Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Зона Ноль

«Подводя итог вышесказанному приходится признать, за пять лет мы, учёные, не продвинулись ни на шаг в попытках объяснить причину Прорыва. Что это было? Неизведанные процессы в самой Ноосфере? Злой умысел? Или просто невероятное и трагическое стечение обстоятельств, случающееся один раз на миллиарды лет? Не знаю. В своих исследованиях мы топчемся на одном месте и место это в нескольких метрах от незримой границы, отделяющей А-Зону от внешнего мира. Любое проникновение вглубь интересующей нас территории сопряжено со смертельным риском и его нельзя оправдать никакими благими целями.
Приходится также констатировать неприятный факт: нам пока не удалось определить, имеет ли А-Зона непосредственную, прямую связь с Зоной Отчуждения ЧАЭС или это совершенно иное, самостоятельное образование. Уму непостижимо, но обе Зоны столь же похожи, как и различны. По выражению одного талантливого в своей области деятельности человека, я процитирую: «Если реальный мир создан физиком-теоретиком, а Большая Зона физиком-экспериментатором, то А-Зона стала последствием деятельности математика, который при этом был изрядно пьян. А когда он, наконец, протрезвел и попытался хоть что-то исправить, стало только хуже».

Из доклада профессора Айдарова, на Международном симпозиуме посвященном проблемам аномальных территорий. Новосибирск, Академгородок. Май 2018 г.

Зона Ноль

Глава 1

Года два назад, кто-то из юмористов, изрядно приняв на грудь, залез на крышу вокзала и сбил с вывески две буквы Ю и А. А букву Р развернул в мягкий знак и в сочетании с римской цифрой I после неё и оставшейся Г перед ней над станцией появилось новое название – «ГЫ». Но оно не прижилось в таком коротком варианте. Местные обитатели тут же добавили окончание и теперь иначе как «ГЫдюшник» никто вокзальный комплекс не называл. Даже в официальных рапортах ОМОНа замелькало это словечко. И если единственная электричка, раз в день посещавшая эту заброшенную, забытую местность всё ещё прибывала на станцию ЮРГА I, как было написано на билетах, то это не более чем консерватизм руководства РЖД.

Джагур забрался на остатки пешеходного моста через железнодорожные пути и не спеша курил. Вдумчиво, смакуя каждую затяжку. Он уже давно мерил время по таким мелочам как сигарета или еда. А ещё сон. Лёг спать – день закончен, проснулся – начался. Захотел залысить граммов сто – Адмиральский час. Дедовы командирские часы, настоящие, штучные, не какая-то там лажовая штамповка, лежали в книжном шкафу, за томиком Карела Чапека. Он их доставал оттуда, заводил и подводил только когда собирался идти за «железку». Другие часы, с кукушкой, продукция советской сувенирной промышленности висели на стене, но не шли, по причине торчащий из циферблата арбалетной стрелы. Кукнула однажды пластмассовая птичка в неподходящий момент и заткнулась навсегда. А электронный ПДА, неизменный атрибут любого сталкера в той, Чернобыльской Зоне, называемой теперь Большой, он забросил в ближайшее болото, едва только выбрался за КПП.
Как давно это было? Целых три года назад. Таким же весёлым майским днём он заявил о том, что завязывает. Объявил в третий раз – первые две попытки были неудачными. Чем дальше он удалялся от Зоны, тем тоскливее становилось на душе, неприятно холодило в желудке, мучила неизвестность, казалось, что жизнь кончена и впереди пустота. И не в силах бороться с этим он выпрыгивал на ближайшей станции, садился в обратный поезд, а через несколько дней уже полз под проволоку, стараясь не выдать себя лишним шумом, не привлечь внимание лениво покуривающего у пулемёта часового. Но в третий раз повезло. Зона его отпустила. Он ушёл ни разу не оглянувшись, сел в поезд и доехал до самого Новосибирска. Даже появилось нетерпение от скорого свидания с родиной.
Ох, Зона, Зона. Какая же ты тварь. Отпустила из одной, чтобы тут же подставить другую.
Огонёк сигареты обжог пальцы. Неприятно, по опыту известно, что потом там появится волдырь и будет мешать, но кого винить? Сам ротозей, задумался. Джагур выпустил окурок, проводил его полёт долгим взглядом и смачно сплюнул вслед. Потом поднял глаза. Видимо электричку он всё же пропустил. Пришёл позже, когда она уже умчалась обратно, в западном направлении, туда, где ещё кипела цивилизованная жизнь, мимо чистых, ухоженных станций с нормальными названиями, а не извращением подвыпивших каскадёров-любителей.
Станционные часы показывали полшестого. Ровно столько же, сколько показывали полчаса назад и, будут показывать полчаса спустя. Они уже давно висели в этом положении и каждый день, кто-нибудь из обитателей «Гыдюшника» обязательно отпускал по этому поводу какую-нибудь изрядно всем надоевшую пошлость. Бывало, остряка даже били, если тот попадал со своей шуточкой не в тему или не под настроение. Но, всё это лирика. И в нормальном мире полно остановившихся часов. Гораздо интереснее другой предмет, столь же бесполезный как циферблат на фасаде, но сразу характеризующий это место как гротескный, нереальный мир предзонника. Чуть подальше на восток, сразу за грузовыми складами проходил периметр. Железнодорожные пути пересекали ворота. Обычные две створки, основа – рама, сбитая из брусьев, и на равном расстоянии натянута колючая проволока. А сразу за воротами одинокий семафор, вечно горящий зелёным светом, как бы приглашающий: иди, путь свободен.
Однако любой бродяга отирающийся в Гыдюшнике скажет что это дорога в никуда. Километра через полтора смельчак, а вернее идиот решивший попасть за «железку» этим путём, набредёт на целую россыпь всевозможных аномалий, которые гудят, трещат, хлюпают или тихо шуршат и в ожидании своей жертвы от нечего делать пожирают друг друга. Обойти их конечно возможно, но там путника подстерегала другая опасность – район облюбовали вечно голодные одичавшие собаки. Никакого арсенала не хватит, чтобы отстреляться от этих тварей. «Гормолзавод», «Юсил» и Автобаза, ставшая бывшей ещё в конце девяностых – районы которые обходили стороной даже видавшие виды мастера.
Наверное, не стоило торчать здесь у всех на виду как поплавок неудачливого рыбака. Едва Джагур повернулся и сделал шаг на лестницу, как подпиравший стену здания ЛОВД ОМОНовец тут же оторвался от нагретого места и пошёл в его сторону. Шёл не спеша, прогулочным шагом, небрежно придерживая рукой висевший на плече АКС. Видимо из новеньких. Те, что поопытнее давно сменили «Сучки» на длинноствольные АК-74 или «Абаканы». Неудобно, конечно, зато эффективно. Особенно если патрулировать Зону Б. Серьёзных тварей там естественно не было, забредали всё те же пережившие катаклизм и лишившиеся хозяев псины. Но и они могли изрядно попортить синюю пятнистую шкуру представителей закона. Да ещё бывало кто-нибудь из возвращающихся ходоков, насмотревшись за «железкой» всяких чудес, начинал вдруг палить без разбора во все стороны. Вот в такие моменты и ценилась разница между армейским автоматом и его короткоствольной, милицейской модификацией.
Спускаясь вниз, Джагур оценил ОМОНовца. Точно новичок. Пятнистая форма ещё не измятая, щеки гладко выбриты, в глазах нет усталости и пустоты, а только небольшой испуг, перед местом, где волею судьбы он оказался. Их ведь со всех концов страны сюда гоняют по очереди. Но храбрится и сразу берёт суровый тон:
- Ваши документы!?
Джагур спокойно, слегка наклонив голову, с головы до ног и обратно осматривает юнца.
- А ты, собственно говоря, кто? – Раздельно спросил он, наблюдая за реакцией.
Парень, растерялся. Поправил и так удобно висящий автомат. Потянул руку что бы пригладить волосы. Оглянулся на здание ЛОВД. Джагур хмыкнул и улыбнулся:
- Шучу, скучно здесь у НАС, - на последнем слове он сделал особое ударение. Потом достал, раскрыл и протянул паспорт. – Страница с пропиской.
Но в руки не дал. Выждал несколько секунд и предупреждая следующий вопрос пояснил:
- Это недалеко отсюда. За вокзалом.
Потом спрятал документ обратно в карман, повернулся на каблуках и быстрым, широким, не свойственным сталкерам шагом направился вдоль перрона к лестнице вокзала. Проявивший бдительность ОМОНовец, остался стоять с выражением крайнего недоумения на лице. Но порыв догнать непонятного человека был остановлен сомнением: уж слишком нагло повёл себя подозрительный тип. Может он в этих местах… того. Начальство покруче, чем капитан.
Именно из-за последнего Джагур проделал этот психологический трюк. Если молодой боец только осваивался в Гыдюшнике, то его командир ориентировался здесь как у себя в кармане. И появление на вокзале Джагура в самом начале сезона могло вызвать у последнего нехорошие подозрения. Призрак, а именно так сталкеры называли капитана, не зря получил своё прозвище. Стоило на секунду-другую расслабится и он возникал за спиной в самый неподходящий момент. Например, когда ходок тащил из-за «железки» хабар. Или мирно закусывал, держа на коленях незаконный автомат. Рассказывали, как Призрак вначале загнал незадачливого сталкера в лесополосу возле очистных, а потом героически спасал его от собак, но только для того, чтобы тут же оформить рапорт и отправить в КПЗ.
Капитан не был таким уж злобным человеком. Он просто честно выполнял свою работу, при этом сам для себя установил рамки. В Гыдюшнике сталкер мог бы даже в открытую тащить добытую за «железкой» диковинку. Но не дай Бог попасться ему с этой же штукой в Зоне Б. Спуску не будет.
А Джагура Призрак пока ни разу не ловил. Но это не означало, что никогда не поймает, особенно если проявлять беспечность. Вот как сегодня.
Джагур сбавил ход и спокойно прошёл мимо завсегдатаев пристанционной площади. Разномастная публика, которую словно магнитом тянуло в эти запретные места. Слухи было не остановить и многие утверждали, что здесь можно хорошо подняться даже за одну ходку. Вот и съезжались сюда в надежде присосаться к бешенному финансовому круговороту, который увы, вращался не для всех. Некоторая часть искателей приключений, убедившись что поговорка: хорошо там, где нас нет, работает и в Гыдюшнике уезжали. Единицы находили-таки свою нишу, оседали и становились звеньями в этом механизме, связывающем закрытый город и внешний мир. Судьба остальных была незавидной. Одни улучшали статистику Призрака и отправлялись на отсидку, другие пополняли собой неоконченный список жертв Зоны Б и Зоны А. Третьи же отирались здесь на перроне, быстро опускались и паразитировали за счёт более удачливых ходоков и новичков, которых легко разводили изображая из себя значимых людей.
Одного такого, в светлом плаще и огромным баулом в руках как раз обрабатывали или как здесь говорили: «присели на уши», возле лестницы.
- Да всё нормально, чувачок, - донёсся до Джагура уверенный голос. – Ты меня слушай. Значит сейчас, идём к одному барыге, берём у него снарягу и хавчик. До утра перекантуемся и за «железку»…
- А деньги? – Неуверенно спросил потенциальный лох.
- Забудь о деньгах. Барыга с процента работает, на прокате. Я б сегодня сразу ломанулся, но мне человечка не хватает. А ты я вижу, парень серьёзный, с головой, я тебя сразу приметил. Так что держись меня, не пропадёшь. Только поспешать нужно. Металлоискатель ждать не будет. Кто первый тот и в дамках. Она ведь мне на ушко шепнула, что грант пришёл. Говорит: «Знаю, ты парень деловой, что хош достанешь. Есть заказ, пока терпит, но если за неделю не обернешься, извини. Объявлю гонку». Ну, я как про заказ узнал, сразу сюда. Думал, может встречу кого знакомого, кому заработать надо. Да всё шелупонь в основном. А тут ты как раз. Вот думаю, то, что надо.
Вся эта быстрая речь была произнесена с одним расчётом – оглушить новичка, загрузить его местным жаргоном, непонятной информацией, убедить что тебе «невероятно повезло». Но во всём этом не было ни капли правды. Хотя нет, одно предложение всё же было определяющим - забудь о деньгах. Через час у тебя их уже не будет. Жаловаться бесполезно, в лучшем случае, под хорошее настроение, Призрак посадит тебя завтра на электричку. В худшем – прикажет спустить с крыльца ЛОВД, предоставив барахтаться самому. А затеешь разборку – поедешь на отсидку. Опять же в лучшем случае. В худшем…
Кладбище на окраине Гыдюшника пополнялось регулярно.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.
⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

BesПечныY  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Класс, только всё же не хватает информации что произошло и откуда разделение Зона на А и Б, я вторую часть ещё не читал, сейчас пойду.

Черный ворон  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

супер!

Джагур (Хронофаг)  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Когда я это затевал, думал будет рассказ, небольшой. На два три авторских листа. И хотел что-бы с узовским колоритом, в частности ники пользователей. А потом увлёкся и честно говоря теперь самому интересно, куда это вылезет...

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Всё это будет дальше. Как в покере - полная информация после вскрытия. Хотя слово вскрытие...
Тогда как у патологоанатома.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

LegioN  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Джагур, третью часть когда ждать?

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Вообще по существу первые две части это как бы ввод в курс дела, придание атмосферы, тут ведь не начнёшь как про Чернобыль, где все всё знают. И они были одной. Но сайт не пропускает больше 20000 знаков а урезать некуда.
С третьей частью попробую уложится в лимит, так что она должна длиннее получится. Хотя и действия там побольше, но опять же кое что всё равно объяснять придётся.
Хотя бы с какого перепугу ты там появился Laughing

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

LegioN  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Я так понимаю меня там полным говн... фикалием выставят? Ну и ладно. В погоне за славой...

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Плохо же ты обо мне думаешь. Если бы мне нужен был навоз, я б кого-нибудь из нуклидов нашёл.
Хотя мысль о навозе интересная... как бы это обыграть Scratch

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

LegioN  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Навозники на цепи...

+5 
 -2
Группировка: Орден
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 01/22/2010
Оффлайн

Глава 2
- Купи артехакт? –

Глава 2

- Купи артехакт? – Раздался дребезжащий голос с другой стороны.
Джагур улыбнулся и повернулся в сторону говорившего:
- Привет, Витёк.
- А, это ты… - разочарованно произнес старик. – Дай закурить.
Он спрятал во внутренний карман большой кусок оплавленного стекла и потянулся за сигаретой.
- Электричка как я понимаю, уже была… - полувопросительно, полуутверждающе произнёс Джагур щёлкая зажигалкой.
- Угу…, - подтвердил старик.
Витёк был местной достопримечательностью. Целыми днями он болтался по Гыдюшнику, стуча костылями и навяливая всем артехакты. Иногда ему удавалось спихнуть какой-нибудь мусор случайно залетевшему сюда интуристу, но это летом. Остальное время подъедался при местной публике, потешая их рассказами и байками. Инвалидом он стал ещё во времена СССР - случайно попал под вагон, когда работал сцепщиком. Пенсию получал неплохую, но бабка забирала всё до копейки, вот он и шатался по вокзалу, изобретая хитроумные способы «вздрогнуть», «поехать», «втереть», «глыкнуть» и так далее. Словарь синонимов слова «выпить» у него был нескончаемым.
- Что Витёк, не идёт клиент?
- А…, - старик скривился и махнул рукой. – Не сезон.
Джагур оглянулся и украдкой, вполголоса спросил:
- Никого из незнакомых не видел?
- Дак у них почитай у всех рожи незнакомые, - осклабился инвалид.
Джагур достал пятидесятирублёвую купюру и вложил в ладонь старику.
- Были двое, - ответил тот, пряча деньги. – Один молодой совсем. Пацан. Стрижен бобриком, башкой туда сюда вертит и носом хыркает. Чисто ёжик. А второй посолиднее, твоих годков. Сразу видно – бывалый. Я ведь вашего брата за версту чую. Да и не ошибешься тут. К нему Хрюндель, было, сунулся, на уши присесть хотел, а тот его смачно так послал, аж мне завидно стало. К Кресту пошли оба.
- О-па. Что Хрюндель нюх потерял что ли?
- Так пьёть без меры, вот и промашка вышла. Знаешь, как начальник людей на работу набирал?
Джагур уже слышал этот анекдот, но решил послушать ещё раз, оттягивая хотя бы на несколько минут неизбежное – начало сезона.
- Вот приходит, значит, работник к начальнику отдела кадров. Хотя не, два работника приходят. Ну, начальник в растерянности, нужен человек, да только один, а тут понимаешь двое. Не может решить: которого взять, то. И так соображал, и эдак. Вроде и тот хорош, и этот гож. А как ошибёшься, тоже неприятность. Ну, думал, думал, а тут как раз директор мимо пробегал. Чего, говорит, маешься то? Ну, начальник ему значит, ситуацию обрисовал, совета вроде как спрашивает. А директор отвечает: «Ха, делов то». Зовёт к себе, значит обоих, спрашивает у первого: «Пьёшь?». Тот: «Ну-у, выпиваю, бывает, по праздникам». «И много пьёшь?» Это директор значит, допрос продолжает. Тот «Ну-у, рюмочку, там, две. Если закуска да компания хорошие – могу и по более принять». Ладно, тут директор у второго тож самое спрашивает: «Пьёшь?». Тот: «Все выходные и праздники». «И много пьешь?» «Ведро». Ну, тут директор и говорит своему начальнику по кадрам: «Бери второго. Он пьёть, но меру знает».
И сам хрипло рассмеялся своему анекдоту. Джагур из вежливости поддержал, вроде как в первый раз услышал.
- Ладно, разговоров о выпивке много, а самой пока нет, - постановил Витёк. - Покеда, надо будет чего – обращайся.
И старик ловко повернулся на костылях, собираясь уходить.
- А чего к Кресту то не пойдёшь? – Поинтересовался Джагур.
- Да ну его, - Витёк на секунду приостановился. - Не люблю я там разговляться. Курят все, музыка орёт. Толи дело на свежем воздухе.
- Ну-ну, - вполголоса произнёс Джагур, глядя вслед уходящему старику.
Без Витька бар Креста был немыслим. Но что правда, то правда – зависал там старик, как говорится на угощении. Если наклёвывалась возможность выпить самому - он исчезал, а потом почти полз по улице до дома, крича под настроение весёлые и похабные частушки. После этого недолгая война с бабкой и тишина. Жили они по соседству, сколько Джагур себя помнил.
Легко поднявшись по лестнице и надвинув на голову поглубже капюшон он открыл тяжелые двери и зашёл в здание вокзала. Хотя от него осталось одно воспоминание. Зал ожидания давно превратился в стихийный рынок, где можно было купить всё что угодно. В открытую торговали разными сталкерскими приспособлениями. Ведро разнокалиберных гаек шло за пятисотенную, моток красной ленты – двести. Здесь же продавали средства для защиты дыхания: от марлевых повязок до армейских противогазов, но это для новичков или тех, кто приезжал сюда попытать счастья, имея опыт Чернобыля. За «железкой» всё это было лишним. Как лишним был и монолитовский экзоскелет, который упорно пытался продать парень лет тридцати, с искалеченной, вывернутой аномалией рукой. Да не просто лишним, а в некотором роде и опасным. Там не было тех просторов, что свойственны Большой Зоне – всё, включая тварей, аномалии и другие чудеса Зоны А, были сосредоточены на небольшом пятачке, который с лёгкостью уместился бы в пределах одной Чернобыльской локации. Так что экзоскелет только затруднял передвижение, а за «железкой» скорость имела немаловажное значение.
Вот лежащий рядом, защитного цвета, научный комбинезон из Большой Зоны вещь полезная. Были места, где его свойства могли сыграть на руку ходоку. Однако торговец с ослиным упрямством продавал их только в паре, и только за «стоху». Что ж, на нет и суда нет. Как говорится флаг тебе в руки и удачу на хвост.
Немного дальше стояли столики с более насущным товаром – камуфляж, обувь и даже бронежилеты. Но, Джагур никогда не затаривался в Гыдюшнике – Призрак незримо присутствовал и здесь, всё видел, всё подмечал, что не запоминал – записывал. И подшивал к делу.
Единственным местом, сохранившим своё первоначальное вокзальное назначение, был ресторан. Вернее бар. Оригинальностью названия он не отличался – «Гудок» и на памяти Джагура заведение сменило уже трёх хозяев. Первый, кроме того, что содержал это место, ещё и похаживал за «железку» и однажды просто не вернулся. Второй был хитрее, сам за артефактами не лазил, предпочитал посредничество. На том и погорел. Завалил солидный заказ от серьёзных людей, попытался увильнуть от неустойки и ненароком слил информацию по заказу на сторону, чем несказанно обрадовал узнавшего кое-что интересное Призрака. Для самого бармена эта история закончилась плачевно - он скончался в служебном туалете от несварения в желудке, вызванного тяжёлым охотничьим ножом.
Третий хозяин решил, что хитрее обоих своих предшественников. Он не только держался подальше от периметра, но и решил не связываться с тёмными делишками. Так и говорил: «Вот вам выпить-закусить – остальное без меня». И возможно до сих пор сидел бы да подсчитывал прибыль, но только год назад из дверей всё той же электрички, сжимая в руках пухлую барсетку, на заплёванный перрон вышел Крестоносец. Разогнал витиеватым, многоэтажным матом сунувшихся к нему любителей присесть на уши и грубовато поинтересовался у ближайшего торговца: где живёт Джагур? Получив исчерпывающую справку, уже через пятнадцать минут он к несказанному удивлению хозяина возник на пороге его дома.
Крестоносца Джагур знал ещё по Большой Зоне. В те времена Крест таскал синий комбинезон, предпочитал натовский стандарт и не испытывал ни к кому личной неприязни – только контракт. Вопреки сложившемуся стереотипу наёмники были не такими уж плохими ребятами, по крайней мере, не столь отмороженными как ренегаты и не такими коварными как стервятники. Тёмные делишки, непроницаемая завеса тайны это только неизменный атрибут такой организации. Впрочем, в само существование организованной группировки Джагур не верил, считал, что слухи о секретной базе и жёстких правилах наёмников распускают сами наёмники, а на деле это только несколько разрозненных групп выполняющих контракты и не гнушающиеся при этом никакой работой. Но подтвердить или опровергнуть свои предположения он не мог – тайна.
Удивление было вызвано тем, что лет пять назад прошла инфа, будто Крестоносца сожрала Зона где-то в районе Лиманска. А так как больше он нигде не возникал, Джагур решил, что эта информация всё-таки верна. И надо же, вот он, живой, здоровый, даже слегка пополневший, стоит в дверях и давит лыбу, наслаждаясь произведённым эффектом. Потом вечер воспоминаний за бутылочкой лекарства против нуклидов и разговор о будущем. На предположение Джагура о том, что Крестоносец решил попытать счастья за «железкой» тот, смоля сигарету, ответил:
- Нее, я как-то не любитель гонятся за артефактами. Да и ходок из меня даже в Большой Зоне был ещё тот. А здешняя малышка, насколько я слышал, ещё та сука. Но, гостить я тоже не собираюсь. От прежней работы остались кое-какие связи и немного мелочишки. Думаю, от посредничества свой процент я поимею.
Сказано – сделано. Уже утром Крест развил бурную деятельность. Для начала присмотрел для себя здание давно разорившегося магазинчика на той стороне путей. Месяца за два до того, домик облюбовали для себя местные бомжи. Новоявленного хозяина обитатели «коммуны» встретили довольно-таки неприязненно. Но вместо ответа на провокационный вопрос: «Чё те ваще надо?» Крестоносец достал шипованый кастет. Целый день под его неусыпным присмотром бомжи приводили магазинчик в порядок. Они же в последующие три дня, пока Крест ездил за товаром, натаскали туда разномастные стулья и столы. Так что, учитывая конечно, что в Гыдюшнике не требовалось оформлять никаких разрешительных документов, можно сказать что бар «5-56» открылся в максимально сжатые сроки. А когда прошёл слух, что в новом баре можно не только выпить, пожрать и подраться, но и обсудить с барменом кое-какие житейские вопросы «Гудок» стал быстро сдавать позиции. А в декабре Крестоносец сам пришёл в привокзальный бар и выложил на стойку перед хозяином пачку баксов с одной стороны и «Кольт» с другой. Выбор оказался правильным и Новый Год в «Гудке», который всё-таки был удобнее чем «5-56» отмечали уже при новом хозяине.
Несмотря на приятельские отношения Джагур особо с Крестоносцем не связывался. Обходился своими каналами сбыта артефактов. Но тут, незадолго до майских праздников Крестоносец сам обратился к нему с просьбой сводить за «железку» одного человека и Джагур неожиданно даже для самого себя согласился. Встреча была назначена на сегодня, и, судя по докладу Витька, клиент прибыл. Быстро и внимательно осмотревшись по сторонам, Джагур открыл двери бара.

При свете проклятого дня...

LegioN  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Третья часть будет завтра утром! Ждем!

+792 
 -25
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 09/28/2009
Оффлайн

Глава 3
Те, кому

Глава 3

Те, кому посчастливилось застать советский общепит, наверное, помнят изготовленные при помощи топора и стамески скульптуры медведей, стоящих на задних лапах и украшающих комбинаты питания и привокзальные рестораны. Где Крестоносец сподобился раздобыть этот раритет остаётся загадкой, но именно такой хозяин тайги встречал каждого посетителя «Гудка». Правда, с особым колоритом – на медведя напялили полное сталкерское облачение в виде новенького комбинезона «Заря», а к торчащей из рукава лапе приделали огромную гайку.

Пару недель назад Крестоносец, от нечего делать, положил в поясную сумку бутылку водки и теперь среди посвященных работал тотализатор. Ставки делались на то, как скоро Витёк догадается, что из сумки торчит горлышко именно того, чего надо. Джагур в этом развлечении участия не принял, он, как впрочем и остальные не сомневался, что рано или поздно, кто-нибудь из участников пари сольёт старику инфу. И тем не менее огибая «Михрютку» он скосил глаза на сумку. Пробка всё так же соблазнительно выглядывала из-под не застёгнутой до конца молнии.
Бар был как всегда почти полон. Старик был прав – тут все курили и гомонили одновременно, а со стороны стойки неслась музыка. Правда, не громко, так что до Джагура долетали отдельные высказывания посетителей. Но прислушиваться к ним не стоило – никакой полезной нагрузки они не несли. Стоял обычный трёп об аномалиях, тварях и артефактах, рассказывались ветхозаветные истории и анекдоты перекочевавшие сюда из Большой Зоны, в общем сталкерский бар жил своей обычной жизнью. Вот только сталкеров здесь почти не было. Это там, в Чернобыле, любой кто находился за периметром считался таковым. Здесь же в полный голос о Зоне А говорили как правило либо новички ещё ни разу не пересекавшие «железку», либо отирающаяся в Гыдюшнике шантрапа. Истинные ходоки помалкивали, деловые разговоры предпочитали вести на открытом воздухе, или на особом языке жестов и намёков. Даже Крестоносец решал дела на улице, памятуя о том, что у стен есть уши.
Сам хозяин стоял, опираясь на стойку бара. Синяя футболка, из рукавов которой высовывались мускулистые, заросшие густой шерстью руки, черная кожаная жилетка, белая салфетка свисающая из объёмного нагрудного кармана и брезгливое выражение лица. Вот далеко неполный портрет бывшего наёмника. Если не считать большой, свисающий с шеи крест, который по слухам был найден им в развалинах церквушки на болотных хуторах и обладал какими то свойствами и прилипшую к нижней, оттопыренной губе сигареты которую Крест даже не удосужился прикурить. Насколько Джагур знал приятеля все эти признаки показывали что он находится в крайнем раздражении. Возможно даже из-за его опоздания.
Ничего. Должен был давно усвоить, что Джагур никому ничего не обязан.
Он залез на табурет напротив Креста и в этот момент из боковой ниши раздался голос, который ему сейчас, да и позже, да и вообще никогда не хотелось слышать.
- А что, психомартышек теперь без намордников выпускают?
Вот и объяснение плохому настроению Крестоносца и собственным нехорошим предчувствиям. Хотя всё логично – начало сезона. И Джагур, нарочито громко, поинтересовался у приятеля:
- У тебя что-то сдохло?
- В смысле? – Не понял Крест.
- Стервятники слетелись.
- Не-сме-шно…, - тут же раздалось сбоку. – Попытка номер два.
Джагур почувствовал, что его против воли втягивают в эту бессмысленную игру слов. Но остановиться уже не мог:
- Могу ещё сказать, что если из под снега появляется навоз – значит пришла весна.
Он скинул капюшон и развернулся на табурете, опёршись локтём о стойку.
За столиком между окном и колонной восседал Легион, которого Джагур сразу не заметил. Расслабился за зиму, да ещё Крест со своим заказом. А ведь он почти всегда появляется именно в это время. Загорелый под импортным солнцем, отдохнувший и посвежевший. Сидит, радуется, растянув улыбку на все тридцать два зуба. Белых и главное своих, что вообще то не свойственно сталкерам, теряющим их в жёстких условиях Зоны, где порой не то что умыться, да и попить толком нечего. И вода, даже очищенная крайне разрушительно воздействует на эмаль. Вновь появилось давнее желание проредить эту антикариесную рекламу, даже кулаки самопроизвольно сжались, но он сумел взять себя в руки.
Несмотря на ощутимую разницу в возрасте и совершенную несовместимость характеров, у Джагура и Легиона было много общего. Начать хотя бы с того, что оба они в своё время бегали в отмычках у легендарного Сатрапыча и были отмечены им как весьма талантливые ходоки с большим будущим. Когда старый учитель окончательно завис на Кордоне, поучая новичков и переругиваясь со старым недругом Сидоровичем, Джагур и Легион ушли в рейд с группой Рокера. Ходка была более чем удачной – хабар они на Агропроме взяли солидный. Но на обратном пути попали в засаду к отмороженным ренегатам. Пока Джагур, Легион и двое отмычек разбирались с невесть откуда появившимися «скорпионами», Рокер, прихватив хабар, смылся. В горячке боя отряд не заметил исчезновения командира. А потом, оставшись втроём, один из новичков всё же словил горячую, они вначале даже не поверили, что их вот так вот элементарно кинули. И кто? Ветеран, о котором хорошо отзывался даже видавший виды Сатрапыч.
Но Рокер напрасно радовался и летел вперёд, надеясь, что если компаньоны и останутся в живых, то вряд ли его догонят. Обманутые им сталкеры рванули на перехват по давно нехоженому маршруту. Переход был ещё тот – отряд едва ли не продирался сквозь бушующие аномалии и фонящие радиацией холмы. Но удачно. Рокера они встретили неподалёку от заброшенного КПП на Свалке.
Увидев покинутых им сталкеров стервятник не нашёл в себе сил даже на сопротивление. Джагур к тому времени остыл, но вот Легион. В него словно вселился весь гнев Зоны. Он грубо, пинками, отогнал Рокера на обочину швырнул его на колени и, зайдя сзади громко и явно кому-то подражая, произнес:
- Твоими пастырями будем мы, Во имя твое господи. Сила снизошла из твоих рук, Наши ноги быстро твое слово несут. И прямо к тебе пусть потечет река. Наполним душами её, да будет так Во имя Отца И Сына И Святого духа. Аминь.
А потом он выстрелом из отобранного у Рокера «Пустынного Орла» снёс ему полчерепа.
После этого их пути разошлись. Джагур сделал для себя вывод к которому приходят некоторые способные сталкеры – лучше всего работать в одиночку. Легион тоже сделал вывод, но какой, Джагур догадался позже. А пока бывший напарник сколотил собственную группу и сделал несколько удачных ходок. А потом появился нехороший слушок, что Легион, со своими ребятами… как бы это помягче сказать… в общем, решил, что раз Зона полна стервятников, то почему бы не стать одним из них, только более осторожным и хитрым. В открытую обвинений никто не предъявлял – по неписанным правилам за слова надо отвечать. Но зуб на него затаили многие. А должники так те вообще перекрыли отряду Легиона доступ на Росток и далее на Янтарь. А однажды ночью кто-то очень даже грамотно вынес блок-пост этой группировки, не оставив ни единого свидетеля. Может это был и не Легион, но его группа через несколько дней в полном составе вступила в Свободу, куда принимали всех желающих, невзирая на репутацию, а путь на Военные Склады был только один.
Поначалу Легион очень близко воспринял идеи анархизма. Но уже скоро понял, что свобода это конечно хорошо, но рисковать ради одной идеи, не подкреплённой чем-то более существенным, сдерживать на Барьере фанатиков из Монолита и постоянно собачиться с Долгом, в котором всё-таки служили очень даже опытные солдаты не по его натуре. Нападение Буянов во главе с Черепом, когда Легион потерял двух своих бойцов, переполнило чашу терпения и, послав Свободу в свободное плавание, он ушёл. По времени это совпало с бумом, связанным с отключением Выжигателя. Зона, вернее её освоенная часть расширилась, массово набежали новички и след Легиона растаял. Незадолго до своего ухода, Джагур услышал, что он вроде как носит синий комбез и живёт контрактами, но так это или нет, он не знал.
А потом и думать забыл о бывшем приятеле.
Вновь они столкнулись уже в Гыдюшнике, вернее за «железкой» и столкнулись по-настоящему. Джагур как обычно работал один, Легион как всегда набирал для ходки людей способных на всё. И когда первый выбирался из «Поляны», второй устроил ему засаду. Безрезультатную - всё таки Джагур был в родных местах и без труда ушёл, хотя на незапланированном маршруте его едва не растерзали собаки. Но эта встреча всё расставила по своим местам. В этом же «Гудке», в ответ на молчаливый вопрос Легион, развёл руками и с неизменной усмешкой сказал:
- Ничего не поделать – конкуренция.
Джагур набросился на него и возможно уже тогда один из них лёг бы на кладбище, а второй отправился на отсидку, но их разняли. С тех пор Легион обязательно при встрече поминал психомартышку, а Джагур, не боясь «ответить», впрямую называл его стервятником. В Гыдюшнике разборки были чреваты, но оба знали, что рано или поздно судьба сведёт их вновь за «железкой». Иначе просто быть не могло. И тогда они закончат начатое.
На высказывание Джагура о приметах весны Легион только ещё больше развеселился и сказал сидящему рядом с ним парню:
- Вот, Котёл. Вернёшься домой и тоже станешь мыслить на колхозном уровне.
Тот ощерился и искоса посмотрел на Джагура. Злобы, или ненависти во взгляде не было. Вообще Котёл был парнем спокойным, если бы не Легион, вполне возможно, что он стал бы неплохим сталкером. Обычным, без замашек стервятника. Ведь Гыдюшник как-никак был почти его второй родиной. Парень умудрился отстать от проезжавшего накануне катастрофы военного эшелона, перевозящего мотострелковый полк в котором он служил на Дальний Восток. Как он сам рассказывал: выскользнул пока стояли из вагона – очень хотелось догнаться, скорешился с какими-то ребятами на вокзале и протрезвел только к утру, когда от эшелона и след простыл. Ребята собирались ехать в город, в какой-то «Пентагон» к девчонкам и звали его с собой, но с непривычки, от выкуренной натощак и с похмелья сигареты ему заплохело и он предпочёл поспать ещё, решив после искать военкомат, чтобы сдаться, пока не прошло трёх суток. Проснулся от грохота – начался Прорыв. Так что Котёл, да ещё несколько жителей, не пожелавших впоследствии переселяться из давно обжитого места, был прямым очевидцем событий того дня. По крайней мере, первых минут Прорыва.
Вначале над городом пронёсся ужасающий грохот, а потом вдруг всплыл купол нестерпимо яркого света. Кто-то из стоявших, разинув рты, свидетелей крикнул:
- Ёпть, это ж атомная бомба…
Началась паника. Люди в ужасе разбегались кто куда, прятались где только можно, или просто падали на землю закрывая ладонями уши и глаза. Другие напротив залазили повыше, чтобы лучше увидеть что происходит. Третьи, к которым относился и Котёл остались стоять, не в силах оторваться от завораживающего зрелища. А купол всё рос, всё разгорался, стремительно приближаясь к ним. Но в какой-то момент он вдруг остановился, словно потерял свою силу, потускнел, потемнел и с тихим шорохом, с каким лопаются мыльные пузыри - распался. Свет померк и очевидцем стало видно небо над городом. Огромные чёрные тучи, повинуясь неведомой силе закручивались в гигантскую воронку, основание которой терялось где-то в глубине. Откуда-то свыше, по этому основанию, как по проводу ударил переливающийся всеми цветами радуги столб света, после чего воронка под его воздействием стала выворачиваться, окутывая город непроницаемой мглой.
С Востока, со стороны моста, на станцию влетел пассажирский поезд. Очевидно, машинист не контролировал его движение, или, что, скорее всего, поезд просто перестал ему подчинятся. Не снижая скорости, он подрезал стрелку и запрыгал по шпалам, затем опрокинулся и разметался по путям, круша и ломая всё на своём пути. Ожидавший отправления грузовой состав, под натиском пассажирских вагонов разлетелся и пополз по насыпи. Большую его часть составляли цистерны с горючим, и оно вспыхнуло, заливая огненной рекой нижнюю часть жилого сектора.
Это послужило как бы сигналом и жители пришли в действие. К стыду, или к радости можно отметить, что некоторые всё же бросились на вокзал, помочь, чем можно, зажатым в искорёженных вагонах пассажирам. Но основная масса побежала прочь от погибающего города. Некоторые нашли в себе способность действовать более осмысленно – вначале в спешке собирали то из своих пожитков, что могло пригодится, искали документы и деньги, после чего грузились в свои или соседские автомобили и ехали в сторону Томска. Наиболее напуганные бежали, в чём были, крича что-то невразумительное приближающимся к городу, и ещё ничего не знающим водителям автомобилей на шоссе.
А Котёл продолжал глазеть на город. Чернильного цвета облако бурлило, клокотало, словно кто-то пытался сварить ужасающую, адскую похлёбку. Иногда оно вдруг на мгновение становилось прозрачным и тогда окрестности заливали радужные цвета, но не надолго – словно опомнившись, невидимый режиссёр этого безумия тут же снова накрывал город чёрным покрывалом.
Оторвал его от созерцания Прорыва старческий голос:
- Эй, подсоби-ка служивый.
Котёл оглянулся. Посреди улицы на костылях стоял старик, в телогрейке на голое тело, вытянутых до безразмерности тренировочных штанах и в комнатных тапочках на босу ногу. Но не это вызывало удивление. Каким-то чудом инвалид умудрялся держать в каждой руке, прижатыми к костылям два ящика с водкой. Видимо этот цирковой номер отнимал немало сил, потому как он вспотел и говорил с надрывом:
- Чего смотришь-то? Не видишь – американцы бомбу сбросили. Сейчас все кто трезвый боты завернёт. Пошли-ка, вмажем для прохилактики.

« У каждого из нас своя судьба, России служим, долг свой выполняя. А те, кого Господь забрал к себе, Надёжно стерегут ворота рая»

Джагур (Хронофаг)  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Просьба к тем, кто уже прочитал первые четыре части ни в коей мере не воспринимать пользователей СталкерУз, как прототипов персонажей рассказа. Я понимаю конечно, всем хочется быть красивыми умными и смелыми но так не бывает. Это в сказке про Золушку только Зона, сорри, Мачеха злая, да две её дочки-аномалии. Ну ещё фея напоминает Сидоровича, у того тоже в полночь говяжья тушёнка превращается в крысиную, батоны в камни а сняряжение виснет лохмотьями. И шестёрка у Феи тоже ещё тот кадр. Интересно, он сам пробовал хрустальные кроссовки носить?

Джагур  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Глава 4
Дальнейшие события

Глава 4

Дальнейшие события начисто стёрлись из памяти Котла. Через три дня их, мертвецки пьяных обнаружили спасатели в недостроенном коттедже и вывезли в Новосибирск. Там, военная прокуратура, сухая и бездушная мясорубка правосудия, пришила ему обвинение в дезертирстве. Потом трибунал, год дисбата и знаковая встреча в поезде с Легионом, который покинул Большую Зону и ехал осваивать Зону А. Беда Котла была в том, что он никогда не был в Чернобыле и не видел разницы между честным сталкером и стервятником. Ему искренне казалось, что так оно и должно быть – в аномальном мире прав тот, кто сильнее, хитрее, коварнее. Одиночкам и лохам в его понимании - места нет.

- Пусть меня лучше Зона сожрёт, – ответил он на предположение командира о возвращении в родную деревню.
- Не зарекайся, - ответил ему Легион, любитель поучать и воспитывать своих подчинённых. – Запомни: мир житейский, это часы, гири которых деньги, а маятник – женщина. Встретишь какую-нибудь доярку и будет она тобой качать в родном колхозе. А ты ей гири из-за «железки» таскать. Кстати, Джа, ты не в курсе, из спортивных гирь артефакты получаются? А то их там по школам столько накидано.
- Получаются, - ответил Джагур. – Только для начала её нужно на шею повесить и в колодец на 43 пикете прыгнуть. Попробуй, потом расскажешь.
Компания Легиона громыхнула смехом. Улыбнулся даже мрачный Крестоносец. Да и ближайшие посетители поддержали шутку.
- Ну вот, узнаю прежнего Джа. А то «сдохло», «навоз». Стареешь, брат, пора бы тебе на пенсию.
- Твои братья за Амуром рис сеют, - тут же парировал Джагур.
На этот раз Легион даже подавился от смеха, закашлялся и, восстанавливая дыхание, прохрипел:
- Смотри-ка, Сом, наш старый компаньон по-прежнему жжот.
Сидящий по другую сторону от командира внушительных габаритов сталкер только молча кивнул в ответ. Его глаза, за тёмным стеклом зеркальных очков, были не видны, но Джагур не сомневался, что тот внимательно рассматривает бывшего напарника с самой первой минуты появления.
Сом был тем самым отмычкой, вместе с которым они втроём учинили расправу над кинувшем их Рокером. Вначале он присоединился к Легиону потому что надо было как-то, и с кем-то зарабатывать на хлеб. А в таланте Легиона он сумел убедиться во время памятного перехода с Агропрома на Свалку. Как впрочем и в уникальных способностях Джагура. Они встречались, когда Сом, вместе с командиром носил зелёные цвета Свободы. Легион тогда был на Барьере, а его заместитель залечивал нанесённые фанатиками раны на Военных Складах. Джагур же, завернул к свободовцам пополнить боезапас. И после того, как они с Сомом даванули пузырёк, тот в прорыве алкогольной откровенности признался, что если бы Джагур не стал столь убеждённым одиночкой, то он предпочёл бы работать с ним.
- По крайней мере, - сказал тогда сталкер, - я бы не стал тем, кто я есть.
И предугадав, логично вытекающий, следующий вопрос Джагура добавил:
- И её бы не встретил. А теперь поздно.
Сейчас она сидела рядом, что было неудивительно. В такие вот минуты отдыха Сом, как правило, находился от Мишутки в радиусе не больше пяти метров. Даже если они переживали очередной период разрыва своих сложных, выносящих мозг любому свидетелю, да и им самим, отношений.
В неизбалованном женским присутствием сталкерском мире она считалась королевой. Яркая, эффектная блондинка. Даже если бы «Гудок» на девяносто процентов был заполнен прекрасным полом, Мишутка всё равно находилась бы в центре мужского внимания, вызывая крамольные и грешные мысли. Только присутствие хорошо известного в здешних местах Легиона и внушительный вид Сома останавливало любителей барного флирта от назойливости.
Но не всех. Бритые ребята из породы быков, расположившиеся на другой стороне бара, довольно так и откровенно, а главное громко фантазировали на её счёт. Вот и ещё одна причина плохого настроения Крестоносца – если это будет продолжаться, «Гудку» не избежать некоторого ущерба от намечающейся потасовки. Бритые появились в Гыдюшнике примерно месяц назад. Это не были бандюки, терзающие сталкеров в Большой Зоне, просто залётные, решившие, что раз кто-то делает в этом месте бабки, то значит должен быть кто-то, кто берёт с этого процент. Наивные конечно - в Гыдюшнике такой номер не пройдёт. По крайней мере пока местным ОМОНом командует Призрак. Тому вполне хватало проблем с Зоной Б, так что с этой публикой он особо не церемонился. В месте Особого Контроля, не было адвокатов и судов, так что опять же под настроение, он или высылал их такой-то матери или его ребята не делали предупредительных выстрелов, напрасно расходуя боекомплект.
Короче быки мало заботили Джагура. А вот присутствие Сома и особенно Мишутки заставляли задуматься. Где-то в голове завращались колёсики интуиции и забухал маятник тревожного предчувствия. Оба они появились в Гыдюшнике впервые – до этого, два сезона Легион работал без них. Шутки шутками, девушка даже подмигнула Джагуру когда он её здесь увидел, но он твердо знал - стоило ему удачно попасть под треугольник оптического прицела её любимой СВД и она просто задержит дыхание и спустит курок. Не со зла или ненависти, а просто потому, что это нужно командиру. И Сом будет её при этом прикрывать, прижавшись щекой к прикладу ручного пулемёта, без которого не мыслил своё пребывание в Зоне. Будет, даже не смотря на то, что лично ему Джагур ничего не сделал. Просто его любимой может грозить опасность, а она важнее ста тысяч таких же Джагуров вместе взятых.
Уж не решил ли Легион в раз и навсегда разобраться с бывшим приятелем? Хотя навряд ли - Джагур для него конечно помеха, вернее опасный конкурент, но не настолько чтобы проводить целую отдельную операцию. С другой стороны причина, по которой два лучших бойца его группы сидят сейчас в «Гудке», должна быть очень весомой – их участие предполагало львиную долю из потенциального хабара. А Легион, не в обиду сказано, особо делиться не любил. В принципе этим его и привлёк Гыдюшник, что не нужно было таскать с собой опытных боевиков и сталкеров, для ходки за «железку» вполне годились отмычки и послушный, со всем согласный Котёл.
Всё это промелькнуло в голове Джагура, пока он неторопливо доставал из кармана сигарету, разминал её в пальцах, потом всё так же неторопливо искал вечно исчезающую зажигалку и прикуривал. При этом он продолжал осматривать веселящуюся компанию.
- Ну что тут нового-то? – Громко поинтересовался Легион. – То, что из бара выгнали единственного приличного хозяина, я уже понял. Жаль, его левая водка была не такой палёной, как этот ацетон.
Джагур почти расслышал, как Крестоносец скрипнул зубами.
- Призрак как поживает? – Продолжил Легион. - Не посадили его ещё самого?
Один из юнцов, сидевших посреди зала, рыжий, с приплюснутым носом торопливо выдал в ответ:
- Кто ж его посадит. Он же – Призрак.
И громко расхохотался. Легион в ответ смерил парня презрительным взглядом:
- Про памятник эта шутка звучит значительно смешнее. И кстати, тебе бы стоило хоть раз сходить к кинотеатру, там памятник Маяковскому стоит. Но иногда сидит. А бывает, что и лежит. Правда если ты ему не понравишься, может догнать и пенделя дать.
Глаза парня удивлённо распахнулись:
- Правда штоль?
- Угу. Только весной к нему ходить вообще опасно. Он после зимы, кхм… голодный. Может и надругаться, ненароком…
После секундной паузы бар взорвался хохотом. Усмехнулся и Джагур, хотя шутка относилась к чёрному юмору, не очень популярному в среде ходоков. В районе кинотеатра «Эра», в прошлый сезон пропало несколько сталкеров. Бесследно. Хотя за год до этого там собирался неплохой хабар, причём очень даже легко. Суеверные сталкеры тут же обвинили во всём пролетарского поэта, скорее всего безосновательно, хотя городские памятники в Зоне А, иногда вели себя довольно странно.
Впрочем, ладно, не надо о грустном.
Он протянул Кресту тысячную и попросил:
- Накапай мне коньячку.
Крестоносец некоторое время возился в бумажками, перебирая их туда сюда, потом протянул Джагуру пачку мелочи и сказал:
- Я тут скидку тебе сделал. Как самому спокойному клиенту.
- Шикуешь? – Прокомментировал его заказ Легион.
- Живу, - в тон ему ответил Джагур, поднял рюмку и посмотрел на свет.
- Ох, ох, ох, держите меня семеро, какой гурман.
- Н-да, раз в месяц решил заглянуть в бар и то никакого удовольствия, - Джагур понюхал коричневую жидкость, - Крестоносец, ты бы хоть фейс-контроль поставил, что ли.
- А вот это бы как раз не помешало, - неожиданно согласился Легион и выразительно посмотрел в сторону столика, за которым расположились быки. – И выключи наконец эту лабуду.
Из динамиков стереосистемы неслось:
- Зона, зона – без озона, всесезонно…
Легион нарывался, это стало ясно даже отирающимся здесь салагам. И отпивая коньяк, кстати неплохой, Джагур отметил эту странность. Добро бы по осени - хабар сдан, деньги упакованы впереди отдых, можно и повеселится напоследок. Но сейчас…
Один из быков развернулся и грубо спросил:
- Ты чё там бакланишь?
Легион ответил тут же:
- Чёрт возьми. Мы пропустили вторжение, среди нас гуманоиды.
Смысл сказанного дошёл не до всех присутствующих. Но бритый сообразил, что Легион сказал что-то уничижительное. Он поднялся и, покачиваясь, тяжёлой поступью приблизился к компании. Никакой паники среди людей Легиона не возникло. Сом естественным движением снял очки и положил их в карман. Мишутка вместе со стулом отодвинулась подальше к стене. Котёл опустил руку в карман. Легион взял бутылку и стал наливать в стакан водку. Мелочи, складывающиеся в цельную картину, но очевидно бандитам даже в голову не приходило, что им может кто-то дать здесь отпор.
Точно – залётные.
Бык опёрся на стол, чуть наклонился и, нависая, спросил:
- Те чо, проблемы нужны?
Легион поднялся и, улыбаясь самой что ни на есть добродушной улыбкой ответил:
- Да ладно ребят, все нормально. Крест, сделай погромче, песня хорошая. И давай выпьем мировую, - Он пододвинул стакан к бритому. - Только аккуратнее, палёная водка по мозгам бьет.
И с силой опустил бутылку на его голову. Против ожидания она разбилась. Бык зашатался и удивлённо сел на пол, ощупывая голову. Потом отнял руки, посмотрел на измазанные кровью пальцы, зачем-то их понюхал и повалился на бок, потом на спину.
Дальше всё закрутилось с бешеной скоростью. Приятели бритого вскочили и бросились к месту столкновения. Сом поднялся опрокидывая столик и встал в стойку, загораживая Мишутку. С другого фланга Котёл, так же уже стоящий на ногах прилаживал на руку кастет. А Легион взглянул на неожиданно получившуюся «розочку», качнул головой и брезгливо отшвырнул её в сторону.
Расклад, если не считать Мишутку и валяющегося, оглушённого бритого, был трое против четверых. Причём все четверо в комплекции Сома. Но это ещё ничего не значило.
Тем не менее бар пришёл в движение. Больше половины посетителей, толкая друг друга, бросились к выходу не столько опасаясь налететь на нож или пулю, сколько оказаться в камере ЛОВД, если к месту столкновения вдруг подтянется ОМОН. Другие сбились к стенам. В одной стороны они не желали принимать участия в драке, с другой любопытство брало верх – чем же дело закончится. И лишь некоторые остались сидеть не местах – происходящее было видено ими уже не один раз.
К таким относился и Джагур, хотя его место было почти в эпицентре событий. Один из быков несся мимо него. По дороге он прихватил стул и теперь занёс его над головой, намериваясь обрушить на Сома. Не отвлекаясь от коньяка Джагур немного выставил ногу. Как бы невзначай. Желания помочь у него не было, но...
Да просто выставил. Громила зацепился, сбился с шага, наклонился, стал часто перебирать ногами пока они наконец не переплелись после чего рухнул плашмя, громко ударив стулом об пол.
Силы на время сравнялись. Один из бандюков налетел на Котла. Тот встретил его прямой, но противник, против ожидания легко уклонился, отбил удар и в свою очередь обрушил на парня кулак. Голова Котла дёрнулась, он отлетел к колонне брызгая кровью, но на ногах устоял и даже не потерял способности соображать, поскольку тут же, использовав преграду как опору, оттолкнулся и полетел на бандита напирая всем телом. Ему, вооружённому кастетом нужен был всего один момент и он его нашёл. Противник не ожидал такого давления, непроизвольно поднял руки, что бы сдержать парня, а Котёл в этот момент развернулся и, выбросив руку из-за спины, хуком смазал ему по нижней челюсти. Бандит взвыл от боли, но это был уже конец. Два коротких удара в голову и он затих, растянувшись на полу.
Сом был крупногабаритный боец, но против него выступил ещё более здоровый, из породы шкафов. Только сравнивать не вылезающую из качалки Годзиллу и сталкера, которому для прохода аномалий иногда требуется исполнять акробатические этюды даже не стоит. К тому же, торопясь к месту разборки бандит не удосужился даже снять свой длинный кожаный плащ. Он пытался зацепить Сома, но все его выпады встречали пустое пространство, в то время как большая голова постоянно получала порцию нехилых ударов. Нечто подобное можно наблюдать на боях без правил, когда борец бьётся с боксёром-тяжеловесом. Борец честно пытается что-то сделать, но ему не хватает подвижности и реакции боксёра. Результат предрешён - ставки делаются только на время, за которое поединок будет закончен.
В центре столкновения находился Легион. Джагур, зная бывшего напарника, не сомневался в исходе, хотя другим наблюдателям могло показаться, что тот напрасно избавился от осколка бутылки – против него шёл бандит вооруженный выкидным ножом. Его он и выбросил, вперёд целя в голову, но Легион, выставив блок, поднырнул под выпад, ушёл вниз и нанёс короткий, каратистский удар в солнечное сплетение. Сделав несколько шагов назад бандит беспомощно разевал рот пытаясь поймать сбитое дыхание. Одну руку он держал на животе, другой беспрерывно мотал ножом перед собой, но было видно, что он потерял ориентировку. А Легион уже летел ногой вперёд, целя в голову. Сделав от удара ещё пару шагов назад, бандит запнулся о перевернутый стол и упал выпустив выкидной нож из рук. Легион постоял пару секунд, потом вытащил из кармана носовой платок, поднял «железо» и воткнул его в ягодицу бандиту. Тот только дёрнулся и простонал, но видимо уже находился на грани сознания, так как больше никакой реакции не последовало.
- Надо же, как неудачно, - прокомментировал Легион свои действия и, обводя взглядом свидетелей, пояснил, - парень споткнулся и нечаянно сел на нож.
Потом сделав особое ударение, добавил:
- Сам сел на собственный нож!
В это время Котёл отключил ударом кастета по затылку бандита запнувшегося об ногу Джагура и не успевшего подняться, а Сом закончил свой поединок с Годзиллой. Вся драка длилась не больше десяти секунд.
Легион подошёл к стойке, небрежно швырнул несколько тысячных купюр и сказал:
- Зря хозяина сменили. И раньше был не фонтан, сейчас вообще тошниловка.
После чего обратился к своим:
- Уходим.
Отряхиваясь и поправляя одежду компания направилась к выходу. Легион протянул платок Котлу, который пытался ладонью унять хлещущую из разбитого лица кров. Мишутка, проходя мимо бритого, на секунду остановилась, держа на отлёте тонкую сигарету, сверху вниз посмотрела на едва шевелящегося, оглушённого быка и с кривой усмешкой произнесла:
- А кто-то обещал меня на вертолёте покатать…
Потом с силой наступила на него, перешагнула и пошла дальше. Присутствующие при этой сцене мужчины едва сдержались от непроизвольного движения руками вниз. Это ведь больно… шпилькой-то…
Дойдя до двери, Легион на мгновение остановился, развернулся и, глядя на Джагура, жестом космонавта покачал ладонью. Джагур молча, кивнул.
- Чёрт, - раздосадовано произнёс Крестоносец. – Появился этот… и начались проблемы.
- Проблемы ещё впереди, - возразил Джагур, допивая коньяк. – Только мне тоже, пожалуй, пора.
Крестоносец мотнул головой и глазами показал за стойку. Джагур слез с табурета, прошёл за спину бармену и, открыв дверь в коридор, ведущий к боковому выходу, остановился, глядя в зал и считая про себя.
Когда он дошёл до двадцати раздался треск открываемых ударами ног дверей и в зал один за другим стали вваливаться Омоновцы.

ЖенаСталкера  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Неплохо.Сюжет обещает быть интересным.Но мне не хватает характеристик героев.Про Джагура мнение (как лит.героя)сложилось исходя из конкурсных рассказов,но будут это читать(будем надеяться)те,кто ни про сайт,ни про конкурс и не знают.Хотелось бы прописать детали:взгляд,шрам,голос,тяжёлые армейские сапоги...и даже пожелтевшие от табака пальцы главного героя.Хочется его любить или ненавидеть,а не относится равнодушно как к персонажу документальной хроники.И даже новичка на пристанционной площади хочется увидеть светловолосым дурашлёпом...
В голове должен остаться ОБРАЗ тот,который ПИСАЛ автор.
Надеюсь,что продолжение буду читать с упоением.....

P.R.P. аватар
+15 
 -2
Группировка: Наёмник
Ранг: Мастер
Зарегистрирован: 05/07/2010
Оффлайн

Глава 5
Оказавшись с другой

Глава 5

Оказавшись с другой стороны вокзала, Джагур успел заметить отъезжающий от Гыдюшника джип с омскими номерами. А ведь он тут стоял, когда он шёл из дома. Ничем не выделяющийся конечно, но стоял. Прокол за проколом, наверное Легион прав и он действительно стареет.
Достав из кармана сдачу за коньяк, Джагур среди мелких купюр отыскал вложенную записку:
«Клиенты в баре ждать не стали, пошли к тебе. Младшего не знаю, старшего зовут Север. Чел нормальный, можешь ему доверять».

- Ну, это мы ещё посмотрим, - про себя пробубнил Джагур? поджигая записку.
И заложив руки в карманы куртки он, как ни в чём не бывало, пошёл вниз по улице. По обе её стороны стояли частные дома, оставленные своими хозяевами в день Прорыва. Оставленные, но не брошенные. В каждом из них кто-нибудь жил. В основном это были конечно обитатели Гыдюшника: торговцы и кидалы. Селились здесь же и приезжающие в поисках удачи потенциальные ходоки, но уже за плату, которую с них брали заранее. Несколько домов, в основном казённых, двухэтажных, представляли собой как бы бесплатные общежития, но это были такие гадюшники, уже без Ы, что тошнило от одной мысли зайти туда. Стоявшее чуть подальше здание бывшего райотдела милиции использовали для проживания Омоновцы и, там же, поселилось несколько железнодорожников, обеспечивающих хотя бы подобие функционирования станции.
Жителей, не сбежавших в день Прорыва, эвакуировали насильно, но некоторые из них затем вернулись и проживали в своих домах, которые разительно отличались от остальных своей ухоженностью. Произошедшие перемены они встретили с философским спокойствием, да и были то в основе своей старики, привыкшие за свою жизнь к самым разным кардинальным жизненным переменам. Более молодые использовали сложившуюся ситуацию в своих целях, быстро окунулись в мир предзонника и зарабатывали на нём, нисколько не печалях об утраченных благах цивилизации, таких как телевизор или мобильный телефон.
Просто здесь ни телевидение ни мобильная связь не работали – Зона А рядом.
Джагур вроде бы ничем не отличался от коренных жителей, разве, что дом его сразу выделялся из остальных. Хотя бы тем, что давно заброшенный огород пересекал дощатый забор периметра с козырьком из колючей проволоки поверху. Прямое соседство с Зоной Б имело свои минусы в чём наглядно можно было убедится, взглянув на ворота. К ним было прибито с десяток собачьих хвостов, обладатели которых имели несчастье сунуться через периметр и попасть под прицел арбалета. А над ними красовалась старательно выполненная надпись: «Отстрелю и прибью рядом». Что именно грозил отстрелить непрошенным гостям хозяин не уточнялось, однако желающих узнать то ли это, о чём они думали, тоже не находилось. Так что даже во время отсутствия дом оставался в неприкосновенности. Да и как тут определить, когда его нет дома, если Джагур числился в затворниках, предпочитающих днями напролёт сидеть в своей берлоге, лишь изредка покидая её для закупки продовольствия, алкоголя и сигарет.
На низенькой скамейке возле забора сидел мужчина, лет тридцати пяти, плотно сбитый, одетый в короткую кожаную куртку, белую рубашку и джинсы. На ногах туфли с острыми носками. Лицо мужчины было открытым, добродушным, но взгляд, которым он встретил приближающегося хозяина настороженный, оценивающий. Обычный взгляд там, в Большой Зоне. Таким встречают запоздавшего путника у костра полевого лагеря.
Его спутнику едва ли исполнилось двадцать. Юношеский пушок, любопытные серые глаза и короткая стрижка, из-за которой уши выглядели немного оттопыренными. Но особенно примечательным был его нос. Казалось он не успокаивался ни на секунду, всё время подёргивался, морщился, как будто его обладатель постоянно к чему-то принюхивался. Может быть парень и не хыркал, как выразился Витёк, но что был похож на любопытного Ёжика, это точно. На его плече висела объемная туристическая сумка. У ног мужчины стояла ещё одна, а кроме того к забору был прислонён туго набитый, походный рюкзак.
Джагур прошёл мимо них, с совершенно равнодушным видом достал из кармана ключ от ворот и стал возиться с замком.
- Эээ, - протянул мужчина. – Джагур?
Джагур посмотрел на него и в удивлении изогнул брови:
- А кто это?
- Всё в порядке, мы от Крестоносца.
Удивлению Джагура не было предела:
- А это ещё кто? Их вроде Александр Невский того, в озере утопил.
Мужчина нахмурился, но тут сообразил и тихо произнёс:
- Я Север, а это Санёк.
Джагур посмотрел на молодого парня и разочарованно ответил:
- Жаль… я думал Ёжик.
- Почему Ёжик? – Настало время удивляться мужчине.
- Похож, - Джагур посмотрел вниз, на сумку. – Крест предупреждал?
- Да, там только снаряга. Никакого…
- Тсс, - тихо оборвал его Джагур. – Мог бы просто ответить: в порядке. Ладно, таможенный досмотр устраивать не буду, поверю на слово. Пошли.
Он распахнул калитку пропуская гостей во двор. Перед тем как зайти самому быстро оглянулся. Вроде никого, хотя это опять же ничего не значило. Войдя внутрь, заложил ворота на мощный засов и стал возиться с входной дверью.
- Как добрались? – Спросил он Севера.
- Нормально, только…
- Что только? – Джагур быстро обернулся.
- После Новосибирска, в электричке раз пять документы проверяли. А как от Болотного отъехали, так вообще данные записали зачем-то.
- Ааа, - успокоился Джагур. – Это нормально. Всё-таки Территория Особого Контроля. Хоть ты на электричке сюда приедёшь, хоть на машине – всё равно запишут. Пешком можно конечно пройти, только не дай бог в ЛОВД попадёшь, а Призрак тебя в базе данных не найдёт… Нарушение режима налицо, даже разговаривать не будет.
Север снова нахмурился, потом спросил:
- Призрак как я понимаю…
- Комендант. И командир ОМОНа. Бессменный.
- А ЛОВД?
- Линейный Отдел Внутренних Дел. Так до Прорыва называлось здание возле вокзала, там железнодорожная милиция сидела. А сейчас у Коменданта что-то вроде штаба. Ну и дежурный по станции там же сидит. Только… Давай повременим с вопросами.
И он гостеприимно распахнул дверь.

Пока гости мылись в приготовленной с утра баньки и обедали ни Север, ни Джагур, ни тем более Санёк, которого впрочем, с лёгкой руки Витька даже его спутник стал называть Ёжиком, ни словом не обмолвились о предстоящем предприятии. Разговор шёл на нейтральные темы кто откуда, чем занимался до того, как стал сталкером. Немного поговорили о Большой Зоне, попытались найти общих знакомых и, как оказалось было их немало. Наконец, уже сидя в небольшой комнатке, больше напоминающей кабинет, Север не выдержал и задал видимо мучавший его всю дорогу вопрос:
- А что, мы в Зону без оружия пойдём? Просто Крест настаивал, чтобы не вздумали с собой ничего стреляющего брать. Несколько раз предупредил. Я, честно говоря, даже засомневался, потому как много чего слышал.
Джагур внимательно посмотрел ему в глаза, потом кивнул, как бы говоря: «да, ты прав, пора и к делу переходить» и ответил:
- В Зону Б – да, без оружия. В Зону А, кто без оружия ходил, там и остался.
- Фух, - выдохнул Север, - давай-ка вот что, начнём пожалуй с терминологии. А то для меня весь этот алфавит – китайская грамота. Зона А, Зона Б, «железка». Сходить за «железку» это я так понимаю – сходить за периметр? Или что-то другое?
Джагур поднялся, подошёл к книжной полке и достал сверху свёрнутый рулон:
- Ну-ка, Ёжик, сдвинь со стола лишнее.
Он подождал, пока парень отодвинет к краю бутылку коньяка и рюмки, после чего раскатал рулон и прижал его пепельницей.
- Карта? – Несколько удивлённо спросил Север.
- Угу, она самая.
- И ты её так просто на полке держишь? Я просто вижу тут знаки, пометки…
Джагур усмехнулся:
- Такая карта в Гыдюшнике стоит двести. Вместе с знаками и пометками прошлой осени. Появятся новые значки – пойдёт за пять сотен. Бизнес.
- Понятно.
- И в ней нет ничего противозаконного. У нас же родной ОМОН стоит, а не оккупанты из СС. Ладно, перейдём к сути, - он ткнул пальцем в квадратик, - Это дом в котором мы сейчас находимся.
- «Дом Джагура»? – Несколько ошарашено прочитал Север типографский шрифт.
- Ну да, я же тут один такой. У которого дом практически в Зоне Б стоит. Соответственно чёрная ломаная линия – периметр.
- Большой…, - прокомментировал Север.
- Кстати нет, это просто масштаб такой. Весь периметр – около 40 километров в длину. А вот эта розовая линия, эллипсом, и есть Зона А. Вообще, правильно А-Зона, от сочетания Аномальная Зона. Так её учёные окрестили. Согласись – слух режет. Одно время её сами яйцеголовые «ашкой» звали, но опять же не прижилось. А когда периметр построили, всё что не попадало в А-Зону, но находилось за ним, стали звать Зоной Безопасности, или Зона Б. Вроде как полоса отчуждения. Аномалий ещё нет, но находится там уже небезопасно. Во-первых, дикие собаки забредают, а во-вторых, и это главное, там ОМОН патрулирует. И делает это без балды – не договоришься. По правилам товарища капитана, увидел его синепятнтистых тигров, руки в гору и стой на месте. Будешь дёргаться – пристрелят. Ну а дальше, в зависимости от обстоятельств. Если пустой был – дадут пинка под мягкие места и штраф выпишут. Если с хабаром – полгода или год получишь, но там суд решает. Бывает, что и условно, с запретом находится вблизи Территории Особого Контроля. Это для приезжих. Местные пока не попадали, не знаю. А вот если со стволом возьмут – трёшка минимум и семьдесят четвёртая не применяется. Даже с учётом раскаяния и сотрудничества со следствием. Могу добавить, что три года при большом везении. Стандарт – пятак.
- Круто, - ответил Север. – Жостко здесь.
- Ну что ты, - возразил Джагур и показал на карте несколько мест, - В Талой, Поломошном и Зимнике – Внутренние Войска стоят. Вот там жесть. На постах и в патруле – срочники. Валят без предупредительных, как на КПП в Большой Зоне. Им ведь за это отпуск положен. И премия. Но зато офицеры посговорчивей. Больше половины сталкеров через Талую ходят, хотя могут кинуть.
- И мы там, как я понимаю, не пойдём…
- Это зависит от того, что именно тебе нужно.
Джагур впервые задал этот вопрос и внимательно, испытующе посмотрел в лицо Северу. Ничего в нем не изменилось, никакой вегетатики или вазоматорики, выдающих волнение или лож, но когда он стал отвечать Джагур шестым чувством уловил, что сталкер что-то не договаривает. Явно не договаривает.
- Что-что? – Север даже ухмыльнулся. – Хабар конечно, что ещё сталкеру надо. Экскурсии меня мало привлекают. Просто там, в Большой Зоне становится всё хуже и хуже, после того как Затон и Янов открылись, налетело народу – пропасть. Бывает, возле одной аномалии по три группы с детекторами толкутся. Естественно торговцы звереют – половина артефактов вроде семечек идут. Чтобы реально что-то стоящее найти нужно Зону протаптывать как проклятому, а это расходы, которые не оправдываются. И группировки эти, на всю голову больные, снова войну устроили. Уйдёшь в ходку – все спокойно, возвращаешься – третья мировая. Блокпосты, секреты, растяжки, а то и вообще линия фронта.
- Ну, про это я слыхал, - согласился Джагур. – И честно сказать меня это беспокоит. Если вдруг сюда попрутся все кому не лень, боюсь тут такой бедлам начнётся, что проще будет поставить через каждые сто метров пулемёт и валить всех, кто только на забор периметра посмотрит. Я в прошлом году сильно обеспокоился, когда в Гыдюшнике Долговский квад появился.
- А что так? И кстати, что с этим квадом случилось? В «100 рентгенах» я слыхал, что они сюда выехали, а вот что дальше было, никто толком не знает.
- Обеспокоился именно потому, что тут всё находится в состоянии равновесия, пока не появятся, как ты выразился: на всю голову больные. Со своими бредовыми идеями. Одни защитить мир от Зоны, другие наоборот приобщить его к ней. А что с нами будет им в голову не приходит. Зона А для жизни не приспособлена, в Зоне Б, Призрак такого млятства не потерпит. Значит им зависать только здесь. Со всеми вытекающими в виде ужесточения режима нахождения. А могут вообще, как это у нас в стране делается, посадить в телячий вагон и подальше. Нет людей, нет проблем.
- А с Долговским квадом-то что случилось? – Напомнил Север.
- Пес его знает. Вроде как они в Зону А пошли своим путём и путь этот неправильный оказался. Тут ведь ПДА-связь не работает. Где, кто и как сгинул, или как выражается милейший парень Сидорович: сдох - не узнаешь. Если только на останки не наткнешься.
Север взглянул на свой, висящий на поясе ПДА:
- Так что, смысла тащить нет?
- Ну почему. Записать что, или сфотографировать – пожалуйста. А вот побалакать – без вариантов. Вояки да Омоновцы по проводу общаются. Или светом, азбукой Морзе.
- Ясно. – Север склонился над картой. - Ну, так где мы пойдём?
Джагур несколько секунд молчал, внимательно глядя на профиль сталкера, так что тот, видимо что-то почувствовав, повернул голову и вопросительно посмотрел на хозяина.
- Пока не знаю, - ответил наконец Джагур. – Завтра кое куда схожу, пообщаюсь. Надо обстановку пробить: кто, что и где. В этом сезоне там ещё никого не было, но может быть инфа какая есть.
- Да, хотел спросить, а почему работа посезонная? Холодно?
- И холодно тоже, но не в том дело. Это в первую же осень обнаружили. Тогда сезон поздно начался. Май, июнь да июль, сразу после Прорыва, тут бедлам стоял. Спасатели, учёные, военные. Комиссии всякие. Возможно, кто-то и ходил за «железку», кроме этих, но я сомневаюсь. Потом, когда устаканилось, первые сталкеры туда сходили и вернулись с разными интересными штучками. Начался бум, лезли все кому не лень. Кто погибал, а кто и богател. Даже я чуть не рванул было. А где-то в октябре как отрезало. Из тех кто ушёл ни один не вернулся. Чёрная осень. Думали всё, накрылся заработок. Вояки спохватились, периметр стали сооружать. А в мае, один человек сходил и вернулся. С хорошим хабаром. Следом другой, третий и опять понеслось. Но до октября. Там снова пропавшие. А в прошлом году уже работали по сезону. С мая по октябрь и всё. Дальше зимовка.
- И что там зимой творится?
Джагур пожал плечами, потом подумав, ответил:
- Есть в Зоне А вещи, которые никто не знает и не понимает. Просто прими её такой, какая она есть. Зимой входа нет. Почему? Не знаю, и узнать желанием не горю. Нет хода через городское кладбище. Не это, а большое, там за «железкой». Кстати, вроде там и должники сгинули, но не суть. Вот все кто там пытался пройти – исчезли. Будто их и не было никогда. Всё. Я это знаю и мне этого достаточно. Излишним любопытством не страдаю, для хабара мне сезона и той части города, где более или менее всё известно хватает. Ещё вопросы?
Север тоже секунду подумал, потом попросил:
- Тогда расскажи то, что знаешь. Ты же в курсе, поговорка: меньше знаешь – дольше проживёшь, в Зоне не работает.

Джагур  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Глава 6
Джагур взял бутылку,

Глава 6

Джагур взял бутылку, разлили остатки коньяка, поднял свою рюмку и не дожидаясь гостей, одним глотком отправил содержимое в желудок. Север переглянулся со своим молодым спутником, пожал плечами и пробормотав что-то вроде: «Ну, бум», последовал примеру хозяина. После этого они с Джагуром закурили, а Ежик, который ещё не приобрёл этой дурной привычки, развернул стул спинкой вперёд и уселся верхом, ожидая продолжения разговора.

Но хозяин не торопился. Он словно обдумывая что-то смотрел прямо перед собой. Сигарета, от которой он затянулся всего пару раз, тлела, столбик нагоревшего пепла под тяжестью собственного веса оторвался и осыпался вниз, запорошив брюки Джагура. Тогда тот, словно спохватившись, запоздало пощёлкал сигаретой над пепельницей, отряхнул испачканные брюки и ответил на вопрос Севера, заданный ещё в начале разговора:
- Сходить за «железку» это не значит сходить за периметр. Так - «железкой» здесь называют транссибирскую магистраль, за которой находится запретный город, или Зона А. Игра случая, но она как бы граница между Полосой отчуждения и…
Он снова замолчал. Не дождавшись продолжения Север решил уточнить:
- Магистраль действующая?
- Нет конечно, - быстро ответил Джагур. Вопрос для него был чем-то вроде соломинки за которую ухватился разбегающийся поток мыслей. - Поезда идут через Кемерово, а на севере, от Болотной строится обходная ветка и новый мост. Что же касается Зоны А, рассказывать можно бесконечно, но это тебе ничего не даст. Её надо увидеть, почувствовать своей шкурой и вынести собственное мнение, а мои рассказы только собьют тебя с толку. Ну а основное: аномалии по большей части классические, хотя есть местная специфика. Фауна, за исключением бродячих собак, полностью местная. Такого разнообразия, как в Большой Зоне нет – отсутствует радиация, а мутации под воздействием аномальной энергии не такие стабильные и не слишком жизнеспособные. Собаки успевают их сожрать до того, как они выродятся во что-нибудь более серьёзное. Хотя кое-чего нужно опасаться – попадаются и проблемные твари.
Джагур, не накурившись, присмолил следующую сигарету и продолжил:
- Артефакты… здесь вся хитрость в том, что здешние аномалии артефактов не рождают.
- Как это? – Удивился Ёжик.
- А вот так. Зона А, сама по себе аномалия и артефактом в ней может стать всё что угодно. Нужно только внимательно смотреть на обычные в реальной жизни предметы. Самые распространённые – батарейки. Не те, что в Чернобыле в электре, а обычные для фонариков, часов, пультов. У перекупщиков идут от пятидесяти до пятисот евро за штуку, в зависимости от интенсивности изменений. Очень часто попадаются кольца, серьги, браслеты, цепочки. Из драгметаллов конечно. Они и сами по себе ценность, но в изменённом состоянии их стоимость может достигает нескольких тысяч евро. В общем, это то что стоит искать в первую очередь. И попутно поглядывать на другие предметы. Изменённые увидишь сразу, по ореолу вокруг контуров. Особо редкие стоят до десяти тысяч. Самый дорогой артефакт – изменённое зеркало. Показывает не отражение, а какие-то странные виды. Находили их всего несколько раз. Первое ушло за пятьдесят тысяч, на остальные цена упала. Но всё равно, при удачной торговле можно отхватить тысяч двадцать-двадцать пять.
- Ух ты, - восхищённо воскликнул Ежик. – Это ж сколько раз за сезон можно сходить?
Его глаза загорелись, называемые суммы явно взбудоражили воображение.
- Раз десять, - спокойно ответил Джагур. – Больше не получится. После ходки ты только неделю в себя приходить будешь. И, самое главное, если из этих десяти ходок всего лишь семь раз ты придёшь совсем пустым - можешь считать, что лето провёл не зря. Зона А жадноватая в этом отношении и не слишком сильно любит прощаться со своими игрушками.
- А кроме изменённых предметов, что-нибудь необычное встречается? – Спросил Север.
Спросил вроде бы так, даже немного равнодушно, но Джагур уловил, что гость с напряжением ожидает ответа.
- Встречается. Но необычное тем необычно, что его сразу не определишь, - он чуть подумал и поправился. - Редко определишь. Можешь каждый день ходить мимо камня и не знать, что это артефакт. Детекторы их увы – не видят. И вообще, электроника не очень любит Зону А. Или она её не любит.
Он хотел сказать ещё что-то но тут с улицы раздалось мерное постукивание, перешедшее в распеваемую частушку:
- А триппер это не болезь, толи дело сихилис, моя бабка заразилась, все клопы повывелись.
- Что это? – Север удивлённо вскинул брови.
Джагур развеселился:
- Это местная ходячая аномалия под названием Витёк.
- И чем же эта аномальность проявляется?
- Умением напиться до поросячьего визга имея всего пятьдесят рублей в кармане. Плюс, рождает так называемые артехакты, которыми, по большей части безуспешно, торгует в Гыдюшнике.
- Понятно, - почёсывая затылок протянул Север, хотя было видно что он мало что понял.
- Опять нажрался, свинья паскудная, - раздался с улицы другой голос. – Да когда ж ты, наконец, сдохнешь?
- Не ори, - ответил пьяный голос и затянул, - Как подохну, хер там буду, я на кладбище лежать, вас девчонки не забуду, буду по ночам …
Концовка частушки была прервана отчаянно зазвеневшим ведром и невольные слушатели так и не узнали, что же Витёк собирается делать по ночам. После этого в соседском дворе видимо шла недолгая потасовка и наконец, всё успокоилось.
- Ладно, - сказал Джагур. – Вам отдохнуть надо, да и мне кое-куда сходить с утра. Давайте-ка укладываться.

Ночь Джагур провёл беспокойно. Сначала долго не мог уснуть, потом вдруг проснулся от какого-то кошмара, но уже через несколько секунд не помнил, что именно ему приснилось. А пока вспоминал, снова впал в тревожное забытьё. Дурные предчувствия, одолевавшие его последнее время всколыхнулись с новой силой. Уже на рассвете, окончательно проснувшись он попытался хоть как-то их проанализировать, вывести первопричину и понять, наконец, что его беспокоит.
Просьба Крестоносца? На первый взгляд всё вроде естественно – один приятель просит другого сводить клиента за «железку». Джагур вообще-то никогда не брал на себя роль проводника и все, по крайней мере, в их мире, знали, что он убеждённый, больше того - упёртый одиночка. Но в данный момент на горизонте не было опытных сталкеров, в основном экстремалы, которые без нужды рисковали сами и подставляли под риск других или начинающие, сходившие пару раз за «железку» в прошлом сезоне и возомнившие себя великими мастерами. Нет, просьба вполне нормальная. Хотя цена за неё явно завышена. Крестоносец обещал десять штук. Наверное, потому он и согласился, что прошлый сезон выдался неудачным, за всё время Джагур заработал всего пару тысяч. А тут возможность уже в мае закрыть личный сезон, ну разве что в августе или начале сентября, когда на картах появятся новые отметки и значки, попытать счастья ещё пару раз.
Да нет, с этой стороны всё вроде нормально. Просьба как просьба.
Север? Явно что-то недоговаривает. Сталкер судя по всему опытный, Джагур вроде даже слышал это имя раньше и то что он слышал не могло быть негативным, иначе бы запомнилось. С другой стороны он слишком хорошо знал этот сталкерский мир. Всегда есть что скрывать, есть некоторые козыри в рукаве, которые лучше попридержать до конца игры. Конечно, Большая Зона переживает сейчас не лучшие времена, но всё равно это не повод срываться и лететь за тысячи километров в неизведанные и судя по слухам достаточно опасные места. То, что его привлекло, должно быть очень и очень значительным, иначе и Крестоносец не предложил бы за услуги проводника столь значительную сумму. Зная его, можно предположить, что никак не меньше половины оседает в кармане посредника. Значит двадцать штук за простую экскурсию? Ха, шутки шутим. Но ничего, там за «железкой» козырями придётся поделится.
И тем не менее с этой стороны опасность не грозит. Так что можно отложить…
Нет, пусть пока полежит.
Легион? Ну, это всегда существующая опасность. Занятый просьбой Крестоносца он пропустил приезд стервятника. А даже если бы и помнил, что от этого меняется? Ровным счётом ничего. Скорее тогда уж его команда, неожиданно собранная в одном месте. Сом и Мишутка. Опасные противники. Опасные и высокооплачиваемые.
Стоп. Где-то он уже это слышал?
Ну конечно – его работа тоже оплачивалась высоко. Не договаривающий всего Север, приезд Легиона с подручными, которые не любят благотворительности.
Джагур почувствовал что вроде что-то начинает проясняться. Север приехал найти в Зоне А нечто, что оплатит его расходы. И Легион приехал в надежде найти что-то чем сможет рассчитаться за услуги…
Стоп. Услуги кого? И Сом и Мишутка это скорее боевики, чем сталкеры. Значит Легион опасается, что...
А чего он собственно опасается? Зону А он знает. Пусть не так хорошо как Джагур, но всё-таки получше многих.
Гонка. Тараканьи бега. Мышиная возня. Вот оно. в Зоне А, существует нечто такое, чего Легион хочет заполучить любой ценой. И он, скорее всего, знает, что об этом нечто, известно не только ему. Север ведь тоже приехал искать это нечто, в этом Джагур уже не сомневался. То-то он и закидывал вопрос о необычных артефактах. Вот и ответ. Боевики не для того чтобы искать – с этим Легион справится сам. Они чтобы защитить его, или в случае необходимости отобрать, если это, найдёт кто-то ещё. Например, Север.
Но тогда получается, что Джагура, против его воли втягивали в какую-то игру, предыстории которой он не знает. Купили за завышенный гонорар проводника и при этом не посвятили в детали.
Ну уж нет. Он и близко не подойдёт к «железке» пока не узнает всё. Или почти всё. Спрашивать Севера бесполезно, скорее всего, уйдёт от прямого ответа. Спрашивать Легиона было бы верхом наглости, хотя его такой вопрос явно развеселил бы. Крестоносец вряд ли вообще знает что происходит, наверное, просто купился на деньги Севера.
Единственный человек, который более или менее посвящён в тайны Зоны А, вернее в сложных механизмах вращающихся вокруг неё – Металлоискатель.

Джагур  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Глава 7
Джагур извлёк из

Глава 7

Джагур извлёк из встроенного шкафа ничем неприметный свёрток. В нём был камуфляж. Очень похожий на тот, что он таскал каждый день, но всё-таки имеющий одно немаловажное отличие – он был настоящим. Не сшитая из остатков ткани подделка для любителей стиля «милитари», а прошедший весь технологический цикл, с нанесённой водоотталкивающей и маскирующей от инфракрасных сканеров пропиткой, предназначенный для армейских спецподразделений. Камуфляж был новый и перед тем, как отправляться за "железку" его следовало обносить.

Переодевшись Джагур неслышно выскользнул из дома и закрыв ворота на ключ отправился в сторону вокзала. Близость аномальной территории сказывалась и на климате. До Прорыва город тоже иногда окутывал туман, но происходило это, как правило, уже в конце лета и начале осени. Теперь же туман порой наползал в любое время года. Заволакивал Гыдюшник, остатки пристанционной части и плавал густым облаком, почти осязаемый и непроглядный. В нем, наверное, даже можно было заблудиться, если попадаешь в эти места в первый раз. Но Джагур отлично ориентировался в лабиринте пристанционных улиц. Не доходя до вокзала он свернул в сторону и уже через несколько минут шагал через запасные пути к трём вагонам, носившим громкое название – Лаборатория по Исследованию Аномальных Явлений Сибирского Отделения Академии Наук. Весь штат этого научного поезда состоял из одного человека, которого уже давно, ещё когда она в первый раз появилась в Гыдюшнике с чьей-то лёгкой руки стали называть Металлоискателем, за пристрастие к разного рода диковинкам, вынесенным из за «железки».
Джагур напрасно переживал, относительно раннего часа – она уже была на ногах. Он негромко постучал в ярко освещённое окно вагона, и она уже через несколько минут она открыла двери тамбура и сделала приглашающий жест рукой.
В приспособленном под исследовательские цели вагоне было уютно и тепло, после тумана то. Девушка заняла свое место у электронного микроскопа, рассматривая что-то с интересом куда большим, чем вызвал у неё ранний визит сталкера. Но видимо вспомнив о гостеприимстве она не отрываясь от созерцания чего-то ей одной понятного сказала:
- Мне черный и много сахара.
Это относилось к кофеварке. Джагур повернулся к кухонному столику и тут заметил на нём предмет, который сразу вызвал прилив веселья:
- Я вижу ты стала счастливой обладательницей артехакта? – Он взял со стола и посмотрел на свет стеклянный шарик, размером не больше мячика для пинг-понга и носящий на себе следы высоких температур. - И какими же свойствами обладает этот уникальный образец?
- Свойством появляться в полшестого утра и громко тарабанить в дверь с радостным криком: «А вот смотри, чего я нашёл!» - Не отрываясь от прибора ответила Металлоискатель. Потом всё же подняла голову и спросила – Ты случайно не знаешь, где он этот мусор находит?
Джагур положил шарик на место и ответил:
- Так сразу за насыпью две улицы выгорели в день Прорыва. Цистерны опрокинулись. Бензин, солярка, видимо ещё какая-то дрянь. Температуры были ещё те. Так что артехактов там на наш век хватит и ещё останется.
- Жаль, - отозвалась она. – Я думала его запас ограничен и скоро кончится. Я, конечно, всё понимаю, но платить каждый раз по сто-сто пятьдесят рублей за куски плавленого стекла – Академия Наук в трубу вылетит.
- Так не плати, - предложил Джагур, открывая банку с кофе и засыпая его в фильтр.
- Ага, ты бы слышал эти концерты. Вопли: «Мне за него сто евры обещали, но я патриот и за нашу науку готов пожертвовать всего за пятьсот рублей». Я только ради одной тишины из своих скромных…
Вода в кофеварке забурлила, зашипела и в колбу потекла коричневая струйка бодрящего напитка. После беспокойной ночи это было самое то. Вдыхая ароматы, Джагур весело сказал:
- Так-так-так. Вот я и нашёл способ как тебе хабар… того. Встану пораньше возле вагона и начну орать.
- Не выйдет, - она фыркнула от смеха. – За реальные образцы я плачу реальные деньги, так что можешь орать до посинения – не пробьёт. А вот Призрак будет доволен. Нарушение общественного порядка, тишины и покоя граждан – минимум.
- Злая ты, - посетовал Джагур. – В прошлом сезоне опрокинула меня по беспределу.
- Сам виноват, - тут же отозвалась Металлоискатель. – У тебя одни Батарейки были, а у Академии их уже самых разных калибров и видов целая кладовка. И… кхм… тоже не интересуются. Принеси Зеркало, возьму в любое время дня и ночи.
- Зеркало? – Переспросил Джагур. – Не так то это просто. Я за всё время только одно находил и чуть того… там и не остался. У меня большие подозрения, что где Зеркало, там и Тени. Или наоборот.
- Хм, - она снова на мгновение оторвалась от окуляров и посмотрела на Джагура своими небесными, лучистыми глазами. – Интересная теория. Может быть в ней даже что-то есть… Про случай с частниками слышал?
Частниками называли коллекционеров собирающих артефакты из обеих Зон.
- Это про гадалку? – Уточнил Джагур, доставая чашки.
Прошлым летом до Гыдюшника докатился странный рассказ. Одно из Зеркал попало в частную коллекцию к молодому бизнесмену. Однажды его мать, решила поэкспериментировать и взглянуть, что сейчас делает сын – она знала о том, что Зеркало не обычное. При помощи соседки она и так и этак манипулировала с артефактом, пока не увидела сына мёртвым, в луже собственной крови. Женщина тут же скончалась на руках компаньонки от разрыва сердца. Сын, находившийся в это время за границей, вернулся на похороны, но по дороге домой попал под шальную пулю – сотрудники ГИБДД задерживали пьяного водителя и открыли стрельбу на трассе. Рассказ вызывал большие сомнения в достоверности, но если это правда, то оставался открытым вопрос: Зеркало показало судьбу сына или изменило её? Ведь если бы не смерть матери, он бы не вернулся так рано и не поехал по той самой трассе.
Но Металлоискатель покачала головой:
- Нет, свежий.
- Так откуда? У нас тут информационный голод, ты же знаешь. – Он разлил кофе, в одну из чашек насыпал сразу пять ложек сахара, потом подумал и добавил ещё одну. – Да оторвись ты от прибора, не смущай микробов. Пусть спокойно размножаются.
- А я на микробов не смотрю, - ответила она, но подошла к Джагуру, взяла свою чашку и села в стоящее кресло.
Он устроился сбоку, на оставшейся после реконструкции боковой нижней полке.
- В общем один папик, перекупил у частника и подарил своей весьма юной жене Зеркало, - начала она, дуя на чашку. - Украшение для будуара. Короче полный пипец и идиотизм в одном флаконе. Утром в спальне жены, в её постели он обнаружил древнюю старуху. Умершую от старости. Только экспертиза ДНК убедила вдовца, что это и есть его восемнадцатилетняя благоверная.
- Фига се? Очередная сплетня?
- Да нет, информация пришла по линии Академии. Папик всю Москву на уши поставил. Ищет на кого бы в суд подать.
- От, почему я этих деловых людей с активной жизненной позицией терпеть не могу. Даже из смерти пытаются бабло выкачать. Толи дело мы, мародёры. Никуда не торопимся, смерть воспринимаем как элемент удачи, вернее её противоположности носящей знак минус.
- У, - прогудела она. – Началось. Так и прёт из тебя несостоявшийся учёный с математическим уклоном. Кстати, давно хотела спросить – а что ты в науку не пошёл?
Джагур пожал плечами:
- Так я когда универ закончил – советской уже не было, российская ещё не сформировалась. Те из моих однокашников, кто туда двинул – все под сокращение влетели в течение двух-трёх лет. Некоторые за бугор двинули, но мне туда не слишком-то хотелось, другие в бизнес ударились, а у меня уже в те годы отношение к предпринимателям было такое же, как сейчас к жукам, что на перроне Гыдюшника отираются и лохам на уши садятся. Ведь в принципе и те и другие одним делом заняты – разводом. Только масштабы разные. Ну да ладно, не будем отвлекаться. Говоришь тебе Зеркало надо? Что грант пришёл, или частник какой, решил супругу на тот свет спровадить экзотическим способом?
Она изогнула свои тонкие брови в знак удивления:
- Так грант никто и не снимал. Вы ведь мне всё артехакты всучить пытаетесь, а что стоящее к Крестоносцу тащите.
- Вот только обобщать не надо.
- Да я тебя не имею ввиду. Ты мой самый любимый поставщик. Просто прошлый сезон тебе не повезло, вот и всё. А остальные в Гудке отираются. Или вообще залётных ищут. Куда мне бедной девушке с ними конкурировать.
Джагур усмехнулся. В свои двадцать пять Металлоискатель расцвела и пожалуй могла бы стать семейным бриллиантом даже у представителей высшего света. Если бы захотела заарканить миллионера. Но, он не без оснований подозревал, что младший научный сотрудник… кстати, как её зовут? В сталкерском мире быстро привыкаешь заменять данные при рождении имена прозвищами, кличками, псевдонимами. Словно это была какая-то страховка, примета, способ обмануть смерть. Вот и гибли Серые, Пираты, Зали и Круглые и никто даже не смог бы помянуть ушедшего приятеля по христианскому обычаю, по имени, данному при крещении. И любой, кто крутился при этом мире, тоже быстро терял паспортные имена и получал емкое, порой многое могущее рассказать прозвище. Кажется её зовут…
Нет. Определённо даже не знал.
А что касается бедной девушки - Джагур не сомневался, что она по личному финансовому положению уже давно переплюнула бюджет родного НИИ.
Усмешка не укрылась от её взгляда, но она оставила её без комментариев. Вместо этого хитровато улыбаясь, вполголоса спросила:
- Насколько я могу понять, ты… туда собрался? Знаю-знаю, - зачастила она, заметив, как он недовольно поморщился. – О таких вещах не говорят. Но ведь ты заскочил, чтобы что-то разузнать?
Джагур промолчал, памятуя о том, что молчание в знак согласия. Она восприняла это верно.
- Зеркало неплохо конечно, но оно уже не хит сезона. А вот снять сливки с новой примы есть шанс. Я почему-то сразу о тебе подумала. Работа для реального сталкера и такая работа может навсегда изменить его жизнь.
Сердце тревожно встрепенулось. Хорошо конечно, когда твои умозаключения подтверждаются, но здесь другой случай. Нечто, из-за которого за «железкой» вполне могла разгореться нешуточная борьба, принимало реальные очертания. Значит, было что-то, о чём он не знал, но знали другие и решили использовать его втёмную.
- Мне тут профессор Айдаров на днях звонил, - начала она немного загадочно и вдруг выдала. – Очень просил, чтобы ты дословно повторил цитату.
- Чего? – Джагур даже рот открыл от изумления, чем немало развеселил свою собеседницу.
- Не помнишь профессора? – Деланно удивилась Металлоискатель. – Прошлым летом ты тут с ним дискутировал насчёт механизмов образования обеих Зон.
- Ты хоть предупреждай, когда с одной темы на другую перескакиваешь.
Она, наконец, в открытую рассмеялась.
- Ты тогда выдал ему фразу, от которой он чуть до потолка не подпрыгнул. А сейчас Айдаров готовит доклад, на ежегодный симпозиум и очень хочет её туда вкрутить, для того чтобы речь оживить, но дословно не помнит. Он просил передать, что если что - укажет, кого цитирует.
- Нет уж, спасибо. Славы мне не надо, - отозвался Джагур, допивая кофе. – Я тогда сказал: «Если создатель мира был физик-теоретик, а Большой Зоны – физик-экспериментатор, то Зону А придумал и пытался воплотить в реальность математик, но при этом он был в стельку пьян. А когда протрезвел и понял что натворил, решил всё исправить, но сделал только хуже».
- Отлично, - сказала она, откладывая блокнот и ручку. – Только он всё равно скажет, что высказывание не его – этика.
- Может он ещё скажет, что так выразился бродяга-мародёр? Хотя с этой стороны он меня кажется не знает. Для него я был всего лишь местным жителем с дипломом факультета вычислительной математики.
- Ну, значит так и скажет, - согласилась она и замолчала.
Молчал и Джагур. Следовало уже приступать к серьёзному разговору, но оба не торопились. Металлоискатель собиралась с мыслями, Джагур не мешал.
Туман за окнами стал рассеиваться, пока не очень весело, тягуче как будто просыпающийся утром лентяй. Уже вроде бодрствует, но вставать не хочется, вот он и пытается урвать ещё хотя бы несколько минут блаженства.
Джагур поднялся, подошёл к кофеварке и налил себе ещё одну чашку. Посмотрел вопросительно на девушку, однако та отрицательно покачала головой. Отставив свой кофейный прибор в сторону, она извлекла откуда-то из недр стола папку-файл. Джагур заторопился на место. Металлоискатель тем временем раскрыла папку, достала большой снимок и протянула ему:
- Посмотри. Ты там такое никогда не встречал?

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Глава 8 
Джагур взял


Глава 8

Джагур взял фотографию, развернул и едва не пролил кофе на себя, каким-то чудом успев поймать равновесие. А потом вообще отставил чашку в сторону.
- Нет, мимо такого я бы не прошёл, - ответил он на вопрос Металлоискателя.
На снимке был изображён артефакт. Не изменённый предмет, а именно аномальное образование, свойственное Большой Зоне и не встречающееся за «железкой». Однако даже неизбежная потеря качества после фотографирования и печати не смогла скрыть яркий, радужный ореол, очерчивающий контуры, верный признак того, что артефакт - дитя Зоны А.

Рядом с ним фотограф положил для масштаба линейку и Джагур даже развёл ладони в стороны, прикидывая его размер. Получалось примерно как детский мячик, только форма его была далека от шарообразной. Скорее он походил на яйцо, только не гладкое, а бугрящееся скрутками и прожилками. Цвет – рубиновый и даже на снимке было видно исходящее у него изнутри свечение, не то, что бывает у холодных бриллиантов, а тёплое, притягательное.
- И какого чёрта, спрашивается, я живу на периметре, если кто-то умудрился вынести из-за «железки» такое чудо, а я ни сном не духом, - прокомментировал он. – Давно найден?
- Найден в прошлом сезоне, - Металлоискатель прикурила длинную тонкую сигарету, затянулась, выпустила дым и продолжила. – Архангел. Тебе это имя знакомо?
Джагур улыбнулся:
- Я не знаю отмычек. Не знаю безголовых экстремалов, жизнь которых заканчивается на второй, максимум третьей ходке. Но мастеров, а тем более одиночек знаю наперечёт. Их не так то и много, как принято считать. Есть такой сталкер. Мутный правда, себе на уме. Приезжает несколько раз за сезон, в Гыдюшнике не светится – останавливается или во второй Юрге, или в Сар Сазе. С местными перекупщиками не работает, хабар вывозит за Территорию Особого Контроля сам. Если это его находка, то неудивительно, что здесь никто ничего не знает.
- Могли бы и вообще не узнать, - отозвалась девушка. – Просто случайность. Артефакт купил частник, из начинающих. Кстати, не очень дорого. Чуть дороже Браслета. Так что на будущее лучше перед тем, как сделать глупость – обратитесь ко мне. Я хотя бы его реальную цену определю, даже если он ещё неизвестен.
Продолжая рассматривать снимок Джагур машинально кивнул. Что верно то верно, насчёт определения стоимости Металлоискатель почти не ошибалась.
- Ну и что там с этим артефактом? Как он кстати «обзывается»?
- Архангел назвал его «Кощеева Игла». Не знаю почему, и не могу понять, толи слишком оригинально, толи не очень.
Джагур хмыкнул:
- Да уж. Хорошо хоть не «Рубиновая Кровь», так и просится. Значит вывезли этот камушек, по дешёвке толкнули дилетанту. Дальше?
Она поднялась, подошла к холодильнику, достала оттуда бутылку джина и вернулась на место:
- Не следовало бы конечно с утра…, - сказала она, наливая себе прямо в кофейную чашку. – Ну да ладно. Я лучше спать завалюсь, не каждый день в такую рань поднимают. Ты будешь?
Джагур отрицательно качнул головой.
- Это хорошо. Тебе трезвая голова понадобится. Хотя бы потому, что нам нужно будет заключить небольшой договорчик.
Теперь Джагур кивнул. К этому всё и шло. Дружба дружбой, а дело есть дело. Информация в их мире тоже товар и тоже имеет свою цену.
- Я рассказываю тебе всё что знаю, - предложила она, держа чашку перед собой и ловя резкий, немного отдающий одеколоном, аромат пиратского напитка. – А ты, если находишь то, что видишь на фото, приносишь мне. Цена на «Кощееву Иглу» очень высокая. Выше чем ты можешь себе представить. В течении трёх-четырёх, максимум шести часов я получаю деньги от заказчика. Десять процентов из них мои.
Джагур отложил фото в сторону, взял кофе и не спеша отпил несколько глотков. Десять процентов – это нормальная цена, только она, как правило, сразу минусовалась с общей суммы. Сталкеру говорилась цифра на которую он может рассчитывать, без указания процента посредника. Или Металлоискатель решила хапнуть хороший куш взяв двойную оплату, или он чего-то недопонимает.
- Ну, предположим, я соглашусь, - ответил ей Джагур. – Что мне мешает получить от тебя инфу, а потом найти и по-тихому скинуть арт на сторону?
Она выпила джин, передёрнула плечами, а затем, ухмыляясь, сказала:
- Узнаешь расклад – узнаешь ответ.
- Ладно. Я в теме, - и он поднял свою чашку с кофе в знак того, что принимает условия. – Так что там с этим «Кощеем» не так?
Металлоискатель прикурила ещё одну сигарету. По вагону понёсся запах ментола.
- Как я уже говорила, Архангел спихнул то, что он назвал «Кощеева Игла» начинающему коллекционеру, даже не подозревая, что отдаёт за бесценок целое состояние. Покупатель, очевидно, поддался модному хобби, не зная всех его тонкостей. Сунул артефакт в сейф, тут как раз и сезон закончился. Пока суд да дело, коллекционер охладел и после Нового года отдал «Кощееву Иглу» перекупщику. С наваром конечно.
- И без легенды, - вставил Джагур.
- Я же говорю – дилетант. Он не спрашивал, а Архангел видимо не настаивал. Легенду придумал уже перекупщик и в ней нет ни слова правды.
- Например?
Она засмеялась:
- Ну где это видано, чтобы в Зоне А, водились кровососы?
- Не понял? – Удивился Джагур.
- Поскольку артефакт не похож ни на один, что были найдены за «железкой», перекупщик состряпал легенду, что его нашли в Большой Зоне, на НИИ Агропром, в аномалии, неподалёку от железнодорожного тоннеля где, по его словам, опять же, обосновалось семейство кровососов.
- Очень грубая липа – его ореол выдаёт.
- Расчёт, как я понимаю, был на то, что обе Зоны несомненно связаны, так почему бы в Большой Зоне не появится артефакту с присущим местным ореолом. Ведь отчего изменённые предметы светятся, толком никто не знает, одни гипотезы. Цена естественно накручивается – уникальность.
Джагур скептически покачал головой:
- Нее, опытного частника на такой сказке не разведёшь. Мне порой, кажется, что они знают, что происходит в обеих Зонах лучше сталкеров.
Металлоискатель тут же возразила:
- Ходок ты конечно талантливый, слов нет. Но есть ещё другой мир, в котором ты, извини, конечно, полный профан. А то, что это всё-таки артефакт, тебе в голову не приходит? Коллекционер-фанат может, да и обязательно купит его только потому, что другого такого нет. При таком раскладе, темная история – лучшая реклама.
- Ладно убедила. Но я пока не вижу причин, по которым он должен изменить мою жизнь. Кстати, какова его цена?
- Не гони коней, а то на переправе сдохнут, - ответила Металлоискатель, подливая себе новую порцию джина.
- М-да, - прокомментировал её действия Джагур. – И давно ты расстегнула воротник лабораторного халата?
- Ты про что? – Не поняла она сначала, но успела сообразить до того как Джагур ответил и показывая на бутылку уточнила. – Про это что ли? Брось, я знаю что делаю.
- Надеюсь.
- Ладно, не зуди, папаша - парировала она, но чашку всё же отставила в сторону. – Потом допью. Сначала дело.
- Я тоже так подумал. Итак «Кощеева Игла» поменяла коллекцию?
- Да. Перекупщик сплавил его иностранцу. Янки. Тот оказался малым не промах, в липу, как ты выразился, не поверил, но артефакт, как я говорила, и в Америке артефакт. Однако прежде чем выставить его на всеобщее обозрение, он решил исследовать свойства, для чего пригласил очень опытного эксперта. Фотография, кстати, сделана им. Уже после первых экспериментов эксперт, по-русски выражаясь… хотя не буду. А то в угол поставишь ещё. В общем: эксперт обалдел.
- Так, вот с этого места поподробнее.
- А подробностей нет.
- Не понял.
- Видимо эксперт успел с кем-то поделиться первыми результатами и тем самым подписал приговор. И его, и коллекционера немножко устранили. Артефакт соответственно исчез и больше не всплывал.
- Хрена се. Вот уж действительно, как вы яхту назовёте, так она и поплывёт.
Металлоискатель согласно кивнула. Судьба эксперта и коллекционера не вызвала у них шока, такое случалось и довольно часто. В мире коллекционеров тоже были свои стервятники. Вот только…
- А что, о свойствах совсем ничего? Даже намёка?
Металлоискатель поджала губы, сморщилась, развела руками, но потом всё-таки ответила:
- Есть косвенный. Артефактом очень сильно заинтересовался заказчик, связанный с электроникой. Он и предложил цену.
Джагур задумался, переваривая, систематизируя и расставляя по полочкам полученную информацию. Металлоискатель молча курила, потом всё-таки не выдержала и, взяв чашку выпила джин. Она как раз ставила её на место, когда Джагур сказал:
- Не состыковки. И очень сомнительные.
- Какие? – Тут же отозвалась девушка.
- Фотография… откуда?
Она пожала плечами:
- Не знаю. Мне заказчик передал, я лишнего не спрашивала.
- А о судьбе арта значит спросила?
- Естественно. Нужно же мне было получить максимум информации. Хоть наводку, где искать. Правда, кроме детективной лирики рассказ заказчика всё равно ничего не дал.
- Слишком много точных деталей для заказчика. Прозвище сталкера, сейф, цена за который он был продан в первый раз.
Металлоискатель несколько раскраснелась от алкоголя, а тут вдруг просто на глазах вспыхнула:
- Ты что? Считаешь, что я тебе на уши присела?
- Ты, нет. Тебе возможно, - спокойно ответил Джагур.
Несколько секунд она пристально смотрела на него. Губы сжались в тонкую линию, глаза уже не лучились, а просто горели. Но вот она обмякла, расслабилась и вздохнула.
- Ты прав, - ответила она. – Не состыковок хватает. Много лишних деталей но главного минимум. Только…
Она осеклась, прищурилась разглядывая лицо Джагура и попросила:
- Дай честное слово, что никому не расскажешь.
Джагур молча кивнул головой.
- Заказчика я знаю уже давно. Это из-за него я начала работать налево, в обход НИИ. Он меня и обучал некоторым тонкостям этого бизнеса.
- Бедуин?
Она нахмурилась:
- Откуда?
- Не такая уж большая тайна, для мародёра живущего в Гыдюшнике. Здесь всё на виду. И все. Нужно только уметь смотреть на вещи под другим углом. И желательно сталкерским зрением. Для прохожего – неожиданное завихрение, для меня – Воронка. Для домохозяйки – пыльная паутина, для меня – Жгучий пух. Для местных сплетников – физик арабского происхождения, у которого видно шашни с местной звездой науки. Только вот приезжает он на электричке, ходит, с местной публикой общается. Затем пару-тройку дней его не видно. А потом демонстративно уезжает всё на той же электричке. Вопрос: что он делал эти два-три дня? Могу сказать, что думают местные сплетники…
- Не надо, - поморщилась она.
- Вот и я о том же. Обычно не выходят из, прошу прощения, спального вагона в первый день встречи, а не оставляют это дело на десерт. Так что едет Бедуин отсюда налегке. Любой патруль может шмонать хоть полным обыском, ничего не найдёт. То, что он перекупил у местного торговца, уже ждёт его там, за Территорией Особого Контроля. А что? Обычная туристическая прогулка. Это ведь Зону Б патрулируют. А по границе района только посты на трассах, да милиция в электричке. От Гыдюшника до Болотной. Пешком через поля отсюда хоть слона увести можно. Если они тут конечно водятся.
- Ну, примерно так, - она не стала вдаваться в подробности. – Он предложил мне скупать у вас Батарейки. И любые детали имеющие отношение к электронике. Изменённые. Честно скажу: согласилась не сразу, потом подумала, раз-другой, денег немного подзаработать. И так уж получилось, что затянуло. На другой год уже не только Батарейки. В смысле он продолжал забирать только их. Но подсказал некоторых людей, которые забирали Ювелирку, Лампочки, Диски и другое. А потом исчёз. Ты когда ко мне пришёл по осени, у меня этих батареек полная… была. Я чуть в трубу с ними не вылетела, пришлось в гранты залазить. Вновь появился в конце апреля. Забрал всё что было, даже компенсацию выплатил. И посвятил в «Кощееву Иглу». Дал фотографию, рассказал что знал и укатил. Но предупредил, что если кто принесёт этот артефакт, то… в общем ясно.
- Да нет, - отозвался Джагур. – Пока туманно. Вот на улице он рассеивается. А здесь только сгущается. Танцуем мы вокруг да около, а понять ничего не можем. Имеем в наличии – слух и даже фото страшно дорогого артефакта, по твоим словам, цену я пока не знаю и выкладывать ты мне её не спешишь. Это раз. Имеем наличие отсутствия легенды, то есть где, когда и при каких обстоятельствах данный артефакт был найден. Только страшно трагический рассказ с детективным уклоном, который ещё больше всё запутывает. Это второе блюдо. И на десерт заказчик из пользователей, явно связанный с электронщиками, хотя сам артефакт это не радиодетали или нечто с ними связанное, а просто кусок чего-то спрессованного и изменённого воздействием аномальной энергии. Е-ра-лаш.
Металлоискатель некоторое время обдумывала услышанное, потом взяла блокнот, ручку, написала там что-то, вырвала листок, сложила напополам и протянула ему:
- Посмотришь, когда наружу выйдешь. Это цена. Цена заказчика. Мои комиссионные в этой сумме. Артефакт ты можешь принести только мне, по той простой причине, что указанная тут цифра гарантирована опять же, только у меня. Для остальных это не более чем красивый камешек. Ну а что касается легенды…
Она снова взяла папку и вынула ещё один снимок.
- Увеличила изображение и чисто интуитивно восстановила.
Джагур взял в руки очередное фото состоящее из трёх полос изображения, рубинового цвета – увеличенный во много раз артефакт, вернее его часть. На верхнем угадывалась игра теней, но их можно было бы посчитать за дефекты при съёмке или некачественным освещением. Однако на среднем по этим теням были нарисованы стрелки, как бы придающие им форму и направление. И уже на третьем…
- Решётка? – Спросил он.
- Да. Или сетка. В общем, то, из чего образовалась «Кощеева Игла» до перерождения имело решётчатую структуру. Это либо остатки, либо сохранившая первоначальную форму изменённая материя. Так что, возможно относительно радиодеталей ты не совсем прав. Какая-нибудь экранирующая сеточка или нечто похожее. Может кинескоп? – Предположила она. – Телевизор или монитор.
- Может быть. Хотя там ячейки круглые, а здесь прямоугольные. И расстояние достаточно большое. Знаешь, если вот это угол решётки, то очень знакомая получается штука. Вот только где я её видел, хоть убей…
- Сплюнь, - тут же оборвала она его и постучала по столешнице.
- Тьфу, тьфу, тьфу..., - отреагировал сталкер и даже постучал себя по лбу. – Ладно, может вспомню, когда увижу. Хотя, если я увижу артефакт, то уже и вспоминать не потребуется.
Он вернул снимок и положил вырванный из блокнота листок в карман.
- Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Ладно, не привыкать. Не напейся тут смотри.
Он поднялся.
- Погоди, - она взяла со стола артехакт и попросила. - Выброси. Только куда-нибудь подальше. А то он опять его притащит.
Джагур хохотнул, подбросил стекляшку в воздухе и потопал к выходу, провожаемый взглядом младшего научного сотрудника НИИ Физики твёрдого тела, а по совместительству посредника между сталкерами, именуемыми в том же НИИ опасными мародёрами и теми, кого считали сумасшедшими, подвергающими в реальном мире неоправданному риску себя и окружающих – коллекционерами и пользователями аномальных образований.
Артефактов.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

Шрам.  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Глава 9

Спрыгнув со ступеней

Глава 9

Спрыгнув со ступеней на землю Джагур, как всегда привычно оглянулся, после чего не спеша пошёл за вагон. Встреча, на которую он очень рассчитывал, многое прояснила. Как и предполагалось - началась гонка. Именно в надежде словить куш сюда прибыл Север. И Легион притащил своих головорезов. Значит цена на «Кощееву Иглу» должна быть действительно очень высока. Листок из блокнота лежал в нагрудном кармане, но Джагур и без него уже примерно представлял, о какой сумме может идти речь. А потому не торопился.

Прислонившись к влажному от тумана буферу он вначале прикурил и сделал несколько затяжек, погружённый в свои мысли. Потом наконец достал записку и несмотря на желание немедленно развернуть и убедится, что в очередной раз оказался прав, он решил сыграть. Вспомнить годы проведённые в группе специального назначения, когда от нечего делать они целыми вечерами мусолили колоду. Очень модно было во время игры «выжимать», то есть получив с раздачи или прикупа карты сложить их стопочкой и медленно выдвигать одну из под другой, действуя на нервы себе и окружающим.
Вот и сейчас он, зажав листок в руках, начал сдвигать одну половину относительно другой, ожидая появления цифр.
Единицу встретил спокойно, хотя первая вызывала у него наибольший интерес. Теперь дело за второй, которая в принципе могла быть либо пятёркой, либо нолём. Он даже загадал, что там ноль и удовлетворённо хмыкнул, когда тот объявился. Следующие три ноля были предсказуемыми, он даже провёл изматывающую азартную процедуру немного быстрее. Так перед ним оказалась сумма его гонорара за услуги проводника. Но скорее всего там будет и пятый ноль, не могла Металлоискатель так настойчиво говорить о высокой цене, если она составляла всего десять тысяч. И вот он пятый.
Сто тысяч евро. Цена действительно высока. Ни один артефакт, за всю историю сталкерства не уходил за такую высокую цену. Максимальная, насколько Джагур знал, была на двадцать тысяч меньше и заплачена ещё в Большой Зоне.
Но. Насчёт изменить жизнь сто тысяч не годилось. Да в год, или сезон сталкер мог заработать от 10 до 30 штук, если конечно не повезёт и не нарвёшься на что-нибудь реально дорогое. Так что сотня это конечно много, но не настолько чтобы плясать от радости. А значит…
Шестой ноль появился там, где ему и положено было быть. Вот она магическая цифра, сумма которая отделяла обычного состоятельного человека от миллионера. И пусть десять процентов уходит в карман посредника. Всё равно. Артефакт ценой в один миллион. Это легенда, о которой будут вспоминать, пока будут стоять обе Зоны.
Правда, его ещё нужно найти. И не только найти. Убедившись, что прав относительно цены Джагур вдруг осознал, что в данной гонке он совершенно один. Против Легиона с командой, которые не остановятся ни перед чем. Напрасно Металлоискатель считала, что только ей известно о предложенной заказчиком цене за «Кощееву Иглу». Ведь появился же Легион.
И появился Север. Вот тут возникала проблема из проблем. По неписаным правилам хабар, собранный в таких экспедициях делится фифти-фифти. Пятьдесят процентов проводнику за науку и безопасность. Пусть даже договорной гонорар за услуги очень высок, но закон есть закон. Север не производил впечатление глупого человека, а значит должен понимать, что Джагур всё равно рано или поздно узнает истинную стоимость «Кощеевой Иглы». Так что: собирается собственноручно подарить пятьсот тысяч? Или рассчитывает, что мёртвые претензий не имеют?
Засосало под ложечкой. Вот он, сказывается отход от принципов. Ведь решил же когда-то, что лучше всего работать в одиночку и нужно было идти до конца. Или выслушав просьбу Крестоносца не давать прямого ответа. Навестить хотя бы Металлоискателя для начала. Ведь она уже знала о намечающихся тараканьих бегах, а значит дважды два можно было просечь ещё до приезда Легиона.
Черт. И что теперь? Всё бросить? Уйти одному?
Со всей ясностью Джагур начал осознавать в какую ситуацию влип. Идти за «железку» одному, когда там команда профессиональных стервятников равносильно самоубийству. Север и Ёжик, какие никакие, а союзники. По крайней мере, пока артефакт не будет найден. А ведь возможно он вообще не будет найден.
С чего это он вдруг решил, что ему повезёт? Прошлый сезон весьма показателен. Правда, тогда он сглупил. Полез на крыльцо «Империала» от которого следовало держаться подальше и потом два месяца не мог избавится от…
Не надо о грустном. За проспект ни ногой, это опыт – сын ошибок трудных. И от «Тысячи мелочей» держаться подальше.
О, Господи. Зачем он вспомнил…
Джагур почувствовал как его продирает леденящий холод. Нереальный, чудовищный, пронизывающий насквозь взгляд каменного вождя. Наваждение? К сожалению нет. Вернувшись тогда, два года назад, он перерыл весь дом в поисках старых фотографий и нашёл-таки. Родной восьмой класс. За спиной памятник Ленину. И голова у него повёрнута именно туда, куда задумал скульптор. И взгляд обращён в будущее, а не сверху вниз, на пробирающегося мимо сталкера. Оставалась призрачная надежда, что ему тогда это померещилось. Однако уже вскоре по Гыдюшнику поползли фантастические рассказы об этом месте. И все сталкеры, в том числе и он, записали перекрёсток Московской и Кирова в районы закрытые для ходки.
Он щелкнул зажигалкой, поджигая краешек блокнотного листа, дал огоньку разгореться, но уже через секунду обжигая пальцы, гасил пламя.
Седьмой ноль.
Идти за «железку» расхотелось. Вообще расхотелось что-нибудь делать. Только возникло острое желание немедленно вернуться в вагон и спросить Металлоискателя: не хряпнула ли она ещё до его прихода, на пару с Витьком, граммов двести.
Потому что цифры, написанной на подпаленной бумаге - не может быть. Выражаясь языком Козьмы Пруткова – не может быть, потому, что не может быть вообще. В принципе. Её в природе не существует. За всю свою недолгую историю Зона А не дала такой суммы, как на листке блокнота. Самая полная коллекция всех известных артефактов Большой Зоны не тянула даже на четвёртую часть того, что заявлено.
Металлоискатель сидела в том же кресле и в той же позе, как пять минут назад. Никакой иронии. Ни улыбки, ни морщинки. Абсолютно трезвый, чистый взгляд. Вместо каких-либо слов она протянула ему бутылку с остатками джина. В два глотка он осушил её до конца и рухнул на прежнее место.
- Я ждала, когда ты придёшь.
- Ещё бы…
- Нет. Ждала с того момента как сама узнала о цене…
- Бред, - отозвался Джагур.
Она искоса посмотрела на него. Её взгляд не скрывал иронии.
- Артефактом интересуются не частники. Это у них средства ограничены. «Кощеева Игла» нужна дельцам. Производителям электроники. Прочитать тебе лекцию о сверхдоходах этих корпораций? Особенно ожидаемых от внедрения новых технологий.
- Лучше прочти мне лекцию о логике барыги, - съязвил Джагур.
- Изволь.
Она поднялась, выудила из шкафа ещё одну, непочатую бутылку.
- Хорош бухать..., - начал Джагур, но осёкся.
Вместо продолжения он протянул ей свою посуду.
- Логика барыги простая – завязать, - начала она. – Думаешь мне это доставляет особое удовольствие? Нет, я хочу вырваться.
- Так что тебе мешает? – Спросил он. – Пошли всех этих Бедуинов верблюжьи колючки собирать и все дела.
- И опять сесть на зарплату МНС? Ну, уж нет. Уйти так с миллионом в кармане.
- Вот это я и хочу узнать.
Джагур скривился и выпил джин.
- Что? – Не поняла она.
- Почему с миллионом? Почему не с девятью?
- А вот ты о чём…
Она посидела немного молча собираясь с мыслями, даже прикурила ещё одну… ментоловую, потом начала:
- Понимаешь. Из ста процентов населения земли, обмануть можно сто процентов. Подавляющее большинство верит, что их зубы на 72 процента белее, дыхание на 13 процентов свежее и им даже в голову не приходит, что это полная бессмыслица. Они основа мировой экономики, именно на них делают деньги. Причём часть из этого большинства, вообще этакие волшебные лошарики, искренне считающие, что бритые ребята в кожанках и девица с сигаретой в зубах, действительно прямо на улице разыгрывают лотерею, где главный приз – автомобиль.
- Хм, попала когда-то на лохотронщиков?
- Не я. Но близкий мне человек. Так вот, такие люди, разочаровавшись во всём и наплакавшись в подушку, на следующий день получат по почте письмо-уведомление, что выиграли несколько миллионов рублей и чтобы их получить, надо всего лишь выписать какой-нибудь товар. И опять верят.
Джагур развёл руками.
- Вера в сказку.
- Угу. Неистребимая.
- И что дальше?
- А дальше вторая категория. Их тоже обманывают, но они способны учиться. И с каждым разом обмануть их всё сложнее и сложнее, что, в конце концов, становится просто невыгодным.
- Тем более что и так хватает лошариков.
- Точно.
- Ну, я понял. Только при чём здесь «Кощеева Игла» и логика барыги? Ведь могла бы мне сказать сумму в десять раз меньшую и обманула бы. Я бы научился и к тебе больше не ходил.
Она ухмыльнулась:
- Конечно. Только ты относишься к тем немногим единицам, которых вроде бы тоже можно обмануть. Только это чревато для обманщика. Потом потратить эти же девять миллионов на круглосуточную охрану? Нет уж, увольте… Постоянно оглядываться по сторонам, не мелькнёт ли где блик прицела.
- Надо же, какие познания. Блик прицела… А смысл какой? Бликовать?
Она посмотрела на него исподлобья и ответила:
- А просто так. Из принципа.
Джагур усмехнулся. Криво, скептически и от этого его лицо становилось страшным:
- Хорошего же ты обо мне мнения.
Она молча пожала плечами и даже немного развела руками.
- Однако продолжим, - Джагур нахмурился. – Ждала меня? Почему? Бросила бы кличь, объявила гонку. За такую сумму обитатели Гыдюшника снесли бы Призрака вместе с его отрядом и периметром в придачу.
Ответила Металлоискатель быстро, видимо ожидала такого вопроса:
- Потому что из всех только ты можешь найти «Кощееву Иглу». Это твой город и твоя Зона. Если исключить элемент случайности, то у тебя карт-бланш. Нужно просто решить уравнение. Известно, что артефакт местного происхождения. Не типичного происхождения - он самостоятельный элемент, а не изменённый предмет. И предположительно материал, из которого он произошел, имел решётчатую структуру.
Джагур снова скривился:
- Ты физик, а не математик. Не лезь к Королеве всех наук, она не терпит в своей свите посторонних. При этих известных есть масса иксов и игреков. Первое: Где он был найден?
- Ну, за «железкой» не так то и много мест, куда можно ходить в одиночку.
- Да? Зато есть масса мест куда ходить просто не рекомендуется. Но, рекомендации не есть запрет. Я сам…
Он осёкся. Помолчал. Выпил джин. Потом продолжил:
- Так что неизвестная величина: место – расширяется. Плюс к этому, есть районы, из которых, как правило, никто не возвращался. Но из правил бывают исключения. Кстати они, как известно, лишь подтверждают эти правила. Ну и добавь к этому – Белое пятно.
- Уж не думаешь ли ты, что Архангел смог проникнуть в Парк, - хохотнула она.
- В Парк ещё никому не удавалось проникнуть, - серьёзно ответил Джагур. – Но это ещё ничего не значит.
- Хорошо, одно неизвестное икс.
- Второе неизвестное – что именно искать? Продовольственный ларёк? Ювелирную лавку? Санитарно-технический коллектор? А может магазин электронной техники?
- Я бы всё-таки ориентировалась на электронику.
- Вот когда будешь на моём месте, тогда и будешь ориентироваться. Может это вообще – органика. Пнул Архангел осиное гнездо, а оттуда кролик, из кролика утка, из утки яйцо… вот и название в тему.
Металлоискатель промолчала. Тут возразить нечему.
- Значит, имеем второе неизвестное – игрек. Соответственно зет… - он в упор посмотрел на неё и спросил, - Ещё кто-нибудь об этом знает?
Она не моргнула. Не отвела взгляд. В её лице ничего не изменилось. И ответила совершенно спокойно:
- Возможно. Я не знаю точно, но может быть и так. Хотя Бедуин клялся, что инфа закрытая.
- А не мог Бедуин для гарантии нанять ещё кого-нибудь?
Джагур спросил это как можно более спокойно. Но она не знала ответа. Только пожала плечами. А потом, подумав, покачала головой:
- Скорее всего нет. Он ведь тоже не заинтересован в шумихе. Вспомни судьбу первого владельца артефакта. Да и если волна поднимется, где гарантия что тут не появятся ребята из федеральной службы? Которым наплевать на всё кроме… ты сам знаешь чего.
Джагур кивнул. Рассуждала она пока логично. Для не совсем трезвой. У него тоже пошло тепло по телу, расслабляющее, умиротворённое. Мир вдруг повеселел, расцвел и даже отступающий туман не казался таким противным. Но ей за «железку» не идти. Она нашла того, кто заработает для неё пропуск в иную жизнь, где не нужно будет одновременно тащить честь науки и одновременно барышничать, обкрадывая ту же самую науку на уникальные артефакты, только из-за того, что у НИИ просто не хватало на них денег.
Он поднялся и… дежа-вю… отправился к выходу.
- Я ещё ничего не решил, - сказал он ей перед тем как вторично покинуть лабораторию, - потом помолчав и уже почти выходя сказал, - Но если мне эта шняга попадётся, можешь быть уверена – Ты первая кто об этом узнает.

- Игорь, - сказала она внезапно.
Он остановился и оторвал руку от ручки выходной двери.
- У меня никогда и ничего не было с Бедуином. И вообще…. – она опустила голову. Потом подняла её и сказала – Я люблю только…
- Заткнись, дура… - неожиданно и резко оборвал её он.
Когда-нибудь этот разговор должен был случиться .
- Почему?
- Потому что это я должен сказать тебе. – Джагур сорвал капюшон. – Я люблю тебя, Лена. Люблю всем сердцем. Люблю больше жизни.
Она вспыхнула. Поднялась и пошла. Пошла как самая прекрасная женщина во Вселенной.
Через несколько секунд белый лабораторный халат и куртка нового камуфляж упали на пол вагона, приспособленного под лабораторию.

Джагур снова шагал через пути. Цифра с семью нолями уже не крутилась в голове. То что произошло только что значительно важнее. Но бывшего наёмника нужно было посетить. И раздался звук клаксона. Джагур повернул голову. Между двумя техническими одноэтажными зданиями стоял джип. Это был «Хаммер» брошенный кем-то в день Прорыва. С него давно спилили крышу, установили ручной пулемёт и теперь использовали для патрулирования Зоны Б. За рулём важно восседал сам комендант, командир ОМОНа, Капитан…
Впрочем фамилия не важна. За умение появляться неожиданно и в самый неподходящий момент его уже давно все звали – Призрак.

BesПечныY  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Следопыт, ты тапак не боишся?

Джа, если тебе критика покажеться слишком не по душе, убей его где не будь в рассказе, чисто случайно, ну там, аномалия, наковльня с неба, псевдогигант затоптал...

EVIL_Shystriy  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

хм..а я соглашусь с Бесом Laughing
Джагур:Если захочешь выместить на "критике" свою злость - убей АЦЦКОГО Сотону автора(естественно в расказе).

+2 
 -1
Группировка: Одиночка
Ранг: Сталкер
Зарегистрирован: 01/31/2010
Оффлайн

Глава 10
Призрак поднял руку

Глава 10

Призрак поднял руку и качнул несколько раз пальцами, подзывая Джагура к себе. Но тот равнодушно отвернулся и пошагал себе дальше. Обиженно взвыл стартер, заурчал мотор и, шелестя покрышками, прямо через рельсы джип устремился наперерез. Джагур не останавливался, пока машина с Омоновцами не преградила ему дорогу.
- А ч-ч-чё ты от меня б-бегаешь? – Немного заикаясь, но не от природы или ещё там чего, а видимо просто от гонки по железнодорожным путям, спросил Призрак.

- Я!? – Брови Джагура уползли под капюшон в притворном изумлении. – Иду никого не трогаю. Тут вдруг… наезд. Почти.
- Это я ещё не наезжаю, - ухмыльнулся Призрак.
Сидевший рядом с ним дюжий омоновец с «Абаканом» в руках тоже расплылся в не предвещающей ничего хорошего улыбке. А стоявший за пулемётом…
Ба, да то ж вчерашний. Тоже щерится, навёл ствол на грудь и даже издал губами звук, что-то вроде: «Пух».
- Ты пулемёт-то в сторону отверни…, - спокойно посоветовал Джагур. – Стрельнет ненароком, потом лет десять расстраиваться будешь. Чего вообще за беспредел? НАТО блин, отдыхает…
- Так, обороты сбавь, - проговорил Призрак и, подняв голову, приказал подчинённому. - На место сядь.
Потом вновь уставился на Джагура:
- Прохожий говоришь? Ну и куда же ты проходишь?
- Да так, друзей навещаю… Что ещё пенсионеру делать?
- Хм, - хмыкнул Призрак. – Пенсионер значит…
- Ага, - поддакнул омоновец сидевший рядом с ним. – Липовый.
Джагур отошёл немного вбок и уставился в круглое лицо бугая:
- В морду или в печень? – Поинтересовался он.
- Не понял? – Ответил омоновец.
- Мне интересно, куда тебе зарядить молокосос: по морде или пониже…
- Чего?!! – Взревел бугай и взвился со своего места.
- Стоять! – Скомандовал Призрак и бугай, а вместе с ним и подскочивший было второй, замерли. – Взяли автоматы, до ворот и обратно. Осмотреть обе стороны путей. Качественно. Результаты доложить.
Заметив, что подчинённые стоят в раздумьях Призрак гаркнул так, что молодой даже вздрогнул:
- Выполнять!
Повесив автоматы на плечо оба омоновца стали удаляться. Во время этой сцены Джагур только криво улыбался. Но когда фигуры подчинённых Призрака растворились в тумане он коротко хохотнул:
- Дрессировка?
- Воспитание, - серьёзно ответил комендант. – Садись, пообщаемся.
- Спасибо, - ответил Джагур и процитировал известную фразу Мимино: - я лучше пешком постою. А то посидишь в твоей «цементовозке», какая-нибудь тварь не так поймёт и глядишь вот и мой дом ни с того ни с сего загорелся. Вместе со мной. Ты же тушить не придёшь?
- Не приду, - согласился комендант. – Я мартышек из «обезьянника» пришлю. Забор подремонтировать, он ведь обгорит наверняка. А вообще, не будешь с утра по сомнительным друзьям бегать и пожару не с чего быть. Лучше бы на чердак чего-нибудь негорючего наносил, огнетушитель повесил, проводку не забудь осмотреть.
- На чердак ещё дед, царство ему небесное, шлак насыпал. Про ВОДКУ я никогда не забываю, - скаламбурил Джагур. Вчерашний коньяк, отлакированный джином, располагал к шуткам и с языка, помимо воли сорвалось: - А вот что касается огнетушителя, не люблю я их. Заряжать каждый год - морока. Толи дело песок. Тут есть, неподалёку. Я сгоняю?
- Да, только зайди, отметься в комендатуре. Укажи время и точный маршрут. Я тебя подстрахую…
- Плохая шутка, - посерьезнел Джагур.
- Плохая, - согласился Призрак. – Прими её в качестве бесплатного совета. Себе жизнь сохранишь и мне нервы сэкономишь.
Он замолчал, барабаня пальцами по рулю. Джагур тоже не спешил нарушать тишину, стоял, опустив голову и перебирая носком кроссовка камешки между шпал.
- А почему «цементовоз»? - спросил вдруг Призрак.
- Как? – Удивился Джагур, теперь уже искренне. – Ты не знаешь великий анекдот от Витька, который дал бессмертное название этому… подобию бэтээра? Спроси его как-нибудь. Он расскажет.
- Расскажи сейчас, - попросил Призрак. – Я когда Витька вижу, он уже к тому времени только на частушки горазд.
- Ну ладно, только без обид. Стоят два хохла на Вокзальной улице. Мимо них этот «Хаммер» проезжает. И вот один у другого спрашивает: «Тятьку, а шо це за таке?» Тот отвечает: «Цементовоз». Первый: «Який же це цементовоз, ежели я тама людини бачу». «Та це не людины, це – менты».
- И где тут смеятся? – Спросил Призрак после небольшой паузы. – Бессмыслица какая-то…
Пока Джагур рассказывал анекдот капитан успел закурить. Вынеся вердикт шутке он затянулся, потом замер и вдруг закашлявшись и рывками выпуская дым, с хохотом повалился на руль. Даже ладонью забил об него от восторга.
- Ты что? Реально не знал? – Джагур тоже засмеялся. – У этого анекдота борода выросла, когда у Витька ещё своя не появилась. Я его кажется в универе в первый раз слышал. А тут он его просто рассказал в тему ну и прилипло – «Цементовоз».
Призрак даже вытер выступившие слёзы.
- Да, талантлив народ, ничего не поделаешь, - сказал он успокаиваясь. – А теперь давай-ка поговорим начистоту. Что вообще происходит?
- Ты о чём? – Вопросом на вопрос ответил Джагур, чувствуя холодок по спине.
Если Призрак в курсе гонки, то… он пас.
- Я, в общем, почти риторически, - ответил комендант. – Что-то неладное твориться, а что я пока не могу понять. Нехорошее, опасное. И мне это откровенно не нравится.
- Я не врубаюсь, - честно ответил Джагур.
Призрак открыл обрезанную дверцу и спустил одну ногу на широкий порожек опоясывающий корпус джипа. Потом наклонил голову и тихо, почти шёпотом вдруг заговорил:
- Думаешь, раз пока ещё не грызёшь решётки в Мариинском централе, то ты такой ловкий и умелый? Раз пять я тебя мог прихватить на полную катушку. Ещё до того, как ты в свою нычку на Абразивном нырял.
Джагур отшатнулся. Комендант оскалился:
- Вот видишь. Я много чего знаю. Видел своими собственными глазами. Красиво ходишь, кстати, с безбашенными не сравнить. Однако, если ты ещё на свободе, значит это кому-то нужно. Спрашивается кому? Мне.
- Можешь садить, если хочешь, - несколько растерянно ответил Джагур. – Только у любого общения есть определённые рамки…
- Да брось, ты, - перебил его комендант. – Стукачей у меня и так хватает, чтобы я подпрягал на это дело офицера, хоть и бывшего. Мне ведь просто поговорить хочется. Посоветоваться с экспертом.
Джагур нахмурившись, недоверчиво смотрел в лицо командира ОМОНа:
- С какой это радости мне такое счастье привалило?
Призрак не ответил, предоставив Джагуру самому решать, что к чему.
Вроде говорил убедительно и про нычку на Абразивном упомянул. Но с другой стороны… То что Джагур время от времени ходил за «железку» знали почти все постоянные обитатели Гыдюшника. Естественно из тех, кто был реально в теме. А Абразивный Завод очень удачное место для устройства тайников, практически все его использовали для этого.
Берёт на «пушку». А смысл? То, что Джагур не будет «барабанить» это понятно, в принципе он не знал ничего из того, что не было бы известно Призраку. Разве что за исключением «Кощеевой Иглы». Но опять же не факт, что комендант не в курсе.
Да, и какого… он тут делает? Сидит, смотрит кто со стороны лаборатории идёт?
Одни вопросы. Весь мир состоит из вопросов. Как маньяку в каждом столбе мерещится непотребство, так и ему скоро везде будут видится вопросительные знаки.
- И что же не так? – Спросил он у Призрака.
Тот шевельнулся, посмотрел внимательно на собеседника и стал говорить:
- Вчера в «Гудке» опять драка была.
- О-па, - отыграл Джагур. – И кто с кем?
Призрак фыркнул:
- Можно подумать ты не знаешь? Да тебя самого первого сдали со всеми потрохами.
Джагур усмехнулся, но ничего не ответил.
- Это не важно. Быков мои ребята подобрали, Маришка их подрихтовала, кому голову перебинтовала, одному на задницу зелёнки налила. Так вот. Раньше бы я их посадил в последний вагон электрички и отправил в столицу Сибири и сопроводительную накатал. Однако вечером мне позвонили из Управы и посоветовали, просто посоветовали, отпустить этих колхозных производителей на все четыре стороны. Клятвенно пообещали, что больше они в Гыдюшнике не появятся. И какие будут относительно этого идеи?
Джагур поставил ногу на вывернутое переднее колесо и опёрся на колено. Потом ответил:
- Думаю, следует ожидать прибытия ребят обладающих не столь специфической внешностью и не столь вызывающе однозначными манерами. Кто-то решил взять Гыдюшник под контроль и от своего не отступит. И, кажется, в вашей Управе уже нарисовалась аномалия.
- Да уж, - согласился Призрак. – Вспомните ещё меня добрым словом.
- Куда-то уезжаешь?
- Скорее всего меня куда-то уедут. Пока я для некоторых вроде кости в горле. Им дышат хочется полной грудью, а не могут.
- Ты, «Пикник на обочине» читал? – Спросил вдруг Джагур.
- Ну, было дело, - признался Призрак. – Во второе межсезонье прочёл.
- И как?
- Сказка, - постановил комендант. – Правда, названия аномалий автор угадал. Но вот «жабы»… Это что? Намёк?
- Да нет. Так войска ООН действительно звали в некоторых местах. И аномалии, авторы, их кстати двое, только придумали. Предположили, что они могут быть. Вроде как. И когда они действительно появились исследователи просто дали им названия, подбирая по аналогии. Но я не об этом. Просто обрати внимание, небольшой городок, Богом и чёртом забытая дыра. Посещение. Проходит тридцать лет и главный герой едет на встречу с барыгой не куда-нибудь в подвальчик, или на окраину, в полуразвалившуюся хибару. Нет. Торговец в открытую живёт в люксе комфортабельной гостиницы. Многоэтажной гостиницы. Мало вяжется с маленьким городом, не правда ли?
- Так ты уже знаешь? – Несколько удивлённо спросил Призрак.
- Знаю о чём? – У Джагура снова затрепетало сердце, сбившись с ритма.
Но ответ Призрака не относился к гонке.
- Появился тут в начале весны один деятель. Осмотрел внимательно школу и решил там отель соорудить. И ко мне подкатил с идиотским вопросом: как бы организовать туристический маршрут к Летучему Экспрессу. Он из него аттракцион решил сделать, козёл.
- И ты его в последний вагон?
- Естественно. Только эта гнида снова здесь ползает.
- Это тоже естественно. Аукнулись японцы с фотоаппаратами да скандинавские пенсионеры в спортивных костюмах. Ты думал ими только наше чудо бородатое заинтересуется в плане втюхивания стекляшек? А насчёт маршрута это ты зря. Пускай бы ехали. Мадам, месье, не угодно ли прогуляться посмотреть поближе? Самые смелые могут спуститься с другой стороны моста, там тоже интересно.
Джагур злорадно скривился. Призрак улыбнулся:
- И что? Ну сожрёт эта сволочь нескольких туристов, да часть из них того… на насыпи останется.
- И заработают страховые компании. Они ведь, как и наши, бабки отстёгивать не любят. Перестанут выписывать страховку, а западные путешествующие пенсионеры без неё даже в туалет не ходят.
Призрак покачал головой:
- Да нет, если за это возьмутся люди сведущие, они всё как надо организуют. Только это извращение, на Летучий Экспресс любоваться. И фотографироваться на его фоне.
Оба замолчали. Тема, которую они коснулись, задевала обоих и как бы объединяла. И комендант, и мародёр были согласны с существующим положением вещей, но если вдруг Гыдюшник начнёт входить в цивилизованные рамки будет только хуже. Почему, сказать трудно, но что хуже это точно. Джагур представил, как он под взглядами десятков фотокамер переходит "железку" и ему стало не по себе. Там, в Большой Зоне иногда организовывали туры на Кордон. Смельчаки, под присмотром опытных подручных Сидоровича доходили аж до моста, за особую плату им позволялось стрельнуть в подраненного заморенного кабана или одинокого слепого пса. После этого они возвращались в свой уютный мирок и иначе как сталкер больше себя не называли. Особенно если им позволяли найти в маленькой, безвредной аномалии какой-нибудь дешёвый артефакт.
Но Большая Зона отпугивала массовый поток туристов радиацией. Всё таки их любопытство имело границы, а здоровье стоило дорого, чтобы вот так им рисковать.
Здесь же радиации не было в помине. И чудеса начинались уже в Зоне Б. По крайней мере некоторые из них можно было увидеть не покидая полосы отчуждения. Большой тур – Эйфелева Башня – Пирамиды Хеопса – Древнегреческие Храмы – Колизей – Гыдюшник. Н-да, перспектива…
- Да, есть ещё одна штука, которой не было в Зоне «Пикника», - сказал вдруг Призрак.
Джагур вопросительно уставился на него.
- Там Зона была…, - комендант замолчал, подыскивая нужное слово, - стабильной, что ли. По одной стороне улицы одуванчики, по другой Зоновский чертополох и так из года в год. Стоит себе в пределах кирпичного забора. А наша…
Закончить он не успел. С той стороны, куда ушли омоновцы вдруг раздались крики и прогремела автоматная очередь. Комендант среагировал сразу. Отбросив окурок, он выпрямился в кресле и повернул ключ зажигания. А Джагур повинуясь прежде всего инстинкту самосохранения – не оставаться в тумане одному, да плюс к этому настроенный дружелюбной беседой с потенциальным врагом номер один к перемирию перемахнул через борт и схватился за пулемёт. Выбросив щебёнку из под колёс и проскользнув по рельсам Хаммер устремился в сторону сгоревших улиц.
Призрак выжимал максимум возможного, да и расстояние было не так уж и велико. Чуть притормозив джип спустился с насыпи. Здесь туман вдруг расступился, оставшись как бы над ними, и картина предстала сразу, во всех своих ужасающих подробностях.
На остатках асфальтовой дороги между рядами закопченных печных труб и насыпью катался старик, стараясь отбиться костылём от десятка бродячих собак. Оба омоновца прикладами ему в этом помогали, хотя некоторые твари кидались и на них. Стрелять милиционеры не могли, в этой густоте легко было зацепить Витька. Видимо очередь перед этим была сделана в воздух, чтобы привлечь внимание командира и одновременно отпугнуть собак. Но если первое удалось, то вот со вторым были проблемы – оголодавшие псины ни за что не хотели упускать добычу.
А через образовавшийся после пожара пустырь, со стороны периметра в их направлении неслось ещё с полусотни таких же диких, злобных тварей.

Мира тебе, брат

+160 
 -35
Группировка: Свобода
Ранг: Ветеран
Предупреждений: Четыре
Зарегистрирован: 07/26/2010
Оффлайн

Глава 11
Призрак бросил

Глава 11

Призрак бросил Хаммер и, вывалившись наружу, устремился на помощь своим подчинённым, выдёргивая на ходу из кобуры табельный «ПМ». Джагур вообще сомневался, что комендант видел накатывающую на них угрозу – его вниманием всецело завладела ближайшая сцена. Преодолев в несколько шагов расстояние, отделяющее его от места схватки, командир в упор выстрелил в ухо огромной рыжей псине прижавшей старика к земле, одновременно ударом тяжёлого берца отбивая другую тварь, успевшую к тому времени вцепиться в ногу молодого омоновца. За судьбу старика можно было не беспокоиться – «Макаров» оружие для таких схваток ювелирное – отобьют. А вот стремительно и молча, приближающаяся стая стала заботой Джагура.

Всё таки адреналин лучший стимулятор. Разгоняя самодельную турель по горизонту, Джагур ощутил насколько обострились все чувства. Слух – ему казалось, что он отчётливо слышит хриплое дыхание псов, клацанье зубов и цокот когтей по оплавленному асфальту. Зрение вообще не о чем говорить, он мог бы поклясться, что видит своё отражение в их горящих злобой глазах. А ещё ему казалось, что время, по крайней мере для него лично, замедлилось и он мог спокойно, никуда не торопясь занять удобную позу, благо безвестный конструктор, соорудивший передвижную огневую точку был докой. Правая нога без труда нашла куда опереться, левая расслаблено встала на небольшую перекладину, а бок и подмышечная впадина уютно устроились в отделанной мягким нише. Снимая пулемёт с предохранителя и передёргивая затвор Джагур сразу окинул быстрым взглядом весь сектор обстрела, отметил ориентиры, прикинул расстояния. И всё это автоматически, на уровне хорошо отлаженного механизма, каким, в общем-то и был, с тех пор как будучи дипломированным математиком, одел военную форму, а затем, уйдя в вынужденную отставку, сменил её на сталкерский комбинезон.
Омоновцы продолжали сражаться с напавшими на Витька псами, но они справятся – дело времени. Вот только находились они как раз между Джагуром и правым флангом атакующей стаи. Но здесь уже ничего не поделать. Снимать пулемёт и искать новую позицию было некогда, как и передвигать на другое место «Цементовоз». Зато центр и левый фланг как на ладони. Где то там, в глубине, за ними находился технический пост периметра и теоретически он тоже попадал под огонь. Но люди там, поди, грамотные, сообразят, что к чему и повалятся на пол, если залетит вдруг к ним в окно шальная пуля. Поймав в прицел первый ряд несущихся собак Джагур дал очередь. В нескольких метрах перед псами земля расцвела фонтанчиками.
- Ах, ты ж…, - заорал он, матеря неизвестного, да почему неизвестного, скорее всего этого зелёного, игруна с пулемётом, передвинувшего прицельную планку и не поставившего её на место.
Бугай, услышав очередь, оглянулся и даже вскинул автомат, но сообразив, что стреляли не по ним, повернулся уже в ту сторону, куда был направлен ствол пулемёта.
- Ё… твою…, - раздался его вопль, когда он увидел что им угрожает.
В это время средних размеров шавка подпрыгнула и вцепилась ему в руку. Он резко дёрнулся стряхивая её с себя и та покатилась по земле пытаясь проглотить оторванный от камуфляжа окровавленный кусок ткани.
- Ты б***ь такая…
Он, удерживая автомат в правой руке, дважды выстрелил в её сторону и та, взвыв, дёрнулась и затихла.
Джагур же, поправив прицел, взял под срез огромного, с густой, свалявшейся шерстью «кавказца» большими скачками несущегося впереди стаи и нажал курок. Ствол выплюнул очередь. Первая пуля попала овчарке в грудь, развернула её боком, в который сразу же впились ещё две и, издав короткий, дикий рёв пес отлетел назад. А пулеметчик уже сместился и заработал вдоль линии, сбивая, калеча и разрывая на части наступающих одичавших тварей.
Ленту набивал профессионал. Трассирующие пули чередовались с обычными и Джагур мог не только сам контролировать огонь, но и давать целеуказания. Тому же бугаю, который предоставив коменданту и молодому добивать ближних псов, припал на колено и стегал с отсечкой по накатывающей стае. Джагур тут же обозначил для него закрытый для себя сектор, тот на секунду оглянулся, кивнул головой и немного повернувшись, стал обрабатывать правый фланг. А Джагур, уже сбивший наступательный порыв в центре перешёл к левому. Стрелял он, то короткими, то длинными очередями стараясь, прежде всего не «зажечь» ствол. Наверное, у омоновцев был сменный, но в бою считалось в наличии то, что было под рукой, а не где-то в багажнике или под сидением.
Лента меж тем до обидного быстро прыгала через затворный механизм. Счёт перевалил за сотню, когда комендант, наконец, вынес последнюю псину и, сменив обойму, встал в позу для стрельбы.
- Да съе***есь вы из сектора на х**!!! - Заорал Джагур.
Его поняли. Комендант хлопнул по плечу бугая показывая назад, потом подтолкнул молодого. Вдвоём они подхватили неподвижного старика за руки и поволокли в сторону Хаммера. Бугай прикрывая отход продолжал отстреливаться от наседавших собак. Момент был критическим. Слишком несравнимы по мощи «Абакан» и «ПКМ». К тому же омоновец стрелял с отсечкой по два патрона, предварительно выбирая цель - емкость магазина не позволяла поливать стаю огнём, как это делал Джагур из пулемёта. Бугай не расстрелял даже одного магазина, в то время как сталкер уже сжёг четыре, если переводить ленту на автоматный счёт. Не удивительно что собаки, не чувствуя на себе плотный огонь продвинулись почти вплотную. А ещё к правым присоединились особи из рассеянного центра, инстинктивно сообразив, что здесь безопаснее.
Джагур ждал, даже быстрым движением сорвал с головы ставший вдруг помехой капюшон. И едва чёрный берет, покрывавший голову бугая скрылся в мёртвой зоне, как пулемёт снова заработал.
Первые же очереди переломили атаку. Слишком близко и слишком кучно оказались собаки – одна пуля насквозь прошивала двух, а то и трёх. Первые ряды были в буквальном смысле сметены с пепелища – калибр «ПКМ» не оставлял тварям выбора. Задние псы отвернули и бросились вправо, Джагур переместил огонь вслед за ними. Какая-то шавка, подраненная ещё отступающим бугаем, перебирая передними лапами волокла отказавшую заднюю часть. В последнее мгновение она приподняла голову и повернула в сторону людей, словно хотела посмотреть ушла ли она уже в безопасное место и в этот момент пуля сняла её голову как будто это обычный цветок. Эта же очередь выбила несколько кирпичей из торчащей печной трубы, та рухнула как подкошенная, прямо на собак усиливая смятение.
И тут лента стала щёлкать последнюю десятку. Джагур коротко и громко свистнул, после чего расстрелял последнее.
Всё таки омоновцы были профессионалами. Они опять его поняли без слов, даже молодой, хромающий на прокушенную ногу боец. Он выпустил руку Витька и, подняв короткоствольную «сучку» ударил по разбегающимся собакам. Бугай уже сменил магазин и теперь последовал его примеру. Призрак подскочил к Хаммеру, достал что-то из-под переднего сидения и присоединился к подчинённым.
Джагур не стал заморачиваться меняя коробку, просто вытащил из целой ленту, не глядя, вставил в приёмник, захлопнул крышку и дёрнул затвор.
В принципе уже можно было не стрелять. Почувствовав кровь павших сородичей голодные псы, повинуясь первейшему и главному инстинкту любого живого существа, налетели на них, раздирая, жуя, глотая и при этом, успевая еще, и драться друг с другом. Но слишком велика была ненависть сталкера к бывшим «друзьям» человека, которые в отличие от «братьев больших» прекрасно пережили Прорыв. Только стали вдруг в одночасье злобными и агрессивными. Дикими. Да ещё и добавили бывших хозяев в свой скудный рацион.
Теперь он не боялся «зажечь» ствол. Всё уже было решено и Джагур длинными очередями методично зачищал сектор, добивая уцелевших. Никаких моральных страданий он при этом не испытывал – ему псы в чистом поле не оставили бы ни единого шанса. Иногда рикошетящие пули задевали трупы, те шевелились и, только уловив но, не разбираясь в причинах движения, он обрушивал в это место град свинца. Ещё живые твари, даже погибая, продолжали насыщаться. Порой смерть настигала кого-нибудь с куском тёплого мяса в зубах, а соседний пес уже рвал его самого, что бы через мгновение тоже рухнуть рядом.
Отстрелянные гильзы густо засеяли салон, приборную панель, капот, валялись рядом с машиной, а Джагур всё стрелял и стрелял и никто из омоновцев его не останавливал. Это жестокий мир предзонника: дашь слабину, на следующий день сам станешь добычей.
Хотя до сегодняшнего дня в таком количестве псы никогда не прорывались.
Вторая лента проползла затвор и с металлическим звуком брякнулась на пол. Третью Джагур вставил уже по привычке - сразу после боя оставлять оружие снаряженным. Затвор передёргивать не стал, а поставив предохранитель выпустил, наконец, пулемёт из рук и откинулся в ограждении турели.
На него навалилась странная, звенящая тишина и он отчётливо услышал, как где-то жалобно скулит подраненная тварь. Но искать источник звука не стал а, скосив глаза, посмотрел на замерших омоновцев. И улыбнулся.
В руках у Призрака он разглядел «М-16», с коллиматорным прицелом, оружие в правоохранительных органах России столь же экзотическое, сколь и незаконное. Скорее всего, конфискат, не сданный как положено на утилизацию, а оставленный для собственных нужд. Потому и возит его Призрак под сидением, подальше от лишних глаз.
Омоновцы расслабились но вдруг опять вскинули оружие целясь куда-то в сторону. Джагур оторвался от ограждения и взялся было за пулемёт, но тут же отпустил его вообще и стал выбираться.
Из-за развалин кирпичного дома выскочил «Уазик». Из тех, что народ окрестил «Бобик». Аляповые пятна в попытке сымитировать камуфляж, брезентовый полог снят. И тоже пулемёт, только не в турели, а установленный сзади, по типу тачанки. Не хватало только надписи как у Батьки Махно «Х** догонишь!», а так вполне в духе гражданской войны. Это прибыл караул технического поста периметра. Добирались они сюда в окружную, видимо не без оснований опасаясь попасть под смертоносный огонь.
Молодой лейтенантик бодро выскочил из кабины и, обведя взглядом побоище, присвистнул:
- Фига-се!
- *уясе…, - грубо ответил Призрак пряча американскую винтовку обратно. – Ты, чудило, ты когда периметр в послед…
Он осёкся, оглянулся на Джагура, потом схватил лейтенанта за отворот куртки и потащил за «Бобик». А сталкер, выпрыгнув из салона наклонился над стариком.
Витек был жив, только без сознания. Бледный, как говорится в лице ни кровинки, хотя кровищи хватало. И собственной и собачей и возможно омоновцев. Молодой наклонившись разглядывал прокушенную ногу, а бугай морщась держал на весу руку, из которой шавка умудрилась вместе с тканью камуфляжа вырвать кусок плоти. Витьку же досталось не по детски. Фуфайка драная, не понять где материал, а где кожа. На левой руке, той что он держал переднюю часть костыля отсутствовали сразу три пальца – из обрубков струилась кровь. Ноги не лучше. Даже странно, как не пострадало горло, в которое обычно метили твари после того как сбивали жертву с ног. Видимо омоновцы подоспели к самому началу нападения, возможно Витёк ещё даже стоял на ногах…
- Капитан, - крикнул Джагур. – Я, конечно, дико извиняюсь, но тут у тебя гражданское лицо немного покалечено. Да и твои тоже того… Им бы к Маришке.
Из-за «Бобика» ещё некоторое время долетали обрывки слов, за употребление которых Призрак, будь он совсем уж принципиальным, сам себя мог бы спокойно засадить на пятнадцать суток. Джагур тем временем подманил пальцем двух омоновцев с технического поста, глазеющих на него округлившимися глазами.
- Давайте-ка аккуратно…
Вместе с ними он погрузил Витька на заднее сидение Хаммера, предварительно стряхнув оттуда ворох гильз. Потом закурил и с раздражением отметил, что руки трясутся мелкой, противной дрожью. Можно было бы успокоить себя тем, что это последствия стрельбы, всё-таки выпустить четыре сотни патронов за пять минут не шутка. Или отходняк после адреналина.
Но к чему эти оправдания? Дрожь – последствия нешуточного испуга, осознание которого стало приходить только сейчас. Зона Б, наводнена голодными тварями, что уж говорить о Зоне А…
А ведь уже скоро нужно идти…
Призрак наконец вынырнул из-за машины и удовлетворённо отметив, что и Витёк и его подчинённые уже в салоне прыгнул за руль, крикнув лейтенанту:
- Доложить немедленно.
После этого он завёл двигатель. И тут молодой омоновец, оторвавшись от созерцания своей ноги, вдруг воскликнул:
- Смотрите!
Туман, до этого неподвижно висевший над ними, вдруг начал быстро заливать пепелище серой мглой. Как будто он в одну секунду отяжелел и подчинился, наконец, законам тяготения.
Джагур скривился и тихо произнёс:
- Занавес.

Джагур  \|/
Гость
Гость
+5721 
 -2323

Глава 12
Обитатели Гыдюшника,

Глава 12

Обитатели Гыдюшника, тревожно переговариваясь, стояли на перроне и лестнице вокзала, силясь за завесой проклятого, надоевшего тумана разглядеть что происходит. Ещё бы: пулемётная канонада раздавалась всего метрах в пятистах, слишком близко, чтобы не вызвать беспокойство. Удивительно, как на эти звуки не сбежался весь личный состав ОМОНа. Или всё-таки уже бежит?

Из-за перрона, Призрак погнал джип по окружной. По рельсам то он прыгать мог, но вот забраться на бетонные плиты - увы. Так и получилось, что Хаммер вынырнул за спинами зевак, совершенно неожиданно. Кое-кто из них даже шарахнулся подальше от легендарного в этих местах коменданта.
Вид Джагура среди омоновцев вызвал однозначную реакцию: а что ещё мог делать сталкер в «Цементовозе»? Крестоносец, куривший на крыльце округлил глаза. Видимо он связал вчерашних гостей, стрельбу и Джагура в милицейском джипе. Но последний поймав его взгляд едва заметно мотнул головой. Связь, конечно, была, но более тонкая, чем представлялось бармену и по существу посреднику намеченной ходки.
Стрессовые механизмы, подстёгивающие организм у раненых милиционеров уже прошли. Нога молодого раздулась и он не смог даже выбраться из машины самостоятельно. Бугай казалось, не обращал внимания на свою руку, однако нет-нет, да на его лицо наползала гримаса. Витёк же продолжал лежать как выброшенная старая тряпичная кукла, беззвучный и недвижимый.
Джагур выпрыгнул из салона, открыл заднюю дверь и крикнул ближайшим ротозеям:
- А ну-ка, помогите, чёрт бы вас побрал…
Трое молодых парней и один пожилой торговец, косясь на капитана, осторожно приблизились, но когда увидели, кто лежит на заднем сидении - осмелели. Витька все любили, да его невозможно было не любить. Рассказанные им байки и старые анекдоты пересказывались по несколько раз, ну а реальные похождения и ухищрения в поисках алкоголя сами становились байками и анекдотами. Заметив старика и несколько других зевак приблизились на помощь.
Из дверей ЛОВД появился дежурный.
- Товарищ…
- Где Маришка, - оборвал его Призрак.
- Здесь…, - ответил дежурный.
Но Рыжая Бестия уже сама выскочила из дверей и, оттолкнув омоновца, подлетела к машине.
Маришка. Каким чудом сюда занесло это Чудо объяснить невозможно. Немногим за двадцать пять, огненно-рыжая, бойкая - всё время в движении. Недавний интерн хирургического отделения быстро освоилась к Гыдюшнике и смело заменяла любого врача. Местные вообще сомневались: была ли проблема, перед которой она пасовала? И не только по медицинской части. Все помнят случай, как она сначала разбила голову табуреткой одуревшему от ломки наркоману, решившему поправить здоровье при помощи сильнодействующих лекарств, которые у неё водились, а потом сама же его заштопала. Комендант после того случая своей властью перенёс медпункт из Гыдюшника в ЛОВД и поползли нехорошие сплетни… Но да ладно, дело молодое.
- В операционную, - сказала она, бегло оглядев старика, раненым же омоновцам приказала, – А вы в перевязочную. И промывайте пока. Ну, ты оглох что ли?
Последнее относилось к бугаю. Тот прикурил и явно никуда не торопился.
- Да успеешь ты меня своей зелёнкой помазать, - ответил тот, выпуская дым.
- Ну ладно, - неожиданно покладисто согласилась она. – Покури пока, потяни время. Ампутировать будет легче, чем зашить…
И исчезла в дверях. Следом за ней занесли Витька.
Омоновец, услышав окончание фразы, подавился дымом.
- Вот су…, - начал он, прокашлявшись, но бросил быстрый взгляд на коменданта и отошёл в сторону.
К нему тут же подошло несколько человек из толпы, которые по тем или иным причинам не опасались милиции, или просто любопытство было настолько сильным, что они решили рискнуть.
- Тревожная группа где? – Спросил комендант у дежурного, но видимо сообразил, что расспросы в данном месте неуместны и приказал, - В мой кабинет.
Потом Призрак повернулся, нашёл Джагура и, кивнув головой, сказал:
- Зайдёшь ко мне через час-другой. Твоя объяснительная для рапорта понадобится.
Джагур не пошевелился и только прикрыл на секунду глаза, в знак того что понял. Потом развернулся и, отстраняясь от людей пытавшихся пристать к нему с расспросами, пошёл к лестнице, на которой стоял Крестоносец. Собаки собаками, но дело надо продолжать.
Бармен проводил его в свою комнату. «Гудок» был пуст, видимо после вчерашнего обычные его посетители пока не рисковали – мало ли, что придёт в голову местным правоохранителям. Нагрянут с проверкой и прихватят с собой. Ну, его. Можно и потерпеть пока что.
Джагур всегда удивлялся спартанской обстановке жилища бывшего наёмника. Точь-в-точь как его комната в офицерском общежитии. Кровать, кресло, тумбочка, плотные жалюзи и голые стены. Не совсем голые, на одной из них висела «швейцарка». Вообще Крест, конечно, рисковал, хотя в его комнате бывали только надёжные, проверенные временем люди. Но никто ведь не застрахован от случайностей. Возьмут омоновцы да обыщут «Гудок» после очередной драки. И висящий на стене швейцарский гибрид автомата и снайперской винтовки, да ещё вдобавок полностью исправный и готовый к стрельбе…
За утро это было уже второе НАТОвское оружие и естественно Джагур, связал события. А может у Призрака под сидением вовсе не «конфискат», а скажем так «презент»? Предположение из области фантастики, но как знать… Это ведь в Чернобыле «М16» не вызывала особого удивления - Европа рядом. Но в Сибири… Тащить сюда эту штуку, доступную не всякому сталкеру, через полстраны и через патрули и блок-посты…
Да, нет, вряд ли, Крест и Призрак чем-то связаны кроме того что оба, культурно выражаясь, недолюбливают друг друга.
- Что там за канонада была? – Спросил Крестоносец, закрывая дверь.
- Собачки к нам прибегали, - ответил Джагур. – Мы ж, тут своих повывели, чтобы они тех не привлекали. А оно, вон как повернулось – бегали те внутри периметра, бегали. Изголодались шибко. Ну думают, хорош, нагулялись и будя. Пора бы одомашниваться. И к нам значится, подались. Только по дороге решили, что негоже перед новыми хозяевами в таком затрапезном виде появляться. Рёбра торчат, глаза голодные. Оно ведь и до беды недалеко – а как сразу покормить не сообразят? Нервишки то сдадут. Вот… А тут как раз Витёк по пепелищу шкандыляет. Ну, просто, можно сказать, спровоцировал он пёсиков. «Эх, - подумали те, - закусить в последний раз, вкусненьким и тогда уж будки занимать». А омоновцы то не поняли, вмешались. И опять у пёсиков мировая с человечеством сорвалась.
Произнеся свою циничную, приправленную черным юмором речь Джагур провёл пальцем по смазанной винтовке.
- И всего делов-то? – Отозвался Крестоносец, судя по скрипу устраивающийся в кресле. – А шуму из-за полутора десятков тварей…
- На четыре умножь…, - ответил ему Джагур.
- Что? – Не понял бармен.
- Около шести десятков. Я точно не считал, на глаз прикидывал, но что около шестидесяти это факт.
- Фига се, - прямо как давешний лейтенантик присвистнул Крест. – А ты-то там с чего нарисовался?
- Сам удивляюсь, - не стал вдаваться в лишние подробности Джагур.
- Я уж подумал…
- Знаю, - перебил его Джагур и, продолжая рассматривать «швейцарку», неожиданно спросил: - Почему вы наёмники так НАТОвское оружие любите. У меня впечатление, будто вам его производители премию выплачивают. За обкатку в полевых условиях.
- Я не наёмник, - отозвался Крестоносец через несколько секунд.
- Точно. Больше не наёмник. А потому подозреваю, что ты, наконец, обратил своё благосклонное внимание и на совоборонпром.
Договорив, Джагур откинул подушку.
- Точно, - воскликнул он. – «ПБ» - пистолет бесшумный. Проверенный, недорогой. Сто против одного что ещё и заряженный…
Раздался щелчок:
- Смотри-ка ты и, правда, заряженный.
Сталкер повернулся к приятелю.
- Оружием не играйся, - попросил тот, ставя бутылку с минералкой на тумбочку.
«Нарзан». Настоящий, Пятигорский. Для личного употребления. В баре Крест торговал водопроводной водой из новосибирских кранов заправленной углекислотой и солью. Но это везде так. Бизнес есть бизнес.
- Так я не играюсь, - ответил Джагур.
И навскидку выстрелил. Верхняя часть стеклянной бутылки разлетелась, пуля ударила в стену, выбив приличный кусок штукатурки. Стреляная гильза покатилась по полу оставляя за собой дымный след. Пролитая минералка зашипела на тумбочке.
Крестоносец даже не моргнул, только отвернул голову от разлетевшегося бутылочного стекла. Завидная реакция, всё-таки, у бывшего наймата. Он оглянулся, посмотрел на испорченную стену и с досадой сказал:
- Вот на фига, спрашивается? Хочешь поговорить – давай поговорим. Спектакли то зачем устраивать?
Джагур нацелил пистолет Крестоносцу в лоб, потом издевательски медленно повёл его вниз, дошёл до пояса, задержался, спустился ниже, снова задержался, перенацелился сначала в одну коленную чашечку, затем в дургую и резко подняв ствол в потолок, пальцем защёлкнул предохранитель и бросил «ПБ» на кровать.
- Насчёт спектаклей это тебе к Легиону, - сказал он. – В нём Станиславский никак сдохнуть не может и желательно вместе с ним. А я так, массовка. Или даже шут балаганный, которого любой в два счёта может переиграть и развести.
Он вдруг усмехнулся, словно что-то вспоминая и добавил:
- Волшебный Лошарик.
Крестоносец поджал губы:
- Не, ну а чего ты обижаешься? Каждый крутится, как может. Или ты хочешь, чтобы я вообще забесплатно в этой дыре торчал? Признаюсь, киданули тебя на процент, чего истерику то устраивать? По правде говоря, я подозревал, что ты тут разборку примчишься устраивать, законник блин, но не думал, что за ствол хвататься начнёшь. В конце концов я и другого кого подпрячь мог. Да за любую половину тут народ в дверях удавится. А делов-то, сводить мужика за «железку». Причём не туриста, а реального сталкера, только что с местной спецификой не знакомого.
- С этого места поподробней, - попросил Джагур.
- Не понял? – Удивился Крестоносец.
- Про реального сталкера хотелось бы послушать, - пояснил Джагур.
- Ты чего? Это ж Север.
- И что теперь? Я плясать должен от радости?
Крестоносец с неподдельным удивлением смотрел на Джагура. Потом посоветовал:
- Ты с коньяком завязывай. У тебя склероз развивается, - и видя что Джагур по-прежнему смотрит на него вопросительно пояснил – Группа Севера.
Ещё вчера, когда Джагур прочитал в записке прозвище сталкера, оно ему показалось знакомым. Но выбитый из колеи встречей с Легионом он решил, что просто слышал его где-нибудь в Большой Зоне. Мало ли…
И только сейчас он вдруг вспомнил. Группа Севера. В те далёкие дни, когда Отец Валерьян пытался организовать сталкерское сообщество, Север привёл свой отряд одним из последних. Не потому, что раздумывал, напротив – он был двумя руками за организацию. Идти пришлось издалека, вот и припозднился. И попал уже практически на последние часы. Едва ли не сразу после его прихода военсталки начали атаку на ферму, где Отец Валерьян создал базу нарождающейся группировки. Север со своими людьми вступил в бой и держался не в пример доброй половине остального сообщества, которые решили что их организация нечто вроде пионерского лагеря с не очень строгими вожатыми. Любители побренчать на расстроенной гитаре и потравить анекдоты у костра, этакие туристы с бардовским уклоном оказались не готовы к серьёзному боестолкновению с профессиональными военными. Едва запахло реальной кровью, как они дрогнули и побежали, рассыпав всю выстроенную систему обороны. Осознав бессмысленность дальнейшего сопротивления, Север увёл группу через аномалии, между фонящими радиацией холмами к трубе, ведущей прямиком на Свалку. А чтобы не вступать в бой с преследовавшими его вояками, после перехода они эту самую трубу благополучно взорвали.
Но Крестоносец напрасно наезжает. Эта история всего лишь небольшой фрагмент, эпизод из более яркой и насыщенной легенды о взлёте и падении Отца Валерьяна. В многочисленных пересказах окончание «а» смазалось и говорили: Группа «Север», подразумевая, что это собственное название отряда, вроде: Группы «Альфа» или «Вымпел». Сам командир после памятного боя и прорыва из окружения особо не светился – военсталки имели на него большой зуб.
Ведь трубу он взорвал вместе с преследователями.
Джагур сел на кровать и задумался. В свете новых фактов ситуация ещё больше запуталась. Крестоносец держится уверенно, к разборке явно готов и соответственно ждал её. Но не из-за «Кощеевой Иглы». Речь идёт о проценте с гонорара – как Джагур подозревал изначально: Крест хапнул на этом заказе немало. Кстати, сумма за услуги проводника уже не казалась столь астрономической. Такие люди как Север отличались щедростью и не потому, что состоятельные, хотя командиры групп на бедность обычно не жаловались. Просто сами знакомы с подобной работой и платили за неё столько, сколько хотели бы получать сами.
А может он, ошарашенный стоимостью неизвестного артефакта, просто мнит, что окружающие только о нём и думают? И соответственно знают... Возможно Север действительно решил сменить Большую Зону на Зону А? Ведь по существу там он – вне закона. Военсталки ничего не забывают и мстят страшно.
Из построенной перед этим логической цепочки выскочило какое-то важное звено. Джагур, перед тем как сюда придти подозревал, что Крестоносец в курсе гонки, как и Север. И рассчитывал узнать у бармена об Архангеле. Слышать то он о нём слышал, но лично знаком не был. Что, где, когда и как – тайна за семью печатями, которую желательно открыть до того, как идти за «железку».
Но сейчас, если впрямую спросить бармена об Архангеле, тот, несомненно, заинтересуется: с какого перепуга, собственно говоря? А узнав правду…
Хм… ничего личного. Только контракт.
- Гони ноутбук, - сказал он Кресту.
Тот не пошевелился.
- Да забудь ты про процент, - сказал Джагур. – Ну кинул, кинул. Кому хуже сделал то? Я согласился, значит работу выполню. А что правду узнал… Поведу себя как типичный представитель второй категории – буду учиться.
- Чего? – Не понял Крестоносец.
- Да так… мысли вслух. Давай короче, настраивай бук и модем. Телефон то работает?
- Да вроде работал с утра. Если никто провода не перерезал за это время…
- Вот и действуй. Настраивай и погуляй с полчасика. Мне по Сталкер-Уз пробежаться надо.

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Сцену я рассчитывал, так что ошибок в подсчётах нет. При описанном мною фронтальном, или так называемом "кинжальном" пулемётном огне 400 выстрелов за пять минут это само то. Статистически получается 8 выстрелов на одну собаку (полусотне указано в части 10).
Меня честно говоря удивляет пренебрежение некоторыми авторами специфическими деталями. Странно читать как сталкер одной очередью срезает 3-5 профессиональных наёмников (это из подпрыгивающего в руках автомата, людей которые после первого же выстрела отреагируют своими контрмерами, на то они и профи). И такие фразы встречаются не только в интернет-фанфиках, но и в изданных (на бумаге) книгах.
Что касается стаи... наверно да, следовало назвать как-то по другому. Вообще я планирую привести предположительный подсчёт числа собак в Мёртвом Городе (ГГ - математик), а так же дать объяснения относительно причин появления такой стаи за периметром. Просто ограничение в 15000 знаков на статью сильно ограничивает объём текста. Да и в реальности мне попадали "Собачьи свадьбы" где одновременно по улице неслось до 20 собак. В общем ждите разговора по этой теме ГГ и ...
Насчёт мата долго думал, стоит ли его вообще использовать... даже в таком виде. Но если бы ГГ, полу-оглушённый работающим пулемётом закричал:
- Выйдите из под огня ...
пожалуй никто не поверил бы.
И раздражённый комендант, вершина иерархии в этом месте, едва не погибший из-за пренебрежения подчинённым своими обязанностями, тоже думаю не стеснялся бы в выражениях.
Хотя да. Мат и я не люблю, а потому в обычных диалогах я его и не использую.
Кстати, приведу две фразы из реальной жизни которые честно говоря выносят мне мозг:
- Ух, наконец то выходной, можно в огороде весь день поработать...
- Приходите на выходные к нам на мичуринский. Отдохнёте...
Самое долгое это набор. Если набирать вслепую, то на 8-10 страниц уходит не так уж и много времени. Главное это сесть и не вставать (но вот с этим как раз проблемы)

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Глава 13
Посещение

Глава 13

Посещение информационного сталкерского ресурса мало что дало, да Джагур в этом и не сомневался. Сталкер-Уз отличный портал, здесь можно было получить ценные советы, что-нибудь продать или купить, заказать, взять заказ, узнать прогнозы учёных. Но вот светиться ли на нём и светиться ли под своим именем? Каждый сталкер решал самостоятельно.

По Северу почти ничего не было, что не мудрено – военсталки тоже сюда захаживали. Да и искал Джагур информацию по нему только для Крестоносца, который естественно проверит, чем это приятель занимался на его буке. Ну, пусть читает легенды и анекдоты. А теперь в закрытый режим…
ПДА Сатрапыча был локализован – Старик уже давно не скрывал своего местонахождения. И Джагур набрал:
Джагур для Сатрапыч: «Привет… )»
Но ответ на вызов пришёл не сразу, сталкер даже успел закурить и сделать несколько затяжек:
Сатрапыч для Джагур: «Пошёл на х…»
Джагур для Сатрапыч: «Я тоже очень рад ))))»
Сатрапыч для Джагур: «Ты знаешь сколько времени?»
Джагур для Сатрапыч: «Нет.»
Сатрапыч для Джагур: «Млять…»
Джагур для Сатрапыч: «Всё равно просыпаться )) В твоём возрасте вредно много спать»
Сатрапыч для Джагур: «Садист… Чо надо??»
Джагур для Сатрапыч: «Ты такого Архангела знаешь?»
Сатрапыч для Джагур: «Даже нескольких. Погоняло не фонтан…»
Джагур для Сатрапыч: «Так их ещё и много? Блин… (((.»
Сатрапыч для Джагур: «Не, я знаю: кто тебе нужен.»
Джагур для Сатрапыч: «Наконец облучился и контролёром стал? Телепат…»
Сатрапыч для Джагур: «Иди ты… Просто один боец войска небесного, из ваших мест будет.»
Джагур для Сатрапыч: «О-па… О_О»
Сатрапыч для Джагур: «Как то у костра его спросили: где он лето пропадает, тот сказал: У меня на Родине своя Зона нарисовалась. Вот я и запомнил.»
Джагур для Сатрапыч: «Ну, если ты ещё и что-нибудь конкретное знаешь? )))»
Сатрапыч для Джагур: «Обломись. Одиночка недоразвитый, вроде тебя. Такой же мутный, себе на уме.»
Надо отметить, что Сатрапыч не признавал сталкеров, предпочитавших работать в одиночку. Он и Джагура в своё время изрядно за это дело парафинил.
Джаруг для Сатрапыч: «Спасибо, сочту за похвалу.»
Сатрапыч для Джагур: «Сочти, пока я добрый. В общем Архангел появлялся в ноябре-декабре и исчезал в ходку до марта. Два года подряд. До этого почти постоянно тут торчал, кажется ещё при тебе. Хабар выносил средний, не талант. Без фантазии. Грёб всё подряд, что под руку попадёт».
Джагур для Сатрапыч: «Ясно. А имя в реале не в курсях?»
Сатрапыч для Джагур: «Спроси что полегче. Например что я сейчас делать буду?»
Джагур для Сатрапыч: «Водку пить?? )))»
Сатрапыч для Джагур: «Само собой, а потом пойду Кровососу морду бить».
Джагур для Сатрапыч: «Всё с Сидором воюешь? Завязывал бы уже. Кстати, Архангел из ходки давно вернулся?».
Сатрапыч для Джагур: «А его в этом году не было».
Джагур для Сатрапыч: «O_O…???»
Сатрапыч для Джагур: «Разве что… Да нет. Точно не было. Мимо Деревни только бандюки да военные ходят. А так даже мутанты заглядывают. Один вон засел в бункере, никак не выкурить. Баблосос Иб…й».
Джагур для Сатрапыч: «То есть не приходил осенью, или не возвращался весной?».
Сатрапыч для Джагур: «С осени не было. Точно. У меня тут стоит кое что… в общем я все ПДА фиксирую, что в деревне светятся. Ты как спросил, я набрал. В последний раз был в марте прошлого года».
Джагур для Сатрапыч: «О-па. Где системку надыбал?»
Сатрапыч для Джагур: «Вояки обронили… гы… правда она их электронные жетоны фиксировала. Но тут ребята покопались… чисто для статистики».
Джагур для Сатрапыч: «))) Кстати, раз ты такой знаток. Когда у тебя Север в последний раз мелькал?».
Сатрапыч для Джагур: «Я тебе и без этого прибамбаса скажу. Из Зоны он слинял в январе. Прошлого года. А тебе зачем? Неужели где-то пересёкся?».
Джагур для Сатрапыч: «…»
Сатрапыч для Джагур: «В общем его военсталки в чёрный список давненько занесли, но то было делом личным. А тут позапрошлой осенью за него капитально взялись. Чуть не у каждого задержанного сталка спрашивали, что он знает о Севере и его группе».
Джагур для Сатрапыч: «Чрезвычайный розыск?»
Сатрапыч для Джагур: «Вроде того. Тут не просто вояки, это уже СБУ. Так то они ребята душевные, считай Зона статья в госбюджете, так что особо не наезжают. Однако для Севера явно скидку сделали».
Джагур для Сатрапыч: «Н-да, дела. Так говоришь он всё-таки слинял?»
Сатрапыч для Джагур: «Я б на его месте тоже слинял. Жизни то уже никакой. Группа разбежалась – при таких условиях не хабар, пятая точка важнее. Ну он в деревне появился, с Баблососом о чём то пошептался и ушёл. А через час вояки такой шмон навели, что я Отца Валерьяна сразу вспомнил. После его выходок такое же было. Но Север ушёл. А теперь ты о нём спрашиваешь. Ага…».
Джагур для Сатрапыч: «Да нет, тут просто инфа пересекается. А как он вообще?»
Сатрапыч для Джагур: «Ну если не считать закидона с СБУ, в целом мужик нормальный. Но всё-таки чувствовал я за ним что-то. Короче я бы с ним ни за какой хабар работать не стал и тебе не советую».
Джагур для Сатрапыч: «Да я и не собираюсь. Жаль конечно, что ты про Архангела так мало знаешь…».
Сатрапыч для Джагур: «Сестра у него где-то есть. Он к ней вроде как ездил. Просто слышал как-то: К сеструхе поеду…».
Джагур для Сатрапыч: «Не густо. Ну ладно. Сильно Сидора не бей».
Сатрапыч для Джагура: «Гы…».
Стирая все следы состоявшегося разговора Джагур физически ощущал как кипит мозг. Всё запуталось настолько, что разгрести без посторонней помощи казалось невозможным. Но на помощь рассчитывать не приходилось - не было здесь человека, такого как Сатрапыч.
Одно слово Гыдюшник.
Но кое что он всё же узнал. Во-первых Север. Возник огромный вопрос о его участии в гонке за «Кощеевой Смертью». Кажется, он действительно прибыл осваивать новую территорию для заработка. Только вот слова Сатрапыча… Интересно, что он имел ввиду?
Чем больше Джагур думал об этом деле, тем сильнее ему хотелось отказаться от заказа Креста. Но с другой стороны…
Легион. Уж он то наверняка в курсе огромной стоимости нового арта. И Север очень мог бы помочь ему там, за «железкой».
Теперь Архангел. Джагур конечно не рассчитывал узнать многое, но всё равно информации было до обидного мало. Родина? Для него вся Сибирь могла быть Родиной. Хоть Новосибирск, хоть Алтай, хоть даже Красноярск…
Хотя Красноярск нет. А вот…
Омск? И ведь Легион из Омска…
Стоп. Архангел не знает истинной стоимости «Кощеевой Иглы». Так что Легион если в курсе, то узнал о цене не от Архангела. Но ведь вполне мог узнать у него легенду. Ещё осенью…
Нет несостыковка. Осенью артефакт лежал в сейфе. А Архангел не ушёл в Большую Зону как обычно. Если верить Сатрапычу. Так где же он, чёрт бы его побрал…
Вопросов много, ответов ноль.
И опуская крышку ноутбука, Джагур принял твёрдое решение сгонять к однокласснику. Был у него один, не то чтобы приятель, но нормальный знакомый. После школы ушёл в армию, потом служил в Болотнинской ГАИ, а после Прорыва, когда весь район объявили Территорией Особого Контроля он, если верить, стал работать кем-то вроде… или служить… в общем под его командованием были все патрули и блок-посты на границе. Без реального имени Архангела конечно мало что можно узнать, а по прозвищу он вряд ли известен там, но чем чёрт не шутит?
Не обращаться же за информацией к Призраку.
Кстати, он же просил зайти. Вот ведь влип. Мог бы и остаться на рельсах, не прыгать в «Цементовоз». Правда сосед бы тогда того, но ведь с ним и омоновцы тоже… И комендант.
Ладно, история не терпит - «бы», что сделано, то сделано. Зайду к Призраку, перед поездкой.
Джагур нашёл Крестоносца в баре, за стойкой. В зале было несколько посетителей, видимо они, достаточно разумно решили, что омоновцам не до вчерашней драки и можно расслабляться без опасений. Жизнь продолжается даже в Гыдюшнике.
- Твоя «Букашка» на ходу? – Спросил Джагур выходя.
Был у Креста… как бы это помягче сказать… в общем джип. Вернее джипчик. Подключаемый передний привод, даже с лебёдкой, но его внешний вид больше соответствовал пластмассовой игрушке, чем настоящей машине. «SUZUKI Jimny», но его никто в Гыдюшнике так не называл. В лучшем случае «Букашка». В худшем… без комментариев.
Крестоносец молча извлёк из кармана жилетки ключ и протянул Джагуру. Тот крутанул его на пальце и сказал:
- Давненько я за рулём не сидел. Не знаю, не разучился ли ещё…
- Я давно хотел новый купить, - ответил Крестоносец и ухмыльнулся.
- Ну, тогда ты не сильно расстроишься, если я дам тебе к этому дополнительный стимул, - пообещал Джагур и пошёл на выход.
В дверях он столкнулся с ещё одним посетителем, равнодушно скользнул взглядом по его лицу, отметил, что черты знакомые, видел недавно и видел здесь, а отступая в сторону осмотрел всего, от белой панамы до кирзовых ботинок с металлической вставкой для защиты пальцев. Заводская спецобувь – два или три вагона с ней остались стоять на станции в день Прорыва, а потом были благополучно растащены торговцами. Их ещё называли «клоунскими» - какой-то шутник покрасил на своих железо красной пожарной краской. Тем не менее они считались самой надёжной обувью для похода за "железку". По крайней мере торговцы, которые ни разу там не были это утверждали.
- Здравствуйте, - сказал парень и пошёл дальше.
А Джагур по голосу вспомнил – это же тот, вчерашний, что влез со своей шуткой про памятник. То есть про Призрака. Легион ещё посоветовал ему сходить к кинотеатру.
Его мысли снова перескочили к стервятнику. Вчера он смотался – быть задержанным из-за драки в его планы конечно не входило. Интересно, чем он занимается сегодня? Его команда профессиональная, но вряд ли он поёдет в Зону А, без отмычек. Не его стиль. Значит, вербует где-нибудь таких же, как этот, обещает золотые горы, не говоря, что жизнь отмычки у него бывает очень короткой…
А может быть договаривается с офицером Внутренних Войск на проход за «железку». Идти далековато, зато периметр пересекаешь без проблем. Омоновцы и там патрулируют, но реже. И мест где можно скрытно пройти больше. И выходишь почти сразу в город. Есть конечно и на том маршруте проблемы. Они вообще везде есть. Просто там считается безопаснее. Только на машзавод и в бывшую колонию не суйся, а так же к берегу не лезь.
- Слыхали? Собаки говорят, целая сотня за периметр прорвалась.
Джагур покосился на говорившего. Торговец разной мелочью. Собрал вокруг себя обитателей вокзала и делится горячими новостями.
- Это что ж теперь будет то? – Женщина, уже пожилая ахнула.
- Ничего, - густым басом ответил ей мужчина, примерно одних с нею лет. По некоторым признаком можно было понять что это семейная пара, оставшаяся в Гыдюшнике, или после приехавшая сюда. – Ружье купим.
- Как же, даст тебе комендант оружие держать, - отозвался молодой парнишка, из тех, что промышляют на перроне вместе с «приседателями на уши».
- А кто его спрашивать то будет? – Огрызнулся мужчина.
Женщина пихнула его локтём:
- Ори громче.
- Да, чего ты меня толкаешь? – Возмутился мужчина. – Раз собаки стали на людей нападать, значит власть должна или сама защитить, или дать людям возможность защититься.
- Ага, или проще посадят тебя в телячий вагон и за границу района, - ещё один из собравшихся, лет тридцати, в кожанке и тёмных очках. – Омону с собаками воевать некогда, сезон начинается. Оружие тебе тут держать ни при каких условиях не дадут. Огнестрельное. Правда можно купить арбалет. Не ружье конечно, но зато за оружие не считается. У меня кстати знакомый продаёт. Решил из Гыдюшника уехать, а там он ему зачем?
- И почём? – Заинтересовался мужчина.
- Что почём? Пошли домой давай, - вмешалась женщина. – Стрелок…
- Тихо. Я отсюда уезжать не собираюсь, но чтобы меня как Витька собаки загрызли, тоже не хочу. Так почём говоришь арбалетик-то?
- Так я не знаю, ну поторгуешься. Пошли, пока он не продал.
Увлекаемые «кожаном» супруги вышли на улицу.
Джугур, свидетель этой сцены покачал головой. Это работали торговцы оружием. Сейчас супругов отведут к АТП, там, на пустыре, за бензозаправкой им покажут арсенал, состоящий далеко не из одного только арбалета. И по большей части выставленные образцы будут именно огнестрельными. Призрак знал об этой системе и периодически прикрывал лавочку, но уже вскоре она образовывалась на другом месте.
Спрос рождает предложение, а спрос был велик.
На смену «кожану» подошёл парень в ветровке. Без очков. В пальцах он крутил чётки. А торговец, не обращая внимания на свой лоток уже остановил мужчину средних лет:
- Слыхал…
Конвейер работал без остановок.
Джагур вышел на улицу. Туман почти рассеялся, только возле периметра оставалась ещё белёсая полоса. Стараясь не смотреть в сторону вагонов-лабораторий, сталкер повернул направо и бодро пошагал в сторону ЛОВД.

Святая святых – кабинет коменданта оказался столь же прост, как канцелярия в любой армейской роте. Но Джагур всё равно с любопытством вертел головой. Здесь он был впервые. Вообще для любого сталкера попасть в кабинет Призрака означало скорое перемещение в сторону Мариинского централа. Но на сегодня ему это не грозило.
Призрак что-то быстро писал, не обращая, казалось никакого внимания на посетителя, но едва Джагур протянул руку, чтобы щёлкнуть по висящему на простенькой подставке сувенирному колокольчику, как комендант, не прерывая своего занятия, предупредил:
- Лучше не трогай.
Артефакт был слабым – радужная оболочка едва заметна при дневном свете. Зачем Призрак хранил его у себя на столе, было не понять – Джагур не знал свойств этого изменённого предмета. Ему не попадались такие. Зато, он сразу представил где их можно найти. Сувенирные лавки, школы, канцелярские магазины. Такие колокольчики дарили выпускникам школ на последний звонок. То есть перед прорывом коммерсанты должны были уже завезти товар, а некоторые запасливые директора школ купить для своих одиннадцатиклассников.
Ну почему «Кощеева Игла» не такой же простой предмет?
Джагур с любопытством осмотрел сам стол. Компьютер, огромная столешница и массивная тумба с левой стороны от сидящего. А с правой тумба вообще двойная по высоте, под и над столешницей – своего рода глухой шкаф, тем более что из его дверцы торчал ключ. А на стенке, обращённой к столу какие-то лоточки, желобки, полочки с разной мелочью. Короче – настоящее произведение канцелярского искусства.
Весь вид бюрократического аксессуара портил всего один мазок – пустая банка из-под шпрот, использующаяся в качестве пепельницы. На таком столе была бы уместна какая-нибудь оленья голова, с зажигалкой между ветвистых рогов, или ещё чего подобное.
Может найти… там и подарить?
Джагур перевёл взгляд на стену. Портрет президента – обязательно. А это кажется министр внутренних дел. Не про него ли в газете писали, как он умудрился…
Да ладно, что с них взять.
Триколор. Тоже обязательный элемент. Сразу понятно, что говоришь с представителем государства. И двухглавый орёл над флагом это подтверждает.
Не ну при чём тут колокольчик?
И в это время он тихо зазвенел. Вернее не он, а то что было внутри него. Просто не могла сувенирная штамповка издавать такой печальный, за душу берущий звук.
Призрак отложил ручку и, повернув запястье, глянул на часы:
- Надо же, ещё ни разу не ошибся.
- Так это часы? – Несколько удивлённо спросил Джагур.
- Что-то вроде этого, - подтвердил Призрак. – Если мне надо что-то сделать через определённое время он звенит. Как таймер или будильник. Только…
Призрак замолчал, пытаясь подобрать слова. Джагур сам продолжил предложение:
- Только работает в унисон с мыслями хозяина и не нуждается в установке.
- Ну можно сказать и так. Я вот решил, что минут пятнадцать позанимаюсь кое-каким делом, потом займусь сегодняшним инцидентом. Вот он и сработал.
Джагур улыбнулся:
- Ясно. Ну что там за объяснительные?
Но Призрак в ответ покачал головой:
- Объяснительные тут не при чём. Просто я хотел с тобой поговорить.
- Ещё не наговорились…, - нахмурился Джагур.
- Да нет. Это как раз насчёт происшествия. Я хочу знать – сколько вообще за периметром собак?

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

+5 
 -2
Группировка: Орден
Ранг: Легенда
Зарегистрирован: 01/22/2010
Оффлайн

От себя Happy
Пока Джагур реквизировал мои ноутбук и прилагющийся к нему модем,я решил выйти и немного прогуляться.В "Гудке" по прежнему было тихо.Вышел на улицу.На крыше здания метались какие-то тени.А поднял взгляд и назвал себя "вороной". И вправду было как накаркал.Две неустановленные личность,увлеченно пытались срезать телефонный кабель.Видимо только только приступили,так как особого труда это составить не должно.
Подняв с земли камень по тяжелее,я с силой метнул его в одну из этих самых "личностей". Раздался щелчок,потом полился поток нецензурной брани.Но занятие свое они прекратли. Усмехнувшись,я развернулся в сторону "железки" и задумался.
Что-то творилось в Гыдюшнике.Что-то,о чем я не знал.И это вызывало досаду.На таком деле наверняка можно было нехило "нагреть руки". Немного засаднила рука.Я провел по больному месту.Там бугрились шрамы после неудачного сведения татуировки.Нехорошей татуировки. S.T.A.L.K.E.R. Каждую букву можно было нащупать.Хорошо что их не видно.А получил я её не по своей воле.....
-Назад!Назад!Их слишком много!!!Отступаем!!!
Это кричал Крот. Нашу группу накрыли в Рыжем Лесу. Что именно тогда мы искали я не запомнил.Но это было не важно. Я снова попал под удар.И не только я,но и мои близкие друзья.
Монолитовцы появились из ниоткуда.Будто ждали нас,готовили засаду и ловушка захлопнулась.Нас было 6 человек. Первым убили Лохматого.Сразу три "стальные осы" впились ему в тело.Умирал он наверное медленно и мучительно от потери крови.
Вторым пал Семен.Он хотел кинуть гранату.Вот уже выдернул кольцо,замахнулся и....Упал с наполовину снесенным черепом.А через 3 секунды он похоронил и Стакана.Взрыв гранаты поглотил тело товарища.
Со мной остался Крот и Батюшка.Спина к спине мы пытались огрызаться от напирающих со всех сторон противников.Но нас повязали,дали по голове и свет померк.Больше ни Крота,ни Батюшки я не видел.
Очнулся я на Агропроме.Как ни странно целый и даже со снарягой.Все бы хорошо если бы не татуировка S.T.A.L.K.E.R. ,что появилась на руке.
Я добрался до стоянки нашего отряда.Тогда Призрак был нашим командиром. Когда мы только планировали операцию,многие из моих товарищей высказывались относительно неоправданного риска.Но Призрак оперировал тем,что куш очень большой,пусть заказчик так и остался инкогнито.Жадность Призрака вконце концов и погубила столько ребят.
Когда я вернулся,Призрак обрадовался,но ничего ему не сказал кроме как:
-Жадная скотина.Столько ребят из-за твоего легкомыслия погибло.С*ка.
Сказав это я развернулся и ушел.Призрак что-то кричал что деньги все равно получили,что всякое бывает и что-то еще,но я не слушал. Я просто ушел что называется "играть соло".

И вот теперь Призрак снова маячил перед глазами.Это раздражало и бесило меня,но ничего поделать я не мог.
Я глянул часы.Полчаса уже истекли.Стоит проявить пунктуальность и явиться во время.Я зашел в Гудок,и сел у барной стойки.Сразу же подошли недовольные клиенты,мол "Где тебя носило?".Отмахнувшись,я быстро расчитался,выдал все пойло и снова погрузился в себя.
Из оцепенения меня вывел голос Джагура.Тому срочно понадобились ключи от моей машины.Без лишних вопросов я отдал ему требуемое и пошел в свои апартаменты.
Ноут стоял невыключенный.Полазив по недавно закрытым вкладкам,я ничего интересного не обнаружил.А ведь Джагур просто так в Интеренет не выходит.....что-то тут не стыковалось.Не замечал я за ним любви к легендам или анекдотам....Но тольк что было не так,понять так и не получилось.
Место татуировки снова дало о себе знать.А ведь хрен его знает на что в меня понапихали эти слуги Монолита...И эта дрянь может проявиться...проявиться в любую минуту.Для них не существует понятия расстояния.

*****

Как обычно прошу прощения за самодеятельность.

При свете проклятого дня...

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Глава 14
Да уж. Призрак умеет

Глава 14

Да уж. Призрак умеет удивлять. Теперь Джагуру не пришлось даже отыгрывать – брови сами изогнулись в дугу.
- Да до фига…, - ответил он, немного замедленно, но это только реакция на вопрос.
- Ну а конкретно: сколько?
- Пять тысяч триста восемьдесят три штуки… хотя нет, уже пять тысяч триста восемьдесят две. Одну Кочегары съели. О-па, снова пять тысяч триста восемьдесят три – сука на складах щенится…

А что Призрак хотел? Каков вопрос, таков и ответ.
Но Комендант хотел большего, потому на выходку сталкера только поморщился:
- А если серьёзно?
- А если серьёзно… Я что ботаник?
- Биолог…, - поправил Призрак. – Ботаники пестики изучают и травки разные.
- Да хоть микрозоолог, - в пику омоновцу ответил Джагур. – С чего ты вообще взял, что я о таких вещах что-то знаю?
- Да брось ты, - ответил комендант. – Кино есть такое: «Я знаю, что ты знаешь, что я знаю…». Вот это точно название про нас с тобой. Я знаю: ты не биолог, но… скажем так, некоторым образом – эксперт. Меня интересует минимальная цифра, потому как нужно быть готовым, что утренняя ерунда повториться.
Джагур задумался. В принципе задача по математике, но решать её не имея некоторых фактов было не просто. Даже матмодель не составишь при таких данных.
- Если предположить, - начал он, - что как минимум на один частный дом, приходилась одна собака, а на многоквартирный – от пяти до десяти… да нет, ерунда. Выжили, как правило, крупные твари, мелочёвку, которая в городе водились, всяких там пекинесов и болонок сожрали в первый же год. Как только пища на складах и комбинатах закончилась. А крупных собак их не так много было. Щенки по большей части гибнут – естественный отбор. Так что их не так то и много, думаю от тысячи до трёх.
- Не много? – Хмыкнул Призрак. – А вот как рванут валом, что делать будем?
- Не рванут, - уверенно ответил Джагур.
- А утром? – Вопросом возразил Призрак.
Джагур не ответил. Помолчал, потом поинтересовался:
- Кстати, как там Витёк?
- Да нормально, - ответил Призрак. – Можно сказать легко отделался – фуфайка спасла. Пальцы конечно не вернёт, да и погрызли кое где. Но жить будет. Я его вместе с ребятами сегодня в Новосибирск, в госпиталь увезу. Кстати, тут патруль осматривал место, где собаки прорвались.
- И что?
- Какая-то гнида оторвала несколько досок. Снизу. Твари на них навалились вот и просочились.
- На пепелище? И какому идиоту это в голову пришло?
- Вот и мне хотелось бы знать…, - несколько угрожающе произнёс Призрак.
И посмотрел на Джагура исподлобья.
Но сталкер не смутился:
- В принципе, кто там полез уже давно того… На пропитание пошёл.
- Думаешь?
- Знаю, - в тон коменданту ответил Джагур. – И не сверли меня своим следовательским взглядом. Я тоже не дурак.
Призрак хмыкнул.
- А вот это мы сейчас и проверим. Что по-твоему делал Витёк на пепелище?
- Артехакты искал…
Призрак заулыбался, словно и ждал этого ответа:
- Вот, говоришь не дурак, а мыслить нестандартно не умеешь. Например хорошие юристы, они видят в человеке, прежде всего – самого человека. С его желаниями, потребностями, привычками. А серая масса видит шаблон. Кстати, когда старик узнает, он сильно на тебя разозлится.
- Да что узнает то?
Призрак откинулся в кресле и весело сказал:
- Когда ты терминатора из себя изображал, снёс там трубу. Помнишь?
- Ну, помню, только куда ты клонишь?
- Упав эта труба напрочь разнесла уютное местечко для пикника. Столик, стульчик, тент небольшой от дождя. Даже мангальчик имелся. Мне только что лейтенант доложил, который лично это место осмотрел. Витёк так «культурно» отдыхал. Вдали от глаз, наедине со своими мыслями.
Джагур сдвинул брови, несколько секунд соображал и вдруг его посетило озарение:
- Мангальчик говоришь? Ну, тогда всё понятно.
- Что тебе понятно? – Призрак даже выпрямился.
- Шашлык дело тонкое и пахучее. Видно та стая, что на него набросилась улепётывала от… я думаю, от нескольких других. Там явно не одна. Маловато тварей в ней было, обычно раза в полтора-два больше.
- То есть ты хочешь сказать, что собаки, которые решили Витька на закусь пустить…
- Сами едва не стали закусью. А убегая, почуяли запах жареного мяса – он далеко разносится. Найти слабое место в периметре труда не составило. Проломились и вперёд. За едой. Дед их увидел и решил смотаться, да только где от них на своих костылях уйдёт. А остальные уже шли по следу первой стаи. Ну и тоже ломанулись. Так что можешь успокоиться, это чистая случайность. Сочетание многих факторов, главный из которых – голод. Целенаправленно за периметр они не рвались.
Призрак с десяток секунд думал, даже барабанил пальцами по столу. Потом кивнул:
- Беру свои слова, насчёт умных, обратно. Мне это даже в голову не пришло. Но меры я всё равно приму, сегодня в управе потребу…
Он видимо сообразил, что перед ним не сослуживец и оборвал фразу. Потом извлёк из кармана ключ и вставил его в замочную скважину высокой тумбы стола:
- Давай-ка, с нервняка, по стольнику что ли…, - сказал он доставая из глубины бутылку и два стакана.
- Ты ж в управу собирался.
- По дороге выветрится, а за рулём я не пое…
В этот момент из глубин ЛОВД донеслись звуки скандала. Призрак подскочил с места и быстрым шагом пошёл на выход. Джагур хотел последовать его примеру, но тот махнул рукой:
- Сиди, я разберусь.
И вышел. Джагур в ответ пожал плечами. А потом, едва только сработала защёлка двери, он тоже взвился с кресла, в котором сидел и устремился за стол Призрака.
Тумба. Знаменитая тумба стола о которой рассказывали столько легенд, где по слухам, кроме микробара находилась ещё и картотека на сталкеров и вообще досье на любого, сколько-нибудь значительного обитателя предзонника.
А из дверцы торчал непредусмотрительно оставленный комендантом ключ.
Вот они, выдвижные ящики. «Только бы не по фамилиям…» - подумал Джагур выдвигая верхний.
Проигнорировав букву Д, он повёл указательным пальцам по корешкам с самого начала. Сердце бухало, даже в висках заломило от напряжения – вот вспомнит Призрак в коридоре что не закрыл свою святая святых…
Между Анваром и Аспидом он увидел то, что искал – Архангел и быстро выдернул папку из общего ряда…
Когда то, ещё давно, в университете на первом курсе, Джагур попал на новогодний факультетский праздник. Массовик затейник устроил конкурс под названием: «Э, аллё народ, и де тут таланты?». Обычно на такие мероприятия лучше смотреть откуда-нибудь из заднего ряда, но Джагур в этот момент очень неудачно вошёл в зал и его тут же под общие аплодисменты, как говорится – притянули. Условия были просты - показать народу на что горазд. И вместе с другими жертвами праздничного эксперимента он оказался в центре всеобщего внимания.
Песня отпадала, в связи с отсутствием голоса… Стихи он не любил, а потому и не знал. И когда пришла его очередь стать посмешищем, он просто попросил принести ему чистый лист бумаги и затем припряг первые ряды сказав им что бы они написали на нём всё что захотят. Буквы, цифры, символы, формулы. В любой последовательности, заглавные, приписные, русские, латинские… хоть китайские.
После того как народ выполнил указания, он взял лист, просмотрел его пару секунд после чего перевернул и тут же на обратной стороне написал увиденное по памяти…
Дотошные свидетели нашли-таки три или четыре ошибки, но это нисколько не повлияло на общий эффект, после Джагура даже некоторое время называли Ксерокс, но к счастью не прилипло.
Зато кроме победы в конкурсе был и ещё один приятный момент. Одна из студенток, очень красивых студенток, подошла к нему и заинтересованно спросила…
Впрочем, это было так давно.
Давно в данном случае определяющее слово. За двадцать лет способности естественно притупились. Постоянный стресс, еда, больше напоминающая помои, алкоголь, который не всегда был не то что марочным коньяком или экзотическим джином, а даже просто обычной фабричной водкой. Плюс Пси-поле, под воздействие которого он умудрился однажды вляпаться. Кстати именно после этого Легион стал звать его Психомартышкой. Как говорится: и мы не те и времена другие.
Однако текст в досье был осмысленным, так что...
Заканчивая с третьей страницей, Джагур услышал в коридоре рык Призрака:
- Ну чего столпились? По местам. И где водитель, чёрт бы его побрал?
Он возвращался. Никогда ещё сталкер не попадал в такой цейтнот, секунды тикали неумолимо, но когда Призрак открыл дверь Джагур уже сидел в кресле и спокойно стряхивал пепел в банку из-под шпрот.
- Что там? – Заинтересованно поинтересовался сталкер у коменданта.
- Да…, - тот махнул рукой. – Витёк узнал что его увозят в госпиталь. Но это полбеды. Маришка ему сказала о месячном курсе уколов от бешенства…
- Когда совершенно нельзя пить, - догадался Джагур.
- Вот именно. Он тут же стал орать чтобы его немедленно отвезли домой, где ему «стены помогут», бабка на него напустилось, а тут ещё выяснилось что оба моих придурка уже успели остограммиться. Маришка в ярости. В общем надо выезжать, тем более что мне в управе ещё кое-кого увидеть надо.
- Ну, значит не судьба, - кивнул Джагур на вытащенную Призраком поллитровку.
- Ага, щас…
Призрак разлил водку по стаканам и сказал:
- Ну что ж, давай, за то, что живы остались.
Они чокнулись, выпили, постояли молча, потом Призрак спрятал обязательные аксессуары службы обратно в тумбу, закрыл её на ключ и положил его в карман.
- Я к Витьку заскочу? – Спросил Джагур.
- Конечно. Больничка знаешь где?
- Знаю, - ответил Джагур, подходя к двери кабинета. - По коридору до конца
- И это…, - Призрак нахмурив брови смотрел ему в след. – Спасибо тебе конечно, без тебя нам бы… того… но…
Он замолчал, видимо подыскивая слова.
- Но это ещё ничего не значит, - закончил за него Джагур.
Призрак только молча кивнул.

Итак, благодаря досье коменданта отпала необходимость ехать в Болотное. Архангел приобрёл реальные имя и фамилию, даже изображение его имелось. И краткая биография.
Он действительно был местным, не просто из Сибири, а именно из города за периметром. Родился в нём, вырос, даже в армии служил в местной воинской части. И сестра у него была, близняшка. Их родители незадолго до его призыва попали в катастрофу, так что учли в военкомате это обстоятельство и оставили парня на Родине. А демобилизовавшись Архангел двинул на заработки в Москву.
Восстанавливая в памяти это место Джагур усмехнулся. Большинство сталкеров из России и других республик бывшего Союза, чтобы не шокировать домашних – «ездили на заработки в Москву». Возвращались, правда не все и Московская милиция была завалена заявлениями о пропавших без вести, найти которых там где они никогда небыли не представлялось возможным.
Кстати прозвище Архангел он получил из-за имени – Михаил. Ну и из-за того, что неустанно заботился о сестре. Она закончила институт и работала потом на заводе. В день Прорыва была в городе и относилась к тем немногим, кому удалось выжить. И, как и те немногие находилась теперь под Новосибирском, в центре реабилитации, где жертв Прорыва больше изучали, нежели пытались вернуть в нормальное состояние.
А приезжая сюда останавливался у армейского приятеля. Вот тот был не местным, остался в городе после демобилизации, как раз из-за сестры Архангела. И в день Прорыва был в отпуске на родине. Вернувшись же, занял одну из пустующих квартир во второй Юрге и жил там, без всяких надежд на будущее.
Однако Призрак дотошный парень. Джагур даже вздрогнул, представив: что написано в его собственном досье. На букву Д. Эх, было бы чуть побольше времени…
Витёк лежал на носилках уже готовый к транспортировке. Левая рука – один огромный марлевый шар, уже пропитавшийся кровью. Бинты на ногах были больше похожи на штаны. Его как раз накрывали одеялом, а он капризничал. Бабка всхлипывая смотрела на своего «алкаша проклятого» и качала головой.
Джагур присел на корточки перед Витьком.
- Здоров сосед, - приветствовал он его.
- Привет, - отозвался тот. – Вот…
Он показал Джагуру свою левую руку.
- Да знаю уже.
- В госпиталь везут чтоб их разорвало. Какой госпиталь, дома бы отлежался пару деньков и как на собаке бы всё зажило.
Джагур улыбнулся в ответ на невольных каламбур старика.
- Как на собаке?
- Ха, на мне всегда всё заживает. Я ещё побарахтаюсь. Тоже мне выдумали – бешенство. Сами вы бешенные. Нет у меня и не будет никакого бешенства. Я же провёл прохилактику. Вот точно тебе говорю, это моя старая кляча им про госпиталь напела. И чтобы не пить месяц тоже она придумала. То ж мне, Кашпировский.
- Склифосовский, - поправил его Джагур. – Кашпировский это мошенник.
- Та хоть Склюхосохский… тоже мне выдумали – месяц не пить. Мы ведь живём то тут, только потому, что прохилактику проводим. Американцы, что бомбу сбросили, не рассчитали что все мы русские выпиваем. Вот и не берёт нас их зараза. А те, кто не пьёт, давно уж боты завернули.
- Да ладно тебе, - Джагур наклонился к старику и заговорщицки прошептал. – Как вернёшься, пошарься в сумке у «Гудковского» медведя. Там кое-что лежит.
- Лежит, как же…, - ответил Витёк. – Там вода.
- Да нет, Крест туда настоящую бутылку ложил, я сам вид… или ты что? Уже того…
- Так в первый же день как увидел. Для рекламы не обязательно такой продукт держать. Сходил на свалку, там таких много, налил воды и пока никто не видел…
Джагура разобрало веселье. А ведь тотализатор до сих пор работает.
- Ну и жук же ты сосед.
Тот кривясь от боли подмигнул. В это время в комнату вошла Маришка.
- Так, быстро грузим, машина пришла. И где эти двое? Если опять пьют я им лично удалю всё лишнее. Без наркоза.
Она скользнула по Джагуру равнодушным взглядом и тот подумал, что пожалуй правы те кто считает её немного не от мира сего. Люди у которых всё цело, которые не корчатся от боли свернувшись в три погибели и не лежат без сознания, особых интересов у Маришки не вызывают.
Джагур подхватил носилки со стариком, и вместе с омоновцем вынес его во двор, где уже стояла родная, серо-зелёная «таблетка». И Призрак сидел в кабине, нетерпеливо постукивая пальцем по дверце.
- Так значит говоришь минимум три тысячи? – Спросил он ещё раз, когда Джагур освободился.
В ответ сталкер пожал плечами.
- Может больше, может меньше. Как знать.
- Будем исходить из трёх. Да уж – дела, - и словно отвечая на свои мысли вслух произнёс. - Это батальон как минимум. Ну ладно поехали.
Выпустив облако сизого дыма «санитарка» развернулась и скрылась за домом.
- Закурить не будет?
Джагур повернулся в сторону просителя. Ещё один в стиле «а-ля я типа сталкер, возьмите меня в Зону». Стандартная штормовка, джинсы, свитер и местный колорит – спецобувь с металлическими вставками. Чернявый, высокий – выше даже чем Джагур. Портили впечатления очки, большие в роговой оправе. Сразу вспоминался Шурик с его «птичку жалко», потому серьёзно принимать парня было невозможно.
Джагур молча протянул ему раскрытую пачку. Тот неловко вытащил одну, прикурил и вдруг спросил:
- А ты типа на омоновцев работаешь?
- Пошёл нах… - Ответил Джагур направился в сторону автостоянки.
Через несколько секунд он услышал брошенное в след:
- Ну-ну.
Оглянулся и увидел как парень, зловеще усмехаясь, смотрит ему в спину и машет ладонью правой руки. Заметив что Джагур повернул голову сжал ладонь в кулак и хлопнул по локтевому сгибу другой рукой.
Да уж, явно не Шурик.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

+385 
 -11
Группировка: Тёмные
Ранг: Легенда
Должность: Пилот
Предупреждений: Одно
Зарегистрирован: 11/24/2009
Оффлайн

Глава 15
Прогревая мотор

Глава 15

Прогревая мотор Джагур исследовал панель «Букашки». Кто-то хотел её приспособить для спорта, наверное триала. В принципе ничего навороченного, если не считать сразу четырёх регуляторов давления шин – на каждое колесо отдельный. Кто был прежним хозяином этой машины теперь неизвестно, но то, что он любил её и холил, было заметно. Машина то не новая, как говорится «Пол-Китая на ней проездило», однако мотор запел с пол-оборота, все лампочки горели как надо, стрелка тахометра, на холостом ходу, лежала в пределах без отклонений. А когда Джагур включил проигрыватель, его настроение сразу улучшилось – прежний хозяин видимо был поклонником армейской песни, из динамиков, кстати, весьма качественных, полилась такая известная и берущая за душу «Синева».

До второй Юрги было не так уж и далеко, километров пять. Отъезжаешь от вокзала, ныряешь в трубу под железнодорожной веткой, выезжаешь, поворачиваешь направо и по трассе, до первого качественного, в смысле асфальтированного свёртка. До Прорыва туда ходил городской автобус, правда, не через трубу, а с другой стороны вокзала, там, где сейчас пепелище. Причём ходил достаточно часто, кажется раз в сорок минут, строго по расписанию. Сейчас же раз в день, какой-то частник ездил туда к электричке на старом, раздолбанном ЛиАЗе, ещё советской 677 серии, вот и всё транспортное обеспечение. И трасса в общем была уже почти заброшена – в Томск и из Томска водители предпочитали ездить по объездной, в обход придирчивых блокпостов окружавших Территорию Особого Контроля. Да и к чему было ради того, чтобы сократить расстояние на несколько километров бить свои авто о выбоины на асфальте, которые никто и не собирался ремонтировать. Но пока дорога была терпимой, Джагур даже подразогнался аж до 100 километров, под музыку «Каскада».
Вторая Юрга мало чем отличалась от Гыдюшника, разве что тут было значительно меньше тёмных личностей, а больше коренных жителей. И жизнь большинства из них не была связана с Зоной А. Одни работали на Крупкомбинате, другие также находили себе какие-то вполне мирные и законные занятия. Даже Призрак уже не имел здесь столь безграничной власти как в Гыдюшнике. Здесь был даже мэр и горсовет, хотя сам городок скорее напоминал большое село.
Адрес указанный в досье Джагур хорошо знал. Несколько панельных пятиэтажек постройки восьмидесятых. После гибели города стали считаться едва ли не элитным жильём, по крайней мере и мэр и другие «отцы города» жили в этом микрорайоне.
Оставив машину во дворе Джагур поднялся на третий этаж. Нужная квартира была угловой и закрывалась на обыкновенную, просто обитую дерматином дверь. Он нажал на звонок, но не услышал ни трели, ни музыки, ни какого либо ещё звука, указывающего на рабочее состояние. А когда он стукнул кулаком по двери, та неожиданно распахнулась внутрь.
- Плохая примета, - пробормотал он и громко спросил: - Есть кто дома?
Ответом была тишина. Тогда Джагур осторожно ступил в прихожую.
Ух ты. Хозяин дома был явным поклонником Страны Восходящего Солнца. Сразу с порога угадывался стиль – не китайский фэн-шуй, не корейская экзотика, а именно Япония. Причём предметы создававшие этот стиль были не покупными, не разве что лишь часть из них. Остальное было сделано собственными руками, что только придавало всему особый колорит.
Имея смутные представления о традициях Японии Джагур преступил в прихожей с ноги на ногу, затем пятка на носок скинул кроссовки и протопал дальше:
- Дико извиняюсь… Кто дома есть? – Повторил он.
Но в ответ опять тишина. Хозяин или куда-то вышел, или где-то прятался, что в принципе было неважно. В любом случае Джагур решил дождаться его появления, а пока занялся изучением обстановки.
Циновки, бумажные ширмы разделявшие комнату на отдельные зоны. Низкий столик, кажется для чаепития, хотя он мог путать. А вот то, с чурбаком в изголовье кажется традиционное японское ложе. Изготовлено из местных материалов, но всё же японское.
На стене висит… как же это называется? В общем нечто вроде доспехов средневекового самурая. Очень качественно и очень похоже на настоящие. Хотя скорее всего они и были настоящими. Даже не смотря на то, что самодельные.
Джагур перешёл к полочке с деревянными резными фигурками, название которых он точно знал – нэцкэ, наклонился чтобы их рассмотреть и в этот момент за его спиной раздался громкое клацанье. Его ни с чем не перепутаешь – такой звук издаёт заряжаемое оружие.
Он выпрямился, расставив в стороны руки и медленно повернулся. Первое что Джагур увидел – ствол SPAS-12. Очень серьёзная машинка, с такого расстояния вполне разорвёт его на тысячу маленьких джагуриков.
И почему в такие моменты его всегда на юмор тянет?
Сам владелец итальянского полицейского дробовика с брезгливым выражением на лице рассматривал незваного гостя. Он был молод, около двадцати пяти. Волосы несколько длинноваты, спадают на плечи нечесаными лохмами. И не смотря на возраст в проборе седая прядь – явно последствия сильного потрясения.
- Какого вы сюда лазите, ублюдки? – Спросил он неожиданно приятным голосом, который как бы скрадывал, вуалировал оскорбительные выражения. – Вам кладбища мало? Мародёры… падальщики…
Он хотел добавить ещё что-то, но не стал.
- Я может, что не так сделал? – Начал Джагур. – Или ты неправильно понял. Я Мишу ищу. Мне ему долг вернуть надо.
- Ага, конечно. Какой совестливый падальщик попался. Долго думал?
Говорил парень вполне спокойно, но при этом палец продолжал держать на курке и Джагура это сильно нервировало. Винтовка обладала плавным спуском и шансы приклеиться к стене, рядом с самурайскими доспехами был весьма велик.
- Ты ствол убери, - попросил он хозяина. – Что зашёл без приглашения – извини. Дверь была открыта.
- А против Вас, мародёры, хоть закрывай, хоть нет всё равно залезете. Объявление пока на двери не повесил: «Миши нет!» только что-то мне подсказывает, что всё это напрасно. И что он вам всем сделал, что вы сюда лезете?
- А что ещё кто-то его спрашивал?
Но парень молча продолжал держать посетителя на прицеле.
- Ты вот что, расслабься и оружие убери. У него есть препаршивийшая привычка стрелять в неподходящий момент, а потом уже ничего не исправить.
-Боишься?
- Боюсь, - признался Джагур.
- Правильно, а я вот нет. Чего мне боятся? Того что одной гнидой на земле меньше станет.
Но оружие опустил. Сложил приклад и держа винтовку наперевес полуприсел на тумбочку, кажется единственный предмет не имеющий отношения к общему интерьеру. На Джагура он смотрел настороженно, но теперь кроме брезгливости можно было уловить любопытство.
- Чего ты так взъелся? – Спросил Джагур и потянулся к карману.
Парень тут же вновь вскинул дробовик.
- Я закурю, - сказал Джагур, показывая открытые ладони. – Не возражаешь?
Он опустил оружие.
- Возражаю.
- Ладно, - покладисто согласился сталкер. – Проехали. Тебя вообще как зовут?
Имя он прочитал в досье, но лишние знания в присутствии вооруженного человека могли быть истолкованы неверно, с печальными для чересчур информированного посетителя последствиями.
- Тебе, не всё ли равно? – Спросил парень, но всё-таки ответил. – Зови Карданыч. Своего имени у меня уже давно нет.
- Карданыч? – Джагур немного удивился. О прозвище в досье ничего не было. - Водитель что ль?
- Ты не слишком много вопросов задаешь? Или ты решил, что раз живёшь здесь, то какой-то особенный? Так вот, знай, ты ещё хуже, чем остальные шакалы. Тем что? Их ничего с этим городом не связывает. А ты родился здесь и вырос, но вместо того, чтобы оставить в покое погибших – шаришься в их белье. На чужом горе бабки заколачиваешь?
- Мы разве знакомы?
- К моему великому счастью до сегодняшнего дня не были. Но это вовсе не значит, что я тебя не знаю. Падальщик.
Джагур скривился:
- Ты задолбал, этим падальщиком. Может другое слово найдёшь?
Карданыч хмыкнул:
- Что не нравится? Придётся терпеть. Или катись обратно, откуда пришёл. И вообще, какого лешего тебе здесь надо? Мишку ищешь? Не переживай, скоро встретишься. Он там, где все Вы падальщики будете. Рано или поздно.
- Не понял?
- А чего не понятно? Ушёл он в город, прошлой осенью. Там и остался, чего и тебе от всей души желаю. Ну? Узнал что надо? Теперь вали отсюда, мне ещё комнату проветривать. Падалью несёт.
О-па. Вот это да. Так вот почему Архангел не появился, как обычно в Большой Зоне. Его приревновала и сожрала Зона А.
Но стоп… Если «Кощеева Игла» была найдена в сентябре, уже в конце сезона…
- Может он просто к тебе не вернулся? – Спросил Джагур. – Ты его задолбал своей моралью, вот он и плюнул. Когда он ушёл в последний раз?
- В октябре. Жадный очень, вот и попёр. Я его предупреждал, только вы ж, твари, добычу почуете и прёте никого не слушая. Увидишь его там, передавай привет.
Джагур вспомнил самое начало разговора:
- А кто ещё им интересовался?
Парень скривился в насмешке:
- Клоун. Фээсбешник недоделанный. Бегал тут вчера, коркой липовой размахивал, грозил кого-то. Только от вас мародёров за версту падалью несёт. Послал я его подальше. И тебе пора туда же.
Ну что ж, аудиенция закончена. Нельзя сказать, что встреча была плодотворной – сплошное разочарование. Хотя с другой стороны парень подтвердил, что о «Кощеевой Игле» знает ещё кто-то. Клоун… Значит Легион как всегда произвёл впечатление - в том что это был именно он Джагур не сомневался. И напрасно парень насмешничает. Легион либо побоялся поднимать шум - вокруг соседи, или, что, скорее всего, просто понял, что Карданыч ничего не знает. Иначе не стоял бы он тут сейчас с винтовкой наперевес и кривой усмешкой на губах.
Легион любил театральщину, но вытягивать информацию из людей умел. Правда после этого они уже никому и ничего, как правило, не рассказывали.
Джагур преодолел в себе желание выложить парню всё это. Только в прихожей, наклонившись чтобы одеть кроссовки тихо сказал:
- Если к тебе ещё раз придёт этот, как ты выразился, клоун… короче беги и не оглядывайся. Потому как в мире падальщиков, он хищник и поверь, очень умелый в своём роде.
Карданыч фыркнул:
- Да пошли вы все. Смерть? Я давно уже умер.
- И как истинный самурай, встречу окончание земного пути с достоинством, - ввернул Джагур.
Карданыч поморщился:
- Если не знаешь говорить или нет - лучше молчи.
Но Джагур не стал молчать. Он ввернул точную фразу из Бусидо:
- Если не знаешь жить или умереть – лучше умри.
А потом добавил отсебятину:
- Только смерть она разная бывает. Есть быстрая и достойная, а есть мучительная и унизительная. Под разглагольствования… клоуна.
Наконец в глазах Карданыча что-то промелькнуло. Не страх, им и не пахло. Возможно просто интерес к собеседнику. Но произошло это лишь на мгновение, поскольку он тут же ответил:
- Это как раз лучше всего говорит о падальщиках. Рвёте друг друга – чёрт с вами, но ведь вы же шакалы ещё и других при этом терзаете. Не только физически, но и морально. И ради чего? Чтобы первому снять с трупа обручальное кольцо? Или обшарить карманы?
Джагур несколько секунд смотрел в глаза Карданычу, потом сказал:
- Ладно, желаю здравствовать. Если увижу твоего приятеля – похороню. Не гарантирую, правда, что перед этим его карманы не обшарю.
- А я и не сомневаюсь.
- Счастливый ты, раз не знаешь что такое Зов Зоны. Это сильнее тебя и никуда от этого не скроешься. Даже если ты вообще ничего не слышал о Зоне, рано или поздно дорога тебя всё равно к ней приведёт. А хабар… это не цель. Это – существование.
Последние слова Джагур говорил уже на лестничной площадке. Карданыч дослушал его до конца после чего молча закрыл дверь.
«Вот придурок – чего я так разошелся? - ругал себя Джагур спускаясь, - если дальше так пойдёт, я пожалуй скоро с Призраком советоваться буду когда бы мне лучше пойти».
А действительно когда? Сталкер вдруг со всей отчётливостью понял, что имел ввиду комендант когда говорил о батальоне. Он же хочет загнать в Зону Б батальон специального назначения…
Он и раненых для того в госпиталь повёз, чтобы его сообщение о грозящей миру опасности было подкреплено фактами. Из всех троих сёрьезно пострадал только Витёк, но не настолько, чтобы Маришка спасовала. Его вполне можно было бы оставить и здесь – дома действительно стены помогают.
А загнав батальон, да ещё по-тихому. Провезти его ночью через пепелище на технический пост. Там и раньше то никто кроме Витька не шарился, а теперь и подавно. Провезти и запустить в Зону Б. Спецназовцы рассыплются по полосе отчуждения, отстреливая собак и попутно…
Ну конечно, попутно и сталкеров, из тех, что решат открыть новый сезон. Спецназовцы не ОМОН – приехали и уехали. Стрелять будут не по детски. А когда слух об этом прокатится по Гыдюшнику…
Ох и хитрый же парень, наш комендант.
Джагур вырулил на дорогу и понёсся в сторону шоссе. Проигрыватель играл какую-то слезню про платье белое и девчонку что не дождалась. Тоже армейский жанр, но такие песни он не любил. И тронул кнопку следующей композиции.
После неизбежной паузы, пока лазер искал новый трек, в динамики полились аккорды.
- Черт возьми, моя любимая, - воскликнул Джагур в восторге.
Это была «Подводная лодка уходит в воду…». Первая песня которую он услышал из армейской серии. На Новосибирском призывном пункте, где проходил медкомиссию, когда шёл служить в армию. В большом зале, на рюкзаках сидела группа ребят, очевидно уже готовящихся к отправке к месту службы. И один из них, наголо стриженый, из-за чего казалось что у него и уши оттопыренные и шея тонкая, вот-вот переломится, бренчал на гитаре и пел эту самую песню.
Надо же, как мало оказывается нужно для счастья. Почти ровная дорога, накаченный перед этим стаканчик, из-за чего казалось, что трасса сама плывёт под колёса автомобиля, работающий без перебоев мотор и классная песня в оригинальном исполнении…
- Какого чёрта?
Последнее высказывание относилось к омоновцу. Тот неожиданно вышел из павильона на автобусной остановке и требовательно поднял руку вверх, приказывая остановиться. Из-за навеса выглядывал капот автомашины, стоящей поперёк к дороге – ну чисто гаишники в кустах. Только что черная маска с прорезями, натянутая на лицо и некоторая нереальность происходящего.
Так что же это такое? Призрак уехал и приказал на время усилить контроль? Вот ведь комендант, так его…
Джагур снизил скорость собираясь остановиться. И…
Если бы они сегодня не промелькнули перед ним как минимум дважды, он бы, скорее всего как законопослушный водитель прижался к обочине. Но они сразу бросились в глаза. А после этого сложились в единую картину и остальные детали сцены. Это и автомат, повешенный немного не правильно, из-за чего постоянно сползает с плеча, отсутствие бронежилета, за что Призрак шкуру спустит, машина, которой у здешних омоновцев отродясь не было. «Цементовоз» единственное исключение, остальное Родина Ильича, в разных модификациях. Если не учитывать ещё два БТР.
И Джагур, воткнув третью передачу, вжал педаль газа в пол, одновременно выворачивая руль. Двигатель взревел, омоновец испуганно отскочил на шоссе сдергивая автомат. А иномарка стоявшая за остановкой рванула вперёд перерезая дорогу. Но…
Джагур по небольшому отмостку объезжал остановку с обратной стороны. Колёса на секунду повисли над обочиной, а он уже выворачивал руль в обратную сторону, чтобы выскочить на трассу. Водитель машины, когда выскочил вперёд, освободил ему место для такого манёвра. А омоновец не мог стрелять в упор. Сначала «Букашка» скрылась за остановкой, а потом на линии огня оказался собственный автомобиль.
Вот так то. Не будешь одевать спецботинки с металлическими вставками.
Джагур перескочил с третьей на пятую и отключил передний мост. Стрелка спидометра поползла вверх, а из динамиков полилась песня:

Зачем нам жёны? Зачем нам дети?
Земные радости не для нас…

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.

Актуальные темы на сегодня
Зона всех нас сожрет. Всех! Рано пли поздно.
Наверх Вниз