Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
Нет ответов
+920 
 -46
Группировка: Военные
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Расплата

Как лишиться всех перспектив в службе и потерять коллегу за одну смену? Легко. Достаточно в работе охраны совершать правильные поступки — по крайней мере нам казалось, что принимаем верные решения. Зато сейчас понимаю: в некоторых профессиях от чувств нужно избавляться.

Браслав патрулируют две машины департамента охраны МВД. Ещё одна обслуживает загородные территории. Зимы в сельской местности настоящие, поэтому колёса часто буксуют. Мы наваливались на автомобиль неудачливого водителя, морозили себе щёки, руки, помогали человеку. Затем отвечали на вызовы. Так тянулись служебные будни.

— Вихрь, ответьте Кардиналу. Направляйтесь в деревню Коленкишки. Сработал сигнал «Тревога» в магазине на улице Шелковичная-8, — прорезался голос дежурного через шипение.

Прапорщик Леонид занёс в бортовой журнал информацию: название объекта, время отправки на вызов. Я повёл машину по дороге между пышными белыми полями. Путь впереди свободный. Лучи фар и луна выхватывали снежные хлопья, которые сыпались с усеянного звёздами неба.

Через пять минут мы миновали знак населённого пункта «Коленкишки». Справа тянулся ряд кирпичных одноэтажных домиков с тёмными окнами и деревянными заборами во дворах. Автомобиль остановился перед последним жилым домом. За ним находился продуктовый магазинчик.

— Работнём? — потянул руки Лёня и зевнул.

Я вышел на улицу, подошёл к багажнику и достал бронежилет с каской. Напарник доложил дежурному о прибытии и повторил мои действия. Дальше идём пешком. Близко к объекту подъезжать нельзя — шум двигателя может спугнуть преступников. Пришлось бежать по обочине в полной экипировке, вспоминая службу во внутренних войсках. Ботинки оставляли следы, а снег отзывался хрустом.

Возле здания с номером 8 никого. Прапорщик Леонид перехватил АКС-74У на ремне. Я держал в правой руке ПР-73, левой направлял фонарик на дверь. Ручка выглядела целой. Резко её дёрнул — закрыто. Прошёлся вдоль стены, заглянул в окна.

— Здесь чисто, — сказал я.

Пока обходили здание вокруг, ноги тонули в сугробах. Носки стали мокрыми, пальцы замёрзли.

— Сегодня на разводе предупреждали про низкую температуру. Надо было две пары носков взять, — сказал прапорщик.

— Предупреждали... Это не предупреждение, а намёк на то, чтоб сотрудники переносили на ногах простуду. Начальство переживает за некомплект. На больничный точно не отпустят.

— Лёх, ты служить шёл или работать? — прапорщик почесал усы. — На гражданке будете по поликлиникам ходить, а здесь нужно терпеть. Почему все молодые ноют? Без обид.

— Без обид никак, Лёня. Терпилой быть не в моём вкусе, — я покачал головой.

Прапорщик доложил дежурному: следов взлома не обнаружено. Тревога сработала из-за временного отключения электричества. Такое часто случается.

— Вихрь, возвращайтесь на маршрут патрулирования, — ответили нам по рации.

Возвращались уже не спеша. Чёрно-белый ВАЗ-2107 закреплён за мной второй год. Часто ремонтировал технику, порой ради неё расставался со своей заначкой в кармане. Но машина стала вторым домом. Внимательные граждане замечали разницу между обычной милицейской патрулькой и жигулями охраны: к двери приклеено изображение филина с ключом в клюве и надписью «Дэпартамент аховы міністэрства ўнутраных спраў Рэспубліка Беларусь». Я снял каску и бронежилет с шевроном «Мiлiцыя» на уровне спины, уселся на водительском месте, завёл двигатель. Почувствовал, как тепло окутывает замёрзшие ноги. Леонид полез в бортовой журнал.

— Вихрь, вызывает Кардинал.

Прапорщик процедил сквозь зубы что-то неразборчивое, но ответил:

— На связи.

— Вы ещё в деревне? Сработка в парке сельскохозяйственной техники. Пять минут езды от вашего населённого пункта в направлении Ёдловичей. Если сейчас поедете, успеете. Сработал шестой рубеж в гаражах. На КПП дежурит сторож, он выходил на связь, говорил, что ничего не видел.

— Принял, — устало проговорил Лёня.

Я включил СГУ. На крыше молча заиграли светодиоды. Весь путь машину сопровождал яркий синий свет, который беспрерывно моргал, разрезая густую тьму на дороге. Доехали за десять минут. Немного опоздали — инструкция велит экипажам реагировать оперативно.
В детстве меня приводил дедушка в этот парк. Помню, сидел в каждом тракторе, крутил руль, представлял себя взрослым. Всегда мечтал оказаться за рулём колхозного автобуса, но его водитель был слишком строг. Даже дед не мог найти с ним общий язык. Интересно, этот старый автобус уже заменили?

Территорию машин колхоза окружал забор. Заехать в парк можно через шлагбаум рядом с будкой сторожа. Наши жигули подъехали максимально близко. На морозе стучал ногами и дышал в ладошки пожилой мужчина в чёрной куртке с круглым лицом. Мы обменялись рукопожатиями.

— Здарова, мужики. Я ничего подозрительного не видел. За всю ночь через меня никто не проходил. Но территория ведь большая, сходите сами, если хотите.

— Обязательно сходим, — сказал прапорщик. — За вами нужно перепроверять.

— Хочешь сказать, что я невнимательный? — нахмурил брови сторож.

— Да что ты такое говоришь? За 400 рублей в месяц сторожа внимательно осматривают объект и ловят воров? Конечно, я в это верю, — ответил прапорщик. — Поднимай ворота.

— Ох. Вот выйдите на пенсию — откажитесь на моём месте, ребята. Проезжайте.

— Дак я ж ничего против не имею, — улыбнулся Лёня.

Любит мой товарищ заводить друзей. Очень любит. Я проехал в парк. Под открытым небом ночевали жёлтые «Кировцы». Эти монстры с огромными колёсами и трубами на крышах во время езды пыхтят, словно паровозы. В кабине человека подбрасывает до потолка.

В центре парка расположилось длинное здание — ангар. Там хранились комбайны «Лида». Они работали летом в поле, а рядом дежурила пожарная машина: техника часто горела. Зимой комбайны ремонтируют механики. Но когда машины выезжают на сбор зерна, случаются поломки.

За ангаром ближе к забору есть два ряда гаражей. В одном из них сработала сигнализация. Кому понадобилось угонять «Буханки» и прочие развалюхи? Наверное, вызов ложный.

— Тормози. Дальше пешком, — велел Леонид.

Громкость радио на нуле, в руках резиновая палка, а внутри — спокойствие и сосредоточенность. Справа на уровне пояса кобура с пистолетом Макарова. Мне не составит труда вооружиться за мгновение и опередить бандитскую пулю. Уверенность добавлял «калаш» напарника.

Когда я приблизился к объекту, насторожился: под ногами следы человеческих шагов. Они вели от дверей гаража к боковому забору. Судя по снегопаду, который заметает землю с огромной скоростью, ходили здесь недавно. Леонид показал жестом на дверь. Замок кто-то срезал, поэтому ручка поддалась силе. Я направил ручной фонарик в гараж. УАЗ стоял на месте. В углу лежали железные палки, трубы, лестница и ещё какое-то железное барахло. Но разбросано оно небрежно, будто складывали в спешке. Или кто-то здесь рылся? Мы подошли к забору, где обрывались следы.

— Он далеко уйти не мог. Давай перехватим, — предложил напарник.

Его расчёты оказались верны. Когда мы выехали за КПП и прочесали территорию вокруг парка, увидели с боковой стороны человека. Он был уже далеко, но недостаточно. Проехать здесь было сложно. Я выскочил из машины и рванул первым. В бронике согрелся быстро. На полпути сбилось дыхание, подкосились ноги. Я сохранил равновесие и крикнул: «Стоять. Милиция!».

Человек обернулся. Теперь можно было разглядеть лицо нарушителя. Пацан шестнадцати лет с уставшим взглядом. Он быстро сообразил, бросившись прочь. Его большой рюкзак свисал на спине и явно затруднял ход. Что же он наворовал?

С последними силами я в прыжке набросился на бегуна. Пацан уткнулся лицом в снег — в детстве мы называли такой приём градусником. После короткой возни в сугробах и криков «ай, больно, отпусти» воришка оказался в наручниках.

— Мишка! — воскликнул прапорщик. — Что ты здесь делаешь?

Как выяснилось, Лёня дружил с отцом подростка, поэтому устроить воришке экскурсию в отдел желанием не горел. Мы досмотрели вещи. Рюкзак был набит бесполезным железом. Килограмм двадцать, судя по весу.

— В моём лицее мастера отгулы предоставляют во время практики за это. Десять килограмм — один выходной, — объяснил Миша, шморгая носом и пуская слёзы.

— Как ты перелез забор?

— Это было легко… Показать?

Мы усадили Мишу на заднее сиденье жигулей.

— Лёха, на секунду, — позвал Леонид. — Отец у пацана умер. Перед его смертью я обещал приглядывать... короче, надо отпустить.

— Уверен?

Прапорщик кивнул и рассказал дежурному про ложную тревогу. Украденное вернули в гараж.

— Руки отрубить тебе мало, Мишка, — отчитывал прапорщик пацана, пока я вёл жигули в направлении его дома.

— Простите, я больше не буду.

— Ага. Не будешь... Совершил преступление один раз — совершишь во второй, — сказал Лёня. — Но я знаю твоего старшего брата. Строгий тип. Он тебе сладкую жизнь устроит.

— Только не говорите Игорю, пожалуйста!

— Поздно, Миша. Думать надо было раньше.

Жигули остановились во дворе дома на окраине деревни. Из будки вылезла чёрная дворняга и залаяла. Цепь натянулась, собака стала на задние лапы. Мы беспрепятственно прошли на порог. Пацан открыл дверь и, пряча глаза вниз, вошёл в дом.

— Милиция. Есть кто дома? — крикнул я.

В коридор вышел худой парень в белой майке и военных штанах.

— Игорь, доброе утро, — заговорил прапорщик. — Мы Мишку поймали на мелкой краже в парке. Пытался стянуть железки из гаража в свой лицей. Ты уж поговори с ним, хорошо?

— Что? Спасибо, Лёня, спасибо большое. Я разберусь с этим мелким паразитом. Он у меня попляшет!

— Очень на это рассчитываю. Мы пойдём. Ведите себя примерно, как того хотел ваш отец.

Ещё нет пяти утра, но свет в окнах некоторых домов уже горел. Я увидел мужика с мешком в руке, который шёл по обочине. Прапорщик сделал ему предупреждение за нахождение в тёмное время суток без светоотражающих элементов.

— Носите с собой фликер, гражданин. Лучше прикрепить к рукаву повязку, чем платить штраф, — пригрозил Леонид.

— Извините, я просто мусор выносил, мой дом в двух шагах.

— Неважно. В ПДД ничего не сказано про расстояние до дома. Берегите себя.

Под конец смены дежурный велел нам отреагировать на сообщение граждан о шуме. Адрес оказался знакомым. Это был дом Михаила. Что могло произойти там? Напарник затих, но я смотрел в его глаза и знал, что каждая секунда езды для него кажется вечностью. Наверное, он слишком крепко дружил с отцом пацана.

Когда вернулись во двор, по улице разносились крики. Источник звука исходил из дома. Это как нужно орать, чтобы слышали соседи? Ах, глупости. Это же деревня! Дед выпустит отрыжку в сарае, а через секунду об этом узнают все местные. Что говорить про ревущего пацана?

— Откройте. Милиция, — громко произнёс я.

Дверь закрыта. В голове рисовались картины — одна хуже другой. Что происходит, чёрт побери?!

— Отойди, — велел прапорщик, разогнался, вышиб дверь с ноги.

В комнате на ковре лежал Мишка. На нём сидел Игорь и бил кулаками по лицу. Голос пацана становился слабее, кровь стекала со лба в глаза. Мы с напарником среагировали практически одновременно. Первое мгновение — драчуна сбили с тела, ударили его спиной об пол. Второе — перевернули на живот, завели руки за спину. Я защёлкнул наручники, надавил коленями на ноги Игоря, отбив у него желание сопротивляться.

— Подставляешь меня, гнида. Я с вором делить хлеб не хочу. Не брат ты мне больше. Убирайся из моего дома, — шипел старший братец на младшего.

Мишка поехал в больницу, его брат — в отдел. Начальник департамента охраны МВД подполковник Кулагин вызвал нас в кабинет на второй этаж.

— О, а вот и наши герои вернулись со службы, — изобразил улыбку подполковник, но тут же резко хлопнул ладонью по столу. — Вы охренели? Гражданин Игорь Петрович заявил, что физическим насилием наказывал брата за воровство. За воровство, про которое вы ему сами и доложили. Как это понимать?

— Я... Это моя ошибка, — сказал прапорщик. — Я знал отца этого пацана. Свистнул он фигню какую-то. Я думал, что брат поругает его, не больше. Не знал, что у Игоря проблемы с головой.

— Мозги — это не твоё. Как такие ЦПД проходят? Ты не лучше, Алексей Нестеренко. Вдвоём в экипаже. Что ты сделал, чтобы вразумить напарника? Значит, вдвоём отвечаете. Получите строгачи и распишитесь. Это счастье, что состояние Мишки стабильно и что он поправится. Всё могло быть и хуже.

— Товарищ полковник, — произнёс прапорщик.

— Молчать, подхалим! Я подполковник, мать твою. Переведу тебя в роту охраны, сторожить организации. До самой пенсии будешь паспорта проверять. Обмануть дежурного, сообщив про ложную тревогу, и отпустить преступника... Вы меня порадовали конкретно. Худший экипаж в охране. И где протоколы по фликерам за смену? Видеть ваши рожи не хочу. Тьфу.

⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓

Спасибо сказали: Китель, kalash, Zorkii, Гидра,
banner_donat.png
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


Наш канал в телеграмме - Подписывайся!!! - t.me/stalkeruz_com

Наш чат в телеграмме - Велкам!!! - t.me/joinchat/AhAXYUa0wa1dXbp760kauA
EXMO affiliate program
Актуальные темы на сегодня
Хороший зомби - расчлененный зомби, любил говаривать сталкер по прозвищу Зомби. © "Мечта на поражение"
Наверх Вниз