Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
Нет ответов
+525 
 -38
Группировка: Военные
Квад: «Буран»
Ранг: Легенда
Должность: Зам.Ком. Военных
Зарегистрирован: 05/12/2011
Оффлайн

Сотрудник милиции и военнослужащий внутренних войск охраняют общественный порядок на вокзале. В один момент они сталкиваются с неопрятно одетым гражданином без постоянного места жительства, который решил использовать здание вокзала как место, где можно поспать и укрыться от непогоды. Представители власти должны вывести данное лицо за пределы вокзала. Просто обязаны сделать простую мелочь - исполнить свои обязанности. Но задачу осложняет внезапно нахлынувшее на милиционера сострадание к человеку.

Короткий рассказ "Бездомный"

- Гражданин, встаньте и пройдёмте, пожалуйста, со мной, - очередной раз требовал младший сержант Олег Кондратьев.

Старик лежал на вокзальной скамейки и направлял на представителя власти взгляд, наполненный печалью и усталостью. На сером разорванном свитере бросались в глаза засохшие грязные пятна, свидетельствующие о нелёгкой судьбе хозяина, приходившемуся ночевать далеко не в уютных местах.

- Сержант, - зацепив взглядом две лычки на широких плечах милиционера, тяжело выдавил бездомный, - оставь меня в покое. Дай полежать. Посплю совсем немного и уйду сам. Просто ночью не поспал: группа молодых ребят смеха ради под громкую музыку гоняла меня по тёмным закоулкам, кидалась камнями, не давала спрятаться. Только под утро сбежал от них, нашел место, где можно поспать, да только дождь пошел и картонную крышу намочил. Поэтому сюда пришел. Я ведь не мешаю никому здесь.

Сотрудник патрульно-постовой службы милиции и военнослужащий внутренних войск, проходящий срочную службу по призыву, патрулировали наполненное людьми здание Полоцкого автовокзала. По крыше и окнам бешено стучали капли дождя, начавшегося ещё в восемь часов утра. Тогда небо сделалось угрюмым и закрыло солнце, которое едва успело возвыситься над небольшим городом Беларуси и окунуть улицы в светлых лучах, порадовав жителей кратковременной теплотой. В здании по громкоговорителю крутился громкий женский голос, ударявший по слуху и предупреждавший пассажиров о прибытии очередного автобуса. Люди, закупив билеты, занимали свободные места на скамейках и дожидались своего рейса в уютном на фоне погоды помещении.

Ожидавшие прибытия транспорта со скукой уставились в окно и наблюдали за заливающейся дождём улицей. Автобусы постоянно подъезжали на вокзал, убывали в разных направлениях и тревожили собравшиеся лужи под колёсами. Некоторые посетители вокзала перебрасывались фразами друг с другом, другие - залипали в мобильные телефоны. Ближе к двум часам дня в здание хлынул огромный поток пассажиров, и свободных мест больше не осталось.

Младший сержант Олег Кондратьев, который устроился в отделение Внутренних Дел на Транспорте четыре месяца назад после окончания учебного центра МВД РБ, медленно расхаживал по вокзалу и наблюдал за людьми. Из рации, висящей на форменной куртке Олега, иногда вырывался голос дежурного, сообщал оперативную информацию нарядам. С милиционером дежурил солдат внутренних войск МВД, прослуживший уже полгода. Восемнадцатилетнему “срочнику” до увольнения в запас оставался целый год, и по его угрюмому лицу было нетрудно догадаться, что армейская жизнь ему надоела. Но выбора у военнослужащего не было, и сквозь мучения и боль солдат продолжал нести службу по охране общественного порядка, постоянно мечтая о скорейшем возвращении домой.

Когда стражи правопорядка проходили мимо киоска в углу здания, заметили рядом с ним неопрятно одетого человека, уснувшего на скамейки.

“Опять бездомный”, - пронеслось в голове у Олега.

Разбудив гражданина, сержант поинтересовался, имелся ли у него при себе паспорт, билет на автобус. Документ, удостоверяющий личность, милиционеру он предъявил. Раскрыв пыльную обложку паспорта, сержант патрульно-постовой службы обратил внимание на прописку. Проживал Александр Лебедев в доме на окраине города, но там, как он сам рассказал, давно не появлялся по некоторым причинам, никак от него не зависящим. Билета у Александра не было, уезжать не собирался.

Младший сержант ППС Олег Кондратьев открыл свой блокнот, пробежался глазами по какому-то списку и вписал данные.

Худой солдат внутренних войск тонул в милицейской не по размеру форме и выглядел нелепо рядом с физически подтянутым младшим сержантом милиции. На прыщавом лице рядового бойца “ВВ” выделялись круглые очки. На тактических поясах обоих красовались специальные средства, но у Олега была ещё кобура с табельным оружием. Высокий крепкий милиционер с лёгкой щетиной отличался от солдата тем, что пришел в ряды правоохранительных органов добровольно, отслужив в армии. Призывнику выбора не предоставили, и военкомат отправил его на полтора года служить в войска правопорядка. Хоть и форма у “ввшников” милицейская, отличить их от милиционеров можно не только по шеврону, но и тощему телосложению, вечно сонному лицу и голодным глазам, какими солдат хлопает при виде любой забегаловки с едой.

- Сержант, оставь меня в покое, прошу, - умоляюще просил старик.

Олегу Кондратьеву приходилось часто встречаться с людьми без постоянного места жительства. И почти каждый раз, когда он выполнял служебные обязанности, выпроваживая подобных личностей на свежий воздух и передавая социальному патрулю, слышал просьбы оставить в покое или дать ещё немного побыть в тепле. Многие наводили жалость, и милиционер ощущал огромный камень, засевший внутри каждого из этих людей, которым выпала нелёгкая судьба. Не все ведь из них алкоголики, самостоятельно избравшие свой путь. Попадались и те, с кем жизнь обошлась несправедливо, и сержанту ППС прогонять осенью со здания таких людей было морально тяжело, хоть и не на холодную улицу, а к специальным людям, оказывающим небольшую помощь бездомным. Сотрудники милиции не могли позволить бомжам оставаться здесь.

- Товарищ младший сержант, может, пусть в здании побудет? – обратился к милиционеру военнослужащий.

Олег не ожидал вмешательства солдата и удивился.

“Да чтоб мне “срочник” раздавал советы? Не видел этот сопляк толком службы ещё!”, - подумал “ппсник”.

- Послушайтесь своего коллегу. – Гость вокзала продолжал лежать на скамейки, его не смущало то, что он занимал слишком много места.

Милиционер даже разозлился немного на себя. Он не должен был так долго уговаривать человека пройти с ним. Представитель власти имел право применить физическую силу и выпроводить с вокзала бомжа после нескольких предупреждений. Но что-то останавливало Олега. Только сейчас милиционер разглядел запечатлевшуюся на лице незнакомца отчаянность. Выражение лица такое, словно этот человек попал в положение, из которого нет выхода. Но ведь, если подумать, так и было. Куда таким личностям деваться? Мало случаев известны сержанту, когда бездомным удавалось наладить жизнь. У него действительно нет выхода. На его долю выпала тяжелая судьба, и помочь сотрудник ППС не в силах. Александр Лебедев был самым жалким бездомным, которого видел Олег. Жизнь его здорово потрепала.

Люди, сидевшие недалеко, вслушивались в разговор представителей власти и бездомного, наблюдали за развитием событий. Что ещё им оставалось делать? Ничего не происходило. Длинные очереди скапливались у касс, беспрерывно хлопали двери на выходе из здания автовокзала. Ожидание всех утомляло, а тут под боком нарисовалось хоть какое-то движение, немного разбавлявшее эту рутину.

- Если вы сейчас с нами не пройдёте, то я буду вынужден применить физическую силу, - строго произнёс милиционер, но что-то внутри сопротивлялось, призывало оставить в покое старика в потрёпанной одежде.

Младший сержант не мог подчиниться внутреннему голосу, он слушал в себе милиционера, пусть строгого, но выполняющего должностные обязанности.

Сочувствие нарастало с большей силой каждый раз, когда бездомный с заросшей бородой направлял на Олега печальный взгляд. В таких моментах Кондратьев напоминал себе о том, что служебный долг превыше всего, а брать во внимания чувства, препятствующие работе, не стоит. Ведь милиционер, заступая на службу по охране общественного порядка на вокзалах, обязан не только своевременно пересекать преступления и выявлять административные правонарушения, но и поддерживать подобающий зданию вид, выводя отсюда тех, кто пришел в поисках временного дома. Разрешишь остаться одному - заявятся другие, решив, что для убежища это место подходящее, и вокзал превратится в дом для бездомных.

Гражданин вздохнул и неторопливо поднялся со скамейки.

- Эх, зря так поступаешь, сержант. Даже твой коллега считает, что ты не прав. - Дед говорил медленно и тихо, заставлял себя через усилие шевелить ртом, показывая несколько верхних и нижних чудом сохранившихся зубов.

“Возможно. Но у меня такая работа, ничего поделать не могу”, - хотел сказать милиционер, но ограничился мыслью. – “И вообще, я ведь отправляю его социальному патрулю, а не просто кидаю на улице”.

Сотрудник ППС вызвал машину, вместе с военнослужащим и бездомным удалился из здания. Окружающие сопровождали человека в грязном свитере с долей сочувствия в лицах, некоторые не скрывали отвращения и отворачивались, зажимая руками нос от неприятного запаха.

На улице продолжал лить дождь, наполнявший тоской сержанта ППС. Гражданин мрачно обвёл взглядом мокрые крыши транспорта на стоянке, бросил взгляд на стекающиеся капли с крыши платформы. Серая газель, практически сливающаяся с окружающей обстановкой, вынырнула из-за ползущих пассажирских автобусов и тормознула на парковке. Дверь тяжело отворилась, и из машины вышло несколько человек с зелёными жилетками “Социальный Патруль”, надетых поверх обычной одежды. Сержант не знал во всех подробностях, какую именно помощь они оказывали бездомным. В одном был уверен – едой его накормят. Здесь работа милиционера закончена. Сержант указал рукой на человека без постоянного места жительства, и соцработники пригласили его в машину. Тот упираться не стал, послушно проследовал в газель.

Сержант и рядовой солдат вернулись в здание. Обстановка за кратковременное отсутствие представителей власти не изменилась, люди покидали вокзал, на их место приходили новые лица и ожидали прибытия очередного транспорта.

- Мы не в состоянии предоставить убежище таким людям, - заявил Олег военнослужащему, - но можем сделать то, что зависит от нас. Помощь данный гражданин получит. Небольшую, но получит. Возможно, его временно определят в учреждение “Дом ночного пребывания”. Не знаю. - И ребята в милицейской форме продолжили бродить по зданию.

До конца смены милиционер обдумывал произошедшее и размышлял над тем, почему жизнь так жестока и несправедлива по отношению к некоторым людям...

Мы защищаем не Зону от вас, а вас от Зоны
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте


!!!Внимание!!!
Сайт СталкерУз не содержит рекламы и поэтому для поддержания проекта нужна Ваша помощь!
Подкинуть копейку можно по этой ссылке - funding.webmoney.ru/stalkeruz-territoriya-stalkera
Актуальные темы на сегодня
Из Зоны только один выход - в центре, в самом её сердце © Дезертир из книги "Дезертир"
Наверх Вниз