Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Корабль отправляется в длительное путешествие. Пассажиры ещё не знают, какой ужас их ожидает впереди...

Часть первая

Это было последнее плавание в море. Последнее для него. Эта мысль не могла не радовать Джека, который, сложив руки за спину, в красивой синей форме расхаживал по палубе среди толкающихся людей. Эту сцену Джек Харрис видел уже много раз. Каждый раз, готовясь отдалиться от земли, они машут руками со слезами и улыбками на лицах своим родным, знакомым, оставшимся в Великобритании. Каждый раз эти крики. У Джека они ничего не вызывали кроме отвращения. Проклятые людишки! Мерзкое море! Как ему надоело всё! И эти воришки, для которых толпа - рай. И осознание собственной беспомощности... Как в этой суете можно на чём-либо сконцентрироваться? Полицейскому оставалось лишь бродить с грозным видом, пытаясь показать людям власть закона.

Навстречу ему шёл Мэтт, темнокожий молодой парень в форме. Он в подразделение устроился недавно, и Харрис присматривал за ним.
- Смиту не повезло. На борт пытался прорваться пьяница и блеванул на его ботинки, - разразился он хохотом.
- Лучше бы вокруг осматривался, чем впустую стоять у фальшборта, - серьёзно сказал Джек, изогнув бровь на морщинистом лице.
Мэтт поморщился, но старшему перечить не стал.
- Прошу прощения, исправлюсь, - сказал он, и двое полицейских разошлись в разных направлениях.

Громадная плывучая машина побежала навстречу нависшему над горизонтом солнцу. Позади оставались муравьи и крохотные домики. На палубе стало свободно. Харрис вздохнул, наслаждаясь тишиной. Посмотрел на кровавое небо и зевнул. Он думал о том, что уже скоро будет спокойно спать, забудет о стрессах.
Мужчина резко сжал зубы, согнулся, потёр рукой спину.
- Что, годы берут своё? – Джек Харрис, услышав знакомый голос, выпрямился, обернулся. Перед ним стоял Марк, шеф полиции, с большим пузом и длинными усами.
Харрис улыбнулся и махнул рукой.
- Зачесалась спина.
Потом шеф немного помолчал, сказал:
- Мы будем скучать по тебе, Харрис. – И, похлопав его по плечу, добавил: - Точно решился?
- Да. Это мой последний выход. Я из-за этой работы потерял всё, сам знаешь.
- Понимаю. Меня тоже жена винит в том, что я пропадаю на работе. Говорит, что не уйдёт никогда, но… боюсь однажды вернуться и прочитать письмо. Эх, сочувствую тебе. Ладно, не буду грузить. Работай.

***


Дженна шагала между накрытыми белыми скатертями столиками, наслаждаясь чистотой. Полы сверкали, окна – вымыты. Она была довольна работой своих помощниц. Времени было ещё достаточно. До ужина почти сорок минут. Дело теперь за поварами.

Дженна Освальд подошла к окну. За ним простилалось бесконечное море, в котором отражалось солнце. Сказка. Конечно, эта картинка за годы работы уже не производит яркого впечатления, как раньше, но Дженна всегда чувствовала в этом что-то волшебное. Корабль не просто идёт. Он уносит людей от забот в тихое местечко. Быть может, это и есть рай.

Часто в работе Дженны случаются конфликтные ситуации, но она держит голову поднятой. Родители её – люди эмоциональные. Таким тяжело пропускать негатив. А их дочь смотрит на всё со стороны и не принимает вещи слишком близко к сердцу. Возможно, благодаря этому она работает здесь уже много лет.

- Дженна, - вслед за шагами послышался за спиной строгий женский голос.
Девушка обернулась.
- Луиза угрюмая сегодня.
- Знаю, мисс Коулман, она недавно рассталась с парнем.
Женщина в строгом платье хмыкнула и сказала:
- Поговори с ней. Что подумают наши клиенты? Мы не хотим проблем. Пускай уберёт с лица эту хмурь.
- Я с ней поговорю.
Шеф-повар кивнула головой и ушла.

С Луизей Дженна поговорила. Старалась максимально вежливо, так, чтобы не обидеть, разъяснить человеку ситуацию. После беседы Луиза сверкнула улыбкой, скрыв от глаз чужих страдающую душу. Освальд, вздохнув, присела за одним из столиков, задумчиво уставилась на двери, которые позже распахнуться, и поток голодных пассажиров первого класса хлынут в этот зал.

Через несколько часов начался ужин. Стараниями поваров довольными остались даже привередливые. Голоса и стук столовых приборов заглушала музыка. В стороне от людей играли на скрипках музыканты, одетые в костюмы. В это божественное пение вслушивалась Освальд, сидя за барной стойкой и наблюдая, как бармен протирает тряпкой бокалы. Похоже, в этом помещении только её волновала музыка. Для остальных она была не более, чем обычным фоном. И старающиеся играть на инструментах мужчины осознавали бессмысленность своего занятия. Возможно, в глубине души она осознавала тоже самое про свою работу. Конечно, обслуживать людей - дело важное. Но неужели в этом есть польза миру? Этому делу Дженна отдаёт всю себя, не замечая пролетающие дни. Да, она всегда знала, что человек – просто муравей. Раздави его и мир не дрогнет. Никто не заметит потери. Но девушка не думала, что она будет пустым местом. Уйди она сейчас - на её место придёт другой человек. И если представить, что на корабле вдруг перестанут функционировать рестораны, то пассажиры просто запасутся перед отплытием едой.

Единственное, что Освальд удерживало здесь, - вид за окнами. Красивый пейзаж перевешивал желание быть значимой. Но она осознавала, что сидящий внутри неё огонёк любви к морю рано или поздно потухнет. И тогда настанет тьма. Погрузившись в рассуждения, она почти ничего не замечала. Вдруг показалась Луиза, растерянно бродившая по залу с тарелками в руках. Вид у неё был отстранённый. Официантка споткнулась об край стола и едва не опрокинула салаты. Дженне следовало ещё раз с ней поговорить, но она понимала, что это ничего не исправит.
Суета. Богатые мужчины в дорогой одежде и красивые девицы с аппетитом всё сметали со столов. Высокомерие заметно в их лицах, жестах, будто по одному их щелчку весь мир упадёт. Хозяева жизни. Для них весь этот обслуживающий персонал - пустое место. Просто рабы, которые приготавливают еду. И если настроение у хозяев хорошее, то рабы получат кость.

В ресторан вошёл ещё один человек. Он выделялся синей формой и фуражкой на голове. Невозможно было его не заметить. Дженна перевела взгляд на мужчину и замерла. Чистые брюки, рубашка, ботинки. Тёмный ремень, обвешенный разными средствами. Торчащая рукоять из кобуры, серебряный значок на уровне груди. Но за этой формой скрывался потрёпанный жизнью человек. Лицо грустнее, чем у Луизы. Уставшие серые глаза, под которыми расплываются чёрные пятна. Взглянув на накаченные плечи, девушка невольно улыбнулась. Полицейский постоял у входа, всматриваясь в толпу. Затем повернулся к бару. Взгляды мужчины и юной красавицы пересеклись. Ей показалось в этот момент, что между ними резко установилась какая-то связь. Будто неведомая магическая сила настроила двоих человек на одну волну. Для них больше не было остальных людей. Только они. Странное ощущение, Дженне казалось, будто их души разделись и стоят напротив друг друга. Незнакомый человек, а притягивает магнитом.

А потом, повертев головой, будто стряхнув с волос опилки, Дженна пришла в себя. Нужно сосредоточиться на работе, говорила она себе. Уголком глаза девушка заметила, что полицейский все ещё смотрит на неё. А потом он зашагал к ней. Сердце внутри Дженны сильно содрогнулась. Девушку будто ударило током. Она схватилась за свою грудь и тотчас же опустила руку, мысленно обругав себя. Потом Дженна стала осматривать ассортимент бара, стараясь отвлечься. "Волнуюсь перед незнакомцем, как девчонка на первом свидании", - подумала она с усмешкой. - "Бред". Освальд повернулась спиной к залу и, наклонившись, преподнесла к себе бутылку дорогого виски, рассматривая его в надежде позабыть недоразумение. "Полицейский идёт не ко мне, он просто следит здесь за порядком".

- Мэм, - послышался позади голос, от которого у Освальд проползли по телу мурашки. Дженна на мгновение замерла, размышляя, тот ли это человек. Дженна развернулась, с деловым видом держа бутылку. Перед ней стоял полицейский. Он чувствовал себя уверенно. Рядом с ним старшая официантка была зажатой и пугливой. Она смотрела на лицо человека, которому, должно быть, больше сорока лет, и чувствовала, как её лицо обливается кровью.
- Слушаю вас, - в своём тоне девушка старалась показать безразличие к клиенту.
- Я провожу обход. Всё в порядке?
- Да, спасибо, что заглянули, - чувствуя, как лицо нагревается, будто по нему течёт кипяток, девушка краснела ещё больше. - Если что, мы вас вызовем.
- Нет, нас вызывать не надо, - хохотнул полицейский и ушёл.
Дженна, нахмурив брови, скрылась от глаз коллег в служебной комнате.

Мы летаем даже во снах
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали: kalash, Китель, Zorkii,
banner_donat.png
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


Наш канал в телеграмме - Подписывайся!!! - t.me/stalkeruz_com

Наш чат в телеграмме - Велкам!!! - t.me/joinchat/AhAXYUa0wa1dXbp760kauA
EXMO affiliate program
Модератор
V.I.P
DarkFox аватар
+257 
 -2
Группировка: Грех
Ранг: Легенда
Должность: Soul Breaker
Зарегистрирован: 08/28/2015
Оффлайн

В целом не плохо, но для меня осталось немного не понятно(каюсь, читала бегло) где же, все таки, происходят события, часть про ресторан, если не пару моментов, выглядит так, как будто бы дело происходит на суше, в заведении, а не на корабле(круизный лайнер?)
Так же, хотелось бы, дальнейшего раскрытия о какой потере идет речь в первой части
Поработать над синонимами, дабы избежать "Джена... Джена... Джена..) не знаю как другим, но лично меня это прям коробит, стараюсь и сама такого избегать если возможно)

Ждемсь продолжения, интрига, однако, по возможности. можно и предысторию героев

Luna vitae meae es ᓚᘏᗢ

Плюс поставили: Квартет,

+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

DarkFox, все детали раскроются, спасибо)

Это был тот самый момент за долгие годы, когда его каменное сердце растопилось. После развода жизнь для Харриса потеряла вкус. Алкоголь мог отправить человека на дно, но благодаря шефу полиции Харрис зацепился за жизнь. Шеф мог просто выкинуть за борт испортившегося копа. Вместо этого он помог выбраться из задницы. Собрав силы, Джек пообещал себе всегда идти вперёд. Иногда боль была очень сильной. В мыслях всплывало лицо Александры, которая после долгих лет, проведённых вместе, ушла к другому. Джек винил себя в разводе. Всё могло сложиться иначе, думал он. Но теперь это уже было неважно. Сегодня в какой-то степени мужчина даже радовался повороту судьбы. Угрюмый занавес распахнулся при встречи с незнакомой. Резко проник лучик света в душу и согрел её. Теперь ему казалось, что он встретил того самого человека. Да, со стороны это может показаться сказкой. Казалось, ей не место в жизни. Харрис теперь понял, что это заблуждение. Любовь с первого взгляда существует. И не только в фильмах.

Девушка не казалась особенной. Стройной фигурой произвести сильное впечатление здесь сложно: на корабле есть много одиноких барышней, которые открывают части своего тела в ожидании богатенького друга. Полицейский насмотрелся на них. А девушка в баре, она... Боже, какие у неё глаза! Гуще самого моря. Натуральная, чистая красота. Во время короткой беседы с дамой полицейский скрывал свои чувства. Он отчётливо видел покрасневшее лицо собеседницы, надеясь, что произвёл на неё впечатление. После встречи Джек, шагая по мягкому ковру в коридоре, слыша не утихающий двигатель корабля, заметил растерянного мужчину. Он чуть ли не бежал навстречу человеку в форме. Ноги бородатого мужчины в рубашке заплетались, но шёл пьяница уверенно.

Констебль не мог сосредоточиться на работе и, обследуя каюту потерпевшего, пытался отогнать милое личико, которое вновь и вновь возникало перед мысленным взором. Макияжа на нём почти не было. Если подумать, краски - это просто искусственная красота. В той девушке было всё настоящее. Харрис всегда чувствовал людей и видел ту девушку насквозь. Её взгляд, полный любви к людям. Точно! Вот почему полицейский сразу обратил на неё внимание. Как этот человек может любить? Любить всё вокруг, принимая вещи такими, какими они есть. Плавать в дерьме и улыбаться. На такое способен лишь недалёкий умом человек или... сильный. Как бы там ни было, Джек сожалел, что сел на этот лайнер в своё последнее дежурство. Через несколько дней судно приплывёт в Америку и незнакомцы забудут друг друга.

Но что мешало ему познакомиться с ней сейчас? Разве не сама судьба подарила Джеку ещё один шанс? Если сейчас ускользнет тонкая нить счастья, то потом будет поздно. Либо сейчас, либо никогда.
- Вы будете что-нибудь делать или нет? - строго произнёс потерпевший, пустив в ноздри полицейского запах алкоголя.
Джек застыл с ручкой и блокнотом в руке. Уже записал данные гражданина, обрисовал приблизительную картину. Выходило, что человек хранил в сейфе камешки, за которые, если верить его словам, могут и убить. Он вышел в бар, выпил, вернулся в каюту и, проверив сейф, не заметил вещей, потом пошёл звать полицию.

- Сейчас подойдёт детектив Джейкоб, - вяло ответил Харрис, ещё раз проводя взглядом по заставленной мебелью комнате. Наконец, вытеснив лишние мысли, констебль стал помечать детали. Широкая кровать не застелена, рядом с воздушным одеялом стоит затхлый запах, две большие подушки мятые. На ковре тапочки.
- Какой ещё детектив? Мы что, фильм снимаем? Тогда какого чёрта я перед вами распинаюсь, - мужик стукнул ногой тумбочку.
Шатнулась бутылка и слетела на пол. Звякнула, но не разбилась. Мужик взвыл, стал отчитывать полицию за бездействие, жаловаться на налоги и проклинать Джека за все несчастья. На него всегда кричали. И начальство, и гражданские. Со временем Харрис просто перестал это замечать.

***

Возле бара доносился слабый, едва пробивающий музыку шум. Любой человек, который бы подошёл заказать напиток, не придал этому значения. Но закрытая за баром дверь ведёт в другое помещение, в котором Дженна начинает каждый свой рабочий день. Ужинающие мужчины и женщины вряд ли представляют себе этот тяжёлый труд. Кипят котлы, кастрюли, машинки очищают овощи. Повара, как роботы, беспрерывно ходят по пищеблоку, выполняя рутинную работу. Официанты - это вспомогательный блок. Помощники, без которых работа остановится. И за этими помощниками приглядывает Дженна. За каждое недовольство клиента, в первую очередь, отвечает шеф-повар, потом - начальник по обслуживанию.

Клиенты рассасываются, но беспрерывный поток посетителей будет течь до одиннадцати часов вечера. Среди них постоянно будут ворчуны. Оближут до блеска тарелку и потом пожалуются на волосинку в хлебе. Или им покажется мясо недожаренным. Они потребуют книгу жалоб. Её, конечно, предоставят им. И Коулман отчитает Дженну Освальд. Отчитает за плохое обслуживание клиентов. Любимая "пластинка" шеф-повара: "Когда-нибудь выгоню вас всех и наберу нормальных официантов! Не можете сообразить ярче улыбнуться человеку и принести ему извинения". Она искренне убеждена, что большинство ситуаций официанты могли разрешить на месте. Забавная женщина. "Сразу видно, что у неё нет мужика", - улыбнулась Дженна своей мысли.

***

Детектив заменил констебля на месте преступления. Харрис глубоко дышал, попросил у хозяина каюты водичку.
- Выглядишь паршиво, - заметил детектив.
Констебль запил таблетку.
- Ненавижу море, - буркнул Джек и ушёл.

Через несколько минут революция в желудке подавилась. Тошнота отступила. Опрос возможных свидетелей ничего не дал. Не слышали, не видели. Все глухие, слепые, всем плевать. Впрочем, ничего нового. Это уже четвёртое заявление о краже. Сколько ещё будет впереди, констебль боялся представить. Он снова вспомнил молодую девушку. Интересно, какая между ними разница в возрасте, рассуждал Харрис. Лет пятнадцать, наверное. Нужно будет ещё увидеться с ней. Предлог можно найти. Очередной обход. Нет, слишком подозрительно... Начать открыто знакомиться сложно. Должен быть весомый повод к ней опять подойти, должен!

Мы летаем даже во снах

Плюс поставили: kalash,

+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Часть вторая

На следующий день, когда Дженна нашла время на перерыв, к ней пришёл Мартин Хьюз, её брат. Он всегда восхищался своими густыми усами, которые в его двадцать с лишним лет у окружающих вызывали улыбку. Дженна каждый раз хотела попросить его побриться, но боялась обидеть. И сейчас она улыбалась брату, который сидел напротив за столом. Хьюз владел промышленным предприятием в Лондоне и хотел наладить связи в Нью-Йорке. «Будем купаться в шоколаде, сестрёнка» - постоянно говорил он, проигрывая в голове сделку, которое возвысит его положение в обществе и доходы до небес.

Брат навалился на целую сковороду. Жаркое из капусты и картофеля выглядело аппетитно. Воздух заполнял запах жаренного лука и мяса. Насадив на вилку сало с луком и окунув её в соус, Хьюз пихнул пищу в рот и с горящими глазами заговорил о бизнесе. Освальд устала слушать Мартина ещё дома. Ей было плевать на бизнес и знать она ничего про это не хотела. Кивала головой с натянутой на лице улыбкой, будто заинтересована в разговоре.
- И вот, Дженна, они сейчас смеются надо мной! – парень взмахнул руками, не заметив, как с вилки соскочил ломтик картофеля и приземлился на ковёр. – Жирные придурки в Лондоне говорят, что Нью-Йорк погряз в коррупции, преступности, с него ничего не взять. Люди босиком разгуливают возле разваливающихся многоэтажек. Но я сейчас плыву туда! Я, Мартин Хьюз, плыву в этот город и принесу ему лучик света. Я сперва круто вложу средства, а потом, когда он принесёт доход, мы с тобой будем править Америкой! Ты и я, сестрёнка! В одном мои коллеги правы: девяностые нам запомнятся надолго.

Наблюдая, как брат привлекает внимание лишних ушей в ресторане, Дженна тихо вздохнула, опустила взгляд над тарелкой, оперев голову на руку.
- Ну, у тебя как работа, ведьма не бушует? – вспомнил Мартин про свою сестру.
- Шеф-повар… она хорошая женщина, справедливая, - улыбнулась Дженна, без особого аппетита взялась ложкой за куриный суп. - Просто очень строгая.
- Как скажешь. Если что – ты мне сообщи, ладно? Знай, по первому щелчку пальца я заберу тебя с этого корыта. Моих средств бы хватило на содержание родителей и тебя.
Девушка кивнула. Парень нахмурился, пригляделся в лицо собеседницы.
- Ты какая-то озабоченная сегодня. Или мне кажется. О чём-то думаешь, молчишь.
- Нет, вовсе нет. Со мной всё в порядке.
- Точно?
- Просто устала, наверное, - Дженна сделала паузу и продолжила: - Слушай, ты ведь ещё общаешься с начальником полиции? Сколько всего полицейских на борту?
- Хм. А с чего ты так заинтересовалась ими? Совсем немного, - сказал брат и, усмехнувшись, добавил: - Жениха подыскиваешь? Джон Розенберг, начальник охранной службы, отличный кандидат. Парень с головой и толстым кошельком в кармане.
- Ха! Нет, нет, ты не так понял. Интересуюсь исключительно из любопытства.

***

Солнце стояло высоко в синем небе. Облака следили свысока за людьми и под бушующий ветер следовали за кораблём, который слегка покачивался на волнах. Но эти волны - сущий пустяк. Однажды Джек пережил настоящий кошмар. Когда голова кружилась, зал вертелся, каталась по полу мебель, а совсем рядом, перебивая визг людишек, хохотал шторм. Бог остановил природную стихию и судно устояло. Сейчас это был тихий спокойный денёк. После обеда, плотно набив животы, пассажиры выбирались на свежий воздух. Джек подставлял лицо нежным ярким лучам, прикрывая глаза. Несомненно, жизнь расцвела после недавней встречи. Открылись тёплые краски. Мужчина удивлялся, как он всю жизнь не замечал прекрасное в обычном, то, из чего состоит сама жизнь. То, на что человек, погружаясь в дела, не обращает внимания.

Затаив дыхание, констебль не спеша, словно шагая к вратам в рай, протолкнулся к фальшборту и положил на тёмные перила руки. Смешавшиеся голоса и хохот отошли на второй план. Харрис легко вытиснул из себя всю грязь, сосредоточившись на главном. Волны стремительно катились в сторону плавучей машины, подобно мощной наступающей армии, кишащей солдатами с самого горизонта. Они ударялись о прочную стену борта и, подпрыгивая, рассыпались на мелкие капельки. Корабль был настолько огромным, что с борта с трудом различался шум моря.

Синее и золотистое пространство вокруг наводило спокойствие, сонливость. Ветер обдувал лицо Харриса. Почувствовав прилив сил и желание жить, констебль вздрогнул, закрыл на секунду глаза, чтобы проверить, не мерещится ли. Нет, всё было реально. Только представить: по бесконечному царству глубоких вод лайнер уносил людей, вырвав их из повседневной суеты. Это одно мгновение, позволяющее взглянуть на всё под другим углом, стоит многого. Джек, постоянно занятый работой, не относился к этому особенно. Теперь всё изменилось…

Констебль, как обычно, дежурил под открытым небом. Сегодня в обход между каютами и на проверку ресторана отправился новенький сотрудник – начальник настоял. Молодому нужно учиться, влиться в гущу событий, сказал он. Конфликты, как правило, случались в основном внутри корабля. Джек был бы рад своему спокойному местечку, если бы не незнакомка с ангельскими глазами. Он хотел быть ближе к ней. Но тепло, которое окружило его с момента встречи с ней, не ослабло.

Смена прошла спокойно. Разнообразил скуку пьяный матрос, который порвал майку и грозился искупаться в прохладной водичке. Пришлось отправить неадекватного гражданина в камеру в нижней части корабля. По прибытию в США будет искать новое место работы.

- Ну, какие планы на будущее? – спросил шеф полиции у Джека, когда тот, сдав оружие, переодевался в служебной комнате.
- Сперва погощу у родственников в Нью-Йорке, затем вернусь домой, - сказал Харрис.
После его слов душу заполнила тоска. А что, если эта встреча была случайной, и уже завтра вечером, сойдя на берег, он больше никогда не увидит её? Нет, с таким положением дел Джек мириться не хотел. Поэтому, набравшись смелости, решительно принялся за дело. Одел костюм, изящно сидящий на его фигуре, причесал у зеркала волосы на голове, поправил галстук и отправился в ресторан, надеясь застать её там. «Хватит быть трусом! Скажу прямо, что хочу познакомиться. Я мужик, а не тряпка», - думал Джек.


***

Харрис верил в Бога. Это вызывало удивление у его коллег, навидавшихся тонны крови и дерьма. Харрис ещё в молодости пообещал себе сохранить веру до конца жизни, не смотря ни на что. Но его отношение к религии было несколько иначе. Библию он прочёл. По мнению Джека, в ней были противоречия. Например, если Господь всемогущий, почему Он просто не удалит души грешников? Лучше уже ничего не чувствовать после смерти, чем гореть в огненном озере вечно. Поэтому в этом нет никакой логики. Долго мучавшись над вопросами, Джек давно для себя решил, что не будет верить в ад. Пусть над ним смеются христиане и атеисты. Но вера – это дело личное, это то, что лежит глубоко в сердце, считал он. Сердцу не прикажешь.

Мужчина мысленно благодарил Господа за помощь. Один Джек бы не справился, не завязал разговор с девушкой и не пригласил бы её на прогулку на палубу. Она как раз заканчивала работать, согласилась, попросила подождать её минут двадцать, пока будет у себя в каюте. «Дженна, какое прекрасное имя», - восхищался Джек.

Под закатом солнца они вдвоём шли по длинной палубе. Им встречались молодые пары, женщины с детьми, матросы, офицеры, отдыхающие на скамейки мужчины, провожающие взглядом стройные женские ножки. Ножки у Дженны были действительно симпатичные. Юбка до колен оголяла красоту, на которую констебль, проявив силу воли, незаметно взглянул лишь уголком взгляда. Они познакомились ближе. Для Харриса была удивительно то, что при её влиятельном брате она работает старшей официанткой.

- Знаешь, я люблю путешествовать, - говорила она нежным, тихим, усыпляющим голоском, - я очень люблю мир, - подтвердила девушка догадки констебля, - и не хочу сидеть на шее у родных.
Джек чувствовал неописуемую радость, благодарил Всевышнего за поворот судьбы.

Мы летаем даже во снах

Плюс поставили: Китель, kalash,

+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Мужчина в очередной раз удивлялся тому, как быстро человек может измениться. Из угрюмого, всем недовольного человека он резко превратился в самого счастливого. Эта девушка, точно полный любви к окружающим ангел, одним взглядом исцелила отчаявшегося мужчину, дав ему надежду на светлое будущее. Влюбившись, он стал замечать прекрасное в каждом уголке своей жизни. Впрочем, Джек тоже самое чувствовал при знакомстве с Александрой, будущей женой.

Возможно, каждый, найдя свою любовь, испытывает нечто подобное. Но сейчас в одном Джек был крепко уверен: брак с Александрой - ошибка. Дженна - тот самый человек... Жаль только, что Бог не свёл их раньше. Смущала разница в возрасте. Ему было сорок два, ей - двадцать пять. Но возраст любви не помеха. Если чувства взаимны... Он чувствовал, что они взаимны. Разговаривая с ней, Джек плавал в собственных фантазиях, представлял, как они вдвоём живут в уютном домике, вдалеке от людей. И никаких забот. Нет, звучит сказочно.
Романтика пройдёт спустя год, они будут ругаться и проклинать друг друга с поводом и без. Харрис усмехнулся. Стоп, такого не будет. Чтобы отношения не разрушились, нужно будет кому-то часто уступать своей половинке, порой молчать, терпеть. Джек готов взять эту роль на себя. Он знал, что даже крепкие чувства со временем угасают. Влечение к дорогому человеку отходит на второй план. Недостатки, которые казались сущим пустяком, приобретают вес. Поэтому любовь - это не эмоция, а обещание.

- Представляешь, наши повара снимали огромную кастрюлю с плиты и уронили её. На полу оказалась картошка, - засмеялась Освальд, - пока шеф-повар где-то бегала, тихо заворачивали горячую картошку в тряпки и кидали её обратно в кастрюлю.
- Ого. М-да, лучше не знать, как готовится пища.
- Всё нормально, мы её помыли. Требования к санитарным нормам у нас очень высокие!

Обсудив работу и личные интересы, они заговорили о корабле. Зашёл спор о названии. Джек считал, что «Сталь» ассоциируется у людей с прочностью, заставляя их уверенно ступать на борт. Поэтому его так и назвали. Дженна долго опровергала эти догадки, рассказывая нудную историю, связанную с людьми, которые ломали голову над именем. Потом они обсудили своё начальство.
- Наш суперинтендант Мейсон на перерывах втирает в уши коллег всякую мистическую муть. Мне кажется, ему пора провериться у психиатра. Где берёт эти истории – загадка. Но клянётся, что пришельцев видел, вампиров. Сегодня перед дежурством рассказал о морском существе, который появляется на зов детского крика.
- Сеут.
- Что?
- Сеут, - сказала Дженна. – Это известная легенда. Огромное, похожее на кита существо, последнее в своём роде.
- Ты ведь не веришь в него? – взглянул мужчина на девчонку.
- Хм. Я как-то не задумывалась об этом. Кто знает? – пожала плечами Дженна и поправила пышные волосы на голове. – Иногда корабли просто исчезают и их не находят. В нашей жизни порой происходит нечто необъяснимое. Просто человек желает найти всему логическое объяснение.

Время для них остановилось. Звуки, люди стали незаметными. Их взгляды встретились под заходящим за горизонт солнцем. Джек полностью поддался чувствам, не в силах сопротивляться. Их губы соприкоснулись. В следующее мгновение его разум ослеп. Мужчина затаил дыхание, ощущая колотившееся сердце. Потом он уже не мог вспомнить это короткое наслаждение, как секундный порыв ветра в жаркий день. Мозг был не в силах принять взбушевавшиеся эмоции и отстранился от реальности. И уже невозможно было наверняка сказать, действительно ли Джек поцеловался с Дженной или ему почудилось.

Они замерли и молча смотрели друг на друга. В её взгляде отражалось волнение. Наверное, лицо Харриса тоже не внушало уверенность. Его так давно ничего не волновало, что он вздрогнул.
- Прости, - тихо сказала Освальд.
Она боится, думал Джек. Довериться мужчине - это ответственный шаг для любой женщины. И Джек бы понял, если бы Дженна ушла. Но парочка не смогла устоять перед страстью. Смелость победила страх...

***

Хьюз очень любил свою сестру. Мечтал скорее выдать её замуж за хорошего человека. Розенберг, начальник службы безопасности, по его мнению, был достойным кандидатом. Начинал с обычного охранника, но благодаря лидерским качествам быстро достиг высот. Целеустремленный, богатый. С ним Дженна будет как за каменной стеной. Хьюз познакомился с ним ещё во время строительства промышленного предприятия. Розенберг выделил бойцов на охрану объекта. Теперь его группа наравне с полицейскими оберегала спокойствие пассажиров, а начальник попивал кофе, изредка разбирая конфликтные ситуации.

Хьюз прогуливался с двумя барышнями. Их вызывающие фигуры привлекали завистливые взгляды женщин и мужчин с отвисшей челюстью. Солнце уже окончательно померкло во тьме и над лайнером воцарился мрак. Теперь море казалось загадочным, неутихающие волны наводили тревогу при мысли о том, что можно случайно вывалиться за борт. Холод щекотал тело.
- Пойдёмте ко мне, дамы, - предложил парень.
Барышни дружно заголосили.

Компания спешно проходила над турбинами, пускающими в небо пар, как вдруг Хьюз в стороне заметил целующуюся парочку. Не то, чтобы зависть охватила его - эти барышни рядом с ним готовы исполнить любое желание. Но он улыбнулся, представляя, как сладко будет целоваться в каюте с подружками. Не сводил глаз с влюблённых, с каждой секундой возбуждаясь. И вдруг остолбенел: девушка выскользнула из объятий мужчины и посмотрела на Хьюза. Взгляды брата и сестры встретились. Хьюз, выпутываясь из неловкости, быстро сообразил, что не стоит прерывать романтический момент и скрылся с двумя дамами во тьме, краем глаза успев разглядеть мужчину рядом с Дженной: заросшее щетиной немолодое лицо, усталые, повидавшие жизнь глаза. Хьюз чуть не поперхнулся. Он в отцы ей годится, чёртов извращенец! Ничего, брат обязательно выяснит, с кем сестра встречалась... Раз она спрашивала про полицию, смело можно предположить, где работает её новый приятель.

- Твой знакомый? - спросил Джек, вновь обняв девушку.
- Не обращай внимания, - встревоженно сказала Освальд.
Дышала свежем воздухом парочка долго. Джек слабо кашлянул, почувствовал, как быстро замерзает нос под ледяным ветром. Оголенные ноги у девушки дрожали.
- Может, пойдём согреемся?
- Я хочу ещё постоять, - она прижала голову к его груди, ощущая бьющееся сердце.

Джек положил руку на нежные густые волосы, втягивая в ноздри их запах. Это был самый тёплый момент в его жизни. Харрис ещё не мог поверить в происходящее. Неужели это не сон? Зажмурил глаза и открыл. Нет, ангелочек не исчез. Обнимает его, жмётся к крепкой груди. Влюбленные простояли так очень долго. Волны поднимались, корабль расшатывался. Шумела вода, будто в ней активно шли сражения. Потом парочка скрылась от холода в каюте Харриса.

- Я люблю тебя, Дженна, - произнёс Харрис.
Внутри мужчины кипело напряжение. В голове бурлили фантазии - одна ярче другой. Энергия могла выплеснуться в любой момент, и мужчина едва совладал с собой.
- Поцелуй меня, - сказала она, приложив его руку к своей груди.
Господь навёл на людей неутомимую жажду, и Вселенная лопнула...

***

Капитан Нейт, как обычно, стоял в рулевой рубке с именной кружкой в руке. Клубы пара и запах кофеина разлетались в помещении. Стояла тишина, которую слабо нарушал двигатель. Но работающий механизм скорее убаюкивал, чем доставлял неудобство. Он давно стал чем-то вроде фона, как шелест листьев.

Нейт преподнёс кружку к губам и обжог горло жидкостью. Капитан прикусил губу. За окном пространство затянула чернота. В море падали слабые огоньки, открывая человеческому глазу глубину зловещих вод. Всё небо было усеяно звёздами. Отражение луны искажалось в волнах. Командир судна застыл, всматриваясь в это отражение и пытаясь понять, что оно ему напоминало. Точно! - страх, боль.

Дело здесь было вовсе не в пейзаже. Почему ему на душе было неспокойно, понять было невозможно. В одном он уверен: надвигается нечто плохое. Предчувствие ещё не подводило ни разу. В противовес ощущениям выступала уверенность в несокрушимости лайнера. «Сталь» - крупное судно, которому шторм ни по чём. Размеры корабля можно сравнить с «Титаником». Но участь этого лайнера, уверен Нейт, не будет такой. «Сталь» уже прошла многое, доказав прочность перед природной стихией.

На душе, к сожалению, от этого было не легче. Стараясь отвлечься, он подул в кружку и с наслаждением выпил кофе. Остался всего один день. Завтра вечером они будут на суше. Лайнер бежит с максимальной скоростью, и капитан уже представляет Леди Свободы.
- Прекрасная ночь, сэр, - помощник Гордон появился внезапно и, следуя примеру командира, попивал кофе. - Красота.
- Г-м-м, - хмыкнул капитан. - Пожалуй, я пойду к себе.

Гордон выпрямился. Радость переполняла помощника. Жена и мать гордятся им. Служить на лучшем лайнере в команде Нейта, которого все уважают, - честь. Поэтому Гордону очень повезло! С этими мыслями он отхлебнул кофе, перевёл взгляд на рулевого у штурвала, худощавого паренька низкого роста, затем вновь посмотрел на море.

Вдруг ему что-то померещилось. Или не померещилось… Он прищурился. Там, далеко впереди, бурлила вода. Высокие струи разлетались в разные стороны, сметая волны и стремительно приближаясь к кораблю. Гордон представил, как к судну подкрадывается неизвестный объект, готовясь показаться из воды и застать «Сталь» врасплох. Вода круто встревожилась. Море будто магическая сила рассекала на две части, заставляя его рисовать горы. На корабле забарабанил колокол – должно быть, наблюдатель с «Вороньего гнезда» тоже это заметил. Вахтенный помощник приоткрыл рот и пролил на свои ноги кофе...

Мы летаем даже во снах

Плюс поставили: kalash,

+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Часть третья

Брат Дженны был вне себя от ярости. «Нужно было ещё давно познакомить её с Розенбергом», - крутилось в голове. Желание проводить время с барышнями пропало. Хьюз выпроводил красавиц и с задумчивостью ходил в своей каюте, сложив руки за спину.

- Так, спокойно. Сперва нужно узнать, кто этот старик. Это было серьёзно или просто минутное влечение, - говорил он себе, пытаясь успокоиться. - Она ведь не маленькая. Сама решит, с кем встречаться.
Ему стало противно от сказанного.
- Нет, я за неё в ответе! И не позволю старикашке получить мою сестру. Это мерзко, фу. Красивая девушка достойна молодого, богатого парня.
Выпил вино. Решил дождаться утра, а там видно будет.


***

Они лежали в постели. Истощенные, проливающие пот. Джек наблюдал, как в так дыхания вздымалась и опускалась грудь Освальд. Лицо красное, уставшее. Она смотрела в потолок, думала о чём-то своём. Харрис предполагал, что Дженну терзали сомнения, ей сложно было понять, как новый знакомый заставил так быстро в него влюбиться. Харрис тоже этого не понимал. Они едва друг друга узнали и уже были вместе... Всё-таки любовь с первого взгляда существует, думал он. На всё воля Божья. Потом мужчина из темноты поймал на себе радостный взгляд.
- Джек, - послышался тихий, почти детский голос.
- А?
- Я хочу быть всегда с тобой.

После секса планы на совместную жизнь, недавно казавшиеся пустяковыми, требовали ответов на вопросы: где будет место для жилья, как на крохотную пенсию содержать жену и детей, которые обязательно появятся, как воспримет окружение огромную разницу в возрасте. Но чувства не растворились. Они просто дали возможность сознанию протрезветь, чтобы реально оценить вещи. И Харрис, ещё раз быстро всё взвесив, понял, что впереди гора препятствий, но он её преодолеет, потому что его сердце принадлежит теперь Освальд. Больше никто ему не нужен. Только эта девушка, которая вытащила Джека из пропасти. Ради любимой можно пойти на всё.
- И я с тобой...

***

Кружка со звоном разлетелась на кусочки. По полу потекла жидкость. На спине появились капли пота. Гордон потерял счёт времени и не двигался. Он хотел заорать во всё горло, отдать приказ рулевому, но слова застряли где-то внутри. Перед лицом беспощадного ужаса помощник капитана хотел упасть на колени и громко завыть. Пожаловаться неведомо кому. Но надвигающаяся буря сковала взгляд и тело цепью. В последние секунды, когда, казалось, столкновения не избежать, резко всё стихло. Вода успокоилась, и к лайнеру бежали спокойные волны. Почудилось?

- Сэр, вы это видели? - рулевой ошеломленно смотрел прямо.
Значит, не показалось. Страх отступил. Гордон хотел открыть рот, но вдруг уши заглушил дикий вой. Сравнить его можно с рёвом дьявола. Ад вторгся в этот мир, навёл панику на храбрых мореплавателей. Вместе с рёвом мир затрясся, запрыгал, завертелся. Гордон не устоял на ногах. Лёжа на спине, помощник слышал треск приборной панели. Ему казалось, что плывучая машина вот-вот переломится. Но шум стихал. Корабль ещё покачался и наконец закрепился на воде.

Гордон поднялся на ноги и, глядя в окно, окаменел: в лунном свете показалось чудище, похожее на кита. Огромное, ужасное. Оно выпрыгивало из воды, ныряло и вновь взлетало вверх, показывая мощный хвост и унося за собой страшный рёв. Оно отдалялось и скрылось с поля видимости. Всё стихло.

… Вода хлынула без предупреждения. Леон, мастер с большим опытом, следил за рабочим процессом. Здесь крепкие мужики орудовали лопатами, подбрасывая уголь в котлы. Эта была грязная работёнка. Пот лился градом. Но бойцы с красными лицами и оголённым торсом не сдавались. Они были частью механизма, управляющего судном. Действовали слаженно, под чётким руководством Леона.

Иногда ему становилось жаль ребят. Большинство пассажиров наслаждаются путешествием, не задаваясь вопросом, что происходит на самом дне лайнера... огромными усилиями человека машина поддерживается наплаву. И, что самое грустное, чёрную работу не ценит никто. Платят ребятам такие гроши, что им порой стыдно знакомиться с девушками. Начальник заботился о подчинённых, желал лучшего каждому, помогал. Если бы он знал, какая участь их ждала в эту ночь...

Когда корабль содрогнулся, почти сразу затрещали стены. Изо всех щелей бахнули ледяные струи. Конструкция не выдержала напор, и фонтан выплеснул поток воды под ноги людей... Никто не ожидал этого. Служащие, подхваченные морской силой, полетели по отсекам, захлёбываясь и отчаянно пытаясь за что-нибудь ухватиться. Кто-то держал дистанцию в смертельной гонке наперегонки с морем и слышал позади вопли. Адреналин позволил счастливчикам выиграть всего несколько секунд. Их участь была такой-же, как и тех, кого смыло сразу. Даже если бы кому-то повезло иметь супер-скорость, через закрывшиеся перед носом водонепроницаемые двери прохода нет…

***

Капитан выбежал, как ошпаренный, в рубку. Его глаза расширились до невозможности.
- Что произошло? - голосом безумца спросил Нейт, разглядывая испуганных мужчин в форме. В их взглядах не осталось и следа от тех защитников, впечатления которых они производили на окружающих ещё вечером.
- Мы столкнулись с каким-то морским существом, сэр. Оно задело нас и уплыло, - произнёс Гордон. - Как кит, только намного больше.
Как лезвием в сердце. Капитан затаил дыхание, представляя самые ужасные последствия столкновения. Впрочем, само существо его волновало не меньше. Капитан вышел на продуваемую ветром палубу, тревожно оглянулся по сторонам. Никого. Все пассажиры были внутри. Это логично, учитывая время. Внешне всё выглядело так, как и было. Нейт осторожно, словно боясь своими ногами проломить поверхность, подошёл к краю борта и посмотрел вниз.

Внешняя часть, насколько её позволяла рассмотреть ночь, была нетронутой.
- Водонепроницаемые двери закрыты? - окликнул капитан своего помощника и, получив положительный ответ, велел заглушить двигатель, найти плотника, чтобы тщательно осмотреть корабль.

… Как и все пассажиры, Дженна и Джек почувствовали удар, встревожились, прислушались, обменялись догадками. Потом Джек дотянулся до светильника, вскочил с постели, накинул одежду.
- Ты куда? – встревоженно спросила Освальд.
- Дорогая, должно быть, ничего страшного не произошло. Я уверен, что всё в порядке, - сказал он, но в его взгляде читались сомнения. – Но по инструкции я срочно должен явиться на работу. Если я не понадоблюсь, то я скоро вернусь.
- А если что-то случилось серьёзное? – пробормотала девушка. Зрачки её были широкие.
Джек, немного подумав, сказал:
- Давай поступим так. Ты ложись спать, хорошо? Не жди меня. Как только справлюсь, я приду.
Джек ушёл, оставив Освальд одну.

***

- Как это всё некстати, капитан, - сказал плотник. – Почти все отсеки в самом низу корабля затоплены.
Капитан, дрожа всем телом, смотрел на специалиста.
- Судно может плыть?
- Нет, чёрт побери, простите за открытость. Пять отсеков затоплены, - он ткнул в схему корабля, лежащую на столе, пальцем, демонстрируя, как будет заполнять вода судно. – Повреждена носовая часть, через неё и проникает вода. Она будет переходить в каждый уголок всё выше и выше. С этой секунды судьба «Стали» предопределена: она неизбежно пойдёт ко дну.

Капитан задумался, затем произнёс не своим голосом:
- Сколько у нас времени?
- Час… в лучшем случае.
- Боже, - прошептал Нейт, приказал Гордону начинать эвакуацию пассажиров, в первую очередь – женщин и детей. – Необходимо на палубе поставить заграждения и пропускать небольшими группами пассажиров к шлюпкам. Если все в панике будут пытаться спастись, то толпа погубит всех. Вы это знаете не хуже меня.
Отдав распоряжения, Нейт спустился к радистам.

Капитан старался выглядеть уверенно, но всё, начиная от походки, выдавало в нём тревогу:
- Передайте всем, кто нас слышит. Мы погружаемся на дно с дифферентом на нос. Просьба откликнуться на помощь.
Радист смотрел на него несколько секунд, пытаясь поднять, серьёзно ли говорит капитан, потом выдавил:
- Вот дьявол!


***

Отведённый специально для полиции зал располагался в самом низу, рядом с каютами пассажиров третьего класса. Начальник, до которого уже дошли сведения, ввёл сотрудников в курс дела, велел обойти всех пассажиров, попросить надеть спасательные жилеты и подняться на палубу. Разглашать происшествие категорически запрещается!
Сержант за каждым констеблем закрепил каюты, которые они должны будут посетить.

Джека осенило: он понял, что дела плохи. Вокруг море, и сейчас их жизни в руках Господа. Когда он отправился на задание, вода медленно пробиралась по коридору, подкрадываясь к ботинкам констебля. Сердце его задрожало. Встревоженные пассажиры спешили убраться отсюда к чёрту. Инстинкт подсказывал бежать за толпой. Перед глазами проплывали замученные жизнью лица мужчин и женщин. Их одежда отражала бедность финансового положения. Констебль стоял, не решаясь сделать шаг. В голове крутилась Дженна, клятва, данная людям. Ещё недавно он бесстрашно лез в схватку с преступником. Но теперь ему было, что терять. Преодолев сомнения, Харрис нерешительно зашагал по мелкой воде.
Джек проверял каюты, но люди собирались и без его просьб. За Освальд он не волновался – она в каюте для первого класса, в самом верху. Её успеют оповестить сто раз.

***

Пока смерть медленно хватала в объятия самое дно лайнера, на этажах выше люди были без понятия о случившемся. Но слухи разносились мгновенно. И суетливые полицейские и охранники способствовали разрастающейся тревоги.

В дверь постучали. Открыв двери, Дженна увидела молодого человека в белой рубашке, который любезно предложил надеть спасательный жилет и последовать на палубу. Мурашки пробежались по спине. Девушка хотела открыть рот, но впала в ступор. А молодой человек скрылся. В коридоре эхом отдавались перепуганные голоса.

Потом Освальд собралась с мыслями, надела белый жилет. Застыла в коридоре, глядя, как сонные пассажиры лениво топчутся в тесноте. На лице их отражалась тревога. Слышались возмущения, почему им никто ничего не объясняет. На душе Дженны было сильное беспокойство. И дело здесь даже не в Джеке: что-то подсказывало бежать. Дженна не могла объяснить свои чувства, но она была уверена, что ей грозит опасность. В этом был уверен и организм, который напрягся и требовал выхода энергии. В это мгновение Освальд могла бы победить на соревнованиях по бегу, в которых заняла почти последнее место в колледже пять лет назад. Впрочем, сейчас ей было не до воспоминаний.

Дженна, не отдавая себе отчёта, побежала по коридору. Она даже не знала, куда бежит, до тех пор, пока не нашла каюту брата. Он в это время лениво натягивал спасательный жилет, споря с работником, который убеждал его подняться наверх. Хьюз спрашивал, в чём дело, на что собеседник отвечал, что это распоряжение капитана. Более внятно юноша объяснить ничего не мог. Хьюз очень гордый, привык сам управлять людьми, и поэтому Дженна знала, что так просто он не выйдет. Она прибежала, еле дыша.

- Дженна, милая, может, ты мне объяснишь, что, чёрт возьми, здесь происходит, - брат был зол и, судя по всему, не обрадовался её приходу.
- Да просто выйдите наверх, оденьтесь потеплее, - сказал парень и пошагал дальше.
Освальд перевела дыхание, поинтересовалась у брата:
- Ты в порядке?
Он позвал её в комнату и закрыл дверь. Суета заглушилась.

- Двигатель стих, - чуть ли не пискнула Дженна. – Заметил? Что-то случилось.
- Да, случилось, - сердито сказал Хьюз. - Если бы отец наш был жив и видел тебя с тем стариком...
Дженна нахмурила брови. Тревога ушла, на её место пришло удивление. Она бежала сломя голову к родному человеку, а его заботит совсем другое! Она привыкла к тому, что брат эгоист, но до сих пор временами его поступки вызывали удивление.
- Мне стыдно за тебя, - пробурчал он.
- Что ты..., - Дженна покачала головой, не находя слов.
- Послушай. Я знаю, что ты просто ошиблась. Поэтому попрошу тебя не повторять подобных глупостей. Я не хочу, чтобы про нашу семью плохо думали, это скажется на репутации, - Хьюз сделал паузу и добавил: - И, возможно, на моей карьере. Хорошо, что вас никто не видел.
- Я его люблю! - истерично прокричала Дженна, не узнавая собственного голоса. - Пусть я люблю старика. Зато ты водишь шлюх в каюту и не стыдишься. И после этого ты заботишься о репутации..., - выпустив негатив, Освальд мгновенно почувствовала облегчение, словно она скинула со спины гору кирпичей.

- Да как ты смеешь, - прошипел и побагровел парень. - Я твой брат! Брат, сука! Перед смертью отца я обещал присматривать за тобой, а ты его оскорбляешь!
- Не смей впутывать сюда отца, лучше за собой следи, - процедила сквозь зубы Освальд.

Ей стало обидно за этот разговор. В такой важный момент, когда люди в растерянности, они решают свои проблемы.
- Ты мне будешь указывать? - Хьюз смотрел на сестру холодными глазами. Челюсть его дрожала. Казалось, он сейчас захлебнется от злости. Откуда у него столько гнева, недоумевала Освальд. Значит, она не так хорошо знала своего брата...
- Дело тут не в шлюхах. Я дал отцу клятву. У тебя будет достойный муж, который каждый день сможет купать тебя в лучах богатства. А кто тот пердун? Дай угадаю. Коп, которому пора на пенсию? И какое будущее с ним у тебя?
- Почему у тебя всё сводится к деньгам? - Дженна перестала злиться, ей теперь было обидно и очень жаль человека, который так слеп и жаждет лишь одного.

- Потому что благодаря им я имею этот костюм и кусок хлеба. Благодаря им у нас есть дом, и мы не знаем, что такое холод. Пора подрасти, Дженна, и взглянуть на вещи трезво. - Он обнял её, видимо, тоже успокоившись. - Пойдём на палубу. Как ты не понимаешь… Я ведь люблю тебя и желаю только хорошего.

Мы летаем даже во снах

Плюс поставили: kalash,

+793 
 -42
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Должность: Лётчик
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

- Трави концы! - воскликнул Гордон, стоя под усыпанным яркими звёздами небом. Ледяной ветер, будто предвещая кошмар, прощупывал тело до дрожи. Глоток виски из припрятанной в тумбочке бутылки, за которую капитан спустил на Гордона волну гнева, не взбодрил дух. Забавно, рассуждал мореплаватель, как быстро обстоятельства выворачивают человека наизнанку. Куда подевалась смелость, с которой офицер грозился воевать с бушующим морем? Вот она, человеческая сущность. Каждый может быть храбрым, когда это легко. Но стоит только смерти показать на горизонте своё лицо - мозг создаёт вокруг себя занавесу и отказывается воспринимать реальность. Человека преследует желание бежать. И уже плевать, что о нём подумают люди. Поэтому, считал Гордон, сила не в том, чтобы не бояться, а в том, чтобы не отступить под натиском страха. Вопрос лишь в том, сможет ли устоять этот офицер.

Матросы замешкались. Подготовка шлюпок шла под руководством Гордона. Он не спускал глаз с бойцов и видел их неловкие движения рук. Растерянные лица показывались в свете ламп и лучах прожекторов. Все эти люди, пока пассажиры толпились возле металлических ограждений, будут защищать других, позабыв о себе. Больше двух тысяч человек сейчас надеются на офицеров и матросов. А они надеются на помощь Бога, потому что человек самостоятельно не в силах противостоять инстинктам. Но с верой, думал Гордон, можно мир перевернуть. Помощник достал спрятанный за морским бушлатом крестик и, поцеловав его, стал подгонять матросов.

***

Капитан не спеша бродил по палубе. Команда слаженно работала. На тренировках бойцы показали превосходные результаты. Исходя из учений, эвакуация пассажиров должна пройти быстро и чётко. В теории. На практике же, в суматохе и под мощной атакой стрессов... Нейт не был уверен, что они вовремя справятся, и считал важным спасти сперва женщин с детьми. Политика компании в экстренных ситуациях придерживалась того же мнения.
- Капитан, - донёсся из-за спины знакомый голос.
Нейт обернулся. Перед ним стоял радист, обеспокоенный и уставший.
- К нам на максимальной скорости движется грузовое судно, сэр.
- Только оно откликнулось?
- Да, оно ближе всех к нам.
Нейт посмотрел на него с надеждой и произнёс:
- Через сколько судно доберётся до нас?
- Часов пять... или шесть.
Глаза командира расширились.
- Шесть часов, - повторил он и долго глядел на собеседника, перебирая ужасные мысли, а затем шёпотом, будто умирающий, выдавил: - М-да. Спасибо, Невил, спасибо...
Капитан задрал голову и взглянул на звёзды, словно что-то отыскивая среди них.

… Паника только зарождалась. Слухи, как пыль под ветром, разносились быстро. Пассажиры, которые жили в самом низу корабля, сообщали другим о надвигающейся воде. Полицейские и моряки, которым запретили разглашать информацию, предупреждали своих знакомых. Официальная версия из-за того, что боялись допустить панику, была такова: двигатель вышел из строя. Пассажиры будут пересажены на другой корабль, причин для беспокойства никаких нет. Но чувствовалось напряжение во взглядах. Тревога медленно нарастала. Хотя и большинство ещё не представляло всего ужаса, который их ожидал впереди. И потому возле закрытого хранилища на третьем этаже толкались недовольные, требуя выдачи собственных драгоценностей. Капитан, следуя своему долгу заботиться о людях, приказал закрыть хранилище личных вещей пассажиров, чтобы избежать столпотворения. Любое промедление могло дорого обойтись. Но возмущённые лица не могли согласиться с Нейтом и ставили вещи выше своей безопасности.

На нижних уровнях никому ничего объяснять не пришлось: видя угрозу, мужчины и женщины сами спешили выбраться. Все пассажиры оттуда уже были эвакуированы. Полицейские взяли под охрану лестницу, лифт, следили, чтобы никто не спускался вниз. Впрочем, желающих не нашлось. Когда Джек ещё раз проверил внизу каюты и убедился, что в них никого нет, вода ему уже была по колено. А из самого последнего уровня, где работали мужики и находился грузовой отсек, не выбрался никто... Водонепроницаемые двери были лишь временной преградой смерти. Пока тикал таймер до отправки лайнера на дно океана, шеф полиции приказал Джеку и ещё нескольким ребятам усмирять буйную толпу возле хранилища, которую сдерживала охрана из последних сил.

Несколько констеблей с промокшими ногами быстро заболели. И Харрис шмыгал носом, кашлял, чихал. Ловля на себе злые взгляды, он скрипел зубами, недоумевая, как эти идиоты не понимают, какой ад творится на первом этаже.
- Я специально не оставлял свой бриллиант у себя в каюте, а сдал его сюда, потому что мне обещали сохранить его! - надрывал голос пожилой мужчина средних лет в коричневом пальто, - мошенники, верните мне моё!

Харрис со своими напарниками протиснулся к металлическим решёткам, стал лицом к людям. За спинами констеблей располагалась огромная комната с ящиками, как в охраняемом банке. Харрис думал, что проще открыть двери, ящики и дать всем разграбить ценности. Через десять минут, возможно, пассажиры бы сами рассосались. Тревожила лишь мысль о той давке, которая неизбежно бы случилась в гонке. В этом шуме Джек пытался сосредоточиться на мыслях о Дженне. Где она сейчас? Наверное, также переживает за него. Главное, чтобы она была в безопасности. Пусть первой сядет в шлюпку и уплывёт, рассуждал констебль. И пусть они уже никогда не встретятся, у него будет болеть сердце, но она будет спасена.

В лицо ему прилетел плевок. Мужчина встряхнул головой, ужаснулся и вытер лицо рукой.
- Гореть вам всем в аду, твари, - прилетело в уши служивых.
Что самое печальное, думал Харрис, в основном недовольно всем так называемое высшее общество. Он повстречал многих богатеньких дядей и тётей, не знающих жалости к ближнему. Скорее бездомный отдаст хлеб другому, чем богатый расстаётся с монеткой. Случаются исключения. Но сейчас перед Харрисом был живой пример не лучшего слоя общества. Осознают ли они, что творят? Может, осознают... и считают себя правыми.

В адрес констеблей сыпались разные пожелания. Сводились они к одному - какие вы негодяи, ущемляете права народа. Харрис посмотрел на своих коллег. Никакой защиты. Собираясь в спешке, они забыли даже щиты. В них кидались пластмассовыми бутылками, крошками еды. И всё это дерьмо выплёскивали люди в дорогих костюмах, которые вряд ли хранили здесь всё состояние. Тем временем пассажиры третьего класса, в каютах которых ползали крысы и мыши, молча поднимались на палубу, кидая на шумные лица изумлённые взгляды.

Полицейские почти упирались носами в недовольные лица. Джек вздохнул и увидел, как молодого паренька в синей форме толкнула толстуха с жадными глазами. Вот и всё, промелькнуло в голове Харриса. Практика подсказывала, что стоило кому-нибудь безнаказанно распустить руки - подключались остальные. Сейчас начнётся... Словно в подтверждение высокая барышня разодрала ему ногтями щеку. Вместе с болью на Харриса нахлынул гнев. Он чувствовал, как быстро закипает изнутри, и ударил ногой женщину, не в силах проглотить злость. Толпа, как загнанная на убой скотина, завизжала и кинулась в атаку. Джек уткнулся спиной в решётку. Хрустнула кость. Он тихо завыл, осознавая собственную беспомощность перед разъяренными быками.

Полиция Великобритании огнестрельное оружие не носит с собой. Это закреплённая на века традиция. Оружие осталось у военных. А стражи правопорядка должны обществу внушать дружелюбие. Но отряд, который сопровождал пассажиров с Лондона до Нью-Йорка, был особенным. Каждый коп прошёл специальную подготовку и был вооружён. К сожалению, выстрелы здесь уже не помогут, мрачно думал Джек, выставляя перед собой руки. Молодой сотрудник рядом с Джеком упал на пол. По нему потоптались, подобно дикарям, мужчины и женщины. Вопли заглушились в активных возгласах толпы: «Вперёд, вперёд, дави их!». Сзади напирали на тех, кто стоял впереди. И даже проснувшаяся у людей в первом ряду совесть и их попытки помочь подняться упавшему полицейскому ни к чему не привели - поезд просто так уже не остановить.

Джека теснили. Он уже не в силах был руками сопротивляться натиску и сдался. Повернув голову налево, заметил под ногами Джорджиану. Это была крепкая, темнокожая девушка со спортивной фигурой. В отряде полицейские её любили. Сейчас, лёжа на животе, она кричала. Но звери не слышали женский визг и за считанные секунды растоптали человека. Джек застонал, хотел дотянуться до пушки в кобуре, но тело сковал этот поезд. Огромный поезд, который уже не остановится ни перед чем. Харриса и ещё немногих констеблей, которые удержались на ногах, как мячи по воротам, атаковывали всем весом, пытаясь проломить преграду. В глазах потемнело, стало трудно дышать. Они даже не замечали, как случайно убивали себе подобных... Безумство. Одно насилие и больше ничего.

Боже, думал Джек, опускаясь на колени. Он закрыл глаза, смирившись уже со всем. К удивлению, в какой-то момент стало свободнее дышать. Джек услышал «Расступитесь, Расступитесь». Открыв глаза, констебль удивился: толпа отходила в обе стороны. А за ней показались крепкие мужчины, которые держали в руках небольшой диван. Используя его как оружие, они со второй попытки выбили решётку, и с радостным «Вперё-ё-ёд!» ручеёк довольных лиц хлынул в хранилище. Харрис нашёл в себе силы откатиться в сторону.

Тело болело, как если бы по нему проехался автобус. Он поднял мучительный взгляд на коллег. Некоторые из них лежали бездвижно. По их форме растекались кровавые лужи. Другие приходили в себя. В хранилище началась бойня. Когда человеческая сила победила механизм и замки на дверцах ящиков были сломаны, конфликты из-за вещей быстро переросли в массовую драку. Помещение превратилось в бойцовский клуб без правил. Не жалели даже женщин. Слабые быстро выбывали из хранилища с разбитыми головами.
- Джек, уходим, - какой-то полицейский заслонил телом картину и протянул руку.
Харрис поднялся без его помощи и сделал несколько шагов в сторону давки, хромая и что-то крича.
- Джек, это бесполезно, - слышалось позади, - нужно уносить ноги.
Харрис потянулся к кобуре, оголил пистолет и направил ствол в толпу.
- Разбежались все, суки! - орал он свирепо, но крик не пробил занавесу хаоса.

... Для выстрелов была выбрана случайная цель - парень, колотивший ногами лежачего. «Бах, бах». На рубашке образовались две красные дырки. Парень упал на колени, пуская кровь из рта и недоуменно смотря на констебля. А затем, словно по щелчку, всё поменялось. Люди пришли в ужас и, позабыв обо всех драгоценностях на свете, рванули с криками из бойцовского клуба, не сводя наполненных страхом глаз с вооружённого полицейского. Через пару минут с поля видимости исчез последний гражданин. На этаже стало тихо. Джек мрачно рассмотрел последствия бойни. Помогая раненым констеблям и гражданам, он слышал слабенькие хлопки под ногами и сперва не придал им значения. Лишь потом до Харриса дошло, что вода уже поднялась до их уровня... И констебль застыл, рассуждая, действительно ли оказаться на дне океана страшнее, чем под ногами свирепой толпы...

Потом он подошёл к парню, в которого стрелял. Вода спешила накрыть безжизненное тело... Джек схватился за свою голову, произнеся «Господи, что я натворил!».

Мы летаем даже во снах

Плюс поставили: kalash,

Актуальные темы на сегодня
Чем больше ты имеешь, тем больше теряешь. Поэтому лучше вообще ничего не иметь. © Пустые земли
Наверх Вниз