, особенно когда они ловили его на мелочах и противоречиях, а он кипятился и силился убедить их в своей правдивости. Но потом Руслан решил закинуть брехуна в ближайшую аномалию, чтобы он на практике доказал свои рассказы и фонтан фантазии заткнулся.
Но, не сумев убедить товарищей в своём богатом сталкерском опыте, он переключился на встречаемых сталкеров, убеждая их в своей крутой долговской службе. На этом поприще, надо отметить, парень преуспел, поскольку большинство сталкеров знало Горыныча и как бывшего коллегу с богатым опытом, и как убеждённого долговца рьяно уничтожающего мультиков, где бы они не встретились. Само собой получалось, что его подчинённый должен быть таким же, ну или почти таким же. Убедившись, что сталкеры относятся к нему уважительно, Мергеев на стоянке брошенной техники крикнул кому-то из ребят Беса:
- Эй ты, сталкерюга недоделанный, сюда иди.
Сашко тут же отвёл его для индивидуальной беседы за будку. Два громких металлических звука, и спесь слетела с новоявленного хозяина Зоны. До вчерашнего дня.
Кстати, с их отрядом молодой и даже чересчур молодой сталкер. Отправлять его в ночь, было равносильно убийству, а сейчас? И если отправлять то куда? И с кем? Делать нечего, придётся оставить. Парень вроде крепкий, отдохнув немного, присоединился к общей работе и уже через пару часов получил от Сашко устойчивое прозвище: Дезертир. Ладно, оставляем, тем более, что магазины набивать парень вроде умеет, а в бою это иногда главное.
Горыныч вспомнил о странном поведении своего сержанта, когда тот знаками показывал, что пришёл снайпер. Надо бы посмотреть.
(продолжение следует)

Волна (продолжение 2)

Всю ночь и до сих пор в общем эфире Зоны звучал призыв Долга придти на помощь, на заброшенный блокпост. Сталкеры обычно охотно отзывались на такие просьбы, можно было получить бесплатный пропуск на Бар, а там и оружие со снарягой получше и намного безопаснее, чем в других местах. К тому же всегда можно было найти желающих прорваться к учёным на Янтарь, где по слухам цены на артефакты были самыми высокими, а ещё яйцеголовые скупали разную мультиковую шнягу, как её называли: «рога и копыта».
Но прежде чем посмотреть на добровольцев Горыныч осмотрел укрепления. Ночная, посменная работа принесла результаты. В сторону Тёмной долины в самом узком месте проход перегораживала линия укреплений. Выстроился частокол свежесрубленных деревьев, кресты, колючая проволока. Конечно, одно это не остановит взбесившихся мультиков, однако заграда в сочетании с оружием всегда давала хороший результат. Через пятнадцать метров от линии заграждений начинался вал, когда то давно, ещё во времена ликвидации аварии на ЧАЭС притащенные и брошенные бетонные блоки с насыпанной года три назад насыпью. Очень удобно для ведения огня по приближающимся мутантам. За валом находился собственно сам блокпост. Навес, ящики с боеприпасами, костёр, без которого не мыслима ни одна стоянка в Зоне. Затем тыловой вал, на всякий случай, ведь блокпост изначально был предназначен для удержания Свободовцев в Тёмной Долине, и при этом приходилось учитывать наличие мощной бандитской группировки в тылу. Вот, пожалуй, и весь лагерь. Да ещё наблюдательная вышка, врытая прямо во фронтальный вал. Её основание за ночь подновили, так что наверх можно было лазить безбоязненно.
Горыныч остался доволен и он, и ребята постарались на славу. Сами ребята в основе своей дрыхли, растянувшись прямо на земле. Два часовых, Мурзин и Глюк, один на валу, другой на вышке обозревали окрестности. Горыныч зашёл за ящики и первое, что он заметил, это четверых связанных по рукам бритоголовых ребят в кожанках с выделяющимися металлическими вставками.
- О па, а это что за премьера «Бригады» на экране?
На его вопрос поднялся один из пришедших сталкеров. Лицо его было знакомо, где-то точно пересекались, но сразу на память не пришло, значит и встреча была не так важна.
- Мы их по пути приняли. Укушались «Казаков» и дрыхли без задних ног. Хотели…, - сталкер черканул большим пальцем по горлу, - но снайпер не дал. Он у нас этот, как его, миротворец.
- Снайпер? – Горыныч потерял к бритоголовым интерес, - Снайпер это здорово. Где он?
Горыныч повернулся и его лицо удивлённо вытянулось. Наверное, впервые не прозвучало традиционных «о па» или «мама дорогая». Вместо этого он ошарашено спросил:
- Ты где винтовку спёр?
Сашко, следовавшего за командиром как положено шаг назад шаг вправо, наконец прорвало, он расхохотался в полный голос и упал на ящики. Заулыбались сталкеры. Усмехнулись даже связанные бандюки. Невозмутимым остался только тот, к кому этот вопрос предназначался.
Невысокий, едва ли дотягивающий до метр семьдесят. Полное отсутствие пригодного для условий Зоны снаряжения. На стоящем перед Горынычем мужичке, возрастом, кстати, явно за сорок, небритом и лохматом, были одеты хабэ галифе старого, ещё советского пошива, предназначенные для ношения с кирзовыми сапогами. Но их тоже не было, а были армейские ботинки, не берцы, а те, что назывались парадными. Эксплуатация в неподходящей среде привела их в полуразвалившееся состояние. Особенно впечатляли шнурки, вернее алюминиевая проволока их заменяющая. Держались галифе посредством протянутой на месте ремня верёвки. Тельняшка, грязная, как дорога вытянута до полной не параллельности полос. Расстёгнутая драная телогрейка, не армейская, а та, что называется колхозной. Шерстяная вязаная шапочка венчала бомжовый прикид. Из всего, что могло иметь хоть какое-то отношение к Зоне это висящий на шее простейший респиратор, непромокаемая и кажется тяжелогружёная сумка через плечо, а также привязанный ремешком к запястью ПДА. Однако вооружение чуда было неплохим. На ремне-верёвке висел классный боевой нож из арсенала спецназа, а на плече «дальнобой», нестандартная штучная СВД, с удлиненным стволом и мощной регулируемой оптикой.
Но главное несоответствие между внешним видом и оружием вызывала вовсе не одежда. Порой на Баре у бара попадались и не такие, проигравшиеся, пропившиеся, а то и просто ограбленные сталкеры. Они болтались, клянча у посетителей деньги, еду и выпивку, предлагая взамен «протухшую инфу» о тайниках и «плодоносящих аномалиях», пока не попадали на глаза к Воронину. Тогда их сбивали в «стадо» и выпроваживали на Кордон.
Нет. Недоверие к добровольцу как к снайперу вызывали самые настоящие очки в тяжёлой роговой оправе. Стёкла целые, однако одна из дужек была перемотана синей изолентой. Тем не менее, на вопрос Горыныча мужик спокойно ответил:
- Это моя винтовка.
- О, как, - выдавил из себя Сашко и снова залился смехом.
Горыныч улыбнулся:
- Так значит ты у нас снайпер?
- Да, - невозмутимости мужика можно было позавидовать.
- Мама дорогая, тридцать три года прожил, не зная, что китайский император.
Снова раскат здорового смеха и бас Руслана из-за ящиков:
- Э, ну хватит ржать, тут люди спят, между прочим.
- Цыц, Краснознамённый, - ответил Горыныч подчинённому и снова обратился к мужику, - Откуда ты такой взялся?
- Живу я тут, - с усмешкой ответил снайпер, обнаруживая некоторое знакомство с классическим юмором.
- Спасибо тебе мама дорогая, просили снайпера, вот вам снайпер. Ешьте, не хочу, нет ешьте, говорю я вам, не хоЧете, а надо. Ты… тебя как зовут то?
- Евгений Александрович.
- Вот что, Четырёхглазый. Ты хоть знаешь, с какой стороны эта винтовка заряжается?
- Я прекрасно знаю, как использовать Снайперскую Винтовку Драгунова, в модификации, рассчитанной на ведение прицельного огня на предельных дистанциях. Так же прекрасно, как то, что сейчас стоит тупой трёп - неожиданно серьёзно ответил мужик. – Можете стебаться хоть до третьего пришествия Зоны, мне плевать. Если Вам нужна помощь, о которой Вы уже десять часов беспрерывно гоните волну, покажите мне позицию, если нет, то я пошёл. Думаю, в Зоне сейчас найдётся немало мест и людей, которым требуется реальная помощь, а не конкурс доморощенных Петросянов.
- Э, мужик ты полегче…, - вступил Сашко.
- А я в Долг вступать не собираюсь, мне твои эканья до одного места. Нужен Вам снайпер или я пошёл?
Горыныч разглядел сквозь стёкла очков глаза мужика. Серьёзные глаза, умные.
- Твоя позиция на смотровой вышке. Гони Глюка вниз и обживай пока,- ответил Горыныч и всё-таки не удержался и добавил, - Но смотри Четырёхглазый, будешь мазать, отберу винтарь и в к ментам обезьянник отправлю.
Мужик усмехнулся и направился было к вышке, но посмотрел на бандюков и попросил:
- Этих только не убивайте. Если что, просто вышвырните за периметр, всё одно Зона съест.
- Тебя не спросили, - оборвал его Сашко.
Снайпер пожал плечами и пошагал в сторону вышки. Горыныч проводил его долгим взглядом после чего повернулся к сталкерам.
- Ну, со снайпером разобрались. Давайте теперь с вами.
- Волк, - представился тот, что отвечал на вопрос о бандюках.
- Погоди, это не ты случайно вместе с Бесом по осени стоянку брошенной техники от бандюков зачищал?
- Ага, - кивнул головой сталкер.
- Уважаю, - пожал ему руку Горыныч. – Ну, представляй своих.
- Ромка, Свист и Тоха.
Горыныч по очереди поприветствовал сталкеров.
- Давно в Зоне? – Спросил он у ребят.
За них ответил Волк:
- Ромка и Свист мои старые приятели. Вместе не одну сотню натоптали. А Тоха новичок, первая вылазка. Но парень боевой, на Кордоне у тоннеля псевдо в прыжке снял. Дуплетом.
- А шли куда?
- Хотели на Агропром, но там по дороге бритые стоянку поставили. А отряд чтобы выбить, не сколотить, какие-то трусоватые все стали. Да и, - он вопросительно посмотрел на Горыныча, - поговаривают что там вояки чего-то шманают. – Горыныч пожал плечами, делая вид, что не в курсе. - Короче махнули рукой, полазили по свалке и решили обратно на Кордон двигать. В отпуск пора. А тут сообщение по ПДА. Вот и повернули в вашу сторону. Смотрим, чудо в очках тоже сюда катит.
Волк кивнул на вышку, где уже устроился Женька. Тот лёг на живот, расчехлил прицел и теперь водил стволом из стороны в сторону, обшаривая окрестности и иногда что-то подкручивая в настройках. Горыныч прокомментировал:
- О па, может и правда снайпер? Ну да ладно, посмотрим, если что отберу «дальнобой», сам лягу. Так ребят, оружие у вас смотрю, разнообразием не отличается?
У всех четверых за спинами висел все тот же АКСу. «Сучка» отличалась сниженным весом и габаритами, потому сталкеры предпочитали этот автомат, тому же АК-74, который как раз сейчас и не помешал бы. Но, что есть то есть. К счастью в разрытом вчера схроне кроме боеприпасов лежали два десятка новеньких, ещё в смазке, помповых ружей. Ими он и решил вооружить добровольцев.
- А с этими что? – Спросил Сашко, указывая на бандитов, о которых Горыныч начал было забывать.
В обычное время он приказал бы вывести их за вал и пустить пулю в затылок, но сейчас… Вид человеческих трупов, пусть даже исконных врагов, будет сильно давить на психику. К тому же, Горыныч снова покосился на вышку, как бы это чудо, после расправы над бандюками не нарисовало ноги. Честно говоря, он не рассчитывал заполучить не то что хорошего снайпера, но даже хотя бы винтовку. Снайперов в Зоне вообще было мало. Огневой контакт с противником или схватки с мультиками были скоротечны, на близких дистанциях, для которых ни СВД, ни любая другая снайперка просто не годились. Часто снайперами считали бойцов с «Винторезом» или каким-нибудь автоматом, снабжённым оптикой, однако таковыми на самом деле они не являлись. Уж слишком небольшая прицельная дальность была у этих машинок, а стрелки работали на прямой наводке, не имея ни малейшего представления о баллистике. Хорошие снайпера были у Свободы, но там специфика была иная: свободовцы удерживали у Барьера хорошо экипированных фанатиков из Монолита, да отражали периодически накатывающие волны мультиков, а оборона она и есть оборона.
Горыныч, конечно, не рассчитывал на искусство Четырёхглазого, но, по крайней мере, у них в руках была самая настоящая СВД. Поменять стрелка во время боя было не долго. Другое дело если вдруг мужик решит смотаться. Удержать его силой он не мог – вольный сталкер, а отнять винтовку… Даже если взамен он подарит ему Гаусс-пушку, сам факт того, что он отнял у сталкера оружие, навсегда опустит его авторитет ниже полуразрушенных канализационных труб, кое-где ещё встречающихся в Зоне. Да и Гаусс-пушки не было, а она сейчас ох как пригодилась бы.
Поразмыслив он вплотную приблизился к бандюкам:
- Старший кто?
- Ну, я, - процедил сквозь зубы самый крупный экземпляр.
- Зовут как?
- А ты чё, следак? Давай кончай быстрее, не хер бодягу разводить.
- Я жду…, - жёстко сказал Горыныч.
- Ну, Хунхуз. Легче стало?
- Шли куда? – Горыныч не давал затянуть себя в бесполезный треп.
- К Кабану, в Долину.
Тут в разговор влез Сашко, не отходивший от командира ни на шаг:
- Ха, а вы в курсе, что из Долины волна прёт?
- Слыхали по ПДА. Решили пересидеть.
- Что ж так неосторожно-то пересиживали?
- Да просто один ублидос, - Хунхуз покосился на связанного товарища, - жить не может, чтоб не нажраться, даже на шухере. Вот нас и приняли. А так хер бы взяли. Да, похмелиться хоть нальёте, или сразу жмуриться?
Горыныч в упор посмотрел в глаза Хухнузу. Бандит оказался с гонором, взгляд не отвёл.
- Развяжите, отдайте им их обрезы и вон с блокпоста, - приказал он немало удивлённому Сашко. А Хунхузу посоветовал, - Валите отсюда со всей возможной скоростью, потому как волна пройдёт, я базарить с вами больше не буду.
Показывая, что разговор окончен Горыныч развернулся и пошагал к валу. Но по пути остановился. Пронин, ещё минуту назад выводивший храпом нежные серенады, уже не спал, а лежал ничком, прильнув ухом к земле. Тревожно стукнуло сердце, Горыныч машинально посмотрел на часы. Начало девятого, как минимум пару часов у них должно было быть в запасе. Но Пронин оторвался от земли и тихо сказал:
- Идут.
(продолжение следует)

Волна (продолжение 3)

Воронин перестал юморить. Он предельно просто спросил:
- Ты уверен?
- Пронин лучший слухач в Долге. Сам хотел его у меня увести.
Разговаривая с Ворониным Горыныч одновременно следил за происходящим на блокпосту. Собирались быстро, но без суеты. Даже Дезертир, вначале замерший в обнимку с автоматом, пересилил себя, подхватил цинк и зашагал к валу. «Хороший знак», мелькнуло в голове Горыныча. А из рации раздался удручённый голос Воронина:
- Чёрт, нам бы ещё пару часиков. Прояснить с Дикими и Монолитом. Штурмовая группа уже втянулась, пока ничего, но и связь там… А Свобода трындит на всех диапазонах. Кажется их начали иметь. В другое время это порадовало бы, но только не сейчас. Что скажешь Георгич?
- Что скажу? Мы пока не сделали ни одного выстрела, заграда цела. Часом раньше, часом позже всё равно бы началось. Возьму на себя две волны, третья ваша. Немного в цейтноте, но уложимся и мы и вы. А что яйцеголовые?
- Строят из себя обиженную гордость. Но пока сотрудничают. Зафиксировали максимум излучения и оно остаётся на этом уровне. Чёрт знает, может они и правы?
- Скорее всего. Есть же выжигатель мозгов, может быть есть и какой-нибудь изгонятель мультиков. Когда их набирается в центре слишком много, включается сигнал и они прут как ненормальные к периметру. Этот… эээ… механизм саморегуляции.
- Я поражён, ты такие слова знаешь?
- На Янтаре седого одного очень долго и внимательно слушал. Ладно нет времени. Значит, договорились, первую я постараюсь взять на подходе…
- Есть чем? – Быстро спросил Воронин.
- Мама дорогая, у меня же Рыжий Зява. Он из мультикового навоза взрывчатки наделает и им же под хвост привяжет. Придёт вторая, беру у заграды, потом минирую лагерь, беру попу в горсть и к Бесу на стоянку.
- Ты же хотел в Депо?
Горыныч помолчал раздумывая:
- Нет, всё-таки к Бесу. В Депо дорога прямая как стрела. Набежит третья, может по инерции туда сначала попереть. Мультики то бегают быстрее, а когда волна, так вообще мама дорогая. Ну, а вы будьте готовы. Если после нас к вам попрут, через час-полтора увидите. На равнине, да ещё по шоссе они разгонятся как паровоз.
- Сколько у тебя стволов?
- Десять моих со мной, плюс четыре сталкера добровольца, один пацан, вчера подобрали и какой-то оборванец, вроде как снайпер. Всего семнадцать.
- Ладно удачи тебе. Отзвонись, если что.
Горыныч выключил рацию и набросился на стоящего перед ним Сашко:
- Ты какого полового органа здесь делаешь?
- Там эти… бандюки. Один ушёл, а трое осталось.
- О па, чего ради?
- Воевать хотят…
Горыныч обернулся. Хунхуз с двумя своими стоял там и ждал.
- Вы чего? Сбрендили?
Хунхуз переступил с ноги на ногу, цыкнул сквозь зубы, и неспешно пустился в пояснения:
- Короче, Горыныч. Я о тебе слышал, ты обо мне нет, не суть. Спроси у любого на районе, кто такой Хунхуз, все скажут, что это реальный пацан. За базар всегда отвечает и долги отдаёт. Ты к нам по-человечьи за мной должок. Короче, тема такая, мы тебе помогаем мультяшек мочить, потом разбегаемся, ты к себе на Бар, мы к Кабану в Долину.
Горыныч усмехнулся:
- Боюсь с этим как раз проблемы. Мы ведь мутантов только на время притормозим. А потом отходим, туда, где ваших совсем не любят. И вам дороги в Долину не будет, потому как попрёт оттуда такой мультсериал, мама дорогая.
Хунхуз помялся и махнул рукой:
- Да и по и ниже. Значит поможем тормознуть, потом ломанём на Агропром, там кореша у них перекантуемся.
Горыныч смерил бандита долгим взглядом:
- А ты хорошо подумал?
- Я всегда думаю, потому и живой ещё.
- Лады, от помощи не откажусь. Сашко, дай им помпы, вместо этой пиленной шняги. И поставь на вал.
Закончив с бандюками и игнорируя ошарашенный взгляд помошника Горыныч быстрым шагом прошёл на своё командирское место, небольшое возвышение по самому центру вала и расчехлил бинокль.
Горловина. Единственный проход между Тёмной Долиной и Свалкой. В километре от вала гребень, из-за которого должны были появиться мутанты, небольшой уклон в их сторону придаст ускорение и пятьсот метров чистой, ровной поверхности, примерно метров пятьдесят в ширину. По бокам крутые подъемы, преодолеть которые не составило бы труда, но жесточайшая радиация делала любой обходной манёвр бессмысленным, даже для мутантов, которых кажется, вообще ничего не берёт.
Горыныч оторвался от бинокля и осмотрел свои позиции. Девятнадцать человек как один. Рядом с ним Руслан пристроил свой РПК и теперь перекатывает в зубах спичку. Спокоен как мёртвый штиль. А вот второй номер, Мергеев, немного побледнел. Проняло, значит, ночью хорохорился, строил из себя крутого. Чуть подальше от него Волк. Ну, это сталкер опытный, прожженный. За спиной «сучка», в руках «помпа». На лице удивление и относилось это к появлению в рядах защитников блокпоста Хунхуза с приятелями. Бандиты заняли позицию на фланге. Один из подручных что-то тихо заговорил своему бригадиру, но тот резко дёрнул ладонью с растопыренными пальцами, после чего показал в сторону гребня. «Как бы ни пришлось пожалеть о своём решении» - мелькнуло в голове.
Он перевёл взгляд на вышку. Снайпера не было видно, только из-за помоста торчал длинный ствол.
- Четырёхглазый? Твои цели слишком активные мультики. – Крикнул он ему. – Ты меня понял?
- Пошёл ты…, - несколько грубовато ответили сверху.
- О па, видимо понял, - Горыныч не обиделся. Зря он, наверное, к нему цепляется, хотя с другой стороны, за всё что будет происходить отвечать ему лично и не перед кем-то, а перед самим собой.
Раздались смешки.
- Ну-ка, развеселились. Смотреть в оба.
Приближение волны уже можно было услышать. Нарастающий со стороны Тёмной Долины шум, сначала шелест, затем шорох перешедший в гул в конце распавшийся на несколько самостоятельных звуков. Визгливые крики, рёв и топот многочисленных ног несущихся с сумасшедшей скоростью.
Первыми из-за гребня холма появились тушканы, самые быстроногие обитатели Зоны. На таком расстоянии даже в бинокль было трудно различить отдельных особей – лился сплошной пёстрый ковёр. Вместе с тушканами бежали кошки, не домашние милые создания, а огромные, для своих сородичей, злобные твари, обладающие острыми когтями без труда разрывающими самую крепкую броню. Опытным глазом Горыныч прикинул количество тех и других: получалось не так уж и много, волна шла средненькая. Но даже этого числа мультиков вполне хватало на два десятка людей, а ведь это ещё только «предвестники». Где-то, пока не видное, но уже слышное неслось «тело волны»: сметающие всё на своём пути кабаны по несколько центнеров весом каждый. От их действий и его приказов будет зависеть жизнь не только их блокпоста, но и товарищей и просто посетителей на Баре.
- Дробовые товсь, - крикнул Горыныч.
Да, именно так, как в старину, приближающегося противника встречали в строю и залпами. Дезертир, пристроившийся рядом, поднял автомат, но Горыныч положил ладонь и опустил дуло вниз:
- Не жги патроны, это не для тебя. Жди крупняк.
Он опустил бинокль: тварей можно было видеть и без него. Теперь главное чтобы у поднявших ружья защитников не сдали нервы. Секрет успеха именно в единстве.
Ближе, ещё ближе.
- Пли!
Разве что руку вниз не бросил. Грохот дружного залпа. Дробь и картечь шарахнули по первым рядам бегущих мутантов, разрывая и комкая тела, превращая и сбивая их в кровавый вал. Подраненные заметались, но следующие ряды легко оббегая, рванулись вперёд.
- Пли!
Второй залп нанёс ещё больше поражения атакующим. Вырос новый вал трупов. Горыныч видел, как у одной из кошек оторвалась голова и покатилась по земле. Ещё больше смятения, но на смену пришли новые мультяшки и продвинулись ещё дальше.
- Пли!
Катастрофические последствия. Залп накрыл большую часть нападавших. Один выстрел сбивал сразу по два-три мутанта, а из дробовиков стреляло полтора десятка человек. Бились подранки, последние наступающие замедлили своё стремительное движение. И чтобы окончательно привести их в «чувство» Горыныч в четвёртый раз скомандовал:
- Пли!
Стеганувшие заряды вернули тушканам и кошкам инстинкт самосохранения. Уцелевшие развернулись и непрерывно ускоряясь, рванули в сторону гребня, уклоняясь от появившегося основного тела волны.
Кабаны. Кто-то говорил, что их движение напоминает кавалеристскую атаку, однако это было далеко не так. Разве можно сравнить накатывающийся вал из трёх десятков туш, с элегантным строем кавалерии? Даже если это казачья лава? Нет, ничего общего. Просто тупая многотонная слепая масса, пролетающая по восемь-десять метров в секунду, мелочь для стритрессера, но смертельная проблема для защитников блокпоста. Надвигающийся поток, который в долю секунды размечет в стороны загородь, перекатит через вал, сбивая с ног и затаптывая его защитников и не останавливаясь, помчится дальше, пока голод и смертельная усталость не заставит их свалиться. Но кабаны имели дело с человеком, способным на самые разнообразные ухищрения.
- Зява? – Вопросительно обратился к бойцу Горыныч.
- Ща оформим.
В руках боец уже держал пульт дистанционного управления подрывом. Открыв предохраняющие крышки он оглянулся на Дезертира, подмигнул и спросил:
- Слышь, малой, как звали первого сапёра?
- Не знаю…, - удивлённо ответил юноша.
- Воооот, - протянул Рыжий Зява внимательно наблюдая за приближающейся лавой и дожидаясь нужного момента. – А звали его… Винни… ПУХ!!!
Содрогнулась земля. Закачалась и жалобно заскрипела вышка. Грохот и ударная волна налетели на вал. Кое-кто из защитников отшатнулся от неожиданности. Размещённые в шахматном порядке заряды, напичканные болтами, гайками, ржавыми гвоздями и другой металлической дрянью вздыбили землю под ногами разогнавшихся кабанов и подбросили вверх, вместе с ошмётками мяса, сала и костей. По валу стеганула «шрапнель», к счастью на излёте, а то могло бы получиться не совсем хорошо.
- Чевой то, я кажется малость, того… переборщил - смутился Рыжий Зява.
- Мама дорогая, - выдохнул Горыныч. – Кажись всё…
- Ура, - нестройно заорали защитники.
Но их крик перекрыл громкий свист с вышки и крик:
- Готовьтесь, «тело» идёт…
- Чётырёхглазый, тебя что контузило? – Весело крикнул Горыныч. – Хана «телу».
Но снайпер в ответ заорал:
- Это «молодняк». А «тело» на подходе. Голов семьдесят, держись славяне…

До Горыныча дошло сразу. То, что он принял за «тело» было всего-навсего вырвавшимся вперёд молодняком, более скоростным, чем взрослые особи. А значит и волна была далеко не средняя, а самая что ни на есть…
- Товсь, - закричал он что есть силы.
Уши были ещё заложены от близкого разрыва, но уже можно было слышать топот копыт по земле, неотвратимо приближающийся к блокпосту. Пыль и дым не позволяли разглядеть приближающихся тварей, а значит выскочат они внезапно и это будет серьёзным психологическим ударом для защитников.
«Не заколодило бы от неожиданности, - подумал Горыныч. – А снайпер молодец, соображает, только откуда он взялся?».
Из дыма и пыли, закручивая их в чудные спирали вылетел первый ряд кабанов. До заграды им было совсем недалеко, сейчас налетят и бойня пойдёт на самой близкой дистанции. Однако прежде чем они приблизились на расстояние позволяющее вести прицельный огонь из автоматов, звонко хлопнула СВД. Летящий впереди, огромный даже по меркам Зоны кабан зашатался, пролетел ещё несколько метров и тут его ноги подломились и он ткнулся грудью в землю. Зад по инерции высоко подкинуло, он перекувыркнулся и покатился прямо под ноги летящих собратьев. Кабаны были не такими манёвренными, как тушканы и кошки, передние ряды избегая столкновения смешались, задние налетели на них, ровный строй поломался и набранная от гребня стремительность была утеряна. Несколько особей претерпев сильные удары упали и были затоптаны собратьями. Фланговые пытались заскочить на валы, но почуяв радиацию шарахались обратно, усиливая смятение. Один единственный выстрел переломил ход атаки в пользу защитников и Горыныч вне себя от радости закричал:
- Мама дорогая, Четырёхглазый я тебя люблю! – И тут же прибавил, - в хорошем смысле…
- Пошёл ты…, - снайпер не отличался разнообразием ответов.
Подходили мутанты уже на приемлемой для защитников скорости, можно было даже выждать немного, чтобы эффективнее расстреливать боезапас.
- Огонь! – Скомандовал Горыныч и сам, вскинув АК-74 (другого не признавал), выпустил короткую очередь, целя по двум особям сразу. Одна тут же завалилась на бок, другая с визгом отшатнулась налетев на другую и их обеих прошил стегающий по противнику Руслан. Разнобойный треск автоматов, визг, хрип и хрюканье, громкие хлопки дробовиков, работающий с присвистом РПК всё смешалось. Уклоняясь от града пуль и картечи, кабаны заметались перед заградой, инерции чтобы снести ее, пожертвовав первыми рядами уже не хватало. Один из кабанов прорвался, подпрыгнул, но…
Зона подарила этим тварям способность прыгать высоко, однако обделила в длине прыжка. Со всего размаха кабан опустился на заострённые колья. Загородь затрещала, но выдержала и, прежде чем мутант издох, в него сразу с двух сторон ударила картечь, превращая голову в кровавое месиво.
Отщёлкивая расстрелянную спарку и отбрасывая назад Горыныч заорал:
- Дезертир, Тоха, Мегреев на набивку.
Оба сталкера тут же бросились подбирать отстрелянные магазины, а вот долговец как ни в чем не бывало продолжал хлестать длинными очередями по мутантам.
- Твою мать, ленту набивай ублидос ушастый, - рявкнул Руслан и прервав на секунду другую стрельбу приподнялся и кулаком снёс Мегреева с вала. Долговец прокатился по земле и, подняв ленточную коробку, бросился к цинкам, выронив при этом автомат. Развернулся поднял «Абакан», но выронил коробку.
- Ты меня др…шь что ли? – Отвлёкся от боя Сашко, а когда повернулся на миг замер.
Немыслимым прыжком, впрочем обычным для этой твари выскочив из-за метавшихся по пятачку кабанов заграду преодолела псевдособака и теперь неслась прямо на него. Реакция долговца была на высшем уровне он тут же резанул её навскидку, стреляя по стволу, но вместо мешанины шерсти и мяса псевдо вдруг распалась на быстро исчезающие фрагменты.
- Психа!!! – Крикнул он вне себя.
Появление собак означало что к блокпосту подошёл «откат», состоящий из слепых псов и псевдособак. И среди последних затесалась психа, псевдособака с уникальным свойством. Игра генов подарила ей способность создавать фантомов, настолько реальных, что их невозможно было отличить от оригинала. Поговаривали, что ближе к центру Зоны попадались матёрые психи, фантомы которых могли даже наносить жертве физический урон, но скорее всего это была не более чем очередная сталкерская байка. Однако и той, что была здесь вполне хватало, так как невозможность определить где настоящая псевдо, а где фантом заставляли отвлекаться и напрасно тратить боезапас. Одна за другой псевдо прыгали через заграду, но из всех только три оказались реальными, остальные распадались, как и первая. Пользуясь тем, что огонь ослаб кабаны стали напирать на заграду и она затрещала, грозя обрушиться.
- Четырёхглазый, Маньку твою по … ладонью, ты какого, там спишь? – Заорал Горыныч. – Сашко, принимай вал, я этого бомжару сейчас удавлю.
Быстро преодолев расстояние он взлетел на вышку. Снайпер, как ни в чём не бывало кого-то выцеливал.
- Ты психу мочить собираешься или как?
- Заткнись и сядь, - спокойно ответил снайпер. – Возле трактора…
Горыныч опустился на одно колено и достал бинокль. Почти у самого гребня, уткнувшись лопатой в вал, стоял жёлтый, проржавевший от времени бульдозер. Трактор как трактор ничего не обычного.
- За гусеницей, - подсказал снайпер.
Горыныч подкрутил зумм. Из-за трака выглядывала уродливая коричневая физиономия, которую он узнал с первого взгляда.
Контролёр. Этого ещё не хватало, на такую тварь, даже в единственном экземпляре требуется боезапас, как на одну хорошую волну. Плюс его способность для собственной защиты натравливать мутантов, недостатка в которых здесь не было. Однако Контролёр был далеко и, похоже, не собирался вступать в драку, а вот мутанты у заграды и могут в любой момент прорваться.
- Ты психу ищи родной, а эта тварь пусть сидит, где ей хочется.
- Сейчас я его сниму, и волна уйдёт, - ответил ему снайпер.
- Чтоооо? Ты вообще соображаешь? Да на таком расстоянии его только из артиллерии можно взять. И при чём тут вообще волна?
- Поучишь папу детей делать, а сейчас сядь и не тряси вышку, - ответил снайпер на его выпад.
Подняв бинокль Горыныч замер и перестал дышать, пообещав себе, что после первого же выстрела, сбросит этого бомжа к чёрту на вал, и заляжет сам. Он ожидал выстрела, но всё-таки вздрогнул, когда тот раздался. Контролер, как ни в чем небывало продолжал обозревать поле боя. Горыныч уже решил выполнить собственное обещание, но тут, тварь вдруг дёрнулась, выгнулась, выкатилась из-за бульдозера и растянулась, выставив на обозрение свои босые лапы.
- Мама дорогая… - ахнул Горыныч.
- Ура! – Раздалось снизу.
Горыныч перевёл взгляд туда. Мутанты развернулись и улепетывали в сторону гребня. Ещё один хлопок СВД, одна из псевдо выгнулась и растянулась на земле. Большая часть других тут же исчезла. Остальные попёрли было в бессмысленную атаку, но были перестреляны ещё на подходе.
И все эти события без всяких сомнений находились в непосредственной связи с убитым у бульдозера Контролёром.
Горыныч перевёл взгляд на снайпера. Тот уже сидел, скрестив ноги по-турецки, СВД лежала на коленях, оптикой к животу. Достав из непромокаемой сумки самый настоящий кисет с самосадом, он набивал трубку.
- Внимание отряд, - крикнул Горыныч. – Чистим оружие, перезаряжаемся, пьём по сто грамм, отдыхаем. Кто не боится ранения в живот, могут пожрать, но не рекомендую.
После этого он сел против снайпера.
- Пообщаемся?

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

Плюс поставили: Карданыч, Gradys, Светлячок,

+1859 
 -29
Группировка: О-сознание
Зарегистрирован: 08/22/2010
Оффлайн

Как всегда - замечательно!

Я всегда у вас за спиной. Не злите меня. - Зона

Хорошо gitara

Gradys аватар
+82 
 -44
Группировка: Чистое Небо
Ранг: Опытный
Зарегистрирован: 04/08/2013
Оффлайн

Ваще круть!

freedomforever55  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

круто, молодец. продолжай.

Актуальные темы на сегодня
Камни не исполняют желаний, мы исполняем их сами однажды став на правильный путь.
Наверх Вниз