Логин: * Пароль: * Регистрация Забыли пароль?
+616 
 -112
Группировка: Бандиты
Ранг: Мастер
Должность: 智障者
Зарегистрирован: 01/02/2014
Оффлайн

«Славные парни»

Славные парни — американский художественный фильм, криминальная драма режиссёра Мартина Скорсезе, премьера которого состоялась в 1990 году. Фильм основан на реальных событиях. В главной роли гангстера Генри Хилла задействован Рэй Лиотта. Экранизация романа Николаса Пиледжи.
Картина вышла в мировой прокат в один год с долгожданным продолжением серии фильмов о доне Корлеоне «Крёстный отец 3», однако именно «Славные парни» надолго установили планку значительных гангстерских лент. Огромный успех фильма возродил интерес к мафии на два десятилетия вперёд. По сей день «Славные парни» считаются одним из лучших фильмов Мартина Скорсезе, во многом благодаря множеству эталонных компонентов его режиссёрского стиля: монтажу Тельмы Шунмейкер, использованию популярной музыки, натуральной актёрской игре, и чрезмерно непристойному, но поэтическому языку, на котором разговаривают персонажи.
Лента стала обладательницей пяти наград премии BAFTA (включая лучший фильм), приза Московского международного кинофестиваля и премии «Оскар», которая была вручена Джо Пеши за лучшую мужскую роль второго плана. Помимо одной выигранной статуэтки, фильм номинировался ещё на пять, в том числе за лучший фильм года.

Goodfellas

Сюжет.

Молодой парень Генри Хилл с детства обожает гангстеров, и его единственная мечта — стать таким же, как они: ездить на быстрых машинах, носить дорогие костюмы и пользоваться всеобщим уважением, переходящим в почитание. Чтобы осуществить свою мечту, Генри начинает работать «мальчиком на побегушках» у одного из местных бандитов. Охота пуще неволи, Генри работает на совесть и медленно, но верно поднимается вверх по иерархической лестнице: раз за разом ему поручают всё более ответственные и привилегированные задания.

10 фактов о культовом фильме «Славные парни».

Не удивляйтесь, но прошло уже 29 лет с тех пор, как Мартин Скорсезе показал миру «Славных парней». С момента выхода этого фильма кинематограф уже никогда не был таким, как прежде. "Парни" повлияли на многих сценаристов и режиссеров, пытавшихся воссоздать эту неоспоримую "крутость" … с разной степенью успеха.
Оригинал же не сможет заменить ничто. «Славные парни» навсегда останутся золотым стандартом современного американского кинопроизводства. В сентябре 1990 года, когда фильм только вышел на экраны, Скорсезе уже заработал себе имя, но «Славные парни» заставили его снова греметь на весь мир.
В 1991 году картина заработала шесть номинаций на премию Американской киноакадемии, но получила лишь одну награду (что, согласитесь, маловато, учитывая влияние фильма на индустрию). "Оскар" достался лишь Джо Пеши - за роль второго плана. А вот «Лучшего режиссера» у Скорсезе "угнал" Кевин Костнер с фильмом «Танцующий с волками».
Итак, прошла целая четверть века после выхода этого кино, и вы возможно, видели его несколько раз. Но в каждом фильме есть секреты, и за каждым кадром кроется своя история:


1. Скорсезе хотел, чтобы «Славные парни» смотрелись как трейлер.
Сам режиссер говорил: «Нужно начать фильм с перестрелки и быстрее развивать сюжет, словно перед нами 2,5-часовой трейлер. Думаю, это единственный способ дать людям почувствовать тот возбужденный стиль жизни, и дать им понять, почему такая жизнь многим нравится».

2. «Славные парни» - это фильм-история.
Скорсезе смешивает множество жанров, от итальянского неореализма (используя непрофессиональных актеров) до французского new-wave (стоп-кадры и комментирование за кадром), чтобы создать неповторимый стиль своего шедевра. Сценарий, написанный Скорсезе и Пиледжи, отходит от традиционной структуры, начинаясь где-то в середине истории и постепенно подводя зрителей к ее началу. Не моргайте - некоторые сцены длятся всего секунду. Мартин был уверен, что коротенькие сцены стоят, чтобы снимать их. В "Славных парнях" просматриваются мельчайшие штрихи классики new-wave: от рассказа в начале фильма до последнего кадра, когда Джимми направляет дуло пистолета прямо в камеру. Скорсезе хотел, чтобы безрассудность стиля, в котором снят фильм, сама по себе отражала жизнь, которой он посвящен. «Если вы снимаете кино, вы говорите: "Мне не важно, что тут много рассказов. Много коротких сцен? - Что ж, очень плохо". Мы пытаемся показать истинно панковское отношение к жизни».
3. Съемка в Копакабана не была запланирована.
Одна из самых знаменитых съемок с сопровождающей камерой в истории кино - начинающаяся на улице и следующая за Генри Хиллом (Рэй Лиотта) и его новой подружкой Карен (Лоррен Бракко), пока они заходит в Копакабану со служебного входа - была полной импровизацией во время съемок. Съемочной группе не разрешили войти в клуб через парадную дверь, как планировалось, поэтому Скорсезе решил переиграть сцену. Команда отсняла ее всего лишь за восемь попыток. Поэтому камера идет следом за Карен, которая совершенно покорена «секретным входом», и за самим Генри, который чувствует себя в этом клубе рок-звездой. Однако режиссер объяснил, что «соблазнение» в этой сцене работает в две стороны: с одной стороны, Генри соблазняет Карен, а с другой - его стиль жизни соблазняет его самого.
4. Сцена «Смешно как?» случилась с Джо Пеши в реальной жизни и была сымпровизирована.
На репетициях Скорсезе позволял актерам в некоторых сценах делать то, что им заблагорассудится. Он делал копии и оставлял то, что нравилось ему больше всего. Во время репетиции Пеши спровоцировал всем известный теперь диалог, который однажды имел неосторожность поддержать с настоящим гангстером, ожидая столик в кафе в Куинсе. Скорсезе переписал диалог и вставил его в сценарий. Во время съемок он утаил наличие этого диалога от актеров, сидящих вокруг Пеши и Лиотты, чтобы их реакция была натуральной.
5. Аль Пачино почти снялся в этом фильме.
Пачино предложили роль Джимми Конвэя, однако актер отказался от нее из-за своей долгой истории съемок в гангстерских фильмах (Крестный отец - I и II части, - Лицо со шрамом, а затем и третья часть Крестного отца). Однако затем Аль Пачино согласился сниматься в качестве криминального босса Бин Бой Каприс в фильме «Дик Трейси», а затем - в роли гангстера Карлито Бриганте в «Пути Карлито». «Славные парни», «Крестный отец III» и «Дик Трейси» вышли в 1990-м году, и Пачино мог бы появиться в целых трех фильмах про гангстеров в один и тот же год. Впоследствии актер жалел, что отказал Мартину Скорсезе.
6. Непрофессиональные актеры запомнились публике так же, как и их коллеги-профессионалы.
В добавок к настоящим гангстерам в фильме и замечательным актерам, таким как Тони Лип (Френки Карбон), Энтони Пауэрс (Дважды Джимми), и фигурам из реальной жизни - Эду МакДональду (прообраз самого Генри Хилла), Робби Винтону (его отец Бобби) и легендарному комедианту Генри Янгмену, режиссер дал роли своим родителям, Чарльзу и Кэтрин Скорсезе, как и в фильме «Бешеный бык». Кэтрин играет мать Томми, которая в замечательной сцене перед похоронами Билли Баттса кормит своего «сына». А история, скрытая за картиной миссис Скорсезе (основаная на реальных событиях, между прочим), стоит того, чтобы ее пересмотреть.

7. Дизайн костюмов был очень строгим.
Скорсезе так сильно хотел полностью создать мир «Славных парней», что приложил свою руку ко всему, включая дизайн костюмов. Лиотта рассказывал, что режиссер даже самостоятельно завязывал ему галстук, чтобы добиться точности исполнения. У Де Ниро были часы и кольцо, подходящие к каждому его костюму. А Лоррейн Бракко настояла на том, чтобы драгоценности Карен были настоящими, поэтому на съемках всего присутствовала вооруженная охрана.

8. Продюсеры хотели, чтобы в фильме снялись Том Круз и Мадонна.
На ранних стадиях съемок «Славных парней» продюсеры из "Уорнер Бразерс" ничего не знали о предмете картины, и из-за этого все чуть не провалилось. Они предлагали взять Тома Круза и Мадонну на роли Генри и Карен Хилл. Никто не хотел отдавать роль совершенно неизвестному на тот момент Рэю Лиотта, и актеру пришлось лично убеждать продюсера Ирвина Уинклера в том, что на роль он отлично подойдет.
9. Роберт Де Ниро достиг абсолюта в своем методе вживания в роль.
Де Ниро, известный своим необычным методом вживания в роль - некоей «одержимостью» своим персонажем - хотел знать все про Джимми Берка, человека, который стал прототипом Джимми Конвэя. Актер зашел так далеко, что даже перенял то, как реальный Джимми клал кетчуп на бургер. Он по несколько раз в день звонил Генри Хиллу и задавал ему разные вопросы. Он хотел знать все - от того, как Джимми ходит, до того, как он курит сигареты.
10. Финальная сцена Скорсезе говорит сама за себя.
Последнее, что мы видим в фильме - это Джимми, стреляющий в камеру из пистолета. Таким образом Скорсезе воздал дань фильму «Великое ограбление поезда» (1903 год), одному из ранних примеров технически сложных фильмов, который заканчивается точно таким же кадром. Скорсезе хотел закончить «Славных парней» отсылкой к самому началу жанра. В одном из интервью он объяснил это так: «Что ж, это отсылка как раз к концу фильма «Великое ограбление поезда», так этот фильм и заканчивается. И вообще, сюжет «Славных парней» очень похож на сюжет «Великого ограбления поезда». Ничего не изменилось за 90 лет. История все та же. Перестрелки будут всегда. Он всегда должен оглядываться назад, у него просто должны быть глаза на спине, потому что однажды они его найдут».

Goodfellas

Ни одно сложное явление нельзя понять, глядя на него лишь с одной точки зрения. Война выглядит по-разному из кабинета генерала и из солдатского окопа, а декоратор видит кино не так, как продюсер. Относится это и к итальянской мафии. «Крестный отец» Фрэнсиса Форда Копполы был великой картиной, на десятилетия определивший отношение всего мира к «коза ностра». Однако он показывал мафию лишь с точки зрения ее боссов и не уделял почти никакого внимания «солдатам» и «сержантам» криминального мира. Поэтому Америке нужна была еще одна великая картина о мафии, и ее создание взял на себя другой великий итало-американский режиссер. В 1990 году Мартин Скорсезе выпустил блистательную криминальную сагу о мафиози средней руки, которая называлась «Славные парни».
«Крестный отец» Марио Пьюзо был вымыслом. Основанным на определенных фактах, известных автору как американскому итальянцу и как журналисту, но все же вымыслом. Исследователи до сих пор спорят о том, что из того, что в последующие годы можно было наблюдать в «коза ностра», было всегда, а что появилось лишь потому, что мафиози начали подражать героям «Крестного отца».
Для искусства это, разумеется, не имело значения. Великолепная криминальная драма остается великолепной криминальной драмой независимо от того, что в ней высосано из пальца. Но что для других стран было просто искусством, для Америки было еще и частью ее истории. Поэтому для американцев важно было, насколько «Крестный отец» был правдив, и им очень хотелось прочесть уже не вымышленную, а реальную, основанную на фактах и откровенных признаниях книгу о жизни мафии – не только как криминальной группировки, но и как закрытого этнического сообщества.
Понятно, много таких книг быть не могло. «Кодекс молчания» – вполне реальная, не вымышленная писателями и сценаристами вещь, и мафиози лишь изредка поют как канарейки и еще реже рассказывают журналистам правду, выставляющую их в неприглядном свете. Поэтому каждая существенная книга такого рода, которая все же появлялась, становилась в Штатах событием.
Стала событием и вышедшая в 1986 году книга Николаса Пиледжи «Умник» (слово wiseguy в США означает «мафиози»), основанная на беседах автора-репортера с бывшим нью-йоркским гангстером Генри Хиллом. Несмотря на сугубо английское имя, Хилл был сицилийцем по матери, и он еще подростком в Нью-Йорке 1950-х начал прислуживать мафиози – чистить ботинки, доставлять пиццу, вызывать такси. Парня влекла роскошная по меркам бедняков криминальная жизнь, а местным гангстерам нравился расторопный и понятливый мальчик, и, став постарше, Генри легко влился в ряды синдиката Луккезе, одной из знаменитых нью-йоркских мафиозных «семей».
По мафиозным меркам Хилл за последующие двадцать пять лет так и не стал «большой шишкой». Однако он проворачивал достаточно крупные дела, и когда в 1980 году его арестовали за перевозку наркотиков, у полиции и ФБР было достаточно на него материалов, чтобы засадить его за решетку на всю жизнь или даже применить «вышку». А поскольку Хилл в то время был уверен (небезосновательно), что подельники хотят его убить, так как не доверяют наркоману, то он согласился стать свидетелем против «корешей» и обменять предательство на свободу и программу защиты свидетелей.
Всего благодаря ему власти упрятали в тюрьму 50 мафиози, включая Пола Варио – влиятельного пожилого преступника, с благословения которого Хилла еще подростком приняли в «семью» Луккезе (Варио получил всего четыре года, так как ему инкриминировали лишь обман судебной системы – он помог Хиллу добыть справку о том, что у него есть легальная работа).
Как только стало известно, что Хилл готов рассказывать о своей криминальной жизни тем, кто готов так или иначе за это платить, издательство Simon & Schuster подписало с ним контракт на выпуск документальной книги о его жизни. Хилл не собирался этот контракт выполнять – его интересовал только аванс. Но когда журналист Николас Пиледжи (будущий муж сценаристки, постановщицы и журналистки Норы Эфрон) начал брать у него интервью для обширного журнального материала, Хилл разговорился. После многих лет молчания он был готов рассуждать на самые откровенные темы.
Когда в 1986 году книга Пиледжи вышла в свет, она произвела фурор и пробилась в рейтинги бестселлеров. Всем хотелось узнать, как живет «средний класс» мафиози и что приводит его в мафию. Кроме того, Хилл и Пиледжи были отличными рассказчиками, захватывающе повествующими даже о сравнительно скучных мелочах криминального существования.
Среди тех, кто с упоением прочел «Умника», был режиссер Мартин Скорсезе. Мафиози не были для него монстрами из параллельного измерения. Он вырос в Нью-Йорке, он еще подростком многое о них знал, и его третья полнометражная картина «Злые улицы», привлекшая внимание зрителей и критиков к игре Роберта Де Ниро, рассказывала о мелком уличном мафиози. Однако тема эта для него, как и для многих уважающих себя италоамериканцев, была болезненной, и он не хотел к ней возвращаться ради создания второсортной поделки. Поэтому Скорсезе годами искал материал для выдающегося мафиозного кино, не повторяющего «Крестного отца» или «Злые улицы». И в «Умнике» он этот материал нашел.
Скорсезе был в таком восторге от «Умника», что лично позвонил ее автору (обычно такие переговоры ведутся через агентов) и признался Пиледжи, что всю жизнь искал такую книгу. В ответ писатель сказал, что всю жизнь ждал звонка от такого выдающегося режиссера, как Скорсезе, в то время уже постановщика «Таксиста» и «Бешеного быка». Хотя тогда постановщику нечего было предложить Пиледжи, а порог автора уже обивали представители других режиссеров и студий, Пиледжи заключил со Скорсезе соглашение об экранизации. Он был готов ждать, пока режиссер не договорится с какой-нибудь студией о финансировании проекта.
Ждать пришлось два года, поскольку студия Universal в 1986 году заинтересовалась закрытым на студии Paramount скандальным проектом «Последнее искушение Христа», и Скорсезе не мог упустить шанс экранизировать книгу, которой увлекся еще в 1970-х. Работа над «Искушением» была завершена в 1988-м, и лишь после этого Скорсезе смог сосредоточиться на «Умнике», который в киноверсии получил название «Славные парни», поскольку в 1986 году Брайан де Пальма выпустил криминальную комедию «Умники» (в русском переводе – «Толковые ребята»).
Хотя Скорсезе всегда имел отношение к формированию сюжета и действия своих картин, «Славные парни» были первой со времен «Злых улиц» лентой, над которой он полноценно работал как соавтор сценария. Он так хотел донести до зрителей свое видение картины, что не подпустил к тексту «посторонних» – вместе с ним над сценарием корпел Пиледжи. Им понадобилось 12 черновых версий, прежде чем они наконец выстроили художественное повествование из документальных кирпичиков книги.
Почему черновиков было так много? Во-первых, потому что Пиледжи под руководством Скорсезе пришлось проходить ускоренный курс работы для кино. Во-вторых, потому что интересных кирпичиков в «Умнике» было так много, что нелегко было разобраться, какие из них достойны включения в «Парней».
Наконец, в-третьих, Скорсезе не просто выкладывал из кусочков повествование. Он хотел, чтобы фильм был разделен на несколько частей, каждая со своим стилем и настроением. Сперва ностальгическое, почти нежное кино о молодости героя. Затем драматичная и кровавая средняя часть, к которой, в частности, относится открывающая картину сцена с расправой над умирающим в багажнике бандитом (соавторы перенесли эту сцену в начало, чтобы как можно эффектнее открыть фильм). И, наконец, завершающие ленту нервные и дерганые фрагменты из жизни гангстера-наркомана, стремительно теряющего контроль над собой и своим мафиозным существованием. Понятно, безукоризненно нарисовать столь сложное полотно с первой попытки было нереально.
Хотя книга для экранизации была основательно переработана, Пиледжи и Скорсезе сохранили в фильме авторский голос Хилла, превратив его в закадровый текст. Они сочли, что было бы несправедливым лишать героя права высказываться как на духу, без страха, что его могут услышать подельники. Кроме того, некоторые из закадровых реплик Хилла были исключительно важны для понимания его образа мыслей – равно как и для понимания других людей, добровольно вступивших в мафию.
С самого начала работы над «Парнями» Скорсезе знал, что найдет в фильме роль для своего друга, частого сотрудника и блестящего актера Роберта Де Ниро. Главного героя, однако, он Де Ниро не отдал. Режиссер полагал, что для того, чтобы сделать Хилла привлекательным для зрителей персонажем, его нужно показать своего рода аутсайдером, который наслаждается «плюшками» криминальной жизни и с готовностью совершает преступления, но все же проливает кровь не с такой готовностью, как его подельники. Де Ниро же в роли Хилла смотрелся бы как гангстер из гангстеров. Недаром он играл молодого Вито Корлеоне в «Крестном отце 2». Кроме того, он уже был староват для ранних сцен с участием взрослого Хилла, в которых герою слегка за двадцать.
Хотя Де Ниро не играл в «Парнях» главную роль, он все же изображал ключевого персонажа, и этого Скорсезе оказалось достаточно, чтобы получить от студии Warner 25 миллионов долларов и не слишком переживать по поводу приглашения других суперзвезд, которые могли улучшить коммерческие шансы постановки. После выигранной битвы за Лиотту режиссер мог нанимать тех, кого сочтет нужным.
Третью ключевую роль картины Скорсезе отдал Джо Пеши, номинанту «Оскара» за «Бешеного быка», где актер также играл вместе с Де Ниро. Пеши, начинавший как эстрадный комик, специализировался на гиперэнергичных персонажах с взрывным темпераментом, а его персонаж Томми де Вито даже среди мафиози славился как бешеный беспредельщик.
В фильме Томми де Вито убивает Билли Бэттса, а в жизни Джо Пеши и исполнитель роли Бэттса Фрэнк Винсент были старыми друзьями. Они даже одно время выступали на эстраде как комик-дуэт «Винсент и Пеши». Если Лиотта – актер с итальянской фамилией и шотландскими корнями, то Винсент – исполнитель с английским именем и итальянскими корнями. Он еще в молодости отказался от отцовской фамилии Гаттузо и взял в качестве фамилии свое второе имя. Та же история была с его персонажем – Билли Бэттс при рождении получил имя Уильям Бентвена. Как и Пеши, Винсент ранее снимался у Скорсезе в «Бешеном быке».
Итальянские гангстерские истории – это почти всегда сугубо мужские повествования, которые, однако, непредставимы без жен и любовниц главных героев. Роль Карен Хилл, красавицы-жены Генри, Скорсезе отдал почти неизвестной Лоррейн Бракко, в прошлом модели французского дизайнера Жан-Поля Готье, а в будущем – звезде сериала «Клан Сопрано». Режиссеру очень понравилось, как Лиотта и Бракко смотрелись вместе. В отличие от ее героини, Бракко была италоамериканкой, а не еврейкой. Однако она выросла в еврейской части Бруклина, и она хорошо знала девушек вроде той, которую ей предстояло изобразить.
Наконец, мафиозного «авторитета» Пола Сисеро сыграл телевизионный актер Пол Сорвино из сериала «Закон и порядок», отец актрисы Миры Сорвино. В отличие от Скорсезе, он не видел в себе влиятельного гангстера и считал себя слишком мягким для такой роли. Сорвино поверил в свои силы, лишь когда после домашней репетиции он взглянул в зеркало и испугался собственного лица.
Также в фильме были заняты в то время начинающий актер Сэмюэл Л. Джексон, будущая звезда «Клана Сопрано» Майкл Империоли и Кэтрин Скорсезе, мать режиссера. Последняя изобразила мать персонажа Джо Пеши. Это было не первое появление синьоры Скорсезе в кадре. Она периодически играла эпизодические роли в фильмах сына со времен его студенческой короткометражки «Не только ты, Мюррей!» (1964).
Для Мартина Скорсезе фильм о нью-йоркской мафии, действие которого начиналось в 1950-х, был возвращением в детство. Один из его школьных друзей был сыном криминального босса, и если бы Мартин родился мордоворотом, а не хилым астматиком, то они с Хиллом вполне могли бы оказался подельниками или противниками. Поэтому Скорсезе представлял себе картину в мельчайших деталях задолго до того, как он начал ее снимать, и во время работы режиссер контролировал каждую мелочь. Он даже лично завязывал Лиотте галстук, потому что точно знал, каким должен быть узел!

⇓⇓ Поделитесь событием с друзьями! ⇓⇓
Stalker.Uz
Зарегин: 06/03/2009
На сайте

+616 
 -112
Группировка: Бандиты
Ранг: Мастер
Должность: 智障者
Зарегистрирован: 01/02/2014
Оффлайн

фильм

Минус поставили: Энакин Скайуокер,

Актуальные темы на сегодня
Вторая заповедь сталкера: либо справа, либо слева все должно быть чисто на сто шагов.
Наверх Вниз